Кофейник

***
- Ох, я, кажется, задремала… - Старушка приподнялась и обвела комнату туманным взором. – Зажгите лампу, темно же. Вот за это я осень никогда и не любила, за темень эту…
Славик сглотнул и послушно включил свет. Старушка скользнула жилистыми ногами в тапки. Славик успел заметить мелькнувшие под халатом панталоны в цветочек.
- Вы заселяться сразу хотите? – поинтересовалась старушка, кокетливым движением поправив бигуди.
- Заселяться? – переспросил Славик.
- Ну да, вы же насчет времянки? – вежливо приподняла брови старушка. – Простите, я не запомнила ваше имя… В последнее время память уже не та.
- Мирослав, - подсказал Славик.
- Ах, как же я могла забыть? – разулыбалась старушка. – Мирослав… Мирославом звали моего брата. Мама его всё ждет, а я не жду, мне сон был, что его убили, - доверительным шепотом сообщила она. – И похоронку уж год назад прислали, в сорок втором… А вы, Мирослав, наливайте кофе-то, наливайте… Вы уж простите, что я вас заставила хозяйничать, хоть вы и гость…
Славик понял, что до сих пор держит старинный фарфоровый кофейник, рассеянно покрутил его в руках и поставил на стол, виновато выдавив из себя:
- А он пустой.
- Вы не нашли кофе? -  всплеснула руками старушка. – В баночке возле микроволновки, разве я не говорила?
Славик помотал головой.
- Сейчас, сейчас, - засуетилась старушка. – Что же я, старая…
Она сдернула со спинки кресла цветастую шаль, накинула ее на плечи, подошла к тумбочке и вынула из верхнего ящика пузырек «Рижской сирени».
Славик напрягся.
Старушка неторопливо смочила духами запястья, волосы и левый уголок шали. Потом недоуменно подняла взгляд на Славика.
- Кофе, - подсказал он.
- А, да-да-да, - забормотала старушка и зашаркала в сторону коридора.
Славик поспешил за ней. Пристроившись прямо за старушкой, он получил прекрасный вид на ее старческую шею, дергающуюся в такт шагам. Перед глазами невольно всплыл образ Раскольникова с топором. Славик нервно захихикал, но тут же сжал губы. Ох, не хотелось бы ему иметь дело с топором…
- Вот здесь у меня кофе, Мирослав, - улыбнулась старушка. – Несите кофейник и скатерть, а то что это такое… - Она виновато кивнула на квадратный столик, застеленный пожелтевшей пятнистой газетой.
Славик послушно вернулся за кофейником.
«Пора сматываться!» - отчаянно твердил ему внутренний голос.
«Нельзя», - возражал Славик.
Он понимал, что ему придется сделать, и оттягивал страшный момент из всех сил. Дурацкая старушка, что ж ей не спалось?
- Миросла-ав! – донеслось из кухни. – Идите скорее, кофе готов!
Славик поспешно выдернул из шкафа с бельем что-то белое, подхватил кофейник и отправился на кухню.
- Вас только за смертью посылать, - добродушно проворчала старушка. – А простыня зачем?
- Это скатерть, - пробормотал Славик, заливаясь краской. Он и сам уже видел, что в спешке схватил простыню.
Старушка рассмеялась.
Славик сложил простыню вчетверо и накинул на стол.
- Красота! – выдохнула довольная старушка, кокетливо кутаясь в шаль.
Славик вылил кофе из джезвы в кофейник.
- А чашки? – весело спросила старушка. – Мы с вами забыли чашки!
Славик поставил кофейник на стол и принялся искать чашки. Старушка тем временем вынула из настенного шкафчика жестяную коробку с печеньем, взяла с подоконника герань и сунула ее в микроволновку.
- Вы что? – испугался Славик.
- Бедное растеньице совсем пропадает без света, - вздохнула старушка. – Пусть хоть так погреется…
- Нельзя! – запротестовал Славик.
- Почему? – удивленно вскинула брови старушка.
- Пожар устроите, загорится ваша микроволновка.
Старушка оскорбленно поджала губы, вручила цветок Славику и чинно уселась на табуретку.
Славик бережно вернул цветок на подоконник и незаметно для себя улыбнулся. Наконец напряжение ослабило свою хватку. Может быть, всё образуется…
- Скажите, Мирослав, давно вы знакомы с Дашенькой?
- С кем? – удивленно переспросил Славик.
- С Дашенькой. Вы ведь пришли просить ее руки?
- Н-нет… Я же насчет времянки, - напомнил Славик.
- Какой времянки? – удивилась старушка.
- Ну, вы же сами сказали…
«Надо было сразу ее кончать», - в панике заорал его внутренний голос. Славик огляделся. Тяжелые щипцы для колки орехов, кофейник, сковородка… Нет, нет, нет. Нельзя. Славик не сможет обрушить на голову кокетливой старушки тупой тяжелый предмет. Думал, что сможет.
- Берите печенье, - приветливо сказала старушка. Ее взор снова затуманился, смотрела она как-то сквозь Славика.
Славик взял.
Печенье было твердокаменное, но он сгрыз его полностью.
- Так что же, вы хотите сразу заселиться? Плата небольшая, сорок рублей в месяц, - безмятежно сказала старушка.
- Я… мне надо посоветоваться с родителями, - соврал Славик.
- Да-да, конечно, - кивнула старушка.
- Спасибо за кофе, мне уже пора, - осторожно сказал Славик.
- Да, да… Развлекать стариков – нелегкий труд. Спасибо, что зашли, Мирослав. Я буду думать, что вас мне послал мой брат, можно? – Старушка встала, смахнув на пол свою чашку.
- Давайте я сам помою, - предложил Славик, подбирая осколки.
- Да вы просто ангел, - просияла старушка. – Помойте, а я пока посмотрю телевизор.
Славик тщательно вымыл оставшуюся чашку, кофейник и джезву. Убрал на место жестянку с древним печеньем. В голове было пусто и тихо. Внутренний голос молчал.
Тихо было и в гостиной. Старушка дремала в кресле перед выключенным телевизором. Славик заметил, что она накрасила губы и сняла бигуди.
Бедная одинокая женщина…
Славик поставил кофейник на журнальный столик и ушел, тихо закрыв за собой дверь.

***
Варвара Григорьевна осторожно открыла глаза.
Ушел.
Не убил.
У нее получилось.
Варвара Григорьевна вспомнила героя «Последнего листа» О. Генри. Вот так и у нее получилось… Когда-то была второсортной актрисой на сцене, а сейчас сыграла свою главную роль. Пускай для одного зрителя, пускай в три часа ночи в собственной квартире, а не в театре. Это была ее лучшая роль. Без сомнения.
Надо встать и позвонить в полицию. Надо. Потому что вор должен сидеть в тюрьме, так?
Нет, не так.
Взгляд Варвары Григорьевны скользнул по комнате и остановился на прабабкином кофейнике.
- Вор – тоже человек, - прошептала Варвара Григорьевна, снимая шаль.


14.05.2016


Рецензии
МИРОЗДАНИЙ ПОД УГРОЗОЙ ТЬМА!
Родина моя, мирозданий тьма,
Над тобой завис - адских сил топор!
Стал вдруг всемогущ - жуткий Сатана,
Над вселенной всей длань свою простер!

Нет у нас Земли, лишь один Тартар -
Полыхает мрак жгучей, мерзкой тьмой!
Думал просто шут - глупости орал,
А теперь весь свет под его пятой!

Но Отчизны жизнь, вам не пересечь,
Будем побеждать, орды и толпу!
Ведь могучий он русский царь-медведь,
Фюреру башку - говорит, снесу!

Как нам тяжело, если враг могуч,
Если у него есть в запасе ход...
Ревет вампир под луну из туч,
Хочет нас пустить под пилу в расход!

Русский дух таков, не найти цепей,
Жесткость и любовь все в одной душе!
Лучше не дерись - будешь ты целей,
А с любимой рай даже в шалаше!

Будущее мир - каждый демиург,
Можешь ты ваять счастье на века,
Но пришел бандит, даже очень крут,
И теперь горит как смола мечта!

Но надежда есть, в ней великий смысл,
Что придет Господь - фюрера судить!
Очень ты легка - человека мысль,
Хоть порой тонка, шелка пряди нить!

Будет новый мир, где свободно всем,
Где любой из нас человек-гора!
И грядет как вал время перемен,
Выгони из жил, ты инстинкт вора!

Олег Рыбаченко   21.04.2017 14:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.