Курортная история

Рассказ опубликован в журнале "Испанский переплет"(Испания) № 11 за 2016 год



В приоткрытом окне – пронизанная лучами играющего солнца - трепетала синь моря. Под порывами свежего ветерка тяжелая ткань столь же синих бархатных штор вздувалась пузырями и недовольно приподнималась. Завтрак еще не начался, и только за крайним столом сидели двое. Стильно одетый коренастый мужчина с крупными, но мягкими чертами лица – и театральной внешности дама, лет под шестьдесят, полная, и, как говорится, со следами былой красоты.

Беседовать им явно было не о чем, так что стороннему наблюдателю оставалось предположить, что это «новенькие», только что прибывшие на курорт отдыхающие. И верно – вот уже к столу не спеша приближается администратор в белом халате и с ней молодая женщина,  с  милыми ямочками на щеках и кокетливо вздернутым носиком. Она была из тех, которые,  где бы ни появлялись, неизменно притягивают мужские взгляды. При этом женщина смотрела просто и непринужденно.

— Вот Ваше место в столовой, — грудным голосом пропела администраторша и добавила. — Мы всегда новеньких комплектуем вместе. Люди склонны к постоянству, даже к соседям за столом.

Все улыбнулись, мужчина снисходительно, дама - понимающе, «премиленькая» - с некоторой растерянностью.

— У меня за столом будет номер четыре? — уточнила новая соседка, привычным жестом поправляя причёску.
— Все верно,— степенно заверила администраторша и с чувством исполненного долга удалилась.

Новенькая, изящно подогнув юбку, села, непринужденно положив голые локти на стол. Она чуть нагнула голову, обнажив на шее светлый пушок, заигравший в лучах солнца, и бросила напряженный взгляд на мужчину.

Вновь неловкая тишина повисла над столом. Все трое невольно избегали взглядов друг друга и делали вид, что рассматривают столовую. Интерьер был выдержан в светлых тонах, столы накрыты выглаженными клетчатыми скатертями, на каждой столешнице – вазочка с искусственными цветами.

Наконец дама, стараясь быть непринуждённой, сказала:
— Давайте знакомиться. Светлана Георгиевна. Можно просто Света.
— Наталья, — представилась молодая.
— Антон,— смущенно буркнул мужчина.

— Уже дело, — продолжила Светлана, — Я психолог. И, возможно, кое-что могу сказать о вас. Вы, Антон,- бывший военный.
Антон растерянно заморгал и пожал плечами, но тут же улыбнулся и бросил беспокойный взгляд на Наталью. Сквозь тонкую лиловую ткань ее блузки проступали очертания бюстгальтера.

— Разгадка проста. У вас выправка военного. Почему «бывший»? Брюшко, знаете ли, выдает  новую нестроевую офицерскую жизнь. Отель дорогой, не всякому офицеру по карману. Да и офицерам редко дают отпуск летом. А на новом месте работы вы хорошо получаете. Хотя могу и ошибаться.
— Все так. Попали в точку, — Антон заметно оживился. 
— Мало того,— успех подзадорил Светлану, — Вы порядочный. Еще не встречала приехавшего на курорт мужчину, предусмотрительно не снявшего с руки обручальное кольцо. На отдыхе все мужчины холостые, и у каждого в голове, как муха, назойливая мысль, что маленькая интрижка в отпуске не помешает. Некоторые уверены, что это пойдет только на пользу семейной жизни и обострит супружеские чувства.
— Да, я женат, — смутился Антон и посмотрел на Наталью, которая тут же тактично опустила глаза.

— Теперь я попробую применить метод дедукции, — воодушевленно заявил Антон. — Итак, Светлана, вы разведены. Психология все-таки для вас хобби. Но ваша дочь успешна и прилично зарабатывает.

Теперь Светлана с нескрываемым удивлением смотрела на Антона.

Тот, торжествующе улыбаясь, ответил на её немой вопрос.
— У вас нет обручального кольца. А женщины в отличие от мужчин даже на курорте его не снимают. Не то чтобы они порядочней мужчин, просто это придает им уверенность, как бы защищая от назойливых. И еще, у вас взгляд незамужней женщины... оценивающий, изучающий. Теперь объясню, почему психология для вас только хобби. К сожалению, пока эта профессия не настолько востребована обществом, как на западе, и не может служить источником существования. Вместе с тем вы в дорогом отеле, разведены, значит, дочь в состоянии сделать маме дорогой подарок.
— А почему дочь, а не сын? — с удивлением, но явно польщенная, спросила Светлана.
— У вас изысканные сережки, не просто дорогие, но в современном оформлении и в молодежном стиле. Вряд ли такой выбор мог сделать мужчина. Соответственно их могла подарить именно дочь, которая, как женщина и притом молодая, следит за модой и знает в этом толк.
— Угадали! — засмеялась Светлана — Но могли и не угадать.
— Мог, — согласился Антон. — Но угадал!

Затем, окинув обеих женщин длинным загадочным взглядом, азартно заявил:
— Наталья, попробую и вас «расшифровать».
Та покраснела и испуганно скосила глаза на соседку.
Но Антона было уже не остановить. Сузив глаза, он медленно начал говорить:
— Вы замужем. Работаете учителем в средней школе. Преподаете математику.
Наталья вздрогнула и, так же прищурив глаза, выпалила:
— Может, вы мне скажете, кто у меня муж?
Антон от растерянности приоткрыл рот. Однако ему на помощь пришла Светлана, бросив укоризненный взгляд на соседку, она с неподдельным интересом спросила:
— А почему вы определили ее в учителя и в математики?
— У Натальи математический склад ума. Она сразу уточнила номер места. А «учитель» – у нее на лбу написано, — уверенно отчеканил Антон.
— Ну, по лицу учителя не определить. Хорошо, допустим, она учитель, но на ее зарплату даже угла в этом отеле не снять, — начала наседать Светлана, но, спохватившись, повернулась к соседке — Кстати, он прав?
Наталья кивнула.
Добивая спорщицу, Антон выпалил:
— Путевку замужней женщине не обязательно самой покупать, это может сделать преданный муж.
— Ну да, — стушевалась Наталья, — Преданности у него не отнять, он как-то в мороз целый час прождал меня у театра, а я не пришла. Он даже уши отморозил.
— Мы женщины такие, — почему-то гордо заявила Светлана и развела руками.

Между тем столовая наполнялась шумом и возгласами отдыхающих.

— После завтрака сразу на пляж, — жизнерадостно пропела Светлана и добавила. — А вечером предлагаю взять билеты на экскурсию по вечернему городу. Время даром нельзя терять.

Соседи кивнули и, не сговариваясь, посмотрели на уходящую к горизонту, играющую в лучах мандаринового солнца синюю живую равнину в легких барашках волн.  Все светилось величественностью и покоем.

После завтрака Антон, с удовольствием  закуривая  сигарету, вышел на балкон и заморгал от играющих бликами солнца распростертых перед ним волн моря. Внизу уже раздавались оживленные голоса, пестрели халаты и полотенца отдыхающих.
—И мне пора,— подумал с наслаждением он и стал собираться на пляж.

— Купите на память о Сочи!
Громкий голос у входа на пляж заставил его вздрогнуть. Дородная женщина, с крупным лицом, в несуразном платье, продолжала вещать. Перед ней на столе сверкала в беспорядке груда перещупанных отдыхающими брелков, значков, цепочек. Он безразличным взглядом обвел это нагромождение вещей и поспешил к морю.

И вот Антон, утопая по щиколотку в рыхлом песке, оказался на пляже. Среди раскинутых белых, красных и коричневых от загара тел не сразу, но нашел себе местечко. Установив шезлонг и, отложив в сторону библиотечную книжку, углубился в чтение местной газеты, временами бросая заинтересованные взгляды по сторонам. Вот появилась и Наталья, в коротком платьице в синий горошек. С улыбкой посмотрела на море и непринужденно сбросила с себя одеяние. Платье, оказавшись на краешке шезлонга, медленно сползло и без стеснения упало на песок. Пока взгляд Антона следил за движениями платья, спина и ноги ее обладательницы уже погрузились в синеву моря.

 Рядом слышалось женское воркование:
 — Я так мужа люблю, но не изменять ему не могу. Они же, мужчины, все такие липучие, как им откажешь?

Антон  повернул голову и бросил осторожный взгляд. Молодая миловидная особа, кокетливо щурясь в лучах солнца, виновато улыбалась своей соседке. На загорелом лице обнаженные зубы отливали неестественной белизной. Поодаль мальчик в красных трусиках деловито брал в ладони горсть песка и струйкой спускал себе на живот. Хмыкнув про себя, Антон продолжил чтение объявлений, сообщающих о  продаже   двухэтажного дома прямо у берега моря, гастролях Льва Лещенко, изменении маршрута тринадцатого автобуса, пока его не отвлек громкий голос.

— Уже и в киоск, и в библиотеку успели заглянуть? — Светлана в съезжающей с головы панаме смотрела на Антона, игриво прищурив глаза.
 — А вы и штамп отеля на страничке книги разглядели? Браво! — с притворной лестью воскликнул мужчина.
Явно довольная произведенным эффектом, женщина сверкнула улыбкой и заговорщески прошептала:
 — А пока вы тут читаете, Наталья зря времени не теряет!

Действительно, стоя по щиколотку в воде, двое атлетически сложенных мужчин,  ворковали с Натальей, а она осторожно улыбалась  в ответ. Полуоткрытые губы обнажали ямочки на зардевшихся щеках и, конфузясь, произнесли: "Я замужем". Рядом две  красные спины, держась за руки и осторожно переступая ногами, как цапли, заходили в воду. Ойкание, всплеск, и уже две головы  уплывали в синь моря.

По лицу Антона пробежала тень. Он хотел  что-то сказать, но передумал, и угрюмо углубился в чтение.  Вдруг на странице проступило пятно, затем другое, третье... Он посмотрел вверх. "Слепой дождь",— мелькнула мысль. Мужчина, закрыв глаза, поднял лицо к небу. Усиливаясь, дождь  уверенно забарабанил по пластмассовой поверхности шезлонга. Дуновение ветра покрыло тело пупырышками прохлады. Отдыхающие стали покидать пляж.

 В это  время  Наталья, приняв в номере душ,  блаженно легла на кровать. На тумбочке сгрудились флаконы с лосьонами, тюбики с кремами и гелями. Она покрутила в руках крем для загара и, окруженная доносившимся с балкона шумом моря и трелями цикад, уснула.

А Антон, вернувшись с пляжа,  снова оказался в библиотеке и, взяв парочку книг, удобно расположился с ними на балконе. Зачитавшись, он чуть не опоздал на экскурсию и, спохватившись, стремительно сбежал по лестнице.

 В холле было несколько человек. Появилась горничная  в синем халате и тут же  исчезла в  одном из коридоров. Створки  дверей распахнулись, выпустив его на улицу. Рядом у входа, за плетеным столиком, горделиво склонив голову,  оживленно говорил по мобильному телефону старичок:
— Как отдыхаю? Завтракаем, идем на пляж минут на двадцать. Читаю книги. Здесь неплохая библиотека, есть что почитать. Газеты в руки даже не беру. Гуляем. Тут прекрасные пейзажи, а воздух просто целебный! Потом отдыхаем. Глядишь и обед. Затем полуденный сон. Просыпаемся к полднику. Отдыхаем. Читаем. Тут и ужин. Дальше на полчаса на пляж. А вечером снова гуляем от души. Иногда позволяем себе бильярд. Еще могу шарик в лунку загнать! Это меня радует.
Тут к нему подошла старушка, заботливо поправила на нем сползающий плед.
— Кирюша, сегодня прохладный ветерок, с севера.

Пока Антон наблюдал за ними, Наталья поднялась в экскурсионный автобус, увидела Светлану. Она оживленно разговаривала с рядом сидящей женщиной.
— В общительности ей не откажешь, — подумала Наталья и села на свободное место.

Автобус уже был почти заполнен, когда появился Антон. Он огляделся, увидел Наталью, рядом с которой было свободное место, и … пока он переминался с ноги на ногу, место рядом с Натальей заняла дородная тётка в белой панаме. Наталья виновато улыбнулась. Светлана иронически рассмеялась. А ему ничего не осталось, как пройти  в самый конец салона, где располагалась семейная пара с тремя детьми. Автобус тронулся.

Все курортные города схожи соленым ветром, запахом моря, никуда не спешащими, вальяжными отдыхающими. Автобус шёл так же медленно, величаво. Мимо за окнами проплывали рестораны, кафе, закусочные, хинкальные, шашлычные, из которых вываливались сытые посетители. Вкусные запахи проникали в автобус через окна. Акации и пальмы, вытянувшись в шеренгу, приветливо смотрели на отдыхающих. Убегающий день сменился приятной прохладой вечера. И уже проплывающие увеселительные заведения засветились переливами и сиянием вывесок, соединяясь в манящем карнавале.  А рядом притихли, осторожно мерцая из-под занавесок, жилые дома.
— Все имеет свой закат, и только ночь заканчивается рассветом, —  философически заметил кто-то из пассажиров.

На завтраке Светлана сразу упрекнула:
— Антон, что же вы вчера растерялись и не подсели к Наталье? Это было даже не по-джентльменски.
— Да как-то не сориентировался, — буркнул он.
Наталья медленно размешивала кашу в тарелке, рисуя ложкой круги. Затем, пожав плечом, легко и естественно изогнулась и, отставив тарелку, сказала:
—А вот мой муж отбил меня у трех ухажеров. Я тогда ходила на танцы кому за тридцать. А он принес большой букет роз и пригласил меня при всех на танец. И меня этим покорил!

Светлана многозначительно посмотрела на нее.

— Могу поспорить, — говорила Светлана на пляже новой знакомой, глядя на мощные гребки еле различимого в воде Антона. — Мои соседи закрутят любовный роман.
— И правильно, — поддержала ее собеседница.
— Что же тут правильного, если она замужем и он женат?
Дамочка сначала поперхнулась, но затем наставительно отчеканила:
— На то и курорт! Я бы сама с удовольствием сейчас закрутила интрижку! Хотя курортный роман – краток, как афоризм!
Обе засмеялись.

—На курорте отлично,—  томным голосом прошептала Светлана.
      — Все бы хорошо, если бы не круглые сутки слушать грохот поездов, кажется, будто сам отель куда-то едет.
 — Железная дорога рядом с гостиницей — это не дело, —  донесся ответ.

А перед ними расстилалось зелено-голубое море. Иногда легкий ветерок,  взъерошивал, как против шерсти, барашки волн, набегающих на берег и растворяющихся в песке. И казалось, нет ничего в мире прекрасней, чем  море и  пляж.

Между тем день шел за днем, а Светлана, к своему удивлению, не наблюдала романа своих соседей. Если бы это произошло, она по взглядам и поведению все бы уловила.
До окончания срока путевки осталось два дня. И тогда она решилась.
— Так,— твердо сказала она за столом, облизывая испачканный повидлом от булочки палец, и продолжила.— Завтра будет экскурсия в горы с кавказскими народными танцами. Это пропустить нельзя!
Затем, посмотрев на часы, махнула рукой и  взяла вторую булочку.

Что может быть зажигательней кавказского танца? Молодой танцор в национальном костюме увлек всех. Подобно орлу, поднявшись на носки и горделиво раскинув руки-крылья, он плавно описывал круги, словно собираясь взлететь. Потом, неожиданно остановившись около Натальи, закружился, то припадая на колено, то вскакивая вновь. Смутившись, а затем, встрепенувшись, Наталья смело вышла на танцплощадку и, плавно разводя руками, засеменила перед пригласившим её джигитом. Танцор, согнув одну руку у груди, а другую, отведя в сторону, стал сопровождать ее по кругу. Гордость и задор сквозили в их движениях, и пьянящий аромат танца пленил всех присутствующих.

Неожиданно Антон неловко вскочил с места и тоже ворвался в танец, ревниво оттесняя танцора. Тот с пониманием уступил ему место. Танец закончился под бурные аплодисменты.

Светлана довольно улыбалась, переводила взгляд с Антона на Наталью.
 «Сегодня ночью все случится», — говорили ее глаза, и резко наступило знакомое томление, будто  это должно было произойти с ней.

Вот объявлен медленный танец, но  Антон безучастно молчал, сверлил  взглядом  лысину сидящего напротив мужчины. Светлана подскочила и, толкнув  в бок, наставительно зашептала.
— Быстрее приглашайте ее на танец, что вы медлите?
— Все прошло,— прошептали губы Антона.
Женщина, посмотрев растерянно и тревожно, отошла в недоумении. На ее вялом, напудренном лице  повисло обиженное выражение.

В аэропорту было шумно, люди сновали, сдавали багаж, вытянувшись лентой перед стойками регистрации. Пассажиров встречали, провожали, и лишь трое в этой суматохе стояли молча, глядя друг на друга.
— Объявили мой рейс, — грустно сказала Светлана и, простившись с Натальей и Антоном, пошла на посадку. — Век живи, век учись. Вот пример любви к своим вторым половинкам, — думала женщина.

— Поехали домой, — нерешительно сказала Наталья, заглядывая в глаза Антону, и закончила. — Я давно там не была. Больше года.
— Один год, два месяца и девять дней.
— Ты считал? 
— Ты ушла от меня двадцатого апреля. Тогда лил сильный дождь, и я два часа простоял на улице, посередине двора, и не чувствовал себя промокшим. Так бы еще долго стоял, если бы случайный прохожий не сказал: "Все проходит. И это пройдет". Не прошло.
—Понимаешь, ты тогда поставил меня словно на полку к коллекции своих картонных корабликов и забыл. А с женщиной так нельзя!
— Я это понял.
— Когда мне принесли путевку, я сразу поняла, что это ты. В первый день была, как в тумане. На второй была взвинчена до предела, все из рук валилось. На третий решила, что поеду. Хотя меня летом могли и не отпустить, могло быть такое?
— А если бы не отпустили? — эхом прозвучал вопрос.
— Я все продумала, нашла аргументы. Все равно бы добилась своего. Ты мне веришь?
— У меня нет выбора, я же тебя люблю до сих пор.
— Я тоже.


Рецензии
Хороший добрый рассказ.
Спасибо!
Творческих успехов!

Лариса Потапова   21.08.2017 00:44     Заявить о нарушении
Лариса,рад,что заглянули в гости на мою страничку.
Рад,что рассказ вызвал у вас теплые чутва желание высказаться.
С благодарностью,

Сергей Владимирович Петров   23.08.2017 12:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 100 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.