Ценный груз

      
                    Рассказ опубликован в журнале "Луч" (№ 3-4 за 2016 год).


Сергей, устало вжавшись в сиденье, уже битый час стоял в пробке и безнадежно посматривал на ползущие, как черепахи, колонны автомашин. Красные от двух бессонных ночей глаза слипались.

«Не спать! — твердил водитель. — Уже Химки. Скоро Москва».

Однако глаза зудят, словно в них попал песок. Тело пронизывает слабость и вялость, затекшие мышцы рук и ног наливаются тяжестью. Но передышка невозможна. Как затормозишь в этом потоке машин?

«Надо держаться!» — продолжал бороться со сном Сергей.

Неожиданно на дороге возник силуэт мальчика, идущего прямо под колеса  ползущего впереди Пежо. Сергей резко вдавил педаль тормоза и нажал на сигнал. Его двадцатипяти тонный МАЗ недовольно заскрипел и со стоном затормозил. Он опять посмотрел вперед - никого нет.

«Уже глюки пошли», — вздохнул водитель и тряхнул головой, пытаясь взбодриться.

А заказ был срочный и сменщик заболел.

- Как я без сменщика поеду? Путь не близкий, — возмутился Сергей.
- Где я тебе сменщика возьму? Ничего, двое суток туда. Загрузишься и обратно. По пути будешь делать остановки для сна, — скомандовал бригадир и с угрозой добавил:
- А начнешь ерепениться, уволю!

До базы Сергей доехал нормально, в пути два раза останавливался подремать. Но только фуру загрузили, раздался звонок начальника:
- Срочно нужен товар! Давай жми без остановок!
- Так я же без сменщика! — напомнил водитель.
- Надо! Давай не подводи! Послезавтра быть к часу дня на базе!

Через приоткрытое окошко проникал поток жаркого воздуха. Его взгляд, как муха, пополз по стеклу: в небе вездесущее солнце неусыпно сопровождало машину и нещадно палило. Все было, как всегда: беспомощно урчала живая лавина автомашин, взрывалась сигналами, рычала моторами, и, почти соприкасаясь бамперами, медленно двигалась по Ленинградскому шоссе в сторону Москвы. Сзади буйно сигналила пожарная машина, требуя уступить дорогу, но механические кони крутили колесами по своей линии, впритык друг к другу, и даже при желании не имели возможности подвинуться. Изредка водители кричали нецензурно из окон, в основном, чтобы выговориться и снять накопившееся напряжение.

Слева угловато, стараясь быть незамеченным, плелся жигуленок. Седовласый мужчина постоянно шевелил губами, видимо, читая нотацию мальчику. Мальчик послушно кивал головой, засыпая.

В такт его движениям у Сергея тоже начала склоняться голова.

«Не спать! — с испугом подумал он.— Ладно, машину покалечу или себя угроблю, хуже, если дочь и безвинные люди по моей вине пострадают».
Света рядом внимательно читала книгу, теребя косичку.

Он посмотрел в окно. Справа полз внушительный, как танк, черный БМВ. Из раскрытого окна торчала сигара, удерживаемая волосатыми пальцами, сверкающими золотыми печатками. Периодически сигара с пальцами исчезала в машине, и оттуда вырывались клубы дыма.

Года четыре назад Сергей, попав в пробку, был бы на взводе. Тогда он только сел за руль и занимался частным извозом. До этого три месяца сидел без работы, затем взял свою ласточку и поехал таксовать. Заработал за ночь сто долларов: понравилось. Так и покатило.

Так вот, для бомбилы затор - главный враг. Особенно нервничаешь, когда едешь по вызову забирать клиента. Сергей высчитывал и выезжал заранее, чтобы оказаться по адресу минут за тридцать до назначенного часа. Но порой пробки сводили расчеты на нет. Самое скверное случалось при опоздании свыше пятнадцати минут, особенно когда клиенту надо было в аэропорт на рейс или на вокзал, и время поджимало. В этом случае пассажир просто спрыгивал, словом, ловил любую попутную машину. Тогда безвозвратно терялись и время, и деньги: подъезжал по адресу, а клиент уже тю-тю.

Но на этом риски бомбилы не заканчивались, а только начинались! Первая же пробка меняла вальяжного пассажира и превращала его в  испуганно голосящего, пугливо вращающего головой,  суетливого субъекта, спрашивающего: «Мы успеваем?». Но сегодня Сергей спокоен, клиент в руках и никуда не денется: не выпрыгнет же из машины! Раз было исключение: мужчина, вертлявый, сухонький такой, с длинной черной бородкой, выбежал на МКАДе и засеменил ногами между машинами. Правда, через километр выдохся и, тяжело дыша, поджидал машину Сергея. Конечно, при опоздании на самолет или поезд всегда можно оправдаться, свалив все на пробки, и содрать с пассажира бабло. Но Сергею было неудобно, и денег он не брал.

Возить кого только не приходилось: бандиты и менты, проститутки и чиновники, были приезжие, подавшиеся в Москву на заработки. Каждый из пассажиров был неповторим. От бандитов всегда несло водкой, их разговоры сводились к тому, когда и кому разбили челюсть или залили в бетон. Пассажиры-менты бдительно молчали, а проститутки визжали и постоянно смеялись.

Но хуже не бывает пассажиров с детьми. Редкий ребенок, сев в машину, забудет показать всем, насколько активен и развит. Того гляди жвачку расплющит прямо на стекле или в ином, но обязательно видном месте, а если ест мороженное или пьет колу, то следы их обязательно окажутся на чехлах и ковриках. Если ребенок не умеет говорить, еще хуже, ибо обязательно начнет плакать, заглушая радио и даже шум. Если детей окажется двое, то быть спору, кто будет сидеть у окна, и старший, как всегда, покажет младшему, как открывать дверь, и обязательно сломает ручку.

Только раз попался молчаливый малец с пожилой женщиной. Ребенок не отводил тягучего взгляда от окна. Женщина сразу же заснула. Оказалось, что мальчик был из детского дома, а женщина - воспитатель. Сергей и денег с них не взял и мальцу купил кучу пирожных. А потом сидел, обняв руль, и вспоминал свои детдомовские годы. Родители у него спились, и после их смерти его ожидал казенный дом. Там пришлось выживать.

Но, возвращаясь к пассажирам, можно подытожить, что люд был разный. Бывали случаи и кидали на бабки. Как-то раз вез такого прямо интеллигента, в очках и галстучке. Подъехали к месту, клиент совершенно искренне сочувственно пропел, мол, деньги закончились, он сейчас поднимется домой и вынесет. Сергей купился, только когда уже прошло минут пятнадцать, осознал, что его интеллигентно облапошили. В доме одиннадцать этажей и квартир немеряно: все обходить не будешь! И такое бывает. Сергей ненадолго расстроился, решив философски, что всех денег не заработаешь, а издержки - они неизбежны.
Да и не в деньгах счастье! Как-то раз в свой день рождения решил одарить пассажиров бесплатным проездом. Говорил об акции в конце поездки. Люди удивлялись, радовались, начинали поздравлять и расточать на радостях целые букеты поздравлений; одна старушка расплакались, а другая банку помидоров подарила.

Голова Сергея опустилась на грудь, и он уже видел себя в аэропорту Домодедово. Вот подходит мужчина. Грузный, с острой бородкой, в дорогом костюме, с тросточкой и небольшим чемоданчиком. Говорит, что до самолета время есть и просит отвезти в приличный ресторан в городе Домодедово.

Клиент оказался компанейским, представился Анатолием, или просто Толиком. С шутками и прибаутками довез его. Правда, барыш был небольшой: поселок рядом. Распрощался Сергей и поехал в столицу. По пути диспетчер
предложил выгодный заказ. Отвез пассажира в северо-западный округ столицы, в ресторан "Строгинский дворик". И остолбенел: там стоит Толик, специально приехавший, чтобы найти Сергея. Опять поздоровались, мужчина с улыбкой, под прицелом цепкого взгляда говорит, мол, понравилось, как его везли, и решил прокатиться с таким душевным таксистом еще разок.

Сергей растерянно пошутил:
- Небось, опять в ресторан поедем?
Анатолий кивает, то есть почти туда же, снова в аэропорт Домодедово поедем.
«Но зачем? — уже не на шутку зашевелились мысли. — Может, бандит? Всякое бывает».

Как клиент его нашел, Сергей понял: диспетчер подсказал.

Водитель озадаченно спросил об оплате, а пассажир уверенно заявил, что сколько скажет, столько и заплатит. Это насторожило.

«Ладно. Разберемся. Если что, у ГАИ можно будет приостановить машину», — прикидывал Сергей. Сел за руль, смотрит, пассажир в восторге и с воодушевлением восклицает:
- Спасибо, друг. Забыл на заднем сиденье очень важный для меня предмет, чемоданчик, и испугался, что безвозвратно утерял. А он лежит на заднем сидении! Ладно, давай снова в аэропорт, на рейс опоздал, но главное, ты не подвел и чемоданчик со мной.

Сергей облегченно выдохнул:
Повезло. А возьми кого из пассажиров на заднее сиденье, тот и прихвати его, тогда с портфельчиком пришлось бы распрощаться. И даже, найдя меня, могло быть все безрезультатно.

Сам про себя Сергей подумал: «Ведь так можно ни за что, ни про что неприятностей нажить, потом тот же пассажир по милициям затаскает. Надо быть внимательнее с этими забывчивыми пассажирами».

В аэропорту подъехал прямо к входу: несколько зевак, с красными глазами, лениво околачивающиеся менты. Пассажир вдруг перепугался и говорит, мол, сделай еще раз доброе дело, присмотри за чемоданчиком, а я в туалет сбегаю. Сергей с неохотой, но согласился. И вот сидит в машине, ждет. Десять минут, полчаса, час. Начал уже нервничать, что опять влип с этим чемоданчиком. Но возить его в своей машине уже больше не будет. Лучше всего сдать в милицию. Подходит к сотруднику транспортной милиции и обрисовывает сложившуюся ситуацию. Тот вежливо просит пройти с ним в опорный пункт. Пришли, стали оформлять протокол изъятия чемоданчика: записали, как положено, паспортные данные Сергея, описание ситуации. Дошло дело до составления описи содержимого чемодана. Открыли и ахнули! Чемоданчик доверху набит упаковками стодолларовых купюр! Люди в форме несколько минут зачарованно молчали, затем суетливо смяли протокол, воровато осмотрелись, закрыли входную дверь и стали пачками набивать себе карманы. В это время Сергей ошарашенно смотрел. Про милицию слухи ходили всякие, но такого не ожидал!

И сержант говорит:
- Что стоишь, кормилец ты наш. Набирай себе тоже, по справедливости и тебе надо. Сергей выставил руки вперед и отрицательно мотнул головой.

- И зря! — спокойно парировал милиционер и продолжил рассовывать купюры по карманам.

Вдруг один из милиционеров, присмотревшись, произнес:
- Они поддельные!

Все стали рассматривать деньги, затем с досады материться и нехотя выкладывать пачки обратно на стол. Поддельные купюры сосчитали, Сергей расписался в протоколе и был отпущен на все четыре стороны. По этому случаю больше никуда не вызывали. Могли менты и протокол порвать, а деньги выбросить, чтобы не утруждать поисками фальшивомонетчика. За нераскрытое преступление, да еще такое тяжкое, вышестоящее начальство по головке не погладит.

Резкий автомобильный сигнал выводит Сергея из дремоты. Он испуганно вздрагивает, смотрит по сторонам. Оказывается, заснул и продолжал ехать.
- Не спать! — вслух закричал водитель и хлебнул из термоса уже остывший кофе.
Глядя напряженно на дорогу, увидел шагающее блеском стекол и алюминия здание мясокомбината. Рекламный щит пытливо всматривался в водителя, предлагая свежайшие сосиски и колбасу, и уже отстал, сверкая красной черепицей цехов. Сразу вспомнились эсэсэсэрские времена, когда он работал поваром на мясозаводе. Там было неплохо. Конечно, уносил с работы мясца, колбаски, собственно, как и все без исключения сотрудники столовой: иначе в те времена на такую зарплату, как у них, и не прожить было. Охрана не обыскивала, зато потом и им перепадало.

После развала СССР завод закрыли, и столовую соответственно. Стал работать на рынке. Продавал в небольшом отделе мясо и колбасы. Вроде все было по первой хорошо. Но хозяин стал заставлять торговать колбасными и мясными изделиями с уже истекшим сроком годности. К этому Сергей не привык, в заводской столовой, где все друг друга знали, так не грешили. Поэтому встретил такую команду в штыки и после бурного спора с хозяином, хлопнув дверью, ушел. К этому времени немного деньжат было поднакоплено, и Сергей, взяв кредит, открыл свой магазин.

Однако тут только проблемы и начались! Предугадать реализацию было сложно: один день в магазин народ валом валил, в другой - хорошо, если человек десять в течение половины дня зайдут. Срок годности продукты тоже имеют, и оставалось или перебивать даты или выбрасывать их на помойку. Сергей травить людей не мог и просроченные продукты выбрасывал на радость бомжам, которые стали толкаться у мусорных баков целыми толпами.

Тут же появились и сборщики денег. Первым заявился участковый уполномоченный милиции: с пузом на выкате и бегающими юркими глазками сразу пришел с письменной жалобой. Растягивая фразу, объяснил, что у него заявление от некого гражданина, который видел, как продавец испражнялся рядом с магазином, чем нарушил правила чистоты, порядка и благоустройства территории. Налицо штраф на организацию. Сергей при нем вызвал продавца, но тот клятвенно заверял, что такого и быть не могло.

- Может, ваш заявитель лжет? Продавец парень интеллигентный, и туалет у нас в помещении есть, зачем же идти во двор?

- Заявление есть заявление. Ему можно дать ход, можно попридержать, а можно и отказать. Все зависит от меня! — важно начал участковый.

Сергей понял. С тех пор участковый раз в месяц приходил, набирал бесплатно продуктов и довольный удалялся.

Вслед за участковым через пару дней пришли проверяющие из санэпидемнадзора, нашли кучу нарушений, но протокол оформлять не спешили и, получив денежный выкуп, удалились. Потом приходили комиссии из госпожарнадзора, недочетов было много, и снова писать акты не спешили и, добившись своего, ушли. Были торговая инспекция, общество защиты прав потребителей, Роспотребнадзор и уйма иных органов, все при этом находили недостатки и уходили с деньгами.
Ровно через два месяца после открытия магазина пришли опера с местного отделения милиции. Сказали, что два месяца дали каникул, но пора и платить и, установив месячную таксу, удалились. Ментам Сергей платил исправно, понимая, что деваться некуда. Но порой от этого был хоть какой-то прок. Как-то пришла местная гопота, несколько человек, заявили, что будут крышевать. Сергей, объяснил, что налички нет, и назначил встречу на завтра. Сам позвонил милицейской крыше. Местную гопоту опера знали, в этот же вечер прессанули, и с тех пор больше никто из них не заявлялся.

Дела шли, но ежемесячная прибыль уходила на закупку новых продуктов, погашение кредита, аренду помещения, зарплату сотрудникам и откупные контролирующим структурам. Последняя статья расходов перекрывала кредит, аренду и зарплату, вместе взятые. Поэтому проработав два года и расплатившись наконец с кредитом, Сергей завязал с торговлей, не положив на книжку ни копейки.

Просидев дома три месяца, решил таксовать.

Именно на этой работе нашел жену. Когда увидел у дороги: тоненькую, как тростинка, в длинном голубом платье, светлую, как ангел, то понял сразу, что влюбился. Девушка была студенткой, он взрослый и зарабатывающий мужчина - это и сыграло. Она два раза уходила от него, но вновь возвращалась. Потом ушла навсегда. По ее мнению, она была создана для искусства, а не для семьи.
Но говорят, если что-то убывает, то другое прибавляется. Вот тогда прямо перед его машиной на проезжую часть выбежала девчонка. Она повернула голову и жалостно посмотрела. Сергей резко нажал на тормоза, но понимая, что наезда на ребенка не избежать, рывком крутанул руль и направил автомобиль на тротуар. Хорошо, что там прохожих не оказалось.

- Что же ты прямо под машину бежишь?
- А я остановить ее хотела. Я маму ищу.
- Куда же она у тебя делась?
- Я детдомовская. Меня мама бросила. А я хочу прийти и показать, что я хорошая.
- Давай сделаем так. Поедем сначала в детдом, там ведь сейчас все в панике.
А с завтрашнего дня начнем искать маму, обещаю.

Девочка доверчиво кивнула.

- Мать у нее алкоголичка. Полгода назад умерла. Мы девочке не говорим, чтобы не травмировать психику, - тихо говорила заведующая детским домом.
- Понимаю. Сам детдомовский, — кивнул Сергей и по-детски спросил:
- А можно я завтра к ней приду?

Заведующая пытливо посмотрела и кивнула.

Так в его жизни появилась маленькая, с большими голубыми глазами, девчушка по имени Света. Жизнь тогда озарилась, и даже когда машину украли, не сильно расстроился и сразу устроился водителем на базу.

Вот и сейчас она тихо посапывала на сиденье, склонив голову, и что-то шептала во сне. Сергей хотел поправить ее руку, и тут же девочка проснулась.
- Пап, мы еще не приехали? — устало спросила Света.
- Уже скоро.

На стекле замерла муха. Время тоже остановилось, такое впечатление, будто машины застряли не в пробке, а замерли перед неведомой опасностью, не решаясь двигаться дальше. Вот муха приходит в движение, увеличивается в размерах, и в засыпающем сознании водителя начинает злобно подмигивать, размахивая мохнатыми лапками.
- Папа! — раздается испуганный детский крик.
Сергей инстинктивно, еще не успев проснуться, резко жмет на тормоза…

Открыв глаза, он с ужасом увидел, как другая фура,потерявшая управление тащит, сминая, впереди идущий БМВ, а тот, в свою очередь, уже ломает пикап.
«Видимо, водитель тоже уснул, — пронеслось в воспаленном сознании у Сергея. И, обнимая потянувшуюся к нему испуганную дочку, подумал: - «Хорошо, что у меня такой бдительный напарник!».

- Папа! Я тебя люблю.
- И я тебя люблю, спасительница моя, — поцеловал он ее в макушку. — Побегу я, дочка. Там помощь нужна, - уже вглядываясь вдаль, сказал он и добавил строго:
- Сиди тихо... Ты у меня одна...

Девочка кивнула и с серьезным видом ответила:
- Не волнуйся, буду сидеть, как мышь.


Рецензии
Спасибо Вам за интересный рассказ!
Любовь творит чудеса с людьми!!!
Любовь, которая с большой буквы.
Счастья и Любви!!! 🎆

Мила Кудинова   31.03.2017 08:57     Заявить о нарушении
Мила,благодарен вам за прочтение рассказа, теплые слова и пожелания!

Сергей Владимирович Петров   01.04.2017 12:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 94 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.