Жизнь - отданная медицине

                Жизнь  -  отданная  медицине.
                                            Другу, коллеге  …..  посвящается.

      Он сидел в уютном небольшом читальном зале областной  библиотеки. Перед ним лежал его любимый медицинский  журнал,  в  котором он  внимательно ещё раз перечитывал статью  о  хорошо знакомой и очень  дискуссионной  в  последнее время   реформе  здравоохранения. Да эта проблема  хорошо ему  знакома  и  с  вопросами,   связанными   с  нею  он,  работая  уже  почти  сорок  лет  главным  терапевтом  области, постоянно  сталкивается.
     Задумавшись, он вспомнил свои первые годы работы   терапевтом после окончания института в районной больнице,  затерявшейся в далекой Вологодской глуши, на берегу красивого северного озера.  Вспомнил и  первые  приемы и  первых больных,  в которых с эмоциональностью и дотошностью пытался    разобраться.  Теоретическая база у него была хорошая ещё с института. Кроме этого,  он  прочитал  массу  медицинских  книг  и  по программе  и  конечно,  сверх её,  особенно  по  любимым и интересным ему  вопросам  психологии, парапсихологии,  генетике.  Кстати, эти увлечения остались у него на всю жизнь. И в  последующих  многочисленных  поездках  по  различным  городам и  странам, любимым  его  делом   было  обязательное  посещение     книжных магазинов, выставок  и лучшей  радостью стало приобретение  наиболее интересной,  редкой   книги.
    Он  вспоминал, как сначала для него  главным   было   поставить  больному   грамотный   диагноз  и постараться  быстро и правильно   вылечить  его.   Но  в дальнейшем все больше он  стал     понимать,  что  этого  недостаточно  и  у него  появился  ряд вопросов.
       Почему  люди  так  поздно обращаются к врачу? 
       Почему  часто    лечение  проводится  не так,  как  нужно?
     И  пытался на эти  вопросы  ответить  сам  и обратить  внимание  других.   Конечно, любознательного  молодого  врача  заметили.  И опытнейшая, всегда присматривающаяся к молодым врачам,  главный  терапевт  области   назначила  его  районным  терапевтом.  И ему, кроме  лечения  конкретных больных, пришлось  заниматься  и   вопросами   организации   лечения   уже  сотен  больных  и конечно, столкнуться  с  рядом  проблем.
     Так он обратил внимание, что больные с пневмониями    лечатся  больше  на  дому,  поздно  поступают  в  стационар,  а  значит  нередко с этим связаны и различные осложнения и  неблагоприятные исходы. К сожалению,  подобная  ситуация выявилась и при тяжелых ангинах, что в  дальнейшем     приводило  к  развитию  ревматических  пороков  сердца.  Особенно обращал  на  себя  внимание  тот  факт, что  большинство  населения  не знает о повышении своего артериального давления и его  выявляют  нередко  только  уже  при  поступлении  в  стационар, часто с тяжелыми нарушениями  мозгового  кровообращения. Он   столкнулся   и  с  необходимостью  обязательной ЭКГ  при  болях  в  сердце,  а  при     шумах в  сердце  -   ФКГ   и   рентгенологического  обследования  (к  сожалению, время УЗИ тогда еще  не  наступило).  Конечно, проблемы были и со стационарным лечением терапевтических  больных  в  связи  с  нехваткой коек, дефицитом многих лекарств, особенно   антибиотиков.
     Большим успехом в его  работе  была  организация   регулярных  врачебных выездов в  местные  участковые  больницы, медпункты,  как  с  консультацией сложных  больных, так  и с диспансерными  осмотрами  в  школах,  на  фермах и  различных   предприятиях.  Улучшилось и  диспансерное  обслуживание  инвалидов  войны,  больных с язвенной болезнью желудка, артериальной гипертонией, туберкулезом  легких, онкологических  больных.   
     Но  особые  сложности  ему  встретились  при  составлении годовых отчетов районного терапевта. К сожалению,  статистическая отчетность всегда страдала субъективизмом и  зависела  от  того, кто  её  составляет. Он честно  ответил на  необходимые  пункты  отчета,  показал  все  имеющиеся  у  него  данные,  но   они   в  ряде  случаев  не  совпали  с  предыдущими,  а  также  возникло  ряд  вопросов  и  при  сдаче  отчета    в областном  центре. И  в этой сложной ситуации большая  помощь  ему   была   оказана со стороны   главного  терапевта   области.
      Хорошую  школу   ему  пришлось  пройти   за  эти  годы. Нередко встречались и сложные случаи болезней  крови, эндокринной системы,  системных заболеваний и ряд   других.  И  он  сам  почувствовал, что    на  «голову  выше»   стал  разбираться  в  этой патологии. А что касается организационных  вопросов, то  благодаря  работе  районным  терапевтом,  ему и  в  этом  плане  пришлось познать много нужной информации. И конечно, его   самоотверженная,  не  знающая  ни  дня,   ни  ночи  работа, была оценена. Областной терапевт  направила его в клиническую  ординатуру  в  Москву  с  прицелом  в  дальнейшем  заменить  её  на  этом  месте.
      Да, это было замечательное время, по сути, повторение  студенческой жизни, но уже  с  практическим  врачебным  уклоном.  Он попал на кафедру широко известного кардиолога   60-70-х годов  академика П.Е. Лукомского, в его филиал под руководством  замечательного клинициста профессора В.И. Бобковой. Хотя  сначала  больница,  где  ему  непосредственно  пришлось работать, не произвела  на него ожидаемого особого впечатления. Она  имела  небольшой   по  столичным  меркам коечный  фонд    на  450 коек с большими палатами по 10-12 коек и с постоянно    лежащими   в  коридорах  больными.  Это кстати  было  характерно даже  для  Москвы  начала  семидесятых  годов,  так как  в  то  время только ещё развертывалось строительство громадных   клиник  на  1000  и  более  коек.  Но  в больнице была прекрасная, с давними клиническими  традициями, лаборатория, неплохо оснащенное для того времени функциональное и  рентгенологическое  отделения, очень  высокопрофессиональная, фактически в клиническом плане не зависимая от   администрации,  что  очень  немаловажно,   патолого-анатомическая  служба.
     А самое главное – в больнице работал  высокопрофессиональный врачебный коллектив в тесном    контакте с кафедральным коллективом, что  было    характерным   для  лечебно-профилактических  учреждений  Москвы  того  времени. И  был    единый   подход  в  диагностике  и  лечении  больных,  как  у  сотрудников  кафедры, так  и  у  врачей  больницы.  Конечно, этому способствовал  высокий  профессиональный  уровень  сотрудников  одной  из  наиболее  ведущих  кафедр Москвы. Регулярно на ней проводились различные совещания,  заседания,  конференции, клинические  разборы, апробации  и  защиты  диссертаций   и   естественно,   клинические  ординаторы    оказывались  в  самом  центре  научных  дискуссий  и  новейших  медицинских  достижений. 
     Особенностью  учебы  клинических  ординаторов   было, что  при  полной  загруженности  их  на отделении  с ведением   по 10-12 больных,  частых   врачебных   суточных дежурств  по  клинике,  они  были   ещё   и  обязаны  посещать  все  многочисленные  конгрессы, заседания  обществ, конференции,  происходящие  в  столице.  А  значит  теперь  не только  по учебникам,  но и воочию  можно было  увидеть  и  услышать  знаменитых  профессоров, академиков, их   выступления,  доклады,   блестящие  яркие  дискуссии.  И  мало  того  -  была  возможность в  медицинском  халате пройти  в  различные  московские   клиники, чтобы в общей свите одного из знаменитых академиков  участвовать в поучительных   клинических   разборах и обходах.   В общем,  много  чего  он  увидел  и услышал  за  эти  два  года   клинической  ординатуры.
     Естественно,   родным домом    для  него  стала    и   публичная  библиотека   им. В.И. Ленина.  В её  в залах   и каталогах,  в то время,  можно было прочитать и узнать всё происходящее в    медицинским мире. Постоянно он посещал и магазины  медицинской книги и Дом книги на Арбате, выискивая  информацию  не  только  по   медицине, но  и  по любимым    его  увлечениям. Посещал  он  и  нумизматические    центры, увлекаясь с  юности  подбором   различных  редких  монет.  Были  посещения  и   различных,  часто  проводимых  в  столице  выставок, походы   в  театры,  на  концерты  любимых  артистов,  благо  в  то  время   это  не  было накладно  даже  для  небольшой   стипендии  ординатора. 
     И конечно, он  приобрел в   Москве  ряд  знакомств, оставшиеся  с  ним  на  всю  жизнь.  Так,   вместе  с  ним  с Севера  приехали  и  двое  молодых  докторов,  примерно с такой  же  судьбой,  как  и он,  поработавшие  после  института в сельской местности. И  так  получилось, как и  должно  было  быть,  что они  нашли  общий  язык и  общие  цели   в жизни,  часто  вместе  посещали   различные лекции и конференции, дискутировали и о  медицинских  и  общих  философских проблемах. И в дальнейшем они всегда   поддерживают  взаимные  контакты,  хотя  жизнь  и разбросала  их  далеко  друг от  друга.
     К сожалению, такое  прекрасное  возвращение к  студенческой  жизни  закончилось через  два  года.  Предлагалась  ему  и  научная  работа  в Москве.   Но дома    оставалась  семья, жена  с дочкой.  Да  и надо  было   оправдать   оказанное  ему  доверие  о   дальнейшей   работе    и  он вернулся  на  родную Вологодчину.  Здесь он сначала  стал   заведующим  кардиологическим  отделением  в  областной  больнице, а  вскоре был назначен и  главным  терапевтом  области.  Так   началась  главная  работа   в его  жизни.
     Вологодская область является северным регионом, раскинувшимся  на  громадной площади, примерно   500   на  200   километров, с многочисленными реками  и  озерами, сплошными  лесами и  болотами, с двумя  основными городскими центрами  примерно по 300-400  тысяч  человек. Один из них   Вологда  - это  красивейший   областной  центр  с почти  тысячелетней  историей,  выросший  на пути  движения  новгородцев   к Волге, с  сотней действующих и разрушенных  церквей,  со старинным  центром  и с быстро  расстраиваемыми  современными  кварталами. Другой -    новый город Череповец, с быстро развивающейся металлургический и химической  промышленностью. Это, к  сожалению, создавало и условия для   негативного   экологического микроклимата.   Область была  представлена  ещё   и   тридцатью   районами,  разбросанными на  громадной  территории, часто   сообщения   с  которыми  в то время   были  только  водным  путем в  короткое  северное  лето.  Дорожное  строительство   в 70-е годы  в области  ещё  только  развертывалось,  а  преодолеть  сотни километров по  знаменитым  вологодским  дорогам  того  времени, в которых  увязали  даже  трактора, для  любого  транспорта, также  и медицинского, представлялось крайне затруднительным.  Дороги в зимнее время, т.н.  «зимняки», так же  часто были  ненадежными  и   их  состояние  зависело  от  капризов  непогоды. Для  оказания  скорой медицинской  помощи  использовалась  иногда санитарная  авиация, если позволяло наличие  в райцентрах  подходящих  аэродромов, а  главное  погода, которая в условиях Севера часто бывала  нелетной.
     И конечно, эти условия сказывались на состоянии     медицинской  помощи,  особенно  в  удаленных  районах. В первую очередь это  отражалось  на врачебных  кадрах. Да в те  годы   было  жесткое  распределение  в  институтах  на периферию  с отработкой 3-4 лет, но проработав этот срок в отдаленной местности, большинство врачей уезжали. Вместо них направлялись новые врачи, а им  снова  надо  было  набираться  опыта. И  так постоянно   продолжался  этот  кругооборот.  И  поэтому,  особенно важным для  него  встал  вопрос  о подготовке   активных, способных решать основные вопросы на местах,  районных  терапевтов.  Да, старый афоризм  «кадры решают всё»  особенно значил  в этом  северном   регионе. Под его контролем, как областного  терапевта, находились и  проблемы связанные с кардиоревматологией, пульмонологией, гастроэнтерологией, нефрологией, гематологией, эндокринологией и другими  специальностями. А значит, постоянно возникала    необходимость решения вопросов о подготовке и данных  специалистов,  выделение  лекарств, аппаратуры,  специальных   коечных фондов   и т.д. 
       Но  главным  его делом  был  конечно   контроль  за    основным  звеном  в  здравоохранении -  за  работой   участковых  терапевтов. И  что бы  не  говорили   в обществе  и не  решали  в  различных  высоких  инстанциях,  но  самое   первое   и основное  слово    в    ранней диагностике, своевременном и грамотном лечении, дальнейшей   реабилитации  и  ведении  больного  по  жизни, конечно,  зависит  от    уровня  профессионализма   данных  врачей.  И как бы  они не назывались -  участковыми,   семейными  или   врачами общего профиля  - роли  не  играет.  Главное, чтобы  они  были подготовлены профессионально, имели необходимый  медицинский  инструментарий,  оборудование  и  конечно  были хорошо обеспечены  материально. И только тогда качественно  возрастет   уровень  и всего  здравоохранения. 
      Он  вспомнил   свои  многочисленные    дискуссии  и попытки      разрешения  всех  этих  проблем.  Но,  к сожалению,  всё   так и  остается  на  уровне  разговоров  в  высоких  инстанциях.  Поэтому он  пытался   делать то,  что  от  него  зависит - организовывал  учебу   врачей, в данной  случае  терапевтического  профиля.   И  он  вспомнил, сколько   сил  и  времени пришлось    положить,  чтобы  организовать этот процесс в условиях области.  Ему  удалось  выйти  на контакт с ведущими медицинскими вузами Москвы, Ленинграда, Ярославля с организацией учебных, особенно требуемых  в  настоящее  время  сертификационных  циклов, с выездом  профессорско-преподавательского  состава   в  областной  центр. Это облегчило учебу врачей на месте  и дало им возможность иметь так необходимые прямые контакты с ведущими  учеными  страны.  И он организовал  проведение  этого необходимого процесса ежегодно, по сути, в  автоматическом  режиме, что  дало  возможность  получать во время  сертификаты   большинству  врачей, даже  отдаленных  районов.  Да, конечно, сейчас  модным  становится  проведение  учебы   в  виде   т.н.  теле-видео - циклов  с обратной  связью,  в интернет - режиме  и он  в последние  годы  проводил   и  подобную форму.  Но все - таки   непосредственное  прямое  общение  с  преподавателем  всегда  дает   более  оптимальный  результат.
     Да следует так же помнить, что этот громадный  объем  работы по повышению профессионального  уровня  врачей     в  областном  центре, не  имеющего своего  медицинского института,  конечно,  ложится тяжелой ношей и на плечи т.н. главных  специалистов области, так как при наличии вуза  он в какой-то степени  больше проводится вузовскими специалистами и преподавателями. 
      Он задумался, вспомнив  и  о ведущейся  в настоящее  время   по  инициативе  сверху, в  целях естественно,  экономии  средств на здравоохранение - сокращении  стационарного  коечного  фонда, особенно  в сельских  районах. При  этом за  образец  берется  опыт   цивилизованных стран. Конечно, в  США  и европейских  странах,  возможна  выписка   домой   больного  с  инфарктом миокарда  или  инсультом на 7-10  день, даже  прямо  из реанимации  в  прекрасные  жилищные условия  со всеми  бытовыми  удобствами,   с 24-часовой сестрой–сиделкой, ЭКГ-мониторированием, с  возможностью регулярного проведения  процедур, анализов, посещений  врача.  При отсутствии   же  подобных условий в  нашей  стране - такая ранняя выписка,  конечно же приведет  к  увеличению  тяжелых осложнений, росте  инвалидности и летальности среди  населения. Более логичен  т.н. «ступенчатый» подход,   когда   при  наличии хороших дорог и транспорта, необходима   госпитализация больных прямо в центральные районные больницы (ЦРБ) и соответственно тогда возможно перепрофилирование участковых больниц в амбулаторные  медпункты. Соответственно,  при тех же  условиях  - своевременная  госпитализация сложных тяжелых  больных  прямо в областные или крупные городские  больницы по  профилю. Кстати это  сейчас  широко используется хирургами.  Таким  образом, будет возрастать  роль крупных  центров, хорошо оборудованных современной   диагностической   аппаратурой,  с  высоким  качеством  лечения.
      И  он  вспомнил, сколько времени и  усилий  у него  ушло  на  организацию  в крупных  центрах области  кардиореанимационых  отделений,  а  в  настоящее время  эти  многократные  трудности  связаны  с  организацией   и  т.н.  областного   сосудистого  центра.   Конечно, быстрое развитие диагностических методов   в медицине, невозможно без наличия современной, к сожалению  дорогостоящей  аппаратуры. Особенно  быстро развиваются сейчас  ультразвуковые методы диагностики, мониторирование ЭКГ и АД, нагрузочные пробы (ВЭМ и Тредмил), ЭФИ, новейшая лучевая диагностика (МРТ, МСКТ), лабораторные исследования и др. и он всегда старался  убеждать  властные  структуры  о  необходимости оснащения лечебные учреждения данной аппаратурой.
      Очень много проблем связано  с  лекарственным  обеспечением  населения, особенно  т.н. «льготных» больных, пользующихся  бесплатными  лекарствами. К сожалению, на  данную  группу, в  связи  дефицитом  финансовых  средств, чаще  выделяются  не оригинальные  препараты, а т.н.  «дженерики»,  преимущественно   российского  или  индийского  производства  с  низким  качеством,  нередко  с наличием активного начала не более 15-30% от оригинального препарата. Естественно, это ведет к низкой  эффективности  лечения,  частым  побочным  осложнениям  и  реакциям, особенно  аллергическим.  Но часто  и  этих  лекарств  не  бывает  в  аптечной  сети. Всё  это  вызывает, вполне  обосновано,  ряд   упреков  и  жалоб  больных  в различные  инстанции.
       Да, это самая  неприятная  проблема. А разбором  жалоб  больных, особенно на врачебные ошибки,  ему  постоянно  приходится  заниматься.  Конечно,  тот  «гуляющий»  среди  врачей  афоризм  «не ошибается  тот, кто  ничего  не  делает», в  принципе отражает действительность врачебной  практики.  И поэтому наиболее часто  врачебные  ошибки случаются при острых ситуациях, требующих  быстрого  решения, не  дающих  времени всё  предусмотреть, особенно  в хирургии, акушерстве, педиатрии, где они приводят  к  тяжелым  последствиям.  Но и в терапии сейчас часто  требуется быстрое  своевременное  обследование, назначение   очень  агрессивных  препаратов.  И в ряде   случаев  некоторые  врачи  уходят  от  решения  данных  вопросов, этим  тоже  нанося вред  больному, т.е. совершая  врачебную  ошибку. К сожалению, такие случаи лучше видны именно самим врачам, своим  коллегам,  а больной чаще  об этом и  не  знает.  И конечно, чтобы  различить врачебную ошибку, связанную с халатностью, а значит с уголовной, юридической   ответственностью  от  врачебной  ошибки  на  фоне  недостаточной  профессиональной  подготовки   с последующими, соответственно,  административными    выводами,  необходимы   независимые   медицинские   экспертные комиссии. И большой практический врачебный и организационный опыт, давал ему возможность, участвуя в экспертных комиссиях, выносить наиболее объективные, но часто и очень  нелицеприятные   для  ряда  врачей,  решения.
     И ещё, как же важен для  руководителя в здравоохранении  свой  собственный врачебный  опыт - ведь только тогда  он  сможет  принимать  наиболее оптимальные объективные решения. И  он    вспомнил, каких трудов ему стоило буквально с первых лет  работы  областным  терапевтом  и  до  настоящего  времени  продолжать самому лечить больных в кардиологическом  отделении  областной  больницы. Да, он должен был сначала рано  утром  провести  обход больных и только тогда  ехать  на  работу  в департамент  здравоохранения, где его уже   ждали   неотложные  дела. И его  начальство  неоднократно  требовало  от  него заниматься только  организационной  работой. Но  он  все-таки   настоял,  что ему, как  главному терапевту области  нельзя  не  заниматься  врачебной  практикой. И  тем более был  рад, когда  удавалось  поставить   грамотный  диагноз  в сложных  случаях  и  в  областной  больнице  и  при   выездах  в  районы.   Конечно,  это  требовало  от  него  работать,  по сути,  24  часа  в сутки, часто не зная  выходных. И даже   в субботу  и в воскресенье  заниматься   различными  неотложными    делами. 
      Как  областной  терапевт, он   регулярно   должен  был  бывать  во  всех  крупных  городских  и  районных  ЛПУ. А  при  такой  громадной  территории области, это  приходилось часто делать с  помощью  санитарной  авиации, где   он  стал  буквально  своим человеком, регулярно  вылетая  в  отдаленные  районы. Да и на  автотранспорте, наверное,  пришлось наездить тысячи  километров  по  тяжелейшим    вологодским  дорогам, особенно  в 70-80   годы,   нередко   попадая    в  различные   аварии.
      Конечно,  он  не  мог  не  думать  и  не  заниматься  и  научными вопросами.  Так,  тесно  контактируя  с  работой  скорой помощи,   хорошо зная работу участковой службы, он задумался о ведении острой патологии в этих условиях. И в этом плане видным  московским ученым  ему  была  предложена  научная тема об   острых желудочковых аритмиях  при  инфаркте  миокарда  и  мерах  их  профилактики с помощью лекарственного препарата – лидокаина. И он  полностью погрузился  в  эту работу, отработав четкие  протоколы, карты  ведения больных, оценку эффективности   диагностики, лечения. И результат  был получен - блестяще  защищена  кандидатская  диссертация.
     Но как говорят, «вошел в тему, надо её продолжать».  Полученный огромный  материал привел его  к  продолжению  работы по выяснению  основных закономерностей возникновения,  течения, а значит  профилактики  и  лечения  одного из  основных  заболеваний, «пандемии» нашего века - артериальной гипертонии.  Эту работу он уже проводил под руководством ведущего  кардиологического центра нашей страны– института  профилактической кардиологии.  А в  условиях  областного  города, при широком подключении участковых терапевтов, с оформлением  протоколов и карт ведения, он вывел четкие регистры  артериальной  гипертонии по Вологодской области. Это была  одной  из  значительных   передовых   работ  в  этой  области  в стране  и  конечно  она была  блестяще    защищена   в  Москве   с  присуждением ему   степени  доктора  медицинских  наук.
       Да,  он  старался   эти  сорок  лет   шагать  в  ногу  со  временем, а время  это было  очень  жесткое  и  переломное, с  кардинальным  изменением взглядов всего общества на фоне жестких  экономических реформ, в том числе конечно и  в здравоохранении.  И  всё это    приходилось переносить  через  себя, продолжая  работать  и  работать,  не зная  выходных,  часто  в  ущерб  своей  семье,  своему  здоровью. У  него  подрастали  две  замечательные  дочки,  влюбленные  в  него  и  похожие  на него. Но  все  эти  домашние  заботы и трудности, конечно, ложились на плечи его  замечательной  жены, которая   не знала  ни  сна, ни отдыха. Освобождала его от  домашних  забот, давала  возможность  даже в  воскресенье  посидеть  в  любимой  ему  областной  библиотеке,  успеть  просмотреть  нужные    медицинские  журналы,  а  иногда  и  срочно  подготовить  различные  решения  для   заседания  медицинской   коллегии   департамента.
       Но видно  и  его железное  северное  здоровье  не  выдержало  таких многолетних тяжелейших нагрузок.  Стало повышаться  артериальное давление и случилось ещё более тяжкое и   непредвиденное - онкологическое  заболевание  желудка.  И как всегда  бывают  накладки  у  медиков -  даже  оперироваться  ему пришлось дважды. Был  полностью  удален  желудок и  естественно,  принимать  пищу пришлось  сначала почти  каждые   30-40 мин,  а затем - через  2-3 час.  Он сильно   похудел  и  все  знакомые  и  коллеги, сочувствуя ему, рекомендовали  ограничить  его  нагрузки.  Но  наверное,  он был  прав  -  не  ушел с  работы, с обычного  его  ритма  жизни,  а сжав  все  силы  в  кулак,  продолжал  вести свой обычный ритм жизни.  И окружающие его люди преклонялись  перед  его  такой   волей, уважали   его  и  ещё  больше, конечно, стал   его  авторитет.
      Он  вспоминал  всё  это  происшедшее  в его  жизни, эти  трудные, тяжелые, но и   счастливые  моменты   её.  Да,  он прожил  неплохую  жизнь, он  работал  в  любимом  для  него  деле, он многое  сделал и  оставил  людям.  Да  он   жил  не для корысти,   не  приобрел ни  машины, ни хорошей  дачи, не  построил себе    высоких  хором, как  сделали  многие  его   коллеги  по  работе. Да  он  был    «белой вороной».  Но  зато  он  оставался  самим  собой,  тем  «врачом – романтиком» всю свою  жизнь. Но  ведь  именно  такими людьми и движется вперед жизнь. И даже сейчас, несмотря  на  трудности  со здоровьем, он  готов  ночи  не  спать  в  поезде, чтобы  побывать на  каком-то важном для него конгрессе,  совещании  в столице.  Жаль  только  вот  не  удается подобрать  на   место областного терапевта подходящего,  хоть  немного  похожего  на него,  «трудоголика».  Но  видно  сейчас  времена     другие   и   по жизни   идёт  уже   другое  поколение  со  своими   ценностями   и заботами,  непохожими  на  тех  романтиков   60 - 70   годов.
       За  окном  темно,  пора   идти  домой, жена  уже  наверное  заждалась, тем  более они  сейчас  остались  одни,  а  дочки   уже, как и положено   детям,   ушли  в  свою  самостоятельную  жизнь.   Он шел по вечерним, затемненным улицам, ставшего ему  родным,   города, под тихо шумящими на осеннем ветру березам с  опадающими  медленно листьями   и  наверное никто  из  редких  прохожих не знал, что идет  человек - прекрасный  доктор, который  всё  отдал, всю  свою  жизнь самому  благородному  делу  на свете  -  медицине.
    


Рецензии
Замечательная история. Человек жив, пока его помнят. Думаю, что многие тысячи больных будут помнить такого Врача.

Василий Куприянов   13.01.2018 16:55     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.