Примите мое искреннее сочувствие

                Глава из романа - эпистола "Осенние листья"
                           2000-2001год.
8 ноября, 2000 г.
Дорогая, милая Галина Сергеевна!
Дошла до меня ужасная весть. Примите моё искреннее сочувствие. Меня известие ошарашило. Почему-то кажется, что те, кого ты любишь, не должны быть подвержены общим законам жизни. Я любил Б. В. как очень талантливого поэта и замечательного человека, как старшего друга. Когда буду в Москве, я обязательно позвоню и, если позволите, с удовольствием навещу Вас.
Ваш Давид.

08. 11. 2000
Спасибо, я тронута. Подробнее отвечу позднее, когда освоюсь с компьютером. Галина.

Давид - 21. 02. 2001
Дорогая Галина Сергеевна, рад весточке от Вас. Верю, что Вы освоите. Вы умница и талантливы. Я уже несколько раз смотрел ту передачу с Б. Вл. и с Вами, которую я счастливо записал в 98 году. Всё-таки что-то осталось… И та замечательная книжка «взрослых» стихов, которую он тогда подарил мне.
Я уже подумываю о Москве. Когда приеду, обязательно позвоню. Очень хотелось бы повидать Вас. Будьте здоровы. Давид.

Галя - 25. 02. 01.
Дорогой Давид, спасибо за весточку. Я осваиваю технику, перепечатываю, по мере понимания, записки Бори. Буду рада повидать Вас. Здоровья вам. Ваша Галина Заходер.

Давид - 18. 07. 01.
Дорогая Галя, в июне я сразу уехал из Москвы в Питер и, вернувшись, звонил три раза, но понял, что Вас нет. Жаль, что не побывал в Вашем замечательном доме. Буду надеяться на будущее. Всех Вам благ и здоровья. Давид.

Галя - 19. 07. 01.
Дорогой Давид, сижу на своей чудесной террасе под вентилятором. Начала делать хронику Бориса. Кроме того, пишу разные истории про наш дом и его живность. Компьютер утешает. Я оценила. Пишите. Ваша Галина.

Давид - 22. 07. 01.
Дорогая Галя! (Вы не рассердитесь, что я вас так называю?)
Очень интересно, что вы там делаете? Может когда-нибудь почитаю? Уверен, что это будет интересно, потому, что Вы такая. За компьютером, конечно, сидеть хорошо, я сам люблю и сижу подолгу. Но, надеюсь, Вас не забывают и посещают живые люди, друзья. Хотя убежден, что и Вы скучать не умеете и всегда у Вас полно интересных дел. А я вот вернулся и сражаюсь со своим компьютером – новая машина, но что-то не то. Надо менять всю начинку.
Всех Вам благ. Пишите, когда будет время. Ваш Давид.

Галя - 24. 07. 01.
Дорогой Давид, называйте меня Галочка, меня это устраивает. Как новая начинка, получается? Пишите. Галя.

Давид - 25. 07. 01.
Дня через три я уеду на недельку к дядюшке. А 30 прилетает моя 15-летняя дочка, а уж она не даст мне скучать и уползать в Электронный ящик – любимое убежище одинокого пенсионера. (Жалостно, правда?) Всех Вам благ и успеха во всех предприятиях. Пишите – Давид.

Давид - 08. 08. 01.
Суета сует и всяческая суета.
Дорогая Галочка, (с удовольствием пользуюсь вашим советом). Был у дядюшки престарелого полторы недели, а теперь у меня в гостях дочка – на каникулах. С ней интересно и весело, но работать нечего и думать. Совесть меня грызет, особенно, как подумаю о Вас и представлю, как Вы там усидчиво и сосредоточенно работаете. У вас там, кажется, погода образумилась (надеюсь, ураган Вас не достал?), а у нас август набирает силу! Спад будет только к концу сентября…
Будьте здоровы. Всего доброго. Давид.

Галя - 09. 08. 01.
Дорогой Давид, я действительно хорошо и плодотворно работаю над библиографией. Она такая колоссальная, словно я привожу в порядок библиотеку, а не издания моего мужа. Ураган нас совершенно не тронул, хотя прошел близко. Похолодало, потемнело, где-то прогрохотало и все.
Мои круизные дела налаживаются. Уже куплен билет до Калининграда, где пересяду на теплоход и пойду до Копенгагена, потом будет Лондон, Амстердам, Гавр и все закончится в Париже. Уф! Если сбудется, то меня не будет с 15 по 30 августа. Попробую послать Вам свою небольшую работу. Галина.

Давид - 10. 08. 01
Дорогая Галочка, все замечательно – и рассказ Ваш, и то, что отправитесь в такой крутой круиз! И вообще замечательно, что в Вас столько талантов и столько энергии для их реализации. Столько успевать. Ведь я прекрасно понимаю – ко всему, – что такое вести такой дом. И сад, Так Вы еще птичек выкармливаете. Нет, правда, рассказ забавный и очень трогательный. И я несколько раз от души смеялся, как Вы здорово все это нарисовали. У Вас наверняка есть еще такие в запасе – надо набирать книжечку. Будут с удовольствием читать и дети, и родители. Какой у вас глаз! И я думаю втихомолку: вот что значит жить вдали он городской суеты и рядом с природой. Это то, о чем я часто думал в своей жизни и никогда не мог воплотить (за исключением редких месяцев). Но каждый получает то, что хочет, в результате. Спасибо, что Вы поделились со мной. Мне очень интересно. Вы и раньше писали или только сейчас решили? Продолжайте. На фоне нынешнего разложения литературы и вообще искусства (энтропии, как я это называю), я, словно хлебнул свежей водицы из родника. Дай Вам Бог здоровья. Пишите, пока Вы еще не на палубе. А я буду отвечать. Всего доброго. Ваш Давид.

Давид - 30. 08. 01.
Дорогая Галочка! С возвращением! Вы долго плавали по морям, по волнам и без ваших весточек уже пустовато. Ваш второй рассказ я прочитал, когда Вы уже уплыли. Читал с удовольствием. Конечно, не буду лукавить, – он не перекрыл новеллы о птичках, но все равно, такая доброта идет со страниц, такая человечность и простая земная жизнь. Может быть потому, что я знаю вас и знал Бориса Владимировича, и бывал в Вашем доме. Я читал о собачках и кошечках, а все время видел их хозяев, их лица, их улыбки и глаза, их голоса, чувствовал их жизнь - простую и насыщенную землей и искусством, так бы я сказал наобум, и еще – добрыми чувствами. Конечно, Б. В. читал это, – что же он говорил? Надеюсь, Вы здоровы и приехали с кучей впечатлений и сюжетов для небольших рассказов. Жду вестей. Ваш Давид.

Галя - 05. 09. 01.
Дорогой Давид, немного о путешествии. За сутки наш корабль пришел в порт Копенгагена. Я не взяла экскурсию, а пошла, бродить одна. Вышла к мостику, переброшенному через ров, в котором плавали утушки и прочие птички. Через старинные ворота попала в рай, окруженный неприступной, пятиконечной формы, крепостью, со всех сторон ограниченной тоже рвами с водой. Там стояли невысокие, чистенькие домики, совершенно одинаковые. Невдалеке -тоже небольшая, гармоничных пропорций, кирха. Я за-шла. Увидела крещение малютки. Прошлась по вершине крепостного вала и полюбовалась, пасущимися на его склонах коровами и овцами. Почти нет людей. Изредка пробегали трусцой разные датчане или проходили дамы, мирно прогуливая собачек. Тут же на валу, старая мельница, завершала эту пасторальную идиллию. Всё было прекрасно, но меня ожидал сюрприз. Вернувшись к воротам, обратила внимание на большую лужайку, где шли приготовления к концерту. Я присела на скамью у ворот и в этот момент зазвучала прекрасная музыка. Это начали проверять аппаратуру. Как потом узнала, готовились к выступлению нашего симфонического оркестра, прослушав весь концерт, покинула цитадель.
 Побродила по городу, присела посмотреть карту, чтобы выбрать дальнейший маршрут, и тут получила приглашение присоединиться к двум симпатичным бомжам, распивающим пиво прямо из бутылок. Не могу отрицать, мне было даже лестно, однако преодолев искушение, отклонила их галантное предложение. Мы расстались, обменявшись улыбками. Затем навестила несчастную Русалочку, которую словно назойливые мухи, облепили туристы. Они подъезжали на автобусах, оплывали её на катерах, лезли к ней на колени и на хвост. А она, маленькая, с головой, которую ей снова приделали после вандализма, сидела на мокром камешке и не могла себя ничем защитить. Я не стала подходить близко, чтобы не походить на остальных.
На обратном пути, встретила приятельницу, которая тоже возвращалась на теплоход, и, проходя мимо знакомой скамьи, я получила такие горячие приветствия от моих бомжей, что попутчица удивилась, даже иззавидовалась на мою популярность в столице Дании. Это навело на мысль вести учет моих побед, подобно мачехе из «Золушки», которая заносила в тетрадь даже такие, -кто сколько раз спросил, который час и сколько раз ей наступили на ноги. Значит так: один раз позвали пить пиво, один раз помахали рукой, один раз (на корабле)сказали, что меня красивые волосы. Итого - пять раз. (Ведь бомжей было двое).
Вечером мы отплыли в Гамбург.

Давид - 06. 09. 01.
Дорогая Галочка! У меня не получается рецензия. Потому что нельзя описать свои эмоции. Я читал и слышал Ваш голос и видел Ваше лицо, Вашу улыбку. И все время сам улыбался и даже хихикал. Светлый Вы человек. Волна добра и душевности долетает даже через имейл. И такой хороший мягкий юмор, непринужденный.
 Стараюсь представить, как Вы там живёте, в усадьбе – много ли одиночества или не дают побыть одной частые гости – и всё время разные картинки и представить не могу по - настоящему. Хочется задавать лишние вопросы, наводящие, так сказать. Я знаю людей – и не только женщин, – которые даже днем не могут находиться в доме одни. Но я думаю, во-первых, что Вам такое не свойственно, и вообще все же чаще представляю, что у Вас в доме часто бывают хорошие живые люди.
 Видно, что Вы довольны поездкой. А вообще, это зависит от человека –Вы, просто не можете не заметить массу интересного и забавного, всякого-всякого.
Я только что смирился со своим мучителем – Пи Си - и отказался от попы-ток его перевоспитать. Теперь, примусь за работу, -буду заканчивать пере-вод книжки Мрожека («Малые письма»), которую начал еще в 88 году. Авось кто-нибудь соблазнится – это прелестные эссе. Надеюсь, Вы продолжите свои «путевые заметки».
И вообще. (Это очень емкое слово, правда?)
У вас надвигается злая московская осень. Берегите себя. Ваш Давид.

Галя - 13. 09. 01.
Представляю, как Вы заждались моих сообщений. Особенно ярко пред-ставлю потому, что сама заждалась от Вас. Продолжу рассказ, хотя времена не подходящие для шуток.
ПОЛКОВНИК
 Первым делом надо было устроиться в ресторане. Конечно (как мне свойственно), я пришла к столу, когда все места, кроме одного из шести, были заняты. Соседка слева мне понравилась - у нее теплые глаза, зато сосед справа вызвал противоречивые чувства. Видимо, не только у меня, если место возле него оставили свободным.
Большой, средних лет господин, представился Андреем. Не слишком хорош, не слишком дурён, но что-то настораживало. Это «что-то» меня не подвело. Довольно скоро он раскололся и сказался полковником, в должности, как сам похвастался, генерала – начальника УВД одного из районов одного великого города. В целях конспирации не назову ни города, ни района. Вот я какая! У них руки длинные! Прямо за столом, если позволяла зона приема, он, по своему «крутому» мобильнику, распоряжался делами ведомства: принимал доклады, распекал подчиненных (так-перетак). В первый же день перешел со всеми на «ты» и только ко мне не знал, как подступиться. Садясь за стол, он говорил: - Можно не вставать! - (Это такая шутка). И периодически, у кого-нибудь из соседок, строго спрашивал: - Так как твоя фамилия? - Потом, растерявшейся даме, объяснял, что так при допросе сбивают спесь с подозреваемого. С нас он тоже её сбивал, но почему-то меня побаивался и обращался исключительно на «вы», госпожа Заходер, или по имени-отчеству. Когда он окончательно освоился с нами, то уже и кулаком мог стукнуть по столу, и накричать на стюарда. Потом, вдруг мог стать, словно обиженный ребенок- тихим, и на ухо спросить у меня: - Может, я зря с ним так погорячился? - Я так же, на ухо, ему говорила: - Пожалуй, что зря. - И он начинал мне объяснять, что этот круиз у него не задался: -Лучше бы взять с собой жену. Я-то думал завести романчик, но не получилось. Очень я разборчив. Здесь есть одна женщина, которая мне нравится, но она с мужем. Компания тоже не получилась. Пить мне нельзя, я -алкоголик. - Тогда я посоветовала ему заняться плаваньем в бассейне или массажем, что я взяла уже три массажа у весьма опытного массажиста на нашем корабле. Но оказалось, что ничего подобного ему делать тоже нельзя, так как он сильно раненый в двух войнах – афганской и чеченской, и у него сидят закапсулированные осколки недалеко от сердца и в любой момент они могут отправиться бродить по сосудам. Узнав, что я беспокоюсь о собаке, которая совсем недавно потеряла своего хозяина, а теперь, того и гляди подумает, что и хозяйку, предложил мне воспользоваться его мобильником. - Я не могу допустить, чтобы собака мучилась. - Хотя мучилась я, а не собака, я воспользовалась его любезностью. В дальнейшем, многие пассажиры теплохода стали рваться к его телефону, а я, хотя очень хотелось по-соседски попросить, больше ни разу не решилась, сам же он не предложил. Зато стал выдвигать для меня стул. Как-то раз, за завтраком, он сообщил мне, что у него сегодня утром было воспитательно-педагогическое настроение. Он, разговаривая со своим подчиненным, который проштрафился и заслуживал свирепой взбучки, но вместо этого услышал слова благодарности, что ему повезло, что у него такой хороший заместитель, и он им очень доволен. Тот, бедняга, словно на горячей сковородке поджаривался, не верил своим ушам, и все пере-спрашивал, правильно ли он услышал. - Да, да, правильно, правильно ты всё услышал! - Вот какой я сегодня хороший, мне так приятно, что я не стал его распекать.
Ну, что поделаешь с таким соседом! 
Дама, сидящая напротив Андрея, потихоньку ото всех, поделилась с ним неустроенностью сына, надеясь, вероятно, что он поможет. Продолжение темы происходило при всех. Он спросил, есть ли у сына квартира, и, услыхав, что есть, сказал: - Жаль, жаль, мне сейчас нужны участковые и у меня для них выделено 200 квартир. - Дама засмущалась, вероятно, она рассчитывала на конфиденциальность разговора.
Не знаю, зачем я так подробно описываю своего соседа. Возможно, потому, что, прожив с Борей в своей Комаровке, вдалеке от официальной жизни, я никогда не сталкивалась настолько близко с подобными людьми. Я, словно из другой страны, не всегда понимала их язык. Этот большущий человек, подчас, такой страшный, ведь он наверняка убивал, и убивал легко, вдруг становился ребёнком, который ищет защиты от жизни. Спрашивал меня, что ему читать, правильно ли, что воздерживаясь от алкоголя, он наваливается на пирожные, которые нам в огромном количестве скармливали в ресторане, советовался, что ему выбрать из меню, чтобы не полнеть. Даже попросил меня присмотреться к одной даме с мальчиком, который почему то льнет к нему: вдруг я увижу в ней какие-то достоинства, которых он сам пока не может обнаружить, чтобы заодно и за мамой поухаживать, оказывая внимание мальчишке.
И вдруг снова становился деспотом.
Однажды за завтраком, он громогласно объявил, что всю ночь дамы не давали ему спать, звонили в каюту, а он, якобы, посылал их (следовал точный адрес). Все смущенно замолкли, а я отшутилась: - Зря вы так нервничали, просто дамы хотели воспользоваться вашим телефоном. - Все рассмеялись, а он насупился. Последний день круиза. На столе появился конверт, на котором было написано предложение, отблагодарить обслуживающих нас работников ресторана, если они того стоят. Мы начали совещаться, по сколько долларов сложимся. Дамы жадничали. Кто предлагал по десять, кто по пятерке.
 - Ну, все, хватит, - полковник стукнул кулаком по столу, - я плачу полтинник за всех и, баста! -Все зааплодировали. Наш сосед был на высоте.
Мне в этот момент пришлось отлучиться, - я пошла в каюту за бутылкой кагора, который захватила с собой из дома, чтобы выпить прощальный бокал. Когда возвратилась, для верности спросила соседа, произошло ли вручение конверта. Полковник вскипел, стукнул опять по столу кулаком, но уже теперь так, что зазвенела посуда, и, глядя на меня с негодованием, сказал: - Госпожа Заходер, вы что, мне не доверяете? - Тут уже и я вскипела: – Получается, что это вы мне даете чаевые? Так вот я их не принимаю. - И демонстративно, достав деньги, подложила их под свою тарелку. Он опять на меня надулся.
Вот такой непредсказуемый человек оказался моим соседом по столу, за которым мы все вместе просидели много-много часов. За это время можно было бы влюбиться и выйти замуж, кабы попался, какой симпатяга. Так что этот персонаж не попал в реестр моих побед, зато, пожалуй, я могу добавить молодого стюарда в ресторане, который, обнося нас блюдами, непременно, очень внимательно, на меня смотрел. Однажды, я пришла в ресторан в косынке. Он подошел из-за спины, и, взглянув мне в лицо, с облегчением произнес: - Слава Богу, это вы, а то я испугался, что кто-то другой.
Я впишу этот случай под номером шесть.

Давид - 15. 09. 01.
Дорогая Галочка! С удовольствием читаю продолжение Вашего путешествия. У Вас определённый дар слова. И такой наблюдательный глаз, и как Вы запоминаете всякие детали и мелочи! Этот ваш генерал и позабавил меня и ужаснул. Какой яркий характер. И, одновременно, оригинальный и, так сказать, типичный. Правильно сделали, что не причислили этого типа к своим «победам» - но это тоже победа: перед Вами он явно умерил масштабы своего генеральского хамства.
И еще – мне приятно, что Вы ждали моего письма. Хотя я Вам, увы, ничего интересного не сообщаю. Что я писал в пропавшем письме? Что я, читая, слышу Ваш голос, Вашу интонацию и вижу мягко-ироническую улыбку, – то есть, вижу Вас. Это значит, что рассказ звучит очень органично и естественно. В нём – Вы. Я Ваших писем жду и всегда радуюсь, когда их обнаруживаю. И ещё я стараюсь угадать -какая из картинок моих ближе к истине: как Вы в изолированном от «большого мира» имении купцов Алексеевых мастерски восполняете свое одиночество (творческая натура не умеет скучать) - или как Вы постоянно принимаете кучу гостей, которые у вас не переводятся. Потому, что у Вас интересно и вообще – кто оценит оазис в нашей всемирной пустыне? (Вот загнул!)
Содержание моих последних двух месяцев свелось к бесплодной войне с моей техникой, – она вся взбунтовалась против меня. Не знаю уж за что – всегда относился к ней с уважением. Началось это ещё в мае, когда я, вдруг полез внутрь компьютера и спалил материнскую плату, из-за чего пришлось менять весь компьютер. Дальше происходят мистические фокусы. Компьютер заразил и всех остальных: видео не записывает, телевизор сам перескакивает с канала на канал (не угонишься) и даже такой дундук, как примитивный вентилятор на большой ноге ничего умнее не придумал, как самолично сломать себе шею – пластмассовую, но довольно толстую – после чего его остается только выбросить на свалку. Теперь жду, когда же кондиционер погонит вместо прохлады, горячий воздух, приемник перестанет ловить станции и вообще перестанет зажигаться электричество! Вода ещё льётся из кранов.
Спина моя к электротехнике никак, вроде бы, не относится, но и она, под-лая, решила надломиться и вот уже неделю не могу её починить, что мешает вволю сидеть за компьютером, хотя я уже забросил войну с ним и принялся за честную работу: перевод Мрожека.
Обнимаю и жду продолжения. Ваш Д.
 
  Читать след главу http://www.proza.ru/2016/07/12/658


Рецензии
Весьма спокойный, умиротворенный и, наверное, меланхоличный слог. Знаете, по прочтении этой главы на душе стало как-то уютно. Впечатление, что сидишь в комнате с камином, а за окном тихий дождь, полупрозрачный туман, а с веток свисают капельки дождя. За строками хорошо чувствуешь автора, что очень важно, что уже говорит о мастерстве и умении максимально деликатно и тонко передать (не навязать) свои переживания. Спасибо вам большое. С уважением, В. Н.

Варужан Назаретян   21.11.2017 04:37     Заявить о нарушении
Вы начали с самого начала. Это було так давно, и так оказалось важно для нашей героини. Общение, когда сама себя потеряла... Спасибо Вам, уважаемый Варужан. Галина, Заходер.

Кенга   21.11.2017 10:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.