Калита стихов

                     
     Райнер Мария Рильке, поэт европейский, писавший стихи на немецком и французском языках, родился в Праге. В своей «Книге образов» он, будто предчувствуя другого поэта – русского, писал:

…К вам постоянно меня влечёт.
Привет вам, античные саркофаги!
Римское время радостней влаги
блуждающей песней сквозь вас течёт.
Или другие… Их я бы счёл
глазами проснувшегося подпаска,
где тишина и пиршество пчёл,
бабочек выпорхнувших раскраска;

     Владимир Борисович Микушевич, поэт русский, в переводе которого звучат эти строки, родился в подмосковной Малаховке, где тишина и пиршество пчёл. Но в данном случае география не имеет никакого значения, потому что по мнению философа и переводчика Микушевича поэтическое произведение сразу пишется на всех языках. И даже не то чтобы – пишется, но – является. Иначе, сам перевод был бы невозможен. К его мнению стоит прислушаться, ибо он о предмете разговора знает всё. Десятки тысяч строк мировой поэзии перевёл Владимир Борисович. Но и сам он – поэт прекрасный, написавший не менее, а может быть и более, строк собственных. 

Приведу отрывок из его «Памятника»:

…И не участвовал я в повседневном торге,
Свой голос для других в безвременье храня;
Кретьен, Петрарка, Свифт, Бодлер, Верлен, Георге,
Новалис, Гёльдерлин прошли через меня.
В готических страстях и в ясности романской
В смиренье рыцарском, в дерзанье малых сих
Всемирные крыла культуры христианской –
Призвание моё, мой крест, мой русский стих.

    В Малаховской библиотеке «Над оврагом» мировая поэзия в этот юбилейный вечер звучала музыкой русского стиха, - «Стихотворный бегемот» почтительно внимал восьмидесятилетнему Патриарху.
    А «всемирные крыла культуры» - книги разноцветными бабочками выпархивали из… Я всё никак не мог подобрать слово, чтобы определить то, что Владимир Борисович держал на коленях. Портфель? – Нет, не похож. Сумка? - Тоже нет. Кошёлка? – Имя какое-то не для мировой поэзии. И тут я вспомнил: ну конечно же – калита! Калита золотых… стихов.
    Первую книгу «Крестница зари» Микушевичу удалось издать лишь в 1989 году, а до этого, начиная с 50-х годов, опубликовано было не более десяти стихотворений, потому, что не участвовал он «в повседневном торге».  Не участвовал в торге, но творил-то Микушевич постоянно – переводы («я хочу перевести всю мировую поэзию», - сказал он), труд над переводом Рильке продолжался почти 50 лет; собственные стихи самых различных жанров – от философских до любовной лирики и трёхстиший (так по-русски он называет свои хокку), романы, философские трактаты, циклы лекций. Объём сотворённого Микушевичем не поддаётся простому перечислению!  Поэт из Германии Борис Шапиро определил созданное, как удивительную архитектуру необыкновенной мистической цивилизации.
      Но почему же мистической? Она – пока ещё реальна в нашем мире – цивилизация христианская.

     «Все люди говорят, в некотором смысле, на одном языке, - считает Микушевич, - в языках существует больше общего, нежели различного».

     Обладая феноменальной памятью, Владимир Борисович свободно цитирует Данте, Шекспира, Гюго на языке оригинала, не говоря о собственных стихах, которые читает тоже в основном по памяти.

     Творцы, отмеченные Богом, помнят себя с раннего детства, чуть ли не с самого появления в этом мире, - вот и Владимир Борисович помнит, как лежал он ещё спелёнутый в коляске и увидел в небе Нечто. «Потом я увидел Её в церкви, и с тех пор Она присутствует в моей жизни всегда», - рассказывает он.

     «Теперь почитаю вам из последних, написанных совсем недавно», - завершая своё выступление, произнёс Владимир Борисович и достал из калиты обычную общую тетрадь в синей обложке, пошелестел страничками-крыльями.
Как и в первой книге 1989 года, в синей тетради много стихов посвящены жене Татьяне – его Беатриче.
 
     Владимир Микушевич – поэт земной, а вечная любовь будто поднимает его туда, откуда являются стихи - к небу. «…Чарующая тишь, пока мы друг во друге не исчезнем, где нас не различишь.»
И напоследок акварели трёхстиший удивительного поэта:

     ***
Пруд всколыхнулся
И снова неподвижен:
Колыбель ветра.
         16.11.2011.

  Риск осени
Не на волоске,
Звезда-невидимка днём
На паутинке.
        25.09.2015.                   

   Над Землёй к ночи всё небо было усеяно звёздами, в Млаховке на паутинке ослепительно сверкала капля…                                       


Представлено творчество В.Б.Микушевича и на Стихи.ру. - http://www.stihi.ru/avtor/tvm2011.
                                                                           


Рецензии
Красиво! И как истинный творец, он поставил себе великую задачу: "Всемирные крыла культуры христианской – Призвание моё, мой крест, мой русский стих" Я всегда восхищалась мастерством перевода. приходилось читать в разных переводах один и тот же текст, и только в сравнении понимаешь, как много зависит от переводчика. Например "Сирано..." в переводе Соловьева - это прекрасно, а вот другие переводы - вата.)))

Нина Роженко Верба   19.11.2016 11:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Нина!
Микушевич очень интересный человек - интеллектуал,энциклопедист, философ, писатель. Меня поражает в нём величина дара. Пока я с ним не познакомился, думал, что таких людей уж нет в нашем отечестве и веке. Кроме стихов и переводов, пишет он и романы, которые столь же необычны, как и глубоки.
Рад тебе,

Александр Сизухин   19.11.2016 12:03   Заявить о нарушении
Саша, а у него все на лице написано. Его лицо, действительно, зеркало прекрасной души.)))

Нина Роженко Верба   19.11.2016 12:13   Заявить о нарушении
На языке оригинала Микушевич свободно читает Данте по памяти, но говорит, что Данте непереводим. И даже перевод Лозинского он считает, что он не перевёл Данте, но лишь написал отдельное произведение на тему "Божественной комедии". К Данте можно написать лишь комментарий. "Напишете?"- спросил я. - Уже не успею, - ответил Владимир Борисович улыбнувшись.

Александр Сизухин   19.11.2016 12:19   Заявить о нарушении
Интересно, что же такого непереводимого в Данте? Казалось бы, русский язык способен передать любую тонкость...

Нина Роженко Верба   19.11.2016 12:42   Заявить о нарушении
Это я не могу сказать, но человеку, читающему по памяти на языке оригинала, склонен верить.
Упрощая, спрошу - переводим ли один к одному и без потери неуловимой русскости наш Сергей Есенин, или Велимир Хлебников?
Но повторюсь, что моих познаний тут не хватает.

Александр Сизухин   19.11.2016 12:48   Заявить о нарушении
Так в том-то все и дело. С русского перевести на другие языки без потерь сложно. У нас названий снега только чуть ли не около сорока синонимов. Попробуй переведи 50 оттенков снега!))) А другие языки - не в обиду - беднее.))) Кстати, это вполне объяснимо, если говорить о праязыке)))

Нина Роженко Верба   19.11.2016 12:55   Заявить о нарушении
Вот и Владимир Борисович говорит, что мировая поэзия на русском языке звучит прекрасно, поэтому и переводит.
Сам же пишет стихи на немецком, французском и английском.

Александр Сизухин   19.11.2016 13:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.