Карусель смерти

    Болезнь вернулась неожиданной каруселью. Она проникла сквозь закрытые глаза. Четкая картинка воспоминаний закружилась и расплылась, превратившись в круговерть разноцветных шаров. Они двигались по кругу, перемешиваясь. И, разгоняясь, улетали из зоны видимости. На их месте возникали новые, парящие в воздухе и несущиеся наперегонки, цветные части разорвавшегося целого. Они заполнили голову, вытеснив мысли, поселив страх и неуверенность.
     Судорожно ухватившись руками за кровать, чтобы не улететь вместе с шарами, Дик открыл глаза. Потолок и стены комнаты закачались, потеряв свою плотность, превратившись в колеблющуюся волнами жидкость. И стол, и стулья поплыли в этой жидкости, теряя форму, превращаясь в тягучую массу.
Он лежал на качающейся и плывущей кровати, пытаясь остановить силой воли непрекращающееся движение предметов и пространства.
     Попытка приподняться на руках сбросила тело на пол, как в трюме судна, попавшего в десятибалльный шторм. Поменялись местами пол и потолок — сознание не могло определить их место. 
Дика бросала невидимая сила между верхом и низом, не давая точки опоры. В карусели шаров и предметов летали одинокие слова: «Успокоиться... Надо позвонить...»
     Посланные миром ощущений, вплетаясь в круговерть движений, появились первые признаки боли. Они тонкими змейками вползали в мозг, разрастаясь там в гигантских питонов, заполняя скользкими телами все пространство.
     Боль приостановила невообразимый танец. Движения постепенно замедлились, и комната приобрела прежний вид. А в голове закружилась карусель обрывочных эпизодов. Туманными кадрами мелькали моменты из жизни, возвращая Дика в осознанное состояние. Цветные и ласковые картинки детства перемешивались с серым и жестоким настоящим. Первый велосипед сменился последним авто. Все перепуталось: он ребенком садился за руль нового автомобиля, с трудом влезал на маленький и старенький ровер, среди холодных снегов Антарктиды бродил в купальном костюме, в горячих песках пустыни охотился на белых медведей.
Круговерть образов носилась в разорванной болью последовательности, разогревая движением внутренности.
      Волосы пылающей от жара головы прилипли, смоченные испариной, ко лбу. Боль подавляла движения тела, руки запутались в бессилии. Последним усилием воли Дик дотянулся до телефона и, теряя сознание, набрал три единицы.
       ...Врач, еще молодой, но утративший большую часть скромной прически в борьбе за знания, с небольшой бородкой, компенсирующей недостаток растительности на голове, ходил вокруг больничной койки Дика. Мягкий, но уверенный голос сквозь звон и шум в ушах проникал в сознание, обрывками фраз передавая неминуемую безысходность.
       — Вы... не выполнили... Придется... оставить... ринг. Иначе мы не сможем помочь. — Последняя фраза передала содержание без искажений.
       — Доктор, я готов, — выдавил из себя Дик.
       — Хорошо. Если вы будете выполнять все мои указания, я верну вас на ринг.
       Лечение началось с карусели обследований. Больничная койка перевозила беспомощное тело из палаты в палату. Внутренности Дика выворачивали наизнанку жужжащие и издающие космические звуки аппараты, отпечатывая результаты на листах черно-белой пленки. Ему заглядывали в налитые кровью глаза, изучали изувеченные уши, пытаясь проникнуть в кровеносную систему.
     Круговерть усиливалась. Количество докторов увеличивалось. Клинику посетил Президент Ассоциации, вызвав дополнительную нервозность персонала.
     Дик, лежа на больничной койке, продолжал находиться в нестабильном состоянии, периодически возвращаясь в расплывчатый мир. Фигура доктора, искажаясь, имела зигзагообразную форму, иногда и вовсе растворяясь в сознании. Окна и двери палаты плавали вокруг Дика, меняясь местами. Карусель продолжала вращаться образами воспоминаний.
     Детство проплывало перед глазами постоянной борьбой за выживание. Потасовки и драки среди сверстников воспитали в Дике характер бойца. В борьбе за лидерство тяжелые руки мальчика сыграли решающую роль. Никто не мог противостоять его не по-детски большим кулакам. На небольшом теле руки выделялись своей массивностью. Избив однажды одного из лучших боксеров города, намного старше его, он привлек внимание тренеров и через месяц вышел на ринг в городских состязаниях за чемпионство.
     Выигрыш в этом поединке запустил карусель Дика в спорте. Сначала города сменялись один за другим, затем различные страны принимали его лучшими отелями. Первенство, отвоеванное на улицах родного города, Дик не уступал никому. Все поединки заканчивались его преимуществом. Он стремительно поднимался на вершину спортивной карьеры, не встречая сопротивления среди своих соперников.
     Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Месяц назад, в очередном бою, Дик потерял ориентацию в пространстве. Впервые он испытал горечь поражения.
     Удар локтем, нанесенный противником в ухо, оказался роковым. Поврежденный вестибулярный аппарат лишил Дика устойчивости. Уйти с ринга самостоятельно он не смог, его вынесли на носилках дежурившие врачи. Обследования и лечение быстро закончились.
      Состояние здоровья улучшилось, и он опять вышел на ринг, вопреки рекомендациям докторов — сосуды требовали более длительного восстановления...
      Бой закончился досрочно ввиду явного преимущества Дика, но ночью вернулась болезнь...
      И вот он, лежа на койке, плавает в пространстве, среди неустойчивых предметов, кружится на карусели, оставаясь неподвижным.
     Через неделю Дик умер. Карусель остановилась...


Рецензии