Недовольный

Сидим мы с женой перед телевизором. А в телевизоре президент страны нашей. А лицо у него какое-то суровое. И обращается он к народу своему.

Благодарит президент народ свой за понимание и поддержку в непростое для страны время. Но есть еще у нас, говорит президент, и недовольные политикой нашей партии и правительства, немного таких, но они есть, выходят такие недовольные с протестами на так называемые «марши несогласных», и хотят они этого, или не хотят, но своими необоснованными протестами пособничают они врагам нашим.

И называет президент таких недовольных «пятой колонной», а организаторов маршей иностранными агентами.

Ну я как-то особо и не обратил внимания на эти слова президента, только подумал: почему колонна-то пятая, а не третья, не четвёртая? Да уж скорей бы, подумал я, сериал начали показывать.

А жена моя, когда услышала про «недовольных»-то, которые, как сказал президент, в «пятой колонне» шагают, то как-то и оживилась. Говорит: «Это о тебе, Петька, президент-то говорил, вечно ты недовольный, и ты в этой колонне-то пятой врагам нашим пособничаешь».

Я промолчал. А жена всё не унимается. Говорит: «Что-то, Петька, глаза у тебя как-то забегали, сразу видно, совесть у тебя не чиста, или уж продался ты с потрохами своим америкосам поганым».

Ну, я и опять промолчал. А тут уж и сериал начался и не до разговоров нам было.

А когда закончился сериал-то, и легли мы в постель, жена сразу захрапела, а я всё уснуть не мог. Слова президента о «недовольных», о «пятой колонне», о пособничестве врагам, как-то меня задели, да и на жену я был обижен за «бегающие глазки». Неужели, думал, с этим моим вечным недовольством я и действительно в какую-то вражескую «колонну» попал. А ведь и я тогда в этом «марше несогласных»-то участвовал. И зачем я, старый дурак, туда попёрся! Да и быстро как-то нас, недовольных-то, милиция разогнала. Еле я ноги унёс.

Ну, думаю, не уснуть мне. Встал я с постели, в коридор вышел, свет включил, к зеркалу подошёл и стал лицо своё разглядывать.

Противно мне было на лицо-то своё смотреть, ничего в нём нет привлекательного, да и надоело оно мне за восемьдесят-то лет.

И хотел я уж в постель вернуться, но вдруг заметил, что глаза мои действительно какие-то странные. Неужели, подумал, и права жена-то?! Какие-то глаза у меня бегающие, как бы виноватые. Такие глаза бывают у людей, совершивших что-то подлое, и подлое это они скрыть пытаются.

И весь следующий день было мне как-то тревожно. И всё я о своих глазах думал: что с глазами-то моими случилось? Быть может, думал, я и действительно подлец какой? Но ничего подлого за собой, как ни пытался, вспомнить не смог.

Скрывать не буду, я действительно закоренелый недовольный. И, видимо, вот таких как я, недовольных, президент-то наш и обозвал «пятой колонной».

А недовольство-то уж и давно во мне сидит. Помните, в советские-то времена полки в магазинах пустые были, пенсии, зарплаты не выплачивали, и люди бегали в поисках работы и еды. А власти тогда такое положение объясняли временными трудностями. И многие верили властям. А я не верил во «временное». И недовольство своё высказывал открыто. И мечтал я тогда от всего этого ужаса сбежать в Америку. И не скрывал этого. Но и сейчас, когда полки в магазинах завалены продуктами, и мне вовремя выплачивают пенсию, я многим недоволен.

А бывает, я даже нашей международной политикой недоволен. Но это между нами. А то как бы…

И понимаю я, что надо бы мне как-то укротить своё недовольство и поддержать президента. Ведь нелегко ему в это трудное для страны время. Как-то опять мы в окружении врагов оказались. Видно, уж судьба наша такая: со всеми в раздоре-то быть.

Но не могу я ничего с собой поделать. Так и зудит внутри меня это подлое недовольство.

Но ведь и мне тяжело вечно недовольным-то быть. Получается, все в ногу шагают, а я и подобные мне отщепенцы — не в ногу. И чувствую я себя каким-то изгоем, а то и, боюсь это слово произнести, каким-то предателем.

А от жены своей я только насмешки и оскорбления слышу. Патриотка она у меня. Президента она своего любит и во всех его начинаниях поддерживает. Говорит: «Да я ради того, чтобы президент-то с нашими врагами разобрался, на место их поставил и нос им утёр, на любые лишения готова».

Я даже подозреваю, что президент-то моей старухе и как мужик нравится. Достала она где-то майку с надписью «Хочу Путина» и ходит в ней по кухне. Вот дура старая!

Раньше-то, когда мы с женой, бывало, поругаемся, посылала она меня в известное место. Думаю, вы уж и догадались, в какое. А сейчас только от неё и слышу: «Да пошёл ты в свою «пятую колонну», старый хрен!»

А на президента я обижен за его неумную и оскорбительную шутку. Сравнил он, президент-то, наши белые ленточки — символы протеста, с которыми мы на «марше не-согласных»-то в колонне шли, с презервативами. Согласитесь, ведь и обидно мне, в мои-то годы, такое слышать.

И в знак несогласия повесил я нашу ленточку – символ протеста, в прихожей, на видное место. Надеюсь, что хотя бы в своём доме я имею право на несанкционированный протест. И могу открыто сказать: «Я недовольный»!
 


Рецензии