Вот моя деревня. Глава 14. Повесть Братья

                                             
 
   Шлань – вот моя деревня, моя малая родина! Я, Миклыш Роза Арслановна, родилась в Шлани, здесь росла, познала мир. Мир жестокий, но очень интересный, даже прекрасный.  Появилась на свет  в один из солнечных мартовских дней  перед началом Великой Отечественной войны. Родила меня женщина-марийка в тёплом хлеве, на душистом сене. Понесла в подоле шовыра в дом. Дома была одна. Муж Миклай Арслан со своей матерью  с утра на лошади уехал в лес за дровами, заготовленными ещё с осени. Миклыш – это мой прадед. К деду моему при встрече с ним односельчане вежливо обращались: «Миклыш Миклай, салам лийже!» Я в семье - шестой ребёнок. Росла, часто болела, выздоравливала, снова росла, крепла. Крепла в труде. С шести лет с матерью косила сено, серпом жала рожь, пшеницу, на огороде копала землю, училась выращивать овощи. Рано лишилась родителей: отец не вернулся с  войны. Мать долго болела, затем и умерла.  Мы, малолетние,  с сестрёнкой Риммой были беспризорными, пока нас односельчане и дядя Бетка не определили в детский дом.
. Моя деревня Шлань расположена в юго-восточной части Республики Марий Эл, на границе с Татарией, в 103 километрах от Йошкар-Олы, столицы Республики, в 33 километрах от Морков-райцентра.   Вдоль деревни протекает извилистая речка Шора, на берегу которой, прямо за огородом, стояла  наша баня. Перед уходом на войну папа посадил три яблони, между которыми уютно разместил улья. Помню: разрастались тыква, кабачки, огурцы, из-под зелёных пышных листьев выглядывали жёлтые, солнечные цветы. Любила смотреть, как по цветочкам летают, жужжат, ползают пчёлы. Вдоль забора, бывало, мама с бабушкой  на зелёной травке стелют желтовато-белое самотканное полотно со льна или конопли - сушат на солнце эту красоту. Так хотелось пробежаться по этой изумительной заколдованной дорожке! Перед домом, напротив окон, возвышается тополь. Всегда ждала, когда прилетит и займёт  уютный  домик, прибитый на ветке тополя хозяином дома Арсланом,  первый скворец и запоёт свою неповторимую песню.  За колодцем, в ста метрах от него, правее от рощи, красуется пшеничное поле, тут же рядом колышется золотисто - бархатистая рожь. Разве можно забыть весёлые праздники в деревне: самый весёлый сабантуй, пасху по марийскому обычаю, Петров день – молебен в роще за огородами? В наши дни возобновили все эти праздники-обычаи. В роще за Шоруньжой ежегодно 12, 13 июля, в Петров день, проводятся фестивали финно-угорских народов. Сюда на праздник съезжаются гости  из Финляндии, Эстонии, Венгрии, Ханты-Мансийска, Мордовии, Удмуртии, Коми.
  Разве можно забыть дорогие для меня поля и леса, где мы, маленькие дети, собирали душистую землянику, чернику, малину. Невозможно забыть речушку Шора, затерявшуюся в густом ивняке. Кладбище у дороги, где похоронены предки: прадед и дед, бабушки, братья и сёстры, тёти, дяди. Нет здесь могилы отца, погибшего под Ленинградом. Не знаю ни одной могилы: ни матери, бабушки, братьев и сестёр. Зато посреди кладбища высится мраморный памятник, на котором высечены имена: Миклыш, Уналче, Миклай, Бетка, Арслан, Эваким, Пиканай. Здесь же у плиты хранится присланная из Калининграда (Кёнигсберга) священная земля из Мемориального комплекса «1200 гвардейцам», посвящённого памяти советских воинов, в том числе моего отца Николаева Арслана. Каждый, кто заходит на кладбище, прежде  остановится у памятника, поклонится, отдаст дань Памяти ушедшим из жизни землякам.
   Разве можно забыть  обширные поля со всходами, набирающей колосья рожью, синеющим льном, тропинку, ведущую в школу, в полутора километрах от Шлани в Шоруньжу ? Нет, никогда! Поэтому в конце января 2016 года по приглашению земляков я с великой радостью навестила свою деревню Шлань, дорогих моих земляков, прошлась по родным улицам, переулкам, молча постояла у забора, за которым когда-то был родной дом, был дворик, заросший травой, мягкой, пушистой, словно ковёр, сотканный из ярко-зелёных шёлковых ниток. Ничто не забыто, никто не забыт!
   Прибыла в Йошкар-Олу. Встретили меня поэтесса Людмила Аксюбина и Галя, дочь соседа Тойбулата, несли мои книги для земляков. В районном центре Морках к нам присоединилась Галя Кузьмина-землячка. Автобус доставил нас прямо в Шлань, остановился перед магазином. На дверях магазина висят нарядно оформленные афиши на русском и марийском языках о встрече земляков со мной, »с дочерью Арслана». Встреча в шесть часов вечера. До встречи полтора часа. Ждал и тут же пригласил к себе в гости Никитин Иван, почти мой ровесник, который откуда-то достаёт все мои книги и читает. Сказал, что покупает, хотя я не продала ни одной своей книжки. 
   В клубе всё как дома: топится печка, тепло, уютно. Стол, покрытый праздничной скатертью, рядками стоят скамейки. Чисто вымытый крашеный пол. С Людмилой и её дочерью на столе аккуратно разложили мои книги. Очень волнуюсь. Считаю минуты. За десять минут до встречи послышались шаги и голоса шланьцев, моих земляков. Сердце учащённо забилось, волнение нарастает. От меня не отходят Людмила и её дочь Марина-красавица, работающая руководителем студии национальной вышивки. Земляки  неуверенно переступают порог клуба, направляются ко мне…Что было – трудно передать словами, это надо только прочувствовать: обнимаются – кого-то узнаю, кого-то нет. Разновозрастные земляки. Зашёл и сел впереди молодой, очень симпатичный парень, поэт, композитор, певец Алексей Григорьев. Идут женщины, молодые и чуть постарше, мужчины. Все обнимаются. Кто-то, глядя на меня, обнимаясь со мной, плачет, не может сдержать слёз. Все места в зале заняты. Молодые, которых я вижу впервые, стеснительно, с доброй, лёгкой улыбкой поглядывают на меня. Подходят ко мне Алипа,  родственница по бабушке, матери отца, молодые, красивые женщины Эльза, Рита,…Зашёл Юрий, сын двоюродной сестры Слбики, внук младшего брата отца Эвакима, погибшего у деревни Заборье под Ленинградом в ноябре 1943 года. Юрий пришёл с дочерью. Он меня обнял, целует, плачет. Заходит Аля, внучка двоюродной сестры Лстий, заменившей и ставшей для меня родной сестрой, матерью до конца своей жизни. Все идут с подарками: несут носки, вязаные красивые тапочки, в марийских вышитых мешочках лекарственные травы. В клубе на встрече я заметила и узнала Лидию Геннадьевну, заведующую Шоруньжинской сельской библиотекой.  Я поздоровалась со всеми присутствующими. Извинилась перед земляками, что буду говорить не на родном марийском языке, а на русском. Идёт откровенный разговор  о книгах, рассказывающих о них, о современной Шлани, растущей, хорошеющей, богатеющей, строящейся  деревне с населением 450 человек, с тремя живописными улицами, 124 домами, благоустроенными квартирами, с газом, в некоторых домах с центральным отоплением, с большими огородами – садами, пчелиными ульями. Радовалась: моя деревня живёт, здравствует, богатеет. Встретилась с дорогими для меня людьми. Никто не хотел уходить: ни я, ни мои милые земляки. Звучали песни на марийском, русском и татарском языках. Исполнил несколько своих песен, в том числе авторскую песню о Шлани «Моя деревня», Алексей Григорьев. По убедительной просьбе зала выступила, на марийском языке прочитала свои стихи поэтесса Людмила Аксюбина, а потом и присоединилась к матери её дочь Марина – в их исполнении на марийском языке прозвучала  песня «Новогодний снежок». Пел весь зал.   Меня не оставили без внимания – спела песню о Волге-реке на татарском языке, которую  в детстве мне пела Лстий, после чего ко мне подошла татарка, обняла крепко-крепко, поблагодарила за песню. Книг, рассказывающих о них, деревне  Шлань, хватило всем.  Дарила, писала автографы.  Книги преподнесла хозяйке  Шоруньжинской библиотеки Лидии Геннадьевне, которая рассказала о работе библиотеки, поблагодарила меня за книги и, обратившись ко мне и своим читателям, в шутку сказала:
- Роза Арслановна, Ваши книги из библиотеки пропадают, их «воруют»…
  Об этой встрече в районную газету «Морко мланде» («Моркинская земля») Лидия Геннадьевна написала статью.  Об этом мне сообщили  мои однокурсники по педучилищу, институту. Рассказ на марийском языке о встрече появилась и в республиканской газете – пока не известны для меня ни автор, ни содержание текста.
  Встреча продолжилась до десяти вечера, пусть за окном крепчал мороз, выл зимний ветер, поднимал в воздух снег, образуя снежную завируху.   
  На следующий день в 9 часов утра меня ждала другая встреча, встреча со старшеклассниками Шоруньжинской средней школы, куда вместе с двоюродным братом Шуматом я, шестилетняя беспризорная девочка без книг, тетрадки и ручки-карандаша, босиком, в одной рубашке, непричёсанная, отправилась учиться в первый класс.
Снова волнения, переживания, как будто еду на свой первый урок в школе. Знала и была уверена, что будет всё хорошо: это моя стихия, моя первая школа,  здесь была моя первая учительница Анастасия Фёдоровна Ласточкина. Она и сейчас стоит перед моими глазами: молодая, очень красивая, в тёмно-синем платье. Анастасия Фёдоровна, внимательно изучая, разглядывая меня, спросила двоюродного брата:
- Кто сидит рядом с тобой? Чья дочь?
- Моя сестра Роза, дочь дяди Арслана.
- Розы в моём списке нет. Сколько лет тебе,  девочка? – спросила меня учительница, даже не обратила внимания на мой внешний вид, только взглянула на мою непричёсанную голову - от меня перешла к другим.  Тогда здание школы было деревянное, небольшое. А сейчас передо мной предстала другая, трёхэтажная школа, здание из красного и белого кирпича с орнаментами - Шоруньжинская средняя общеобразовательная школа. Со мной снова Людмила Аксюбина, вместе с ней теперь её сын. Он за рулём в машине. Нас уже ждали, встретили заместители директора школы Эльвира Владимировна и Римма Камильевна. Нам предложили чай. Волнение спало. На столе быстро разложили книги, в зал дружно вошли старшеклассники. Да, это мои дети, мои ученики, такие же доброжелательные, приветливые. Я – перед детьми-подростками. Дети везде одинаковые. Я в своей тарелке, быстро вошла в роль учителя. Меня разглядывают любознательные школьники, изучают дети-подростки, с ними сидят их учителя-предметники, завучи. Беседа продолжалась два часа. Вопросы – ответы. Вопросы задавала я, задавали дети; отвечали взаимно. Два часа стояла перед залом-аудиторией, ходила по залу, Не устала я, не устали дети. Прощание такое же тяжёлое, трогательное, трепетное, как вчера вечером в клубе. Библиотеке школы преподнесла массу книг, в основном изданных в Йошкар-Оле или в Екатеринбурге.  Дети встали, продолжительные аплодисменты, дружные возгласы:  «Спасибо! До свидания!» Расставание неописуемое. Мы не прощаемся. Обещала навестить своих молодых земляков из близлежащих деревень: Шлани, Шоруньжи, Шурги, Муканая - ещё и ещё. Пожелала старшеклассникам,  выпускникам школы счастливого пути в самостоятельную ЖИЗНЬ.
             На фото: родственники братьев. Дети - правнуки старшего брата Бетки.                                                
                           Май, 2016 год,  г. Нижневартовск.


Рецензии
Спасибо Вам, Роза, за благодарную память о своей малой родине. Написано так душевно, светло, пронизано такими теплыми воспоминаниями о своем селе и земляках. Читала и радовалась вместе с Вами, что село процветает, что много там молодых жителей, что есть школа, клуб и библиотека, что Вас там помнят и ждут всегда.
Это великое счастье быть востребованной своими земляками. Очень понравилось.
Моего Польского Выселка нет. Но моя повесть " Птица счастья, унесенная войной" была напечатана в газете " Литературный Красноярск", а затем в сборнике " Память о Победе" 3 том. Каким-то образом бывшие земляки, живущие в разных городах страны и за рубежом, узнали о ней и пишут мне благодарные письма.
Творческого Вам вдохновения и новых произведений.
С уважением. Галина.

Галина Гостева   09.01.2018 18:36     Заявить о нарушении
Эта повесть находится на моей страничке в сборнике " О труженицах тыла ". Если будет время, конечно, для чтения.

Галина Гостева   09.01.2018 18:40   Заявить о нарушении
Галина, здравствуйте! Всегда рада видеть Вас на своей странице, читать светлые, нежные, тёплые, от души сказанные слова прекрасной рецензии на одну из глав повести "БРАТЬЯ" о своих родных людях, земляках. Скоро поеду в Йошкар-Олу, где я закончила педучилище, институт, там буду издавать дорогую для меня книгу о своей матери, отце, бабушке и других.Нет, как ни искала, фотографии мамы, бабушки, других. Нашла издателя, а мои земляки уже пригласили меня на презентацию ПОВЕСТИ о НИХ. Галина, пишу повторно: мой ноутбук по какой-то причине вдруг отключился. До встречи, Галина, на Вашей странице. С превеликим уважением и с самыми лучшими пожеланиями к Вам Роза Салах.

Роза Салах   09.01.2018 18:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 59 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.