Прозаические мысли после просмотра Фауста Сокурова

Эта запись не о достоинствах и недостатках фильма. Я люблю творчество Сокурова и могу говорить об этом долго. Затронуло же меня вот что. Режиссёр как-то сказал, что он готовился к созданию фильма пятнадцать лет, что концепция фильма и его содержание выстраданы всей его жизнью и всем предыдущим творчеством, что в фильме продуман каждый кадр и каждый ракурс, что каждое слово наполнено смыслом и т.д.

Посмотрев фильм, я склонен согласиться с этим. Только вот… как бы это объяснить… Плотность эстетической и смысловой информации в картине настолько высока, что прозрачная, играющая бликами и формирующаяся причудливыми складками «ткань искусства», которая обязательно должна разделять автора и зрителя (читателя), чтобы акт сотворчества состоялся, здесь обращается в плотный непрозрачный холст, на котором автор раз и навсегда написал для нас свои умные и прекрасные мысли. Я говорю это без юмора. Мыслей и эстетических каверз на единицу времени фильма столько, что зритель не успевает их воспринимать умом и сопереживать сердцем. А смотреть фильм вторично (кроме лучших сцен) не очень хочется – вспоминается умственная и сердечная усталость от первого раза. Того ли хотел автор?

Всё это, вообще-то, характерно для этапных, программных, выстраданных авторами произведений. За примерами ходить недалеко: «Жертвоприношение» Тарковского, «Цитадель» Михалкова. Из литературы: «Воскресенье» Л. Толстого, «Размышления о Божественной Литургии» Гоголя, "Красное колесо" Солженицина.

Боюсь, что и я в своих рассказах не избежал чрезмерной плотности мыслей и чувств. Есть повод для раздумий.


Рецензии