Мотиваторы удовольствий, или что такое счастье. 1

                                       

Слегка видимое, очерченное легкими контурами, энергетическое облако приклеилось к планете. Постепенно оно начало расползаться, покрывая все большее и большее пространство.
В разрывах между облаками проглядывались разноцветные вспышки. Они не были яркими; они возникали, как мерцающие звезды, то в одном месте, то в другом. Вспышки зажигались и гасли все дальше от середины энергооблака. Волны туманно-белого цвета концентрическими кругами пульсировали внутри него. За несколько часов вспыхивающие звезды, плавающие в белесом тумане, покрыли все небо. Чем дальше они расходились, тем слабее становилось их свечение.
Все живые существа, находящиеся под облаком, почувствовали необъяснимый страх и бросились в панике бежать и прятаться. Небольшие и средние по размеру прятались вглубь земли, под камни и в норы. Другие, побольше, искали укрытие в глубине леса, под деревьями и на деревьях, среди листвы. Существа покрупнее находили укрытие в воде.
И только двуногие, облаченные в шкуры, существа, то ли люди, то ли звери, пытались укрыться в небольших хлипких лачужках, сложенных из крупных веток. Панический ужас, отражающийся в их глазах, лишал их зрения. Они бегали, сталкивались, спотыкались, падали, поднимались и вновь бросались бежать, сбиваясь в этих лачужках, в темных углах, в небольшие группы, тесно прижавшись друг к другу. Одна из лачужек не выдержала натиска и рухнула, накрыв скопившихся там существ. Они, перепуганные, выползали из-под обвалившихся веток и разбегались, пытаясь втиснуться в оставшиеся строения.
Звериное мычание вырывалось из их глоток. Иногда останавливаясь, они запрокидывали вверх головы, поглядывая на меняющее форму облако. В руках они держали деревянные палки, которыми размахивали, поднимая их вверх.
Через какое-то время все полулюди спрятались, только в центре, между строениями, осталось несколько самых храбрых воинов. Они продолжали устрашающе мычать и угрожать небесным силам своим деревянным оружием.
Так длилось несколько часов. Потом облако начало тускнеть, звезды постепенно гасли. И существа, видя, что нет никакой опасности, стали выползать из своих укрытий. Все возвращались к своим занятиям. Кто-то продолжал заготавливать дрова для постоянно горящего костра, из которого можно было тлеющими головешками разжечь огонь возле каждой из лачужек. Часть существ стала восстанавливать разрушенное строение, устанавливая в центре поваленное несущее бревно. Другая часть занялась разделкой принесенного охотниками зверя. Все успокоились и забыли о недавней панике в селении.
Вдруг небо взорвалось!!! Сквозь облака на землю опустились пучки сверкающих лучей. Они исходили из всего неба, видимого до горизонта. Местами лучи объединялись в огромные столбы яркого света, местами были видны слабые одинокие лучики. Казалось, что небо стоит на опорах из этих лучей. Светящиеся столбы стали разъединяться на отдельные лучи, как будто в поиске кого-то.
Над селением завис такой же столб из светящихся лучей. Он стал делиться, и каждый из лучей настигал одно из убегающих существ. Через несколько минут все лучи исчезли так же внезапно, как и появились. Все вокруг затихло.
Только вдруг в одной из лачужек раздались звуки, похожие на детский смех...
***
Эрги почувствовали силу. Они нашли, наконец, обиталище на этой маленькой живой планете благодаря Эрону. Он принес их из далеких глубин Вселенной, по которой они скитались в поисках планеты, наполненной жизнью. Эрон являлся их отцом, домом и миром одновременно. Его возраст — всего лишь четыре прожитые цивилизации — говорил о молодости и неопытности. Не зная строения Вселенной, ему пришлось вслепую искать новое жилище для себя и эргов. Облако сознательной энергии объединяло триллионы маленьких сознаний, называющих себя эргами. Энергетический мир, в котором они жили, был очень удобен, но бесконечно скучен без органов чувств. Когда-то вышедшие из тела разумных существ, они скучали без восприятия внешнего мира, без чувств и эмоций. К тому же, заканчивалась свободная энергия подпитки Эрона. Для дальнейшего питания ему требовалась энергия эргов.
И вот пришел конец их скитаниям. Небольшая планета, населенная живыми существами, ждала их впереди.
По всему облаку чувствовалось волнение. Активные эрги от напряжения стали видимыми, приобретя слегка белесый оттенок. Между зонами облака происходил моментальный переброс энергии, сопровождающийся яркими вспышками. Шла активная подготовка к очередному "делению". Облако медленно приближалось к планете Земля. Осталось несколько часов до активации "деления".
На высоте около двадцати тысяч километров от поверхности планеты облако зависло и начало трансформироваться. Из огромного шара, в несколько сот километров, в разные стороны начали вытягиваться протуберанцы, расползаясь и обволакивая все пространство. Внутри облака вспыхивали неяркие пульсирующие звезды, знаменуя рождение эргов.
Несколько часов понадобилось облаку, чтобы окутать всю планету. На концентрических волнах, исходящих из середины облака, вновь рожденные эрги были разнесены над всей планетой. За несколько секунд каждый из эргов обнаружил свою цель — двуногое существо с достаточно развитым мозгом, подходящим для предстоящего вселения.
***
Вождь Иго принял решение созвать совет племени, чтобы решить, что делать дальше. Только безвыходное положение заставило вождя и старейшин принять тяжелое решение: чтобы сохранить жизнь оставшимся, необходимо уменьшить количество едоков. Среди соплеменников было четверо больных, не способных самостоятельно двигаться людей: одна маленькая девочка-инвалид, два раненых охотника и совсем обессиленная пожилая женщина. Чтобы не заставлять их мучиться, умирая от голода, совет принял решение отправить их в страну предков.
Освещенное заходящим солнцем племя собралось на скале Смерти. Все были очень утомлены. Недостаток пищи во время засухи сказался даже на самых сильных и выносливых охотниках. Тощие женщины и дети стояли, сбившись плотнее, чтобы холодный ветер не пронизывал их. Среди присутствующих был и Оу. Он внимательно следил за происходящим, ничего не понимая. Несколько лет назад его нашли в лесу, среди обезьян, и до сих пор он не мог прижиться в племени, проявляя необычность характера. Последние несколько месяцев охотники все реже и реже возвращались в пещеру с добычей. Голод и болезни поселились в племени. Уже несколько человек умерли, пораженные неизвестной болезнью.
Измученные, продрогшие, эти люди пришли проститься со своими сородичами и провести их в страну предков. Все смотрели на жреца, который совершал ритуальный танец, призывая духов принять новые души.
Первой принесли женщину и положили на краю пропасти. Ее знали, как хорошую собирательницу фруктов и мудрую воспитательницу пятнадцати рожденных ею детей. Всех девочек она научила собирать фрукты и коренья, отличать съедобные грибы от ядовитых. Ее мальчики были хорошими учениками, легко овладевавшими искусством охоты. А старшие уже стали приносить добычу.
Два охотника ждали сигнала жреца, стоя по обе стороны от женщины. Она не открывала глаз. Тело со сложенными на груди руками неподвижно лежало на шкуре. Она ничего не чувствовала.
Жрец в последний раз взмахнул руками, наклонился в сторону пропасти и громко издал крик:
— Оов...в...э...э...э, — оба охотника наклонились, взявшись за края шкуры, на которой лежала женщина, и потянули шкуру на себя. Тело женщины перевернулось один раз и полетело в бездну.
Подошел черед охотников. Их поднесли и положили на краю пропасти. Оба были бледные и измученные. Кровь сочилась из глубоких ран. Две недели назад, не поделив кусок мяса, они схватили копья и стали наносить друг другу увечья. Израненных и измученных, их нашли недалеко от входа в пещеру.
Последовал сигнал жреца. Оба охотника, повернувшись лицом к пропасти, оттолкнулись от земли руками и скатились в пропасть. Несколько женщин, хорошо знавших охотников, стали громко рыдать.
Последней к пропасти принесли маленькую девочку. С самого рождения она не могла ходить. Несколько лет ее убежищем был темный угол в пещере. Ее лицо, давно не видевшее света, бледным пятнышком светилось на темной шкуре. Она то плакала, то громко всхлипывала. По худым, изможденным щечкам катились слезы. С надеждой и мольбой она смотрела на стоявшую невдалеке женщину, которая ухаживала за ней и приносила еду все эти годы. Но женщина не смела возражать решению старейшин, она молча глотала слезы, опустив глаза.
Опять громко раздалось:
— Оов...в...э...э...э, — и рядом стоявший охотник, дернув за шкуру, столкнул девочку в пропасть.
На скале установилась тишина. Все взоры устремились на жреца. Медленными движениями, раскачиваясь из стороны в сторону, жрец начал ритуальный танец. Он просил духов благосклонно принять вновь прибывшие души. Закончив танец, он предложил племени попрощаться с сородичами. По сигналу жреца все соплеменники опустились на колени и издали прощальный крик. Он эхом пронесся между скал, ознаменовав окончание ритуала. Люди медленно поднимались на ноги и направлялись вниз, к пещере. По отвесной скале двигалась цепочка теней, образованная сгорбленными, обессиленными фигурами, в блеклом свете луны.
Одна тень отделилась от толпы и направилась в другую сторону. Тропа вела к обрыву, куда несколько минут назад сбросили еще живых соплеменников. Тень легко скользила по спуску в лунном свете, тихо ступая между камнями босыми ногами. Все громче раздавались стоны еще живых, израненных сородичей, заставляя тень ускорять свой шаг в нетерпении. Она спотыкалась, падая на камни, и, не чувствуя боли, все быстрее устремлялась вперед. Какая-то невидимая сила толкала тень, заставляя ускорять шаг.
Ногами тень почувствовала что-то гладкое и скользкое. В слабом свете луны стали видны разбросанные человеческие кости. Среди них попадались раздробленные черепа и другие останки человеческих тел. На небольшой возвышенности из костей, один на другом, лежали стонущие тела. Тень, нагнувшись, руками нащупала среди них тоненькую, еще теплую, ножку. Резким движением потянула ее на себя и с наслаждением впилась зубами в мягкую плоть. Отрывая большие куски, тень запихивала их жадно в рот и, не прожевывая, глотала. Кровь текла по рукам, капала с локтей. Заталкивая куски в рот, тень руками размазывала ее по лицу. Обглодав ногу, существо поднялось с колен и медленно направилось в ту сторону, откуда пришло...
В пещере стояла непривычная, гнетущая тишина. Только отдельные шорохи и звуки издавались движущимися членами племени. Тихий шепот был слышен иногда. Состояние подавленности после ритуала на Скале Смерти сквозило в каждом движении, в каждом слове. Оно висело в воздухе. Все члены племени чувствовали собственную вину в смерти сородичей. Еда стала важнее жизни.
В пещеру, крадучись вдоль стены, вошел Еу. Он оглядывался по сторонам, стараясь, чтобы его никто не заметил. Но неожиданно к нему подбежала стайка голых карапузов. Девочки и мальчики, выбегая в очередной раз из пещеры, заметили тень у стены. Еу иногда играл с ними, он еще не забыл свое детство. И они бросились к нему:
— Еу, Еу, поиграй с нами… — громко кричали они. Самый старшенький, приблизившись к нему, вдруг остановился и громко заплакал.
— Кровь, кровь!!! Еу укусили звери! — кричал он сквозь слезы.
На его крик подошли взрослые охотники. Они увидели Еу, с окровавленными руками и измазанным кровью лицом. Он прижался к стене и, втянув голову, начал сползать, не держась на слабых ногах. Охотники стали осматривать руки, голову и все тело, пытаясь обнаружить раны. Но их не оказалось. Только Еу стал потихоньку скулить от страха. Он сжался и прикрыл голову руками, как будто ожидая наказания. И тогда старый жрец Оро догадался:
— Он нарушил табу, и его ждет возмездие. Он должен ответить перед духами, иначе духи накажут племя.
Не успел он это произнести, как самый сильный охотник первым опустил на голову Еу тяжелую палицу. Остальные, отталкивая друг друга, пытались следовать его примеру. Град ударов посыпался на тело преступившего табу. Руки и ноги его дергались от боли после каждого удара. Из ран брызнула горячая кровь. Еще немного, и Еу никогда бы не смог подняться на ноги. Но этот странный подросток, Оу, неожиданно упал на тело Еу, прикрыв его собой. Несколько ударов по инерции достались и ему. Охотники остановились, решив, что возмездие настигло преступившего табу, и духи не станут наказывать племя. Они отступили и ушли к костру, обсуждая поступок Еу, оставив лежать подростков на земле.


Рецензии