Удар из-под платья

За прозрачным стеклом витрины стояли одинокий столик и два плетеных кресла. Горящая свеча в центре стола бликами освещала гладкую поверхность пластика. Кресла почему-то были повернуты в сторону улицы, казалось, они рассорились между собой и отвернулись, чтобы не видеть друг друга.

Уютная домашняя обстановка в кафе притягивала Катю зайти вовнутрь, чтобы немного расслабиться и подумать и заодно выпить чашечку кофе. Осенняя набережная в этот промозглый вечер не располагала к дальнейшему осмотру маленького курортного городка на берегу моря. Влага проникала сквозь тонкую ткань летнего платья и холодными прикосновениями заставляла девушку время от времени вздрагивать. На ресницах туман собирался каплями покрупнее, и они играли отражением светящейся рекламной вывески. Волосы впитали влагу и стали еще темнее. Гладкие и заправленные за уши, они очерчивали красивый овал лица.
      
Катя полчаса бродила по пустынной набережной в поисках работающего кафе, одновременно изучая строения. Сезон закончился. Ролеты вместо горящих витрин неприветливо встречали девушку. Надежда согреться и выпить горячего кофе постепенно таяла.
    
Между двумя унылыми зданиями пробивался неяркий свет. Он рассеивался в каплях тумана, сглаживая тени острых углов. Контуры становились нечеткими, но хорошо видимыми издалека. Ярко-оранжевое изображение светящейся кофейной чашечки служило вывеской одиноко работающего кафе.
      
Внутри, в полумраке, ничего не было видно. Только два пустующих кресла и горящая свеча приглашали зайти внутрь. Катя, не раздумывая, почти бегом направилась по скользкой брусчатке в сторону кафе. Высокие каблуки скользили по округлым камням, угрожая вывихом лодыжки, девушка, размахивая одной рукой, балансировала, как канатоходец, пытаясь удержать равновесие. Второй рукой Катя держала черный полиэтиленовый пакет. Что-то тяжелое в нем затрудняло ее движения.
      
Скользкая металлическая ручка неприятным холодом ответила на прикосновение, дверь легко поддалась и открылась, звякнув колокольчиком. В глаза бросилось давно не мытое стекло, все усеянное отпечатками пальцев. Какое-то предчувствие появилось на мгновение. Но Катя уже переступила черту, отделяющую ее от внешнего мира. Дверь захлопнулась.
      
Девушка аккуратно присела на одно из увиденных ранее кресел, лицом к стеклу. На второе она поставила черный тяжелый пакет.  В витрине отражалось все, что происходило за спиной. В глубине помещения послышался шепот и почувствовалось слегка уловимое движение. Из темноты вышел мужчина и остановился за спиной, ожидая, когда Катя повернется. Но она молча сидела и смотрела в отражение, пытаясь угадать возраст незнакомца. В свете мерцающей свечи это было сделать сложно. А по джинсам и спортивной куртке вообще невозможно.
   
— Здравствуйте. Можно присоединиться? — Девушке надоело одиночество, повсюду бродившее рядом с ней, и она, не поворачиваясь, рукой указала на рядом стоящее кресло. Ей понравился голос мужчины, он оказался мягким и спокойным, сразу передал основные черты характера владельца.
    — Вадим, — в интонациях прозвучала уверенность, но не было наглости. Взяв пакет в руку, он минуту думал, куда его пристроить, а потом поставил у окна, на пол.
    
Они сидели и смотрели сквозь стекло в темноту и на падающие капли с крыши. На мгновение водяные сгустки становились видимыми, пролетая освещенную свечой зону.
    — Давно в городе? — спросил мужчина, не глядя на Катю.
    — Сегодня первый день, — разговор начался легко и непринужденно, как будто между старыми знакомыми.
    — И что же вас занесло в такую глушь в это время? — продолжил Вадим.
    — В городе расположена спортивная база клуба. Впереди чемпионат мира, и команда собирается на подготовку, а я приехала на несколько дней раньше, чтобы немного отдохнуть. — Катя повернула слегка голову, чтобы увидеть лицо собеседника.
В темноте за стеклом мелькнула тень.
     — Вы видели? — спросила девушка, но Вадим ответить не успел. Дверь резко распахнулась, и в кафе вошли двое мужчин в низко надетых капюшонах. Один быстро направился вглубь к стойке, а второй подошел к их столику. На ходу он вынул из-под куртки блеснувший лезвием нож. И очень близко подошел к креслу, на котором сидела девушка. Об этом он уже не успел пожалеть. Катя неожиданно опрокинула кресло на бок, легко развернулась на полу и острием каблука нанесла удар в колено непрошеного гостя. Он дико заорал и рухнул, извиваясь от боли.
      
— Нога, она сломала мне ногу, — хрипел голос. Тут же из темноты вынырнула фигура парня помоложе, с пистолетом в руке. Он дергался между дверью и напарником, не зная, что делать. Катя стояла перед ним, медленно поднимая подол платья. Движения ее были плавными, как в танце. Она легко сбросила туфли и продолжала оголять ноги. Трусики розового цвета окончательно ошеломили нападавшего. Даже лежащий напарник прекратил стонать, глядя на нее. Загипнотизированные, они молча наблюдали за происходящим. Завязав узлом подол на талии, Катя пальцами дотронулась до резинки трусиков. Глаза преступников загорелись вожделением. Рассудок помутился, рисуя в мозгу невообразимые картины. Рука с пистолетом дрогнула.
    
В этот момент все и произошло. Одновременно прозвучал звук падающей свечи, выстрела и разбитого стекла. В воздухе мелькнули оголенные ноги. И через секунду раздался треск ломающегося кресла. Почти сразу бармен включил свет в зале.  Среди разбросанной и перевернутой мебели без сознания лежал нападавший. Удар был такой силы, что он пролетел через весь зал, упершись головой о дубовую стойку. Пистолет валялся среди мебели.
      
Катя стояла спокойно, развязывая узел на платье.
      
— Извините, нехорошо получилось. Я вначале заподозрила вас. Эти ублюдки месяц терроризируют город. Пришлось организовать досрочное закрытие сезона, чтобы сузить район наблюдения. Операция должна была начаться через несколько дней. И я изучала район оперативных действий. Такая у меня работа.
      
Вадим смотрел на нее восхищенными глазами, онемев от происшедшего.  Он боялся произнести слово, чтобы не отпугнуть прекрасную фею, стоявшую перед ним.    
Где-то вдалеке звучала сирена приближающегося полицейского автомобиля.
      
А из черного перевернутого пакета выкатились большие красные яблоки.


Рецензии