Любовь. Дружба. Политика. 01

                                      Ириде.            
                           Одна она была?...Иль две?...
                           Посланница с воздушной ножкой.
                           Нежась в Олимповой траве
                           Небесной  бегает  дорожкой.
                           Неугомонная  Ирида -
                           Служитель неба и земли.
                           Ты страсть вселяешь, как Киприда.
                           Корми меня, пои, хмели.
                           И пусть ученый муж натужно
                           Изучит радужный колор.
                           Он повторит его наружно,
                           Не видя истины в упор.
                           И не забыть мне слов завета
                           Меж сыновьями и отцом.
                           Не будет мне ни в чем запрета,
                           Коль не родился подлецом.
                           Хотя и те глаза имеют,
                           Но видеть ими не хотят.
                           Простых чудес не разумеют,
                           Похожи на слепых котят.
                           Кругом - железные мозги,
                           В восторг приведшие людей.
                           Не видно им уже ни зги, -
                           Сказал бы древний иудей.
                           А я смотрю - под облаками,
                           Одну я  вижу или двух?
                           Посланниц с быстрыми ногами.
                           Вопросом извелся мой дух.
                           И вдруг пришел ответ нежданный,
                           Такой же легкий как Ирис -
                           В Зевесов дом на ужин званный
                           Мой друг, без спешки соберись.
                           И он вполне меня устроил, -
                           Имею я в виду ответ.
                           Он силу духа мне утроил,
                           Ведь радуга - всегда привет.
                           А вот его уж не разложишь,
                           И в цифрах не исчислен  он.
                           Зачем  же ум мой так тревожишь?
                           А вдруг я просто вижу сон.
                           Тогда скорей хочу проснуться,
                           Вздохнуть... и с полным торжеством
                           В пир званный тут же окунуться.
                           И выпить чарку с божеством.
                                                                              

                                        Открытие!!!
                            
                                  Я видел душу изнутри,
                                  Я разговаривал с богами.
                                  Харит на самом деле три.
                                  Пойдите, посмотрите сами.
                                  В ней все явилось чувству  новью,
                                  Иное видел я во сне.
                                  Дыханье было там  любовью.
                                  Как жаль, что снилось это мне.
                                  Не утерпел... и вот уж строки,
                                  Текут чернилами с пера.
                                  Не скрыты замыслы и сроки,
                                  И тайное явить пора.
                                  Но я скажу - без подготовки
                                  Не проскочить сквозь сито звезд.
                                  Ведь дело требует сноровки,
                                  Чтоб ты заразу не завез.
                                  Ни капли тьмы! Скажу как видел, -
                                  Мир не имеет там теней.
                                  И если вдруг кого обидел,
                                  Прости! Прости меня скорей.
                                  Не время к слову придираться,
                                  Ищите суть - она одна.
                                  Сухой лист будет осыпаться,
                                  И камень долетать до дна.
                                  Учти! Останешься с Землею,
                                  Осыпешься, уйдешь на дно.
                                  И снова будешь той змеею,
                                  Что вечно с бесом заодно.
                                  Но... Впрочем, хватит. Расписался,
                                  Поймал пиический удар.
                                  А  лист желтел и осыпался.
                                  И ждал его огня пожар.
                                                                                    

                                               Поэтическое

                                       Мне звезды дали вдохновенье,
                                       Мне с неба дали этот слог.
                                       Уйдите прочь мои сомненья.
                                       Сейчас я - Александр Блок.
                                       Но завтра - буду Саша Пушкин,
                                       Еще чуть-чуть и тридцать семь.
                                       Держите ушки на макушке,
                                       Не жалко мне слогов совсем.
                                       А если вдруг меня охают,
                                       За дерзновение мое...
                                       Слоны идут, а  Моськи лают.
                                       Такое вот житье-бытье.
                                       При всей моей любви к поэту,
                                       Прощаю многое ему.
                                       Они не канут в речку Лету, -
                                       Я их наследие приму.
                                       Бороться буду  я до боли,
                                       С любым Дантесом, ... но за баб!
                                       Ни разу не склоню я воли,
                                       Не буду их послушный раб.
                                       Хоть музы выглядят как жены,
                                       Но вдохновляют к жизни пыл.
                                       Нам жены - пушки заряжены,
                                       А песню я уже забыл.
                                       Так! Кто же буду  я? Есенин,
                                       Что так берег родную мать?
                                       Пустите просветленье в сени,
                                       Хочу я с ним потолковать...
                                       Нет, я не Байрон! Я другой.
                                       Не Пушкин, не  Шекспир, не Гете.
                                       Но водит кто моей рукой?
                                       Пишу стихи как на работе.
                                       Приемлю дар я тот законный.
                                       Его считаю я за честь.
                                       Я есть служитель Аполлонный.
                                       Моей фамилии - не счесть.
                                                                                          
                                                    * * * * *
             
                                        Нам можно идти  лишь по следу богов,
                                        Шаг в сторону не предусмотрен.
                                        А ну, оступился - и будешь таков.
                                        Примеров таких видим сотни.
                                      И пусть сказка - красна, но в ней и намек,
                                        На путь, проторенный заране.
                                        В ней вымысла много, но есть и урок,
                                        Для Саши и Маши и Вани.
                                        И кто бы ты ни был, пусть негр седой,
                                        Ищи не слова, а дорогу.
                                        Легко обернется язык тот бедой,
                                        Но суть этих слов нам в подмогу.
                                        Былины и мифы, враги, чудеса,
                                        Имеют подвижную гибкость.
                                        Все боги  живут на седьмых небесах,
                                        Но в этой дороге есть хитрость.
                                        Она не лукава, она не потешна
                                        Прямая дорога до точки.
                                        Пусть с виду петляет дорога конечно,
                                        Но петли обходят все кочки.
                                        Тут, как на равнине - ты видишь предмет,
                                        Но прямо бежать не посмеешь.
                                        Что нужно - обходишь, ведь выхода нет,
                                        Иначе к нему не поспеешь.
                                        Поэтому прямо - всегда есть кривое.
                                        И свет загибается к низу.
                                        Искать точку мира - занятье пустое,
                                        Как в гости ходить по карнизу.
                                        Но если путь пройден, неважно когда.
                                        Конечно, спытать надо счастья.
                                        Когда на тебя набегает вода,
                                        Не думай откуда ненастье.
                                        На много вопросов не будет ответов,
                                        Пока не повалятся капли.
                                        И мы не увидим земных разносветов,   
                                        Всю жизнь простояв, будто цапли...
                                        Короче, идите по следу богов,
                                        Хоть духи петляли изрядно.
                                        А как же еще избежать нам оков?
                                        А где же одеться нарядно?
                                                                           
                                                   * * * * *      
                  
                                      Луна вполу погружена во тьму,
                                      Хоть яркий день и солнце блеском слепит.
                                      Смотрю на свет и все же не пойму,
                                      Что же его извечно с тьмою крепит.
                                      Тьма - одиночка, свет всегда один,
                                      Сошлись они на людях и в планетах.
                                      Их друг без друга мы не различим,
                                      Они как аверс-реверс на монетах.
                                      Принадлежат  единому чему-то,
                                      Железный вес и недотрога ценность.
                                      И глупо, если в голову кому-то,
                                      Придет идея, - Между ними ревность!...
                                      Так скажет только тот, кто сам ревнив,
                                      До ценности чужой и до металла.
                                      Чеканили монеты, не спросив,
                                      Того, кто понимает в этом мало...
                                      Да, что я все про деньги, не про небо,
                                      С которого луна вполу белела.
                                      Иного мудреца кормите хлебом,
                                      Чтоб тьму и свет, как мать с отцом  лелеял.
                                      Вот это сразу в глаз, никак не в бровь!
                                      От этого ответа сердце плачет.
                                      Скрепляет мир единая любовь!
                                      Не верю я, кто скажет, что иначе!
                                                                                       
                                              * * * * *

                                      Узнайте азбуку души,
                                      Ведь говорят она слепая.
                                      Учиться лучше не спеши,
                                      Смотри от края и до края.
                                      Душа слепа не глазам,
                                      По ощущениям не видит.
                                      Попробуй догадайся сам,
                                      Восток где, запад в Антарктиде.
                                      Везде бело, кругом пингвины,
                                      Не знаешь ты небесных звезд.
                                      Так и погибнешь, чай  безвинно,
                                      Но я тебе букварь провез.
                                      На букве “А”- кричишь ты громко,
                                      На букву “Б”- молчишь смутясь.
                                      После урока - жди девчонку,
                                      На перемене - прыгни в грязь.
                                      И на твои труды проклюнет,
                                      Всезнающий на все ответ.
                                      Он никогда в тебя не плюнет.
                                      Напротив, закричит :” Привет !
                                      Еще один пришел учиться,
                                      Душа слепая у него.
                                      Так пусть он вскоре просветлится,
                                      Хоть свет тот спрятан далеко.”
                                      Ведь в лампе вовсе нету света.
                                      И в проводах его ведь нет?
                                      Источник света без ответа.
                                      И в этом весь его ответ!

                                   * * * * *

Митьки, уж мама, постарели,                       Пролезли в крупные квартиры, 
И их качнул понтовый пыл.                         Свет обогнали по пути.
При КГБ они не сели,                             На Правде залатали дыры,                         
Но я про это позабыл.                             А я в мозгу своем крутил, -
Хотя зовут себя братками,                         Вот доберусь до Петрограда...
Отгородились от других.                            Из миллиона  я  найду...
Уже одежду с лоскутками,                         Сейчас душа  моя  не рада,
Пошьет им тысяча портних.                          Ей не хватает на еду.
Где дух свободы, воли, братства?                Так где же тот спаситель вечный,
Неужто все сошло на нет.                      Что раз лишь был, а столько смог?
Вот это помпа! Что за ****ство!                    Приди, братушка  бесконечный,
А ведь прошло пятнадцать лет.                        И преподай  нам всем урок.
А если век? А вдруг и тыща,                           Как нужно жить, организуя,
Пройдет и не усмотришь их...                          Бытие мое, его, ее.
Где Петербург? Там ветер свищет,                       И радость каждому даруя,
А я пошел искать других.                            Через любовь, а не битье.
И все ж найду, ведь я упрямый.                    Хочу я братства, типа церкви,
Не здесь? Так много еще мест.                        И день и ночь оно стоит.
И буду говорить я прямо,                           Огонь над входом не померкни,
Найду я все-таки свой крест.                     Пусть свет тот будет как магнит.
В тельняшке буду ... или в майке,                      Не по часам его включают,
Не догадаться ни за что.                               Работает из века в век.
И заверну всем плотно гайки,                       Там  все тебя одним встречают:
Ведь жажда все! Имидж ничто!                          Ты где так  долго, человек?

                                            * * * * *

                               Поэт - это каждый, кто дышит стихами,
                               Их  ловит как воздух - повсюду они.
                               Слова он хватает пустыми руками.
                               Они - неизвестность. Она и манит.
                               Как манят безумцев седые вершины,
                               Так манит героев седой океан,
                               Как смерть приближают узоры - морщины.
                               Чтоб мир не забылся - поэт миру дан.
                               А как же еще загорится безумный,
                               От горного духа, от моря без края.
                               Поэт  ловит  слог, для кого-то бесшумный,
                               С ничто, как с объектом  реальным играя.
                               Дай море матросам! Верха скалолазам!
                               Дай смерти морщины, ведь бабка она.
                               Прошу  у  ничто: Не мутите мне разум,
                               Его утолю я в бокале вина.
                               И буду дышать Диониса парами,
                               Они словно воздух целебный - больным.
                               И вдруг разрожусь непременно стихами.
                               Пусть кто-то и скажет:” Да парень гоним!”
                               Но я не останусь стоять без движенья,
                               Когда всюду горы, моря... Красота!
                               Дышу полной грудью я - стихотвореньем.
                               На мир я смотрю и пою: Лепота!

                                            * * * * *

                               Не каждые с ходу берутся ворота.
                               К иным нужен ключ - вот  он  есть у  меня.
                               Не буду я делать дурную работу,
                               Не стану ввозить, как к троянцам, коня.
                               Хочу не разрухи, хочу приглашенья,
                               Что толку в войне, мало их что ли было?
                               В кровавой победе найти утешенье,
                               Способен  лишь очень наивный чудила.
                               Пусть мнится ему: Я войны победитель.
                               Своим дам награды, чужих пережгу.
                               Да только забыл он, что бес-искуситель,
                               Того только ждет. Ну и я пережду.
                               Хотя ожидания эти разнятся.
                               Тебе нужно крови. А мне нет. Уволь.
                               Тебе никогда ничего не дождаться.
                               А мне будет ключ. Ну а с ним  хлеб и соль.

                                              Тихе

                                Как воздух нужен счастья  случай.
                                За ним приехал в Петербург.
                                Без случая меня замучил,
                                Уральский Екатеринбург.
                                Что можно было съесть, я съел там, -
                                То было в граде для меня.
                                Что можно было спеть, я спел там,
                                Судьбу за это не кляня.
                                Закончилась его работа.
                                Благодарю за все уроки.
                                Возникла новая забота,
                                Отодвигаем дальше сроки.
                                Когда набравши кислорода,
                                Хоть он пьянит - ведь газ горючий.
                                Для продолжения породы,
                                Я буду ждать удобный случай.
                                Сказать, что мыслю я в стихе?
                                Понять то сразу было можно.
                                Он посвящается Тихе!
                                Ей невозможное возможно.
                                Тут, как в лото. Все смотрят в карту,
                                Но побеждает лишь один.
                                Отдайся  целиком  азарту,
                                Пал случай - будешь господин!

                                            * * * * *

                                      Не доверяю я машинам,
                                      Хотя честны они скоры.
                                      Сродни забытым кем-то минам,
                                      Машины те. Излишни споры.
                                      Везде у них нутро болвана,
                                      Роднит их суть - железка злая.
                                      Надежность их полна обмана,
                                      Как будто этого не знает,
                                      Никто, хотя не раз ошибся,
                                      Любой, кто верит механизмам.
                                      И ладно, если лишь ушибся.
                                      Не верь бездушным организмам.
                                      Лишь от души исходит пламя,
                                      Оно не греет напрямую.
                                      Но человеку нужно знамя,
                                      Чтоб победить машину злую.
                                      Хотя честна она и разом,
                                      Решает многие проблемы.
                                      Но победит машину разум,
                                      Который требует  замены.
                                      Всем шестеренкам и магнитам,
                                      Пусть очень точным и бесшумным.
                                      Подумать бы большим  НИИтам,
                                      Как человека сделать умным.
                                      С таким же рвением и деньгами,
                                      Что вложены во всех машинах...
                                      А то, ведь подорвемся сами,
                                      На забытых собою минах. 

                                    Путешественнику         

Не хотите ль отправиться к звездам?           Есть еще много странных скитальцев,            
Даже думать не смейте об этом.                    Обитающих  лишь в головах.
Предаваться  убийственным  грезам,          Перечесть всех не хватит мне пальцев,
По плечу лишь безумным поэтам.                    Но они  ведь воспеты в стихах!
Почему говорил я о смерти ?                       Проще пареной репы задача, -   
Звезды жгут, никого не жалеют.                 Как пробить сей  зеркальный экран.
Лучше слову простому поверьте,                    Да сопутствует  людям  удача,
Чем глазам, что сомнения сеют.                   Хоть Завет они чтят, хоть Коран.
Зренье видит не дальше глазницы,                Шанс рождается вместе с ребенком,
Как и слух, если уши закроешь.                   Не использовать шанс - это грех.
Не удастся сбежать из темницы,                В жизни быть неразумным куренком...
Если вены души не откроешь.                      Вот ведь будет ужаснейший  смех.
Чтобы хлынула кровь несмертельно...             Слишком много наставников в мире,
Дважды в гроб никому не ложиться.                 От родителей  до топора.
Жизни - миг, пустота - беспредельна.              Замочить обещают в сортире...
Я за это готов побожиться.                        Впрочем, Вовочке в школу пора.
Даже атом плутает веками.                         Как известно, - благими мечтами
Чей-то меньше, а чей-то и дольше                 Нам тропинка протоптана мы в ад.
Жар всех звезд загребу я  руками.                 Поменяйте понятия местами,
Ничего не мешает мне больше.                      И тогда человек будет рад.
Хочешь знать как отправиться к небу,              Он получит отдельную хату,
Без ракет и без топлива вовсе?                    Не навечно, ведь вечного нет.
Если в жизни безумным ты не был,                 Присягнув, как и должно солдату,
Стать таким после смерти готовься.                Проживет сколько хочется  лет.
Только это ли цель и желанье?                     И не будет он больше убитым,
Ведь тебе ненавистна тюрьма.                      Саму смерть невозможно убить.
Что ж ты скажешь в свое оправданье                Небожителем  станет  маститым,
Когда вовсе лишишься  ума.                      В смысле, на небе будет он жить.
Пахнет  мистикой? Это проходит,                 Вот простейший ответ на вопросик,
Как уже доказал Соломон.                         Как тебе звездным жителем стать.
Если тело твое верховодит...-                 Ты не вздергивай сильно свой носик,
Артемида есть...Есть Аполлон.                     А учись  силой  Духа  летать.
 
                                                Проводницкое 

                                       Казалось бы,
                                                         проводника дело плевое.
                                       Сел в вагон
                                                         и езжай по работе.
                                       Роздал всем нам
                                                         белье нулевое,
                                       Налил чай
                                                         и конец  заботе.
                                       Только может быть
                                                         поездка ваша,
                                       Из поездки вдруг
                                                         станет проблемой.
                                       Если только
                                                         проводница наша,
                                       Не придет к нам
                                                         с солью и хлебом.
                                       Не откроет нам
                                                         вовремя двери,
                                       И не пустит
                                                         в сортир без очереди.
                                       Пассажиры  дерутся
                                                         как  звери,
                                       За заветное место
                                                         под солнцем.
                                      Но сегодня я
                                                         пью и  ликую,
                                      За состав
                                                         проводницкий в вагоне.
                                      Напишу им
                                                         стихи втихую.
                                      Подарю их вам.
                                                         Подарю вскоре.
                                      В лоне поезда вашего,
                                                         в лоне вагона,
                                      Я желаю вам
                                                          денег и счастья.
                                      Не браните
                                                          пассажира строго,
                                     Сберегите его
                                                          от ненастья.
                                    И когда уже
                                                          любой смертный,
                                    Будет тронут
                                                          вашей заботой.
                                    Он стихами
                                                          испишет ту книгу,
                                     Где есть отзывы
                                                          о вашей работе.         

                             Непомерным гордецам

Если папа твой известен,                              Не тяни ребенка к славе,
Если мама знаменита.                                  Даже если сам звезда.
Мир тебе не будет тесен,                              Ты навеливать не в праве,
Тропка к славе не закрыта.                            Свое чадо никогда.
Ведь тогда придут на помощь,                     Мудрость дай ребенку с детства,
Знатные родители.                                     Если сам ее имеешь.
Закричим мы: Что за овощ,                        Так скажу всем без кокетства,
Тут  в парадном кителе.                               Ты надеяться не смеешь.
Красный бок, зеленый  листик,                         Что природа вдруг наполнит,
Расписная  мишура.                                    Прохудившиеся чаши.
Был бы я немного мистик,                              Она нам еще напомнит,
Принял овощ на ура.                                   Заблуждения все наши.
Но мне мистики не надо,                               В общем, надо закругляться.
Я хочу реальности.                                    Говорю я вновь и вновь,
Знаю из какого сада,                                  Вам не стоит удивляться,
Эти гениальности.                                     Что не встретили любовь.
Расцвели там буйным цветом,                           Настоящую, с ознобом,
Серость и посредственность.                         Чтоб не спал, не ел, не пил.
Только виновата в этом,                            Не был чтоб известным снобом,
Знатная наследственность.                             А любил, любил, любил.
Спит природа в детях наших.                           Вот тогда - любые детки,
Разбудить ее сумей.                                   Будут детками Фортуны.
Ты корми их манной кашей,                             Разобьет она все клетки,
Чаю им всегда налей.                                  Выполнит она все думы.

        Из письма

Одна дама с чувством юмора,
Слабой стать вдруг захотела,
Может быть она подумала...
Хотя мне какое дело.
Писем  много  Вы надеетесь,
Получить, ведь все естественно.
Но найдете  ль с кем согреетесь,
Слабой станете и женственной?

         * * * * *
Романтизм  остался в прошлом,
Будни жизнь мою схватили.
Не хочу казаться пошлым,
Музы голову вскружили.
Говорить могу стихами,
Оцените и мой юмор.
Объявленье дали сами...
Вот теперь сиди и думай.

        * * * * *
Очень трудно отказаться от рифм.
Ведь Эрато - сегодня сильна.
Проза вся наскочила на риф.
Все! Сдаюсь! Победила весна!
         
                         * * * * *
 
Идет весна, не разбирая
                                   Ни широты, ни долготы.
Восьмого Марта, поздравляя,
                             Все дарят женщинам цветы.
Я ж подарю вам только шалость,
                                 Но взгромоздю ее на пик.
Мужская слабость - просто жалость.
                                 У женщин слабость -просто шик!

               * * * * *

Здесь воздух  лечит или это кажется.
Вода здесь моет или просто мажет.
Но если город в чем-нибудь нуждается,
Уверен я - он мне об этом  скажет.
Но как сказать, чтоб было то понятно,
Без паники, без кирпича на голову.
Понять сей город изнутри приятно.
Спаяться с ним, как две детали оловом.
И быть одной печатью, одним целым быть.
Чтоб дух желал, а человек - то делал.
Без духа человек не может жить,
А кто же сделает тогда большое дело.
Неважен климат, если есть пророчество,
Вода нужна лишь только как субстанция.
Я разобью здесь путы одиночества,
И устремлюсь на бал, пойду на танцы я.
Пусть веселится дух посредством  дум  моих,
Пусть радуется плоть, меня не забывала.
Нам нашего веселья  хватит для двоих.
Все! С ног валюсь,  устал! Такого не бывало!

          Третье кряду

Который день уже хожу по городу,
Хожу по серому - мозолю ногу.
Не отрастить ли мне совсем уж бороду,
Ведь братом никого назвать не могу.
У всех в глазах тоска, тоска трескучая,
Улыбка на устах, улыбка  липовая.
Ах! Жизнь кругляк! Ах, жизнь - змея гремучая.
Здесь каждый человек семейство Лыковое.
Но, те то хоть ушли, в тайгу глубинную.
Надеялись не на себя - на Бога старого.
Деревья окружали их, деревья длинные.
А света белого не видно стало, стало быть.
Но в городе светло, горят фонарики,
Но самый свет тот серый, как без радости.
Эх! Полетать над ним в воздушном шарике,
Быть вроде бы  и  с ним, но и без гадости.
Коих готовит жизнь, змея гремучая,
С улыбкой на устах, улыбкой  липовою.
От этого говна мозоль больнючая,
Мне не дает уснуть. Вот я и взбрыкиваю.
Достало все! Пошло оно все в заднее,
Пусть остается там, не возвращается.
Держать говно в себе - себе накладнее, -
Инфекция там всякая вращается.
Вдруг понял я, откуда брат приидет мне,
Не я его ищу. Я сам искаемый.
Ведь кто-то ж ходит с думой обо мне,
Приди же брат, брательник ископаемый.
Садимся, пьем  вино хмельное, крепкое.
Что есть в печи - на стол мечи в потеху нам.
Хорошее вино есть думы цепкие.
Не просто там какой шерше ля фам.
Пусть истина - жена, как имя женское.
Но должен быть мужик и тож обученный.
Тогда родится истинность вселенская,
Не то останется в глазах тоска трескучая.

           * * * * *

Когда б сам не Митьком бы я был...
Позволил  ли себе сюда свалиться.
Что там по тексту дальше я забыл.
Устал я видеть взрослые все лица.
На  лбу - морщины, хладные глаза,
С железа души, мягкие обертки.
Тогда на глаз уже не набежит слеза,
Предвидя их железные увертки.
А здесь все тихо, скромно и по детскому.
Разладьте лбы, протеплите глаза.
Не к хану, знай, приплыли вы к турецкому.
От боли здесь не набежит слеза.
Слеза  тиха. Бежит в воспоминании.
Не нужен гром и грохот для ее пути.
Убрал я в сторону все фобии и мании,
Судьбу свою в бараний рог скрутил.
Один раз в год  ронит  слезу  береза.
Проплакать дольше ей - себе дороже.
Как только год выходит из мороза,
Так ноет та береза всею кожей.
Знать больно жить березам в этом свете.
Ни хорошо, ни плохо. Просто боль!
Год в тот момент стоит  лишь на рассвете.
И предстоит живому трудный бой.
Что мир ведет с собой, не кладя руки.
Чтоб умереть - сначала надо жить.
Вот потому  рожает мамка в муке,
Ведь то, что родилось - должно служить.
А служба - не покой, работа адова.
Молочных рек здесь нет, кисейный берегов.
Вот учит пусть теперь уловка гадова,
Как же здесь жить, не наживя врагов.
Брат  брату - враг. Не верь иным словам!
Они  лишь треск сучья в ночном лесу.
Но звук тот говорит, что ходят там
Все наши страхи в чертовом часу.
Вот потому - где тихо и по-детскому,
Лоб без морщин и теплые глаза.
Так вот тогда, тогда по-молодецкому,
На всякий глаз и набежит слеза.

        Браткам

Пусть нет тельняшки у меня,
Нет бороды, пивного пуза.
Внутри достаточно огня,
Чтобы себе не быть обузой.
Да, что себе! Кому угодно,
На горб залезть я не желаю.
Хоть было б очень там удобно,
Сижу и ножками болтаю.
Любые спины гнутся временем,
Любому горбу есть исправа.
Не лягу точно с этим бременем,
И слева я один и справа.
Хочу найти себе обузу,
Найти сестричек и братков.
Напью себе пивное пузо,
Одним я буду из Митьков.
Любовь и дружба не услада,
Кто отдал им себя сполна.
Ореста бы найти, Пилада.
Напиться с ними допьяна.
И расспросить у них под вина,
Как так умилостить богов?
За что любила их Афина?
С чужих  людей  создав братков!

                                          * * * * *

Плевать бы я хотел на партстроительство, Где рыцарь тот скупой, над златом Чах.й.
Частично строить - это не для всех.          Куда ему железо, даже вечное?
Не помогать другим - себе вредительство.   Он ходит  от кутюр, но дурно пахнущий.
И в это скрягу ждет большой успех.            А гадит не костюм. Душа калечная.
Не слезть всем людям, как медведям бурым,     Вот потому он жаждет все отдельное,
В свои берлоги зимние и норы.                 Что неумен и это всем заметно.
И если стих послать насмешным курам,         А если будет княжество удельное, -
Те на поэта возведут напраслин горы.         Вот эту волю дам, а то запретно...
Не ходят беды от поэтов и пророков,           Но время точит все, словно термиты,
Ведь меч висел до них и после будет.         И дом тот сточит. Дайте только срок.
Но с творчеством людским одна морока,          Ведь он уже давно стоит убитый,
Неужто, чтоб творить - надо жить в блуде.      Простерся и над ним нещадный рок.
Блудлив ли гений или чист с души,               Рок любит единение и с жиру,
Тебе не все равно, поборник совести?           Не бесит сам и не дает другим.
Что же тогда никто не сокрушил,              Как бы найти уютную квартиру,
Распутницу, что из библейской повести?          Прорваться через адовы круги?
И прежде, чем кричать: Вора держи!        Построить дом большой-большй и светлый,
Пошарь по своим собственным карманам         Где солнце кружит круг по небосводу.
Ужель там все по чести? И не ржи!         И привести туда народ - едва приметный.
Коль клюнет большинство твоим обманам.        От партий всех им дать уже свободу.
Ведь дальше, хоть живешь ты и отдельно,       Свобода - пустота. Куда ни глянешь,
Партийный вход, такой же выход ищешь.          Там ширь, раздолье, солнце и луна.
Но властвует над домом безраздельно,           И если этот стих ты понимаешь, -
Все та же сила. И сильней не сыщешь!             Не ждет тебя небесный трибунал.
Как солнце кружит круг по небосводу,        А что есть суд, как если не ответище,
Так звезды оплетают  небосклон.                  За то, сто делал, думал или мог.
И светят одинаково народу,                  Так вот теперь скажи мне человечище -
Тому, что с их вращением знаком.                 Пропал  ли  даром для тебя урок?
У каждого вверху своя квартира,
И молоко свое с буханкой хлеба.
Однако есть одно для всего мира,
Одно на всех есть голубое небо.
Поэтому, плевал я на частичное.
Подайте все, не утаи, не прячь.
И будет настроение отличное,
Я с виду только хладен, но горяч.

          * * * * *

Я праздно шатаюсь, купаясь в грехе.
Весь мир отвернулся от блудного сына.
Несет  будто щепку по  бурной реке...
Меня  разорвет мой жизни пружина.
Она завернулась плотнее часов,
Плотнее пространства. И выхода нет ей.
Удачу мою упекли на засов, -
Тем будет она на свободе заметней.
А то, что разрушатся  стены и дверь,
Сомнения нет, как и нет сожаленья.
Но вырвавшись, будет удача как зверь.
Не даст ни на грамм  она вам облегченья.
В темнице озлобилось сердце мое.
Вдруг стало мрачней набегающей тучи.
И если не вымокнешь - счастье твое.
Но вряд ли ты будешь настолько везучий.
Я схож по эффекту с кило  динамита.
Он рушит породы, он рушит людей.
Дождусь я искры... И темница открыта!
И выпущен будет на волю злодей!

                                        В А М
       
                         Поэт дворовой - в глуши боровой.
                         Проходит остаток отпущенных лет.
                         Еще мы услышим стишок луговой,
                         А также - про, зайки петляющий след.
                         Сорочии сплетни и трель соловья
                         Рифмует с упорством железных машин.
                         В его словоделии - куча новья.
                         Гуляет по бору российский акын.
                         Он вымучил музу в уральских лесах,
                         Списав только тонны бумаги для нас,
                         Качая в своих поэтичных весах
                         Деревьевый профиль и птичий анфас.
                         Хотя притязает поэт на века,
                         На мили и лье в глубину, в далину.
                         Эх! Рифмой моя оружилась рука.
                         Наелся природ, не почту старину.
                         С таким же упрямством строитель иной 
                         Дома навоздвигнет, дороги пробьет.
                         Пусты те дома и зимой и весной,
                         Путями ж его ни один не идет.
                         Так стоит ли вовсе бумагу синить
                         Чернилами, красками, тушью, пером.
                         Бумагу рукой нелегко оживить,
                         Оттуда не вырубить слов топором.
                         Но чем же еще возгордится земляк,
                         Коль, местных служителей муз не родит?
                         Как в каждой деревне быть должен скорняк,
                         Так в каждом селении - местный пиит.
                         Стихи ведь пьянят как вино - без преград.
                         Сырье виноделов - пусть дети жуют.
                         Не едет акын оттого в стольный град,
                         Такого добра  - куры там не клюют.

         * * * * *
                                                
- Уж, потешусь я с Анчуткой.
Он еще послужит мне.
Рассмеюсь беззвучной шуткой,
А потом...  сгорю в огне.
Но все это - будет дале...
В сей же час полночных лун
Я оборочуся кралей.
Пусть придет ко мне ведун.
Чтобы он, похабник старый,
Объявился б и изрек:
“Вспоминаем наши чары,
Нужен черту оберег”.
Мощи дряхлые покинем.
И на шабаш Лысых гор
Мы слетаем и поднимем
Пред владыкой разговор.
Мол, и били и терзали
Нашу плоть. И огнем жгли.
Мучили в подземном зале.
В горла кидали угли.
Осеняли нас знаменьем,
Били в головы крестом.
Побивали нас каменьем,
Глазья рвали нам перстом.
Дыбы, козлы, щипцы, пламя...
Все обрушилось на вед.
В общем, нам Христово знамя
Принесло лишь сотни бед.
И поспросим у владыки:
“Нам-то что же? Нам-то как?
Больно бьют святые лики.
Мы больней не знаем драк.
Вся беда, что мы прознали
Страсти горестной души.
Нас душили, распинали
В темноте своей глуши.
Дай же света, идол вечный.
Умирающий, но цел.
Самый добрый, человечный,
Отведи от нас прицел.
Ведь не волхвы, не ведуньи
Пожирают урожай.
Неповинны ночи луньи,
Как ты нам не угрожай.
Распалились страсти тела.
Хоть с крестом оно, хоть нет.
Тьма покрыла без предела
Весь подлунный белый свет.
Где ты, дочерь полнолунья?
В перекрестке ли дорог?...
Чудит наговор шептунья,
Вяжет наузов платок.

                                                 Да ну вас всех...

                                   Обманщицы музы!
                                                               Пойдите вы прочь!
                                   Нет хуже обузы.
                                                       Пусть ночь - будет в ночь.
                                   Пусть днем - будет день.
                                                             Не возьмусь за перо.
                                   Уж стало мне лень,
                                                            тропку к  вам замело.
                                   Бессонница - ляг!
                                                          В спячку вместе впадем.
                                   Ночных передряг
                                                             больше мы не найдем.
                                   Душонка - умри!
                                                             Замолчи! Рот закрой!
                                   Эй, боги - хмыри!
                                                              Вам пора на покой!
                                   Меняться местами
                                                              вам, видно, слабо!?
                                   Прикрылись крестами.
                                                              Знакомо до бо...
                                   Что вам объяснять?
                                                           Не возьмете вы в толк.
                                   Эх-ма, вашу мать!
                                                             Разодели вас в шелк.
                                   Ладан весь изожгли,
                                                              распекли все хлеба.
                                   Сатану низвели,
                                                              уронили неба.
                                   Перепутались все.
                                                             Не без вашей вины.
                                   Рад и поп колбасе.
                                                            Дьяки в церкви пьяны.
                                   Вы ж - все больше молчком.
                                                             Проглоти языки!
                                   Шар взвертелся волчком.
                                                             Напрягись, мужики!
                                   Успокойте его.
                                                           И взлетим к небесам...
                                   - Ты чего?... - Я - того!    
                                                             А поди-ка ты сам...
                                   Прогони этот мир.
                                                             Отодвинься! Пусти!   
                                   Я силен и сатир.
                                                           Демон мой - не грусти!
                                   Распугал всех девах.
                                                           Музы, нимфы - в кусты!
                                   В стихоплетных делах
                                                            мои рифмы густы.
                                 
                                                      1

                                   А бывают страшны -
                                                             даже мне самому.
                                   Музы мне не нужны.
                                                             Их сгоню в Колыму.
                                   А то пляшут в венках.
                                                             Все поют, да трещат.
                                   Вот бы их на пинках...
                                                            Но ведь все завизжат.
                                   Недотроги, стрекозы!
                                                             Отыщите богов!
                                   Скоро стужи, морозы.
                                                             Отвыкай от оков.
                                   Отвыкай от молитв.
                                                             От курений и смол.
                                   Привыкай к грому битв!
                                                             Уже тешется кол
                                   Из Иудина древа.
                                                             Он вонзится и в вас.
                                   Хоть - ты мальчик. Хоть - дева.
                                                             Пробил конченый час.
                                   Все! Обманщики, плуты.
                                                             Изоврались в веках.
                                   Тоты, Ноты и Нуты.
                                                         Сфинксы, гарпии... Крах
                                   Всем библейским пророкам
                                                      малым, средним, большим.
                                   Осужденье порокам
                                                 лет чрез ...дцать с небольшим!!!

                                             Виноградный компот 
                                     или творчество местечкового поэта                                  

                                           И снова лес. И снова луг.
                                           Забрал я Аполлонов лук.
                                           Лишил его златых я стрел.
                                           Как я удал! Каков пострел!
                                           Корзины, полные груздей,
                                           Зажала баба меж грудей.
                                           Сосенок золото стволов.
                                           Я рифмоплет и рифмолов...
                                           Я вдохновлен не музой, нет!
                                           Не вхож я к девкам в хоровод.
                                           Пожрал я Фавна на обед,
                                           Из Флоры я сварил компот.
                                           Напился после похорон
                                           Всех нимф - лесов, боров, полей.
                                           Поэзия несет урон.
                                           А я иду тропой своей. 
                                           Хожу по кругу, словно мул.
                                           Да! Я привязан к жерновам.
                                           Я сотни тем уже продул.
                                           Устал! Докладываю вам.
                                           Милы мне птахи и шмели,
                                           Поляны, полные цветов.
                                           И с поэтической мели
                                           Не сдернет сотня буксиров.
                                           Ну, что за жизнь пошла? Кошмар!
                                           Природы летней облик сник.
                                           Леса - горят! Кругом - пожар!      
                                           И поседеет бор-старик!
                                           Не надо хлеба мне, воды...
                                           Леса! Долины подавай!
                                           Моей фантазии плоды
                                           Снесу я  в свой увядший рай.
                                           Я истерзался музой мук.
                                           Прорвался пенсионный пыл.
                                           Я - просто старый сухофрукт.
                                           Я годен только... Ой! Забыл!
                                           А все пою: “Я - соловей!
                                           Я - дрозд. Я - шмель, в нектаре рот.
                                           Смотрю левей. Смотрю правей...
                                           Я вместо вин - попал в компот!!!   

                                      На День Машиностроителя

                                         Великий день для заводчан -
                                         Строителей узлов машин.
                                         Сварили полбы полный чан,
                                         Купили ситца на аршин.
                                         А больше всех рад генерал,
                                         Бухгалтер главный рад стократ.
                                         Кто в цехе вовсе не бывал,
                                         Не знает, кто такой домкрат.
                                         Все как всегда - мужик забыт,
                                         Кормилец общий и отец.
                                         Пироженкой не будешь сыт.
                                         Великий праздник - всем... Спасибо!

                                                        Р.Э.С.

                                         Молчите пушки,
                                                                 громы умолкайте.
                                         Он Клией вдохновлен.
                                                                  Перо строчит.
                                         К его усмешкам
                                                             хитрым привыкайте...
                                         Вот Эдвард Станиславович Тацит.   
                                                                  
                                  
       Письмо любому товарищу о сущности любви         

Любовь -
                 это не просто с простыней рваных...
Любовь -
                 это не только рвущиеся струны...
Любовь -
                 это незаживущие раны...
Любовь -
                 это горящий Джордано Бруно.
Галилей - не любовник.
                 А так - бывший любимчик.
Брось его, София.
                  Найдется новый.
Будут и Санечка,
                  Лешенька, Димчик.
Успевай подбрасывать 
                   под них  лес костровый.
Стоит, как дурак,
                   вытаращив глаза.
Фразу закончить
                    от бега не может.
А вот если внутри
                    забушует гроза...
Тогда под дождем даже
                    найдется ложе.
Чу! Мороз!... Уйди, жаркое!
                    Хотя среднего нам тоже не надо.
- Погода сегодня
                    для любви стоит маркая - ...
Бросай сразу же
                    такого гада.
Что он знает о том,
                    что тебе нужно?
Думает - он?! Ха!
                    Глупец, да и только!
А вот если не струсит,
                    да и прямо в лужу...
И не просто один,
                    а когда кругом столько.
Заберет микрофон.
                    Разденется донага.
Крикнет при маме:
                    Я ж люблю тебя, дура!
Отвинчу я свои,
                   словно ветви, рога.
Буду петь и играть.
                   Не нужна партитура!
С написанного мямлить,
                   пусть даже очень громко -
Сказать то,
                   что уже сказано в прошлом.

                   1                   

Выручайте, музы!
                   Помогай, девчонки!
Все, что ни скажу о любви -
                   все - пошло!
А вот когда об алфавите
                   совсем уж забыто.
Букв не помнишь,
                   и писать не умеешь.
Тогда и бумажное слово
                    будет забито...
Неважно, что выглядишь,
                    будто глупеешь.
Хочешь понять сытость?
                    Мори себя голодом.
Что такое жажда?
                    Уйди в пустынники.
В любви не верь никогда
                     ничьим доводам.
Заводи на все часы сразу
                     свои будильники.
И тогда не проспишь может то,
                      что бывает редко.
Смотри во все глаза!
                      И слушай в оба уха!
Иначе ждет тебя
                       суицидная табуретка.
Если в тебе достаточно
                       для нее духа.
Любовь -
                как вода в обезвоженном теле.
Любовь -
                как хлеб обессиленному совсем.
Тот, кто всех любит -
                       заблуждается в ее деле.
Любовь познает
                        лишь ненавидимый всем...
- Я вас всех ненавижу!...
                        И вообще!... И себя!...
Ненавижу солнце,
                         звезды и небо.
Любовь! Только из ненависти
                         я понял тебя.
И влюбленным стал сразу...
                         Хотя  раньше не был! - ...

                                    Сансара или психоз поэта

                               Я раньше был древом. Наверно сосной.
                               Душа моя соки из почвы тянула.
                               А стал человеком - хожу сам не свой.
                               Ну что меня в люди, сосну потянуло?
                               Остался бы елкой. Стоял бы в бору.
                               То снегом укрытый, то солнцем согрет.
                               Почесывал дятел мне клювом кору,
                               Ища паразитов себе на обед.
                               Но нет же! Сосна! А с нее что возьмешь!?
                               Стихами хотел белый свет удивить.
                               Сказал бы мне кто: ”Ну ты, братец, даешь!
                               Давно уж тобой надо печи топить.”   

                                                    *****
                           
                                Когда стерпеть уже не в силах
                                Ни боль, ни скуку, ни тоску -
                                Душа кричит в распятых жилах.
                                Поддай, судьба, еще газку!
                                Не обращай на стоны взоры
                                И слезам нашим не внимай!
                                Плети, судьба, невзгод  узоры.
                                А ну, еще газку поддай!
                                Хотя, какая радость в этом
                                Тебе, угрюмая карга?
                                Но ведь не стал бы я поэтом,
                                Не заметай мой путь пурга!
                                Вот и выходит - вновь спасибо
                                Скажу тебе за боль и грусть.
                                Способствует поэту дыба.
                                Ведь от нее духовна Русь.
                                Хвала убийцам и тиранам -
                                Проводникам твоих дорог!
                                Ура увечьям, травмам, ранам!
                                Да здравствует людской порок!
                                Поэт - маньяк, безумец!... Стоик...
                                Чего бежит - то любит всласть.
                                Изнежен с виду, духом стоек.
                                И рок берет над ним всю власть.
                                Избрал его - своей он глоткой,
                                Своей душой. Ведь рок - немой.
                                Пусть тело балуется водкой.
                                Так борется творец с зимой!
                                Она ему страшнее гроба.
                                Поэт и в нем продолжит путь.
                                Он третьим глазом смотрит в оба...
                                Эх, не свернуть бы! Не свернуть!
                                Не нужно мне тепла и пуха.
                                Не нужно солнца и цветов.
                                Веди меня, судьба старуха.
                                Для дыбы я вполне готов!
                                А там посмотрим на узоры,
                                Что ты свила своей рукой...
                                Не обращай ко стонам взоры...
                                И пусть течет слеза рекой!    
                               

* * * * *

Не горя ради, смеха для
Растет на свете конопля.
Она ценнейшая культура.
За кайф не жалко ни рубля.
Марихуана, план, ручник...
Я ваш навеки ученик.
Твой бесподобен семилистник...
Для тех, кто в это дело вник.
Щекочет душу твой дымок.
Я без него уж занемог.
Ни с чем ему ведь не сравниться.
От этой водки чуть не слег.
Лицо смеется, в крик душа:
“Ох, хороша ты, анаша!”
Я распатроню папироску,
Курить я буду не спеша.
Налью  себе в стакан пивка.
Попью и станет жизнь легка.
Ушли куда-то все заботы.
И стала мысль моя мягка.
Ну где ты, милая трава!
Болеет с водки голова...
Когда уж кончатся попойки!?
Траве - хвалебные слова!
Налью еще пивка в стакан,
Попью и раскурю кальян.
Вокруг смеющиеся други!
Всем хорошо. Никто не пьян.
Не горя ради, смеха для
Растет на свете конопля.
Она есть допинг философа...
Опять облава... Вот ведь бля!...

                                           * * * * *
      Пусть приходят в гости черти,                   Только страхи нас стращают,
      Выпью с ними водочки.                              Только муки мучают.
      Верьте мне или не верьте,                          Но и страсти укрощают,
      Выпрыгну из лодочки.                               При удобном случае.
      Прямо к дядьке водяному,                           И не бойся в мире этом,
      В царство его мокрое.                              Никого и никогда.
      И приду к нему, к родному,                    Не расстанешься со светом,
      И увижу блеклое,                                   Если скажешь ему: Да.
      Зданьице, а ведь дворец был,                       Полюбил я на планете,
      Раньше, до причастия.                              Всю ее историю.
      Там морской владыка жил,                           Тех богов люблю и этих,
      И не знал несчастия.                               И Христа и Глорию.
      Также подземелый дядька                            “Возлюби врагов своих”.                        
      Властвовал над душами.                             Было нам завещано.
      А теперь, позвольте, нате-ка.                      Ведь тогда не станет их.
      Залепили уши мы.                                   Слово это скрещено.
      И не дрогнет наше сердце,                          И откуда будет драка,
      Огрязняя прошлое.                                  Если нет противников.
      Словно постный суп без перца                       Выйти надобно из мрака
      Мы едим. Но тошно мне.                             С помощью светильников.
      Видеть лешего в замаре,                            Лампы те давно известны, -
      И русалку грязную.                                 Мудрость и терпение.
      Люди, будто бы в угаре,                            Если стало интересно,
      Плетут  глупость  разную.                          Начинай учение.
      И меняются местами,                            Год пройдет, а может десять,
      Божества и  демоны.                                Вырастает знание.
      Не своими ли устами,                               И когда исчезнет нечисть -
      Воздвигаем стены мы.                               Все! Построил здание.
      Что скрывают от нас чудо,
      Дивное, опасное.
      То ли рыбу, то ли юдо,
      Вовсе не ужасное.                                                                                          


Рецензии