Придворные евреи

   
   Деятельность придворных евреев в конце 17-го и в 18-м веке являлась одним из важнейших факторов для формирования современной экономики и государственного строительства в немецких государствах и других странах Европы. Постепенное осознание обществом творческих способностей еврейских торговцев и финансистов заложили основу для политического освобождения еврейского народа в конце восемнадцатого столетия в Европе.
Уже в конце 8-го века купец Исаак Аахен при дворе Карла Великого исполнял дипломатические миссии. Евреи, оказывающие услуги, королям, дворянам и церковным деятелям появились ещё в XI—XIV веке.   Примеры тех, кого будут позже называть придворными евреями, можно найти в среде ростовщиков, которым удавалось накопить достаточно капитала, чтобы заниматься финансированием королевских особ и знати. В основном такими людьми были состоятельные торговцы, которые обладали коммерческими способностями и умением выжить, несмотря на доносы своих завистливых соперников и ненависть со стороны царедворцев и церковников.
До XIII века финансовыми кредиторами правителей Европы были в основном, сообразно скромным потребностям того времени, монастыри. Позднее, когда происходило накопление денежных капиталов внутри стран и стала развиваться  внешняя торговля, роль кредиторов преимущественно взяли на себя евреи. При этом большинство сефардских евреев были активней в сферах морской и колониальной торговли, в то время как ашкеназы предоставили свои услуги императорам и князьям, склоняясь в сторону внутренней торговли.  Поскольку евреям запрещалось заниматься многими видами торговли, в средние века представители  еврейских общин Европы все больше занимались финансовыми делами, тем самым внося существенный вклад в развитие экономики. Только им разрешалось согласно как еврейским, так и христианским религиозным установкам занимать нишу ростовщиков - брать проценты по кредитам у христиан (но не у евреев). Религиозные ограничения у христиан на ростовщичество послужили тому, что прибыли, связанные с этим родом деятельности, были сравнительно высокими.
 В более поздний период средневековья, характерной тенденцией которого стало быстрое увеличение численности населения Европы, произошли резкие изменения в различных сферах жизни. В те времена вошло в практику привлечение евреев на придворную службу. К окончанию средневековья придворные евреи давали деньги в долг Европейским королевским и прочим знатным семьям или же занимались их финансами.
Уникальный институт «придворных евреев» особенно процветал со второй половины семнадцатого века. После окончания Тридцатилетней войны (1648) каждая из 240 территорий, образовывавших «Священную Римскую империю германской нации», пыталась консолидировать свою только что обретенную автономию в духе абсолютизма и представления о том, что благосостояние создаётся не производством, а развитием внешней торговли и накоплением денежных капиталов внутри страны. В то же время ориентация централизованного государства на экономическую независимость требовала осуществления программы расширения экономики, развития промышленности и торговли и для всего этого было необходимо увеличивать численность «полезных» подданных, включая и евреев. Возникновение в Европе централизованных абсолютистских  государств в шестнадцатом — восемнадцатом веках знаменовало переход от средневековой, феодальной эры к периоду новой и новейшей истории, при которой происходит концентрация политической, юридической и экономической власти в руках одного правителя, независимого от знати и церкви. Для успешного завершения процесса централизации власти ключевое значение имели два момента: правитель должен был располагать денежными средствами и послушным ему бюрократическим аппаратом, а само формирование централизованного государства способствовало развитию раннего капитализма.  В этот период абсолютистского государства услуги придворных евреев были затребованы королевскими семьями, и они стали там незаменимыми.
 Возникновение института придворных евреев, а таких привилегированных членов еврейских общин в Европе было несколько сотен, означало появление совершенно нового критерия для определения юридического статуса евреев в Европе: отныне этот статус в гораздо большей мере определялся степенью их  полезности, умением приносить выгоду, нежели религиозной принадлежностью.  Евреи, вопреки сдерживаемым феодальным путам и церковным традициям и  не связанные с аграрной экономикой из-за запретов, были вынуждены стать первопроходцами в области бизнеса и финансов.
О распространенности такого рода деятельности свидетельствуют многочисленные титулы для определения статуса этих людей, занимавшихся в первую очередь обслуживанием королевских дворов: «придворный еврей», «управляющий финансами двора», «придворный провизор», «придворный агент», «коммерческий советник".  К сожалению, их  привилегированный статус был исключением из правила, т.к. большинство их соплеменников оставались людьми, презираемыми и лишенными каких либо прав и привилегий. Евреи по прежнему оставались вовлеченными в мелкую торговлю и проживали в трущобах или гетто окрестностей городов Европы. Появление придворных евреев  показало, что если евреям будут гарантированы такие же возможности и право на чувство собственного достоинства, какими обладают местные народы, они докажут, что могут быть полезными и лояльными подданными.
В период  17-18 столетий произошел торговый переворот, связанный с тем, что экономика  Европы обогатилась значительными поставками золотых и серебряных слитков из стран Латинской Америки.  Для Европы этот капитал, реализованный затем в виде денег (монеты), способствовал развитию торговли и, соответственно,  повышению уровня жизни. Горожанам деньги были нужны для покупки еды и одежды,  крестьянам деньги давали возможность уладить проблемы с феодальными повинностями и свободным владением участками земли. Короли рассматривали деньги как товар, который  надо было накапливать,  для чего стало необходимым отправлять на экспорт больше промышленной и сельскохозяйственной продукции, чем импортировать. Деньги давали им  возможность нанять армию и чиновников. 
 К началу 18-го века христианская Европа пришла к пересмотру в совершенно новом свете роли евреев.  Монархи Западной Европы признавали полезность опыта евреев и их международные торговые связи, и начали использовать этот опыт для своей пользы. Поэтому этот этап укрепления абсолютной государственной власти монархий, совпал с распространением веротерпимости на небольшую группу евреев правителями Нидерландов, Англии и позднее Франции, Швеции, Пруссии и ряда других немецких государств.
Но наличие появившейся группы "избранных евреев" показало двойственность отношений к евреям многих европейских монархий. Прусский король Фридрих II был примером такого рода поведения. Он был одним из наиболее просвещенных монархов, который создал эффективное управление, используя евреев. Несмотря на это, в своем политическом завещании 1752 года он описал их как самую опасную из всех сект, "скупую, суеверную группу", которая стоит на пути общего прогресса человечества.  В Пруссии положение угнетаемого еврейского населения было унизительным. Как правило, евреи были ограничены в районах гетто, подвергались многим деспотическим и унижающим налогам, в частности, "охранному взносу" и "взносу за терпимость" (охранным взносом назывался ежегодный налог, взимавшийся с еврейской общины как целого; взносом за терпимость — пошлина за право на жительство). Большинство евреев были довольно бедны,  имели место ограничения на семейную жизнь (брак и перемещение  семьи были строго регламентированы), на  место жительства, строительство синагог и многое другое. Тем не менее, Фридрих оказался  способным устранить  свои предрассудки с тем, чтобы обеспечить эффективное использование евреев в механизме его государства. Он выделил отдельным предприимчивым евреям, способным внести свой вклад в обогащение прусского государства, особые привилегии, назначив их в качестве финансистов и посредников в своей экспортной торговле. В 1763 году Фридрих расширил льготы для избранных евреев, но потребовал взамен, чтобы они либо открывали фабрики, или "продвигали сбыт отечественной продукции за пределы страны". Поскольку аграрная Польша была источником сырья и естественным рынком  для прусских промышленных товаров, король использовал евреев Пруссии, давно знакомых с польским коммерческим миром, в качестве его главных посредников.
Политика Фридриха Великого была перенята многими монархами и князьями в начале современной эпохи.  К восемнадцатому столетию финансисты элитных наций оказались не в состоянии удовлетворить экономические потребности государств и растущего населения. Немногие евреи рискнули войти в эту среду бизнеса и   в конечном итоге стали довольно процветающими экспортерами и импортерами.
Обнаружив с удивлением богатство, представленное этими еврейскими купцами, герцоги и короли стали отменять многие из оставшихся ограничений в отношении еврейской деятельности.  Группа еврейских купцов, особенно благоприятствовавших развитию, получила такой же статус, как и христианские торговцы - права проживания вне гетто, освобождение от налогов, введенных специально для евреев, право участия в ведущих немецких ярмарках и воспитания своих детей в сравнительно приличной обстановке, возможность создавать ценные отрасли и торговые связи для их правителей. Постепенно они начали закупки товаров за границей (Нидерланды, Польша) и перепродажу их в странах проживания. Они заключали контракты на поставки серебра для государственных монетных дворов,  продавали наличные деньги и векселя в масштабе, который приближался по масштабам к банковской деятельности.
При этом, сохранилось большинство еврейских мелких торговцев.   Короли и герцоги ранней современной эпохи, постоянно занимающиеся захватническими войнами, нуждались в постоянных поставках продовольствия и боеприпасов из всех частей Европы, почти всегда эти поставки обеспечивали евреи. Только они были способны  мобилизовать еврейских мелких торговцев по всей Европе, чтобы выступать в качестве агентов по закупкам.   К XVIII столетию евреи в Европе, по прежнему, могли селиться только на территориях, где они получили на это специальное разрешение и не имели права на свободу передвижения. Многие страны были вообще закрыты для евреев. В большинстве государств существовал запрет на все профессии для евреев, кроме ограниченной торговли и ростовщичества. Евреи были лишены политической власти и потому не представляли угрозы для правителей. Для повышения эффективности торговли элита стала предоставлять их еврейским поставщикам право на жизнь при дворе и получение тех же привилегий, как и у христианских придворных, в некоторых случаях им мог быть даже пожалован дворянский титул, что способствовало повышению их авторитета и облегчало их деятельность.
 По причине своей полезности их привилегии отражались в соответствующих документах. В качестве примера можно назвать жалованную грамоту придворному еврею, раввину и покровителю ученых - Самсону Вертхеймеру (1658-1724)  из Вормса императором Священной Римской империи  Леопольдом Первым (1658-1705). В указанном документе не только перечисляются его привилегии, но также описываются многообразные поручения, выполнявшиеся им для короны  (финансовые, коммерческие и даже дипломатические), а также для  князей из территорий Римской Империи. И хотя Леопольд изгнал евреев из Вены в 1670 году, но испытывал доверие к придворным евреям, находившимся у него на службе. Самсон Вертхеймер был главным управляющим финансами Австрийского Императорского двора с 1703 года. Тогда же, уже после 17 лет успешной придворной службы Самсона, император продлил на двадцать лет его привилегии свободного религиозного вероисповедания, гражданства  и иммунитет от налогообложения. Леопольд I подарил Вертхеймеру свой портрет с последующими 1000 дукатами за его успехи как финансиста. В испанской войне Вертхеймер, объединившись с Сэмюэлем Опенгеймером,  предоставил деньги, необходимые для оснащения императорской армии. При императоре Иосифе I Вертхеймер сохранил свою позицию в качестве финансиста и кредитора государства. Во время турецкой войны Вертхеймер предоставил большие кредиты правительству. Он был главным раввином Священной Римской Империи, его называли "еврейским королем".  Десять имперских солдат стояли часовыми перед его домом. Чужим евреям не разрешали оставаться на ночь в Вене без его письменного согласия. Он обладал многими из дворцов и садов в Вене, а также многочисленными поместьями и домами в Германии, например, во Франкфурте-на-Майне, Вормсе и других городах. Он создал школы и распространял большие суммы денег в Европе и на Святой Земле.
Еврейские банкиры были предприимчивыми людьми. Самуэль Оппенгеймер например, служил в качестве подрядчика для курфюрста Карла Людвига Пфальца, и эти отношения открыли для него много других королевских дверей. В конце семнадцатого века император Леопольд I из Австрии, фанатичный католик, был вынужден обратиться к Опенгеймеру за помощью; он был единственным человеком, который мог бы обеспечить Габсбургскую армию пищей, кормами и боеприпасами.    Агенты Оппенгеймера, его широко распространенные  деловые друзья и родственники предоставили ему необходимые материалы. Кроме того, поставки были переданы Леопольду в кредит, в то время как сам Оппенгеймер заимствовал их от его коллег, еврейских распространителей. Когда Оппенгеймер умер в 1703 году, Габсбурги обратились к другим еврейским финансистам.
Еврейские купцы, поставщики и банкиры имели связи с Нидерландами, банковским центром Европы, через своих сефардских братьев; их международные контакты во всех торговых центрах Европы опирались на многолетний опыт в работе с драгоценными металлами и валютой континента. Они предоставляли правителям и знати капитал и товары, золото и драгоценные металлы, предметы роскоши, чеканили монеты; снабжали армию оружием, боеприпасами, продовольствием и лошадьми.  Большинство немецких князей имели собственных придворных евреев.
Один из самых преуспевающих придворных банкиров был Иосиф Зюсс-Оппенгеймер (1698–1738), племянник финансиста Самуэля Оппенгеймера.  После того, как он стал поставщиком, коллекционером драгоценных камней и придворным евреем  князя Карла Александра, герцога Вюртемберга, Зюсс использовал свои возможности с такой сообразительностью, что он получил практически полный контроль финансового управления герцогства. Он был  богат, считался важным придворным и имел великолепные дома в Мангейме, Франкфурте и Штутгарте. Он  поддерживал борьбу этого герцога за создание могущественного территориального государства.  Будучи  тайным советником новой политики герцога, с помощью которого помещики и купцы теряли свои старые привилегии, он стал  мишенью для ненависти населения. Смерть Карла Александра превратила его в обвиняемого в распутной жизни герцога, его непопулярной политике, мошенничестве,  растрате и в государственной измене. Он был предан суду, приговорен к смертной казни на виселице и казнён. О его трагической судьбе имеются посвященные ему книги Сельмы Штерн и Лиона Фейхтвангера.
Следует помнить, что придворные евреи, были лишь горсткой людей, примечательных тем, что они получили освобождение от мрачного мира гетто. Но, не редкими были случаи для элиты, герцогов, епископов отказаться от возврата своих долгов, оставив своих еврейских кредиторов без гроша в кармане. 
Ввиду привилегий, которое характеризовали многих из них, можно было ожидать разрыва связей со своими менее привилегированными единоверцами.  Однако, большинство из этих придворных евреев оставались удивительно лояльными и оказывали всевозможную поддержку своим соплеменникам. Как следствие их возвышенного положения они были ходатаями (штадланами), через которых правителям предоставлялись еврейские петиции. Например, благодаря  штадланам, города Дрезден, Лейпциг, Кассель, Брауншвейг и Бреслау (ныне Вроцлав) были открыты для еврейского поселения. Большинство еврейских общин дорого заплатили за эту отеческую заботу, влияние еврейских банкиров и распространителей привело к контролю над еврейской жизнью в гетто. Этому состоянию еврейской зависимости от нескольких богатых евреев суждено было пережить долго после того, как произошло политическое освобождение евреев. Но в эпоху гетто и еврейских бедняков, богатые штадланы были единственным доступным путем выживания и обеспечения безопасности и экономических возможностей в местах компактного проживания евреев.
Что касается судьбы еврейских общин, то постепенное и избирательное освобождение евреев имело полезные последствия для государства, из-за того, что  правители не могли целиком полагаться на христианских предпринимателей, сосредоточенных на своих частных коммерческих интересах.
Это желание открыть финансовые возможности еврейского сообщества для государственных нужд были осознаны поздними буржуазными администрациями и явились важным фактором в повышении статуса жизни евреев путем создания общества с равными политическими, экономическими и правовыми возможностями всех его членов.
У еврейских придворных  агентов возникла новая экономическая, политическая и культурная свобода действий для себя, их семей и общины. Им разрешалось оставаться там, где император держал свой двор, и жить на любых территориях Священной Римской империи, даже в тех местах, куда евреев вообще не пускали. Где бы они ни селились, они могли покупать жилье, жить в соответствии со своей религией и традициями. Они могли продавать свои товары оптом и в розницу, и не могли облагаться налогами выше, чем христиане. Иногда евреям поручалась задача по сбору налогов с населения. По этой причине между иудеями и христианами возникла долгая вражда, которая имела серьёзные последствия для евреев Европы. Их присутствие проявлялось также в образовании ядра новой еврейской общины, и их многочисленные контакты также были использованы в критических ситуациях для их еврейских сообществ. Свержение любого их них могло сказаться на целом сообществе. Несмотря на их влияние, безопасность придворных евреев зависела от милости правителей. Население было враждебно к ним, так как они принимали непопулярные меры по поручению правителей.
Все придворные евреи империи были задействованы до начала 19 - го столетия. В 19-м столетии эта деятельность продолжалась банкирами, в значительной степени это были потомки придворных евреев. Финансисты Самуил Блейхредер, Майер Амшель Ротшильд, и Арон Элиас Зелигман в конце XVIII века успешно перенесли свои дела из отдельных дворов монархов в такие финансовые организации, которые  в конечном итоге переросли в полноценные банки. Тем самым, они обезопасили свою предпринимательскую деятельность, ведь банки в основном оперируют капиталами многих состоятельных людей, независимо от национальной принадлежности.
В 1906 году в "Еврейской энциклопедии" на английском языке была впервые представлена обобщающая статья о придворных евреях.
Антисемитская нацистская пропаганда пыталась продемонстрировать вред, нанесенный придворными  евреями. Наиболее известным примером этого являлся фильм "Еврей Зюсс", основанный на отрицании традиционных источников, указывающих, что Зюсс Оппенгеймер был просто козлом отпущения, который должен был искупить грехи герцога. Нацистское пропагандистское издание "Дер Штюрмер" также внесло  значительную лепту в создание негативного образа придворных евреев.
В 1950 году в Нью-Йорке была опубликована книга Сельмы Штерн "Придворные евреи в эпоху абсолютизма", положившая начало большой дискуссии, связанной с оценкой роли придворных евреев всего через несколько лет после окончания Второй мировой войны. В книге Штерн указала на необходимость пересмотра прошлого после того, как  "в отличие от евреев прошлых веков мы стали свидетелями нацизма и убийства нашего народа". Книга была  первой монографией, которая дала обзор истории еврейской бизнес-элиты в социальной, экономической, политической и интеллектуальной истории в 17-м и 18-м веках. Материал книги основывался на найденных Штерн  в архивах Германии в 1920-1938 годах документах, прежде чем допуск к архивам был  запрещен. В книге Штерн дана групповая характеристика придворных евреев, таких как Самуэль Оппенгеймер, Элиас Гумпертц, Зюсс Оппенгеймер и других. Описаны различные области деятельности придворных евреев (поставщиков денег, снабженцев армий, коммерческих агентов и дипломатов), и их роль в еврейском сообществе, как штадланов - ходатаев, защищавших интересы еврейской общины и отдельных ее членов перед властями. Штерн с большим трудом вывезла собранные ею материалы из нацистской Германии в Америку, где закончила работу над своей рукописью, изданной вначале в США на английском, а затем в Германии на немецком языке.


Рецензии
о придворных евреях конечно любопытно, но еще интереснее о так называемом принудительном банкротстве ... не трудно написать?

Александр Рифеев 3   01.09.2016 14:51     Заявить о нарушении