Музыка - убийца

Сегодня особенный день. Аня разрешила Роме проводить ее домой после закрытия маркета. Они работают вместе в большом торговом центре, но на разных этажах. В этом человеческом муравейнике, с непрерывно вливающимся потоком желающих потратить деньги и таким же потоком удовлетворенных покупками людей, находясь рядом, они были как в разных городах. Маленький магазин игрушек на третьем этаже зазывал разнообразием цветных упаковок, среди которых с трудом можно было заметить невысокого роста девушку. Она терялась среди огромных лохматых мягких зверей: мишек, обезьян, собак и львов. В скромном платье в горошек, Аня стояла неприметно в углу, как кукла, и наблюдала за посетителями своего игрушечного мира. Не раз малыши подбегали к ней и, дергая за платье, выбирали ее в качестве куклы, для подарка. Рыжие волосы, присобранные на затылке, своим ярко-огненным цветом всегда казались неестественными. Такой цвет волос мог быть только у куклы. Голубое платье, усеянное белыми горошинами разного размера, бледное лицо с темными черточками бровей и ярко горящие волосы привлекали внимание детей при выборе подарка.
     Не заметил девушку и Рома, когда впервые зашел в магазинчик за очередным сюрпризом для племянника. За пятнадцать минут перерыва надо было успеть перекусить и купить малышу пожарную машинку. С пирожком в руке, он крутился возле прилавков, ожидая продавца. Неожиданно раздался женский голос:
     - Выбрали? Или вам нужна помощь?
      Рома растерялся. Поворачивая голову в разные стороны, он не мог определить, кто произнес эти слова. И только когда заиграли горошины на платье Ани, Рома увидел девушку. Ее голубые глаза смотрели в его сторону. Мягкая улыбка и голос, словно шорох листьев на ветру, без предупреждения проникли в сердце. Слова вместе с пирожком смешались во рту при попытке Ромы, что-то произнести:
     - М...н...н...жна м...ш...ка, - дожевывая откушенный кусок пирожка, мычал он.
     - Да не торопись ты! Еще спасать придется, - с явным желанием это делать, сказала подошедшая девушка. В ее голосе прозвучал нескрываемый интерес к молодому человеку. Она, стоя в углу, наблюдала за парнем несколько минут. Взлохмаченные волосы на голове, наушники на висках и пирожок в руке никак не вязались с темным костюмом. Аня часто встречала в торговом центре работников одетых, как на праздник, но Рома не попадался ей раньше на глаза. "Подарок для сына подбирает,"- подумала девушка и подошла к нему, ощущая легкое беспокойство, как перед экзаменом.
      - Я ищу пожарную машинку с выдвижной лестницей для племяша, - остатки пирожка во рту, наконец, дали возможность внятно произнести фразу. Рома зачем-то по очереди брал в руки все, что стояло на прилавке, и тут же ставил на место. Он не знал, куда деть руки, и пытался их занять делом.
      "Как кукла... И ручки кукольные, и ножки кукольные. А волосы!Такие волосы я видел только у кукол," - глядя на Аню, думал Рома. Оба стояли и смотрели друг на друга. Девушка растерялась не меньше так поразившего ее парня.
      Она стала предлагать ему все подряд, забыв о пожелании. Роман складывал коробочки одна на другую на прилавке, не смея отказать в предложенном. Вдруг девушка опомнилась. Она достала из-под прилавка огромную красную машину с белой лестницей и сказала:
      - Вот. С ней не страшны никакие пожары. Даже в сердце, - шутка не удалась. Роман вспомнил, что он на работе, перерыв давно закончился, и ему надо бежать к покупателям в торговый зал.
     - Я зайду в конце дня, перед закрытием. Мне надо идти. Я работаю на первом этаже, в "Экране". Роман, - быстро сказанная фраза прозвучала, как одно слово. Аня поняла только, что парня зовут Роман.
     - Аня, - автоматически ответила она.
     - До вечера, - махнув рукой, он, лавируя среди толпы,бегом направился на рабочее место.
     Мало сказать, что Рома любил музыку. Он не мог без нее существовать. Музыка была его жизнью. Не имея слуха, чтобы самому играть, он слушал все, что напоминало музыкальные аккорды.  В его жизни музыка играла основополагающую роль. Она звучала, где бы он ни был, с первой минуты бодрствования и до первой минуты сна. И дома, и в метро, и на улице, и в помещении.
Только на работе ему приходилось слушать мелодии, утвержденные главным менеджером для проигрывания  в торговом зале. Для другой жизни, вне работы, у него всегда была подготовлена программа для разных случаев.
      Казалось, с наушниками на голове Рома и родился.
      И работу он себе выбрал соответствующую - музыкальный оператор. В огромном зале маркета беспрерывно звучит музыка, поднимая настроение покупателям. Каждый день Рома составлял новый репертуар на следующий, и согласовывал его с главным менеджером. 
     Знакомство с Аней немного изменило его отношение к музыке. Теперь ему, когда он разговаривал с девушкой, приходилось отключать плеер, иначе надо было постоянно переспрашивать и громко кричать, что очень не нравилось Ане.
     Сегодняшний вечер они проведут вместе. Сначала решили зайти в кафе, поужинать, затем посмотреть какой-нибудь фильм, а потом прогуляться до дома, в котором жила Аня.
     Счастливый Рома не мог дождаться окончания рабочего дня. Два раза перепутал диски, нарушив утвержденный порядок звучания мелодий. Хорошо, никто не заметил. Опрокинул ведро с грязной водой в коридоре, за что получил нагоняй от уборщицы тети Даши. И, наконец, облил костюм кофе. Пришлось полдня потратить, чтобы вычистить пятна. Сегодня музыка мешала ему сосредоточится. Иногда даже раздражала, но чтобы остаться в тишине он не мог себе даже представить. Это было немыслимо.
     Все сегодняшние несчастья закончились, и он с небольшим букетиком ромашек ждал Аню у выхода из маркета. Опять в сердце и в голове звучала торжественная музыка. Он заметил ее кукольную фигурку с ярким пламенем развивающихся распущенных волос. И руки задрожали, и в коленках появилась слабость от мысли, что он будет весь вечер рядом с ней: нежно держать за руку, заглядывать в глаза, слушать ее голос. А при расставании, возможно, осмелиться прикоснутся губами к ее щеке, что он много раз проделывал в мечтах.
     - Привет!
     Ну вот и свершилось, Аня рядом. А он онемел и не знает, что делать. Рома стоял и смотрел на огненный шар ее волос. Никогда прежде он не видел ее с распущенными волосами. Пораженный их объемом, Рома не мог оторвать от них взгляд, при этом не замечая спрятанную под ними кукольную фигурку девушки.
     - Да, - невпопад ответил он, и рука с букетиком сама, не управляемая мыслью, протянула цветы девушке.
     - Ой, - Аня сделала вид, что раньше не заметила букетик, и он стал для нее полной неожиданностью.
     - Это мне? - широко открыв глаза, она обеими ручками нежно обхватила цветы за соцветия. Ее ладони наполнились белыми лепестками. Затем лицом она погрузилась в букетик, желая уловить запах. На щеках, на носу и губах цветы оставили следы желтой пыльцы. Аня счастливо улыбалась и продолжала наносить на лицо цветочную пудру, все больше окрашивая его в желтый цвет. Как будто пыталась уменьшить контраст между цветом лица и волос.
    Непосредственность девушки успокоила Романа, и он, осмелевший рискнул дотронуться к лицу Ани кончиком пальца.
     - У тебя все лицо в пыльце, - указывал он на места цветочных поцелуев.
     - Где... где? - спрашивала она, приближаясь лицом к Роману, опять вызывая в нем оцепенение своим запахом и теплом дыхания.
     Так прошел весь вечер, наполненный настроением первого юношеского свидания. Не искушенные в отношениях между мужчиной и женщиной, они несли друг другу радость первого прикосновения, первого поцелуя. Они учились любить...
      Любить и говорить о любви банальные фразы, которые приелись в литературе и на экранах. Которые всегда кажутся такими заезженными, пока сердце однажды не вздрогнет от  случайного прикосновения, от случайного взгляда. И фразы эти вдруг станут значимыми, наполненными смыслом и содержанием.    
      И даже простые три слова, сказанные любимым, способны перевернуть весь мир. Такие желанные три слова:"Я люблю тебя."

      Но счастье решило обойти стороной эти два влюбленные сердца. Возвращаясь ночью по безлюдным улицам, Роман в наушниках слушал музыку. Окружающий мир для него не существовал. Исчезли дома и улицы. Пустынный ночной город превратился в огромный оркестр. Темные контуры домов и деревьев стали гигантами-музыкантами, исполняющими каждый свою партию в единой мелодии любви.
А он такой маленький и незаметный являлся центральной темой этой песни. Рома увлеченно дирижировал оркестром, определяя каждому исполнителю его место и время в льющейся из его сердца композиции. Все его тело было наполнено мелодией.
       Всецело поглощенный собственным творением, он не услышал орущего сигнала мчащегося автомобиля и дикого визга тормозов. Рома не почувствовал боли ломающихся костей, он умер мгновенно.
И только из отброшенных в сторону наушников звучали слова из песни:" Я люблю, я люблю, я люблю..."
    


Рецензии