Сказ про то, как Черт Ивана уму разуму учил

От автора: Этот спектакль написан весьма давно, в прошлом веке, и я время от времени удивляюсь: как неожиданно по прошествии времени воспринимаются те или иные эпизоды. Я его почти не правил с тех пор, ну, разве, совсем чуточку.

При желании в Сети вы легко можете найти по запросу несколько песенок отсюда в авторском исполнении. Ссылки давать не буду, вдруг, запрещено политикой портала, но найти легко. Заодно и другие песенки послушаете.
Приятного "просмотра".


Музыкальный   спектакль для России с оркестром.

В спектакле использована музыка из оперетты Ж. Оффенбаха.

Действующие лица:

ИВАН-дурак - русский мужик, деревенщина.

ЧЕРТКОВ - европейской наружности молодой служащий Департамента греха и соблазна.

ВАСИЛИСА ГОРЮНИШНА - жена Ивана.

ДЕД ФИМА – горбун, калика перехожий.

НЕМЕЦ

ФРАНЦУЗ

АНГЛИЧАНИН

Народ русский, бюргеры немецкие, девицы французские, инженеры и полисмены английские, ангелы небесные, скоморохи и песельники.

Примерный состав оркестра: гусли, гитара, бубен, балалайки, бас-балалайка, баян, жалейка, рожок, русская перкуссия.


ДЕЙСТВИЕ 1

ПРОЛОГ

Раннее утро. Русь храпит, храпит на все голоса, с бульканьем и стонами, сонными молитвами и матерщиной. Постепенно, очень не сразу, храп сплетается в хороводно-плясовой ритм из которого возникает мелодия вступления первого зонга.

(звучит вступление зонга, на его фоне интеллигентный и благородный голос Черткова)

ЧЕРТ

Его Глубокопренизходительству, Генерал-Директору Департамента Греха и Соблазна, Господину Вельзевульскому полумелкого обер-беса 13-го ранга Черткова рапортиция. Тема: Совершенствование и развитие греховного существования подведомственного народонаселения. Объект: Иван, сын Иванов, национальность - русский, статус - деревенщина.

Появляется пастухи, танцуют и поют.

ПАСТУХИ

Как на этом свете ли, на том
Жил-был  Ивашка - деревеншина.
При царе Горохе, при старосте Авдёхе -
Ванька - деревеншина...

ЧЕРТ

Спешу уведомить Ваше Глубокопренизходительство о текущем состоянии дел. Вверенный мне объект, будучи подвергнут комплексу штатных процедур по соблазнению и обезбоживанию какой-либо определенной направленности мышления и действия не обнаружил. Иными словами, хуже не стал.

(Появляются бабы с ведрами, присоединяются к пастухам. Рассвет ярче, песня живее.)

БАБЫ
Чо не сделат, все у нё не так.
Э-эх! Все у нё навыворот:
Воду в решете таскает,
Лаптем щи хлебает -
Ванька - деревеншина.

ЧЕРТ

После памятного мне заседания, когда Вы лично, подвергнув мои рога критике генеральским трезубцем, изволили наметить ряд мероприятий под кодовым названием "Шкалик", я с утроенной энергией приступил к данного плана осуществлению. Увы мне - безуспешно!

(появляются мужики, засидевшиеся в трактире, присоединяются к остальным)

МУЖИКИ
Пивал  он  крепенько по праздникам,
А в будни так, по-малому,
Не боле полведёрышка,
А больше - где же взять?
С утра клянет весь свет, а к вечеру
Уж песни разудалые
Будет Ванька распевать.

ЧЕРТ

Исходя из вышеизложенного, спешу предложить новый подход к данной проблеме. Осмелюсь предположить: Иван воистину чертовски необразован. Его разум столь неразвит, а воспитание так запущено, что Иванов просто не в состоянии успешно воспринять наше влияние…

ВСЕ               

Идут, идут года несчетные,
Дремучие, былинные,
А Ванька-деревенщина
Все вкривь да все не так,
И как Ивана ни крестили-то:
И быдло, и скотина он,
Ну а попросту - дурак...
И уж так Иван выписывал,
Что даж Черту стало жаль его.

ЧЕРТ

ИСходя из вышеизложенного, очевидно: всенепременнейше первым делом необходимо образовать, иными словами, просветить вверенный мне объект до той степени интеллигентности, коя потребна осуществлению наших целей. Как сказал классик, "...черней и гуще благостная тьма, коль рядом жгучий свет пылает...".

(Солнце вспыхивает ярко. Звон и гром. Все застывает.)

НАЧАЛЬСТВЕННЫЙ ГЛАС

Приказ номер три шестерки дробь шесть по Департаменту греха и соблазна. Проект "Просвещение народа" утвердить. Ответственным исполнителем  назначить обер-беса 13 ранга Черткова. Срок исполнения - три года, три месяца и три дня земного исчисления с момента оглашения.

(Звон, гром и прочее. Все исчезают.)

СЦЕНА 1

Изба Ивана. Печка. Иван лежит на печи. Жена Ивана за прялкой. Поет.

ВАСИЛИСА (поет)


Веретись, веретись, веретенышко,
Обвейся ниткой светлою,
Скажи родимой матушке
Словцо мое заветное.
Ой, матушка, голубушка,
Тепло ль на небе, милая?
Сведет нас вместе вскорости
Судьба моя постылая...

Появляется изящный, дворянского вида Черт. Стучит.

ВАСИЛИСА

Открыто! Кого там черт несет?

(Черт входит)

ЧЕРТ

Сам! Сам, извольте видеть, себя и несу. Приятного утра, хозяюшка!

ВАСИЛИСА

А, Божечки! Черт!

ЧЕРТ

Он самый, Василиса Горюнишна!

(видя, что Василиса пытается креститься, удерживает ее за руку)

Это совершенно излишне, сударыня, поскольку я здесь вовсе не для погубления вашего, а совсем даже наоборот, с весьма полезною миссией. И дело у меня к Ивану Ивановичу.

ВАСИЛИСА (мгновенно меняется)

Чово? Я те дам Иван Иваныча, ирод хвостатый! Где тут у меня ухват лежал?!

(Беззаветно хватает ухват, гоняется за Чертом, Черт уворачивается. «Гонения» прерываются похмельным воплем Ивана.)

ИВАН

(с печи) О-о-о-р-р... Васька!

ВАСИЛИСА

Чово!?

ИВАН

Чово там?

ВАСИЛИСА

Да - черт!

ИВАН

Кой черт?

ВАСИЛИСА

С рогми.

ИВАН

И чо?

ВАСИЛИСА

Гоняю вот.

ИВАН (подумав)

Ну, гоняй…

ЧЕРТ

Иван Иваныч, будьте милостивы, успокойте вашу супругу!

ИВАН

Ась? Васька! Это кто?

ВАСИЛИСА (останавливается)

Да черт, говорю!

ИВАН

И чо?

ВАСИЛИСА

Тьфу!

ЧЕРТ

Иван Иваныч, позвольте объясниться. Это дело наиважнейшее и взаимовыгоднейшее!

ИВАН

Погодь, Васька. Ну, объясняй.

ЧЕРТ

Как же мне объяснять, если я, некоторым образом, даже вас не вижу?

ИВАН

Чо?

ЧЕРТ

С печи слазь, говорю, морда!

ИВАН

Тьфу, ты! Васька!

ВАСИЛИСА

А!

ИВАН

Это ж барин, а ты говоришь, черт.

ВАСИЛИСА

А кто его разберет, ежели он с рогми?

ИВАН

С рогми! Морда! (после паузы, не двигаясь с места) Обожди, ваша благородия, уже поспешаю!

(спустя некоторое время)

ЧЕРТ

Оно и видно, что поспешаешь! Ты же места не сдвинулся!

ИВАН

Ишь ты. Прыткой. Потерпи маненько, барин, с печи слезть – эт ить меропринятий получается. Важен каждый шаг!

(Садится и, с огромными паузами, растягивая процесс слезания на весь зонг, медленно переставляет руки и ноги. Поет.)
ИВАН (поет)


Говорила мне мамаша:
Ну-к, слезай-ка, щей поесть.
Да я бы рад, мамаш, поесть,
Да только...
Тут, ить, надо-ть с печки слезьть!
Говорил друган мой верный:
У меня поллитра есть.
Да че там пить-то, чуть присесть -
И только!
А тут, ить, надо-ть с печки слезть!
Говорила мне кума:
Да приходи, сведу с ума.
Страсть в куме, конечно, есть,
Но только...
Тут, ить, надо-ть с печки слезьть!

(К концу зонга Иван стоит напротив Черта)
ЧЕРТ

Силён!

ИВАН (разиня рот)

Барин, а ты ведь и впрямь - Черт.

ЧЕРТ

Черт, Иван Иванович!

ВАСИЛИСА

А я что говорю, а ты - морда!

ИВАН

Погодь,  Васька. Вишь кака важность. Незнай даже, чо думать. Чего изволите, вашбродие?

ЧЕРТ

Вот! Другое дело! (принимает торжественный вид) Спрошу во-первых: ты, Иван - дурак?

ИВАН

Ну.

ЧЕРТ

Спрошу во-вторых: хочешь умным быть?

ИВАН

Ну…

ЧЕРТ

А вот и третий спрос: поступишь ко мне в ученье?

ИВАН

Эк! Какое ж от черта ученье? Пакость одна. Прошлый раз в трактире Ярема вон - тоже с чертями. Все разговаривал: "Маненькие мои! Зенененькие мои!" Так посля него Агафон-трактирщик на полдня заведение закрывал.

ЧЕРТ

Это, Иван Иваныч, бесы из группы захвата. Другое ведомство. А у меня ученье самое настоящее. Да и не сам я учить буду. Я вас только к учителям отвезу. К самым лучшим.  За границу поедем, Иваныч!

(беседа прерывается воплем Василисы)

ВАСИЛИСА

А-а-а! Так и знала я! Ишь чего надумал, глист рогатый, живого мужа с дому сводить!

(Хватается за ухват.)

ЧЕРТ (уворачиваясь)

Очень даже обидно слушать от вас такие слова, Василиса Горюнишна! Разве похож я на дешевого соблазнителя из Коммерческого отделения? (Соблазняет.) Разве так ужасен и отвратителен вид мой? А знаете ли вы, знаете ли вы, Василиса, что не пройдет и трех лет, как ваш Иван сделается умен и богат, а вы сами будете ходить в шелках и парче, пить шампань и заморским зефиром закусывать? Да и зачем три года! Вздор! Год! Год – и то много! А пока вот вам, свет-Василисушка, задаток: за каждый день отсутствия вашего любезного супруга - пятак медью, за неделю - полтинничек серебром, за месяц – рупь золотом!

ВАСИЛИСА (соблазняясь)

Два.

ЧЕРТ

Э… что?

ВАСИЛИСА (почти в прострации)

Неделя – полтинник. Месяц – два рубля.

ЧЕРТ

Да... Два рубля. Два рубля! А в придачу от меня лично вам - в знак восхищения и признательности вечной - заграничные диковинки: парфюм французский, щербет турецкий, да пара англицких панталонов с подвязками!

(Поет и танцует с Василисой.)

Скажу я, сударыня, вам без затей.
Наукой доказано твердо:
Все зло, мон ами, на Земле от людей,
А валят, простите, на черта.

Вы помните: рай, все поет и цветет,
И вот, в нарушенье условий,
Кто выдал Адаму запретнейший плод?
А кто оказался виновен?

Сломался ли плуг, не дорос ли овес,
Сдох пес, не доится корова,
Набилась мозоль иль расквасился нос -
На черта все вешают снова.

А мы - смесь ума и изящных манер,
Приятно и весело с нами,
И умные люди от веку, мин хеpц,
Умели поладить с чертями.
Не верьте, не верьте дурацкой молве,
Будь молод ваш мир, будь он стар ли,
Все зло в этом мире у вас в голове,
Я вас уверяю, май дарлинг!

(Василиса, онемевшая, парализованная и счастливая, валится на лавку.)

ИВАН

Здорово ты ее, вашбродь, уконтропупил. Ишь, лежит, чисто полено, хоть в рясу ряди, хоть в печку клади.

ЧЕРТ

А! Ерунда. У нас это проходят на 2 курсе.

ИВАН

Мастера! То-то я смотрю, у нас на деревне не детвора, а сплошные бесенята! Ну да ладно, Васька, вернусь, мозги те вправлю, для этого заморских учениев не нать.

ЧЕРТ

Ага! Стало быть, по рукам?

ИВАН

По рукам, вашбродь!





СЦЕНА 2

Немецкая сторона. Все основательно, толсто, солидно. В комнате - немец-учитель и черт.

НЕМЕЦ

Гутен морген, герр Тойфель.

ЧЕРТ

Моpген, моpген... Как здоровье вашей глубокоуважаемой супруги и деток ваших?

НЕМЕЦ

Слава Богу, живы и здоровы.

ЧЕРТ

Фу!

НЕМЕЦ

Энцшульдиген зи, битте, нижайше прошу прощение, совершенно без злобного умысла.

ЧЕРТ

А хотелось бы! Но – к делу. Что наш ученик?

НЕМЕЦ (глубоко изнутри)

О-о-о.

ЧЕРТ

Что – «о»?

НЕМЕЦ:

О, великий загадка русской души, герр Тойфель. Герр обучемый прекрасно усваивает теорию, однако, совершенно не следует ей в смысле практическом.

ЧЕРТ

То есть? Извольте объяснить.

НЕМЕЦ
Извольте! (поет)



В нашей Дойчланд каждый знает,
Скажет вам и он и я,
Что, натюрлих, отличает
Человека от свинья.

Есть закон и есть порядок –
Соблюдать умей его.
Тут дер гроссе ум не надо.
Это есть оплот всего!

ЧЕРТ: Ближе к делу, Герр Мейстер.

НЕМЕЦ (поет):

Вот табличка возле сада:
Не ходить, трава, цюрюк!
Человек пойдет, как надо.
А куда наш русиш друг?

Упаси, Господь, от гнева,
Но и Он меня поймет.
Дас ист «право», дас ист «лево» -
И никак наоборот!

ЧЕРТ: То есть вы хотите сказать…

НЕМЕЦ: Именно! (поет)

Вот бутылка – надпись грозный:
Ахтунг! Пить глоточек айн!
А теперь вопрос несложный:
Сколько выпьет русиш швайн?!

Нихт закона, нихт порядка,
Все труды – под хвост у пес!
Вот такой большой загадка!
Вот такой большой вопрос!

ЧЕРТ

Та-ак…

НЕМЕЦ

Однако! Исключительно благодаря немецкой науке, наш Иоганн совершенно приведен к порядку. Как раз сегодня он завершил экзаменацию, в результате которой приобрел даже небольшой капиталец! Восемь рублей в местной валюте и мелочь на кофий!

ЧЕРТ

Интересно-интересно, каким же образом?

НЕМЕЦ

Слух о том, что у нас в обучении находится настоящий русиш, распространился по всей нашей дорогой  Фатерлянд! На экзаменацию собралось весьма немалое количество зрителей. Приходили целыми семьями. Наш Иоганн так потряс бюргеров успехами в маршировке (шагает) – айн-цвай-драй-фир! – что пришлось устроить показательное выступление! Мы продавать билеты, герр Тойфель!

ЧЕРТ

Потрясающе! Ну и где же наш отличник?

НЕМЕЦ

А вот, дожидается за дверью. Я выдал ему гонорар, чтобы он лично представил вам доказательство нашего успеха.

ЧЕРТ (после паузы)

Вы дали Ивану в руки деньги?!

(подбегает к двери, распахивает ее. Ивана нет.)

НЕМЕЦ

Майн Гот! Это есть невероятно! Он только что был здесь! Где он может есть быть!?

ЧЕРТ

Довольно. Не волнуйтесь, герр Мейстер. Где сейчас Иван Иваныч, догадаться нетрудно. Забирать его оттуда – толк тоже невелик, деньги закончатся, сам явится. Эх-х-х, Рассеюшка… (Поет)



Сколько выпито, сколько пропито,
А великих сердец надорвано,
А ума-то в вине потоплено -
Посчитай, поди, посчитай.
Эх, Россеюшка, мать Россеюшка,
По на все на четыре стороны
Залита навсклень алой кровушкой,
А хмельным вином - через край.

Эх, пей-да, гуляй-да,
Пой-да, играй-да:
Сёдни напьюсь, а там разберусь!
Пей-да, гуляй-да,
Пой-да, играй-да.
Вольному - воля, матушка Русь!

Сколь раз споена, столь ограблена,
Столь в позорно ярмо запряжена,
Столь в беспамятстве опохаблена,
Порастаскана - не собрать!
Эх, Россеюшка, мать Россеюшка,
До каких же пор всех да каждого
За хмельна вина чарку горькую
Будешь миловать-привечать...

(Появляется вдрызг пьяный Иван, подхватывает припев, поет и пляшет вместе с Чертом)

Эх, пей-да, гуляй-да,
Пой-да, играй-да:
Сёдни напьюсь, а там разберусь!
Пей-да, гуляй-да,
Пой-а, играй-да.
Вольному - воля, матушка Русь!

(ритм песни переходит в «цыганочку»)

Эх, пей-да, гуляй-да,
Пой-да, играй-да:
Сёдни напьюсь, а там разберусь!
Пей-да, гуляй-да,
Пой-а, играй-да.
Вольному - воля, матушка Русь!

ЧЕРТ

Хар-р-рош! Где был?

ИВАН (ухмыляясь)

Чово?! Где был, где был… Где был, тама нету! Не трррожь! А чаво!? Имею прррава! На свои гуляю! Вот он (показывает на немца) знает… (падает, на лету начинает храпеть).

НЕМЕЦ

Майн Гот, майн Гот…

ЧЕРТ

Да, герр Мейстер. Сваляли мы дурака с вашей маршировкой. Попробуем с другой стороны.

НЕМЕЦ (печально)

Скажу по чести, бросили бы вы это дело, герр Тойфель. Это не есть другой стороны. Это есть одна сторона…

ЧЕРТ

Ничего-ничего! (зовет слуг, те берут Ивана за руки - за ноги) Никто не говорил, что будет легко! Великие цели требуют великих усилий! Немедля! Во Францию! В Париж! В колыбель европейской культуры! (уходит со слугами)

НЕМЕЦ

Париж? Париж!? О, Майн Гот! (с ужасом смотрит им вслед)





СЦЕНА 3

Бальная зала. Дальний конец закрыт занавесом. Изящные французские барышни танцуют изящный танец. Учитель-француз выводит на авансцену Ивана и черта.

ФРАНЦУЗ

Се тре бьян, мсье Дьябль, се си бон! Какая замечательная мысль, обратить свой взор к просвещенной Франции, коя неисчислимыми достоинствами и преимуществами всевозможного свойства известна во всем пресвященном мире и даже в вашем Отечестве…

ЧЕРТ

Оставьте в покое мое Отечество, мэтр. Вернемся к вашему. Итак, как говорит мой подопечный, «покажь товар».

ФРАНЦУЗ

Миль пардон, мсье Дьябль, жё не компром па…

ЧЕРТ

Не понимает он… Не соизволите ли показать нам с Иваном ваше непревзойденной искусство?

ФРАНЦУЗ

О! С радостью! Вуаля!

Учитель присоединяется к барышням, танцует и поет с ними. В процессе танца Иван и Черт также присоединяются к балету. Каждый танцует в своем амплуа. Черт - изящно. Иван - постоянно срываясь в кадриль.


ДЕВУШКИ

Ах, Франция – прекрасная страна!
Свежа, нежна, изящна, ароматна!
Как жить на свете ты расскажешь нам,
Культурно, просвещенно и приятно!

ФРАНЦУЗ

Лишь почую я французское амбре,
В сердце вспыхивает радостное чувство:
Даже в мельнице устроим кабаре,
Даже сыр протухший превратим в искусство!

ДЕВУШКИ

Ах Франция, страна, чье имя - честь,
В стальной броне супружеская верность!
Мужчина, чье достоинство не счесть!
И женщина, чьи прелести безмерны!

ФРАНЦУЗ

Наши дамы - обожания предмет,
А мусье полны изящества и силы.
Из любой измены сделаем сонет,
Шпагой в печень ткнем  изящно и красиво.

ДЕВУШКИ

Ах, Франция, во всем ты образец!
Художники, философы, поэты,
Шеф-повары, клошары, наконец -
Эшатийон для остального света!

ФРАНЦУЗ

Мы из пары жаб состряпаем обед,
Обживем канализацию и крыши,
Наш король затмит собою солнца свет,
А осел у нас хвостом шедевр напишет.

ВМЕСТЕ

Ах, ля Франс - источник пламенных идей,
Восхитительных, блестящих и безумных,
Либерте, легалитэ, фратенитэ,
Это вам, мадам-месье, не фунт изюму!

ЧЕРТ

Ну, что ж, весьма недурственно. Даже, вон, Ивана, я смотрю, разобрало.  Иван!

ИВАН

Я, вашбродь!

ЧЕРТ

Вот что, любезный, поди-ка, пообщайся покуда с (указывает на девушек) … ммм... наглядным материалом. А мы тут с мусье учителем...

ИВАН

Миль пардон, вашбродь.

ЧЕРТ

О!

ФРАНЦУЗ

Извольте видеть! Уже действует!

ЧЕРТ

Хм... Возможно-возможно. Ты чего мильпардонишь, Иван Иванович?

ИВАН (трется вокруг черта)

Извольте, это-само, выдать. Того-этого, на содержание. Кон-ман-дирон-вон-чевонные, вот. А то, неудобно, как-то, с барышнями, а в кармане два воша да пять горошин.

ЧЕРТ

Разбежался. Я тебе дам на содержание. Забыл Неметчину?

ИВАН

Как забыть, вашство!? Нешто мы без понятия, нельзя, значит, нельзя. Аля хер, какгрицца, так аля хер!

(показывает зрителям часы, украденные у черта, уходит вслед за барышнями)

ЧЕРТ

Скажите, мэтр, насколько эффективно действует ваша метода? Видите ли, уже имеется некоторый отрицательный эксперьянс...

ФРАНЦУЗ

О-о-о-очень эффективна! Уверяю вас, наш пейзан преобразится в кратчайший срок и превратится в истинного шевалье! Вот буквально сейчас, я открою дверь, и вы не узнаете своего подопечного!

(распахивает дверь, сцена “взрывется” канканом, недавние изящные девицы танцуют с Иваном, задирая ноги до потолка. Иван и девушки поют на мотив Оффенбаха.


ИВАН

Эх, гармошка, развернися,
Наступает нова жисть:
Изобрел хранцуз индею:
Пролетарий всех главнее!

Пей, народ, гуляй, народ-да!
Наше время настает!
Коли выпивки не хватит,
Робеспьер еще нальет.

ДЕВУШКИ

Бей-бей-бей-бей

ИВАН
И буржуев и царей,

ДЕВУШКИ
Оп-ля, оп-ля,

ИВАН
Бистро-бистро-вуаля!

ДЕВУШКИ
Оп-оп-оп-оп,

ИВАН
Пол страны загоним в гроб!

ДЕВУШКИ
Оп-ля, оп-ля,

ИВАН
Справедливой жизни для!

ВМЕСТЕ

Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля!

Мы весь старый мир разрушим,
Нахрен он не нужен,
А затем мы наш, мы новый мир построим.
Смело мы в бой пойдем
И как один умрем,
Ну а потом свободно заживем.

Даешь равенство и братство!
И не сомневаться,
Что мы все как есть народные герои!
На денежки богатых
С пролетариатом
Эдак лет на семьдесят гульнем!

ИВАН

Ну-ка, девки, вашу мать!
Повыше юбки задирать!
Чтоб видней была свобода
Для трудящего народа,

И сияла нам всегда
Как путеводная звезда!
Так-си-я-ла!
Сяк-си-я-ла!

Падут тяжкие оковы
Рухнут все засовы,
Для врагов народа мы мы скуем их снова.
Чтоб  ели наши массы
Мясы-ананасы
И плясали весело канкан!

Айда все на бой кровавый,
И святой, и правый,
Чтобы пил Иван с утра рассол с какавой,
Чтоб жили все со всеми,
И в любое время
Был бы пьян Иван!
Чтобы Иван был каждый день и сыт и пьян!
Чтоб каждый в мире был бы сыт и был бы пьян!
Соединяйтесь, пролетарии всех стран!
Всех стран! всех стран!

На сцене чистый бордель. Черту и учителю наливают шампанского и вовлекают их в веселье. В конце танцуют все, пьяные и счастливые. На финальных аккордах слышится ружейная и пушечная пальба. Одна из девушек обнажает грудь и стреляет из пистолета в лампу освещения, гаснет свет, темнота стробируется вспышками выстрелов, выхватывая совершенно фантастические переплетения тел. Кода. Грохот, крики. Слышится голос Ивана: Чаво?! Морррда!!! Все стихает. Антракт.


АНТРАКТ




ДЕЙСТВИЕ 2

СЦЕНА 1

Иван сидит на лавке один, поет.

Ой, ты, море, море сине, море - синяя вода,
Утоли мои печали, удержи мои года...

Эх, как по морю шел корабель во чужую сторону.
Эх, где он нынче, тот корабель? Ни ответа, ни следа...

Ой, ты, море, море сине, море - синяя вода...

Иван поднимается, танцует, появляется балет, ритм превращается в своеобразную “медленную цыганочку”.

Расскажи-ка ты, подружка, как ты ночку провела?
Ой, да, я ее не провела. Всю я ночку прожила...

Расскажи-ка ты, мой милай, как же любишь ты меня.
Ой, разве я тебя люблю... Это я себя гублю...

Эх, да, кружитесь, вы, кружитесь, вы, по небу, облака.
Все равно напьется дождика великая река...
А там и море, море сине, море - синяя вода.
Утоли мои печали, удержи мне года...

Из-под лавки еле живой с похмелья выползает Черт. Мотает головой.

ЧЕРТ

Бр-р-р... Ничего не помню... Иван, где мы? (слышится звук Биг Бена) Что?!

ИВАН

Добра утречка, вашбродь. Извольте видеть. Велика британска Инперия.

ЧЕРТ

Как... “британска”? Мы же... это... мы же. Ой... (Хватается за голову). Так... давай по порядку. Мы были у француза. Я отправил тебя к дамам... Потом ты что-то пел... А я что-то пил...

ИВАН

Во-во! Аккурат, когда сама красота началася, вы, вашбродь, от хранцузишки по сусалам отхватили. Видать, тогда и эта... случилось...

ЧЕРТ

Что случилось?

ИВАН

Выпадение мозгу, вашбродь. У вас. А как раз перед этим вы мне сказамши, что опять не с того конца взямши, что надо меня решать по науке, а аглицка наука - она в мире наипервейша. Так что, поехали. А тут хранцуз...

ЧЕРТ

Так. Что-то припоминаю.

ИВАН

Ниче, вашбродь. Я хранцузишку тож без памятки не оставил.

ЧЕРТ

Боже мой! О, черт! А, ладно... Чего уж там. Хм... Наука, говоришь... Что ж, наука, так наука. Посмотрим.

СЦЕНА 2

Гремит музыка, на сцену выступают английские инженеры с различными машинами. Поют.

ИНЖЕНЕРСКАЯ ПЕСНЯ (то по очереди, то хором)

Не дал мне Боже ни хвоста ни крыльев,
Я не зубаст, не кольчат, не рогат,
Не дал мне Бог всевластья и всесилья,
Мозги он дал мне - сапиенти сат.

Я устремллю за горизонты взгляд,
И крепко в просвещенный нос ударит
Бодрящий запах паровозной гари -
Науки и прогресса аромат!

В глазах моих расчетов тьма клубится,
Мечты мои решимости полны!
Я полечу вперед быстрее птицы
И долечу до самой до Луны.

Я устремлю за горизонты взгляд,
И крепко в просвещенный нос ударит
Бодрящий запах паровозной гари -
Науки и прогресса аромат!

Есть у меня и знанья, и решимость,
И будет день, наступят времена -
Придумаю такую я машину,
Что думать не придется больше нам!

Я устремлю за горизонты взгляд,
И крепко в просвещенный нос ударит
Бодрящий запах паровозной гари -
Науки и прогресса аромат!

ИВАН (черту)

Вашбродь, объясни дураку, чего это они горло дерут?

ЧЕРТ

Видишь ли, Иван, сей панегирик имеет целью показать величие науки и прогресса и первенство разума перед природными силами...

ИВАН

Ась?

ЧЕРТ

О, черт! Все время забываю с кем говорю. Они эта... Говорят, человек машину придумал, и это хорошо всем будет. Механика - великая вещь!

ИВАН

А! Механика! Это я знаю! Это все механики, что ль?

ЧЕРТ

Навроде того.

ИВАН

Дык это и мы могем! Мы на механику с измальства глаз пристрелявши.

ЧЕРТ

В каком же это смысле?

ИВАН

Народное умельство!

ЧЕРТ

Да ну?

ИВАН

А то! Это мы счас вам с дорогой душой соорудим!

ЧЕРТ

Ну-ка, ну-ка.

ИВАН

Да зараз! Тока, вашбродь, надо бы эта, спиритусу литры две...

ЧЕРТ

Какого спиритусу!? Ты мне с этим спиритусом знаешь где!?

ИВАН

Обижаете, вашбродь! Икс-клюкс-чительна для опытов!

ЧЕРТ

Опытов? Каких еще опытов?

ИВАН

Ну, эта, опы... опы... опытику протирать.

ЧЕРТ

Оптику? Ну, ладно. Только смотри у меня, отчитываться будешь по накладной, под роспись.

ИВАН

Это у нас канешна! Нешто мы не понимаем? Норма разлива, э... (поправляется) расхода. Рыгламент, там, накладная-покладная! Это мы завсегда! Нужна накладная - накладём!

Иван начинает подковывать блоху. Зрители пока могут только догадываться, чем он занимается. На вступлении зонга Иван роется в волосах у инженеров, “ловит” насекомое, садится за стол, начинает действовать разными инструментами. Между куплетами, пока Черт отвлекается и не видит, Иван “протирает” оптику, наливая стопку, выпивая и дыша в лупу, которую вовсе не использует, просто кладет рядом.

Я пахал, пахал, пахал - скушно стало.
Дай-ка, думаю, чего соружу?
Чтоб кобыла сам-себя погоняла
И не лезла, так ее, на межу.
Покумекал-помудрил,
Припаял да распилил - все дела!
Распахала, полила,
Да еще и удобренья внесла!

Я жевал, жевал, жевал - скушно стало.
Дай-ка, думаю, спроворю чего.
Чтоб за челюсть механизьма жевала
И совала напрямую в живот.
Покумекал-помудрил,
Припаял да распилил - все дела!
Разжует и в рот сует,
И в сортире модны песни поет!

Я жену лупил, лупил - скушно стало.
Я и ей заместо сбацал машин,
Чтоб не гавкала, а лампой мигала,
Если я чего не так совершил.
И погладит, и пошьет,
Приголубит, подпоет - что за жисть!
Только вот беда кака:
Ну, такая, брат, тоска,
Хоть топись!

ИВАН (подносит щепоть с блохой под нос Черту) Во! Готово! Извольте видеть!

Черт недоуменно смотрит то на блоху, то на Ивана.

Иван подносит блоху инженерам.

ИВАН Во! (инженеры также в недоумении) Во! Во-о-о-о! Чего вылупились, ироды?

ИНЖЕНЕРЫ

What is it? What does it means?

ЧЕРТ

Что это, Ваня?

ИВАН

Как что? (хватает лупу) Блоха!

ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР

И что это есть значить?

ИВАН

Как что?! Да вы в лупус свой гляньте! (сует им лупу) Гляньте-гляньте! Да не на рыло, на копытцы ее глядите.  Видать?

ЧЕРТ

Это что? Подковы?

ИВАН

Точно! Подковы! Об осьми гвоздях каждая!

ЧЕРТ

Иван, ты подковал блоху?

ИВАН

Агась!

ЧЕРТ

Но...Зачем?!

ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР

This is terrible! Это есть издеватель над животный!

ИВАН

Как зачем? Какое издевательство? Вишь искусность какая? Неужь не позабавил?

ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР

Excuse me, sir! Что есть “позабавиль”? Это насекомый не есть шевелиться! Блох должен прыг-прыг! А это не есть прыг-прыг! Это не есть хорош! Where is profit? Где есть польза!? Должен быть польза! Look at this, sir! Смотреть сюда!

Инженеры выносят макеты и чертежи машин.

ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР

Вот! Смотреть сюда! Это есть машин для изготовлений ткань. Ткачная машин! Оне есть заменять сто ткачек! (на плакате нарисована одна машина и много-много ткачих.)

ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР

And now look at this! (Инженеры демонстрируют плакат с нерисованной “лесорубской машиной”, которая равна ста лесорубам) Лесорубский машин! один машин - сто дроворуб! And here it is! (Вот это вот! Кузнецкий машин! Сто кузнечиков! А вот! Вот! Пахальный машин! Один машин - сто пахалей! Это - есть дело! Это - есть польза! Что есть польза в дохлый блоха!?

Пока инженер говорит, Иван наливается яростью.

ИВАН (со зверской рожей)

Та-а-а-ак-с...

ЧЕРТ

Ваня...

ИВАН

Погодь, вашбродь! (подходит к плакатам, грозно рассматривает, затем берет инженера за шиворот) Иди к сюда, мил человек. (тычет в плакат) Сто пахаль, говоришь? Сто ткачек, говоришь? Ты наделал своих машин, а простому народу что? На улицу!? Милостыню просить?! Кору глодать!? Я те дам прогресс! Я те тут такое налужу-напаяю, век помнить будешь! Дер-р-ржите меня четверо!

Иван, озверев, рвет чертежи и крушит плакаты, попутно раздает тумаки инженерам и Черту.

ИНЖЕНЕРЫ

He is crazy! Save! Police! Alarm!

Выбегает полиция и выталкивает всех за кулисы. За кулисами - живописный и понятный без комментариев шум. Пока там шумят - смена декораций.


СЦЕНА 2

Лес. Поле. Дорога. Камень придорожный. Иван и Черт выскакивают на авансцену. Черт удерживает Ивана, тот рвется назад, потом остывает. Присаживаются у края сцены.

ЧЕРТ (тихо и злобно)

Скажи на милость, что это было? Как прикажешь это понимать? Что ты за чудовище такое? Сколько тебя ни учи, как ни просвещай, сколь высоких примеров разума и процветания ни показывай, в конце получается только одно - пьянка и мордобой! Отвечать, тварь!

ИВАН

Ась?

ЧЕРТ (цедит сквозь зубы)

Перестань притворяться глухим! Ты прекрасно все слышал!

ИВАН

Эк тебя, вашбродь. Ты, милдруг, эта, остынь. Давай, я те что ли песенку спою. Смешную!

ЧЕРТ

Песенку? Песенку?! Какую песенку!?

ИВАН

Ты погоди, чёртушко, ты послушай. Это хорошая песенка!

ИВАН (поет)

Собралась домашня скотина
Петуха судить за разврат.
Дескать, он, подлец,
Триста раз отец,
А еще в чужой курятник
Ходит каждый день развратник!

Что ж ты, говорят, растаковский,
Никакого удержу нет!
А петух в ответ: Я встаю чуть свет
И до полночи в работе,
Так за что ж меня клюете?

Это ж специальность такая -
Не давать покою курям.
Поглядеть прошу: за троих пашу,
А еще на договоре
У соседей на подворье...

Бык сказал: От кур поступила
Жалоба на грубость твою.
Это что же, мол,
Сделал да ушел,
Не дождешься ласки слова...
А петух в ответ: Да что вы!

Ежели к каждой куре с подходом
Да амур-тужур разводить,
Это ж в экий год до цыплят дойдет?
Я ж тогда рискую, братцы,
Прямо в супе оказаться!
Так что, как-нибудь
Сам постигну суть.
Вы же в деле петушином
Каждый со своим - извините - аршином!

Пока иван поет, Черт все более впадает в отчаяние. В конце зонга он просто сидит, обхватив голову. Иван завершает зонг и счастливо смотрит на Черта. Долгая пауза.

ИВАН

Во! Вишь, кака забавная песенка? (черт молчит)

И мораль у нее наличествует. Вот спроси меня, вашбродь, кака-така мораль?

(черт молчит)

А мораль така: не учи петуха учить кур топтать..

(Мрачный аккорд зонга Черта прерывает разглагольствования Ивана)..

ЧЕРТ (поет)

Черт побери, это что ж получается?!
Ты этой сволочи жизнь отдаешь.
Мечешься, думаешь, гибнешь ломаешься,
А результата - на ломаный грош?

Боже мой, сколько лучших людей положили
Жизнь за этот безумный народ!
Сколько светлых умов тебе верно служили,
Быдло, сволочь, скотина, урод!

Черт побери, это что ж за оказия?!
Я не жалею ни денег, ни сил,
Чтобы вот эту вот тварь безобразную
Впредь на себе белый свет выносил?!

Боже мой, сколько лучших людей положили
Жизнь за этот безумный народ!
Сколько светлых умов тебе верно служили,
Быдло, сволочь, скотина, урод!

Что ж это, дьявол, за свойство народное -
Лучших людей сапогами топать?
Сердце горячее, сердце свободное -
Под ноги, под ноги, под ноги, м-м-мать!
Боже мой, сколько лучших людей положили
Жизнь за этот безумный народ!
Сколько светлых умов тебе верно служили,
Быдло, сволочь, скотина, урод!

ЧЕРТ

Ненавижу!!! Нет в тебе ничего человеческого! Ни разума! Ни чувства! Ни совести! Ни чести! Проклинаю тебя! Пусть падут на тебя и колена твои смуты и кровь, мор и глад, мрак и позор на семьдесят лет и три года! (задыхается, смотрит на озадаченную и невинную морду Ивана) И... Э... Тьфу!

С громом и дымом Черт исчезает.

СЦЕНА 3

Иван один. Присаживается на придорожный камень. Оглядывается и достает из одного кармана узелок с закуской, затем, из другого - шкалик. Выпивает, закусывает, вздыхает.

ИВАН

Дела-а-а... Нет, а вот чего я такого сделал-та? Чего я сделал-та, скажите? Чего он сбесился? Из-за часов, што ль? Так он сам виноват, не будь  лоховесом, варежку не разинь, за карманы держись. Он мне еще спасибо должен сказать за науку! Что, не прав? Пр-р-рав! Я же все делал, как велено. Мы ж завсегда так. С дорогой душой. Эта... руководить и направлять... Просвещать, опять жа... На алтарь заслужения нам жизню сложить... А как жа? Нешто мы не понимаем? (из-за кулис незаметно появляется горбун - старичок Фима) Нет, ну, чего делать-та? Али спросить у кого? (оглядывается) О! Гляди-тко! Старичок - борода в пучок! Деда! Эк мне тебя Бог послал! Поди-тка сюда!

ФИМА

Поздорову тебе, ваше боголюбие!

ИВАН

И тебе здравия, дедушко. Не побрезгуй хлебом-солью, отведай, что Бог послал. (наливает чарку)

ФИМА

А и отведаю, отчего же? Дело хорошее! (берет чарку) Во Славу Божию, аминь! (крестится, выпивает, закусывает)

ИВАН

Сразу видно - наш человек! А как звать-то тебя, дедушко?

ФИМА

Звать-то? А Фима меня звать.

ИВАН

Фима. Серафим, значить!

ФИМА

И так можно.

ИВАН

Хорошее имя.  (смотрит на горб) Вот ты, Фима, Бога-ть славишь, а он тебя забижает.

ФИМА

Как это?

ИВАН

А так это! Эвон какой маятой тебя наказал! Тяжко, небось, таку гору на себе таскать?

ФИМА

Горбушка-то? Да рази это тяжесь? Это ж у меня, твое боголюбие, крылья растут, такая тяжесь душу смертную легче пуха делает!

ИВАН

Крылья! Вон кака забава! Не прост ты, дедушко! Ох, не прост!

ФИМА

Отчего ж? Все просто, внучек, все понятно, только возьмись.

ИВАН (наливает)

Понятно? Ты тогда мне вот что скажи. Мотал меня Черт по всей Басурманщине: изо краю в край. Мотал-мотал, да бросил. Что мне нынче делать, как быть? Куда ноги направить? В Америцу что ли податься? Там, грят, деньга-золото прям, из земли растет, чисто капуста! Али в Персию? А оттуда ведь до страны Катаю недалеко. А Катай-страна, она потому ведь так называется, что все там как сыр в масле катаются!

ФИМА

Да ну?

ИВАН

Право слово! А вот еще, говорят, еще подальше, с самого с краю блина земного есть така страна – Ёппонь. У них все по-другому! У них, ты знашь, даже Бог, и тот Ёппоньский. Да... Али к Ваське под бок? А? (наливает)

ФИМА (берет чарку) Во Славу Божию, аминь! (крестятся, выпивают, закусывают)

Хм. Ты, ваше боголюбие, вот что. Послушай, что мудрость великая сказывать изволила.

ФИМА И ХОР АНГЕЛЬСКИЙ (поют)

Вышел в поле сеятель,
сронил в землицу черную зерно.
Спит он и встает он,
и не ведает, как растет оно.
Сам росток проклюнется,
и зелень распускается сама.
и чтоб колос полнился
не надо человечьего ума.

И царь над царями,
И нищий убогий -
Все рядом идут,
А Господь - впереди.
Любая дорога - дорога до Бога,
Идущий дойдет. Помолись и иди.

Но как плод наполнится,
пригнется светлый колос до земли,
Сеятель не даст ему
рассыпаться и в прахе, и в пыли.
Серп он посылает,
Потому что время жатвы настает.
И, зерно сбирая,
Умножает он имение свое.

И царь над царями,
И нищий убогий -
Все рядом идут,
А Господь - впереди.
Любая дорога - дорога до Бога,
Идущий дойдет. Помолись и иди.

Ангелы расступаются и уходят. Открывая зрителям Ивана, мирно спящего, облокотившись о придорожный камень. Фима некоторое время смотрит на него, потом крестит, и тоже уходит. Иван просыпается.

ИВАН (просыпается)

И как эту твою сказку прикажешь понимать, дедушко? Мораль кака? А? Дедушко? Фима? Ты где? Спал я, что ли? Вот ведь, приснится такое! Чудеса прям. А ведь главное, все помню, все слышал, каждое слово в ушах звучит и... и ничего не пойму! Вот ведь, незадача. Что делать-то? Как там? Помолись и иди... Ха! Дай Бог, молитву-ть хоть одну вспомнить... Ладно, и вправду, пойду, куда идется. Прощевайте, господа хорошие, зла не держите, коли обидел, так это без умыслу, по неразумию. Я пойду. И вы тожа... идите. Давно пора. Бывайте здоровые. И эта... Как там Фима-то сказал? Во Славу Божию, аминь! (Кланяется).

Первые аккорды финала. Выход актеров.

ИВАН И ВСЕ АКТЕРЫ ВМЕСТЕ (поют)
Ты беги, беги, дорожка, между небом и землей,
Приведи меня, дорожка, в край мой милый, дом родной!

Не беда, коль не туда завернешь,
И меня еще куда заведешь - эх!
Все дороги, где б ни шли, там иль тут,
Все одно меня домой приведут.

Я хожу, хожу, гуляю вдоль земли да поперек -
Все едино: приближаю я мово приходу срок.

Погуляю, отозлюсь, протрезвлюсь
И до всяких там чертей доберусь - э-эх! -
А услышу соловья за холмом,
Значит скоро - край родной, милый дом!

КОНЕЦ


Рецензии