Гений и злодейство

          26 января 2016 года мир сей отпраздновал юбилей знаменитого австрийского композитора Моцарта. Решили и мы сказать свое слово по поводу этого знаменательного события.

          Моцарт мнится сынам мира сего, грешного и прелюбодейного (Мк. 8:38), лежащего во зле (1 Ин. 5, 19), неким ангелом, святым в мире музыки, который случайно забрёл в этот жестокий и непонятный мир. Подобное отношение можно встретить среди вероотступников Запада к папе Франциску из-за его скромности.

          Музыка Моцарта подобна живописи Рафаэля. Это отмечал великий русский композитор Пётр Чайковский в переписке с фон Мекк. И действительно, своей филигранностью, изяществом, видимой чистотой эти два великих художника похожи друг на друга. И если взглянуть на творчество их взором духовным, мысли Чайковского найдут подтверждение, но в другом ракурсе. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал о «Мадонне» Рафаэля: «Мадонна Рафаэлева, это высочайшее произведение живописи, украшена очаровательным характером стыдливости. Когда является в девице стыдливость? Тогда, когда она начнет ощущать в себе назначение женщины. Таков характер "Херувимских" Бортнянского, таковы - характер "Есфири и Гофолии" Расина, характер "Подражания" Фомы Кемпийского, из них дышит утонченное сладострастие. Стыдливость - завеса греха, а не сияние святыни». Он же отмечает: «Все русские поняли, что итальянские картины не могут быть святыми иконами. Между тем итальянская живопись взошла почти во все православные русские храмы со времен преобразования России на европейский лад. Эта живопись соблазняет раскольника, огорчает истинно православного: она - западный струп на православном храме. С кого итальянские живописцы писали изображения святейших жен? Со своих любовниц. Знаменитые Мадонны Рафаэля выражают самое утонченное сладострастие. Известно, что Рафаэль был развратнейший человек, желал выразить идеал, который действовал бы на него наиболее сильно, и нередко кидал кисть, чтоб кинуться в объятия предстоявшей ему натурщицы. Другие живописцы, которых талант был грубее, нежели талант Рафаэля, выражали сладострастие на своих мнимых иконах гораздо ярче; иные выразили уже не одно сладострастие, но и бесстыдство, неблагопристойность». О том же пишет в статье «Бог, любовь, смерть» Николай Болдырев – вроде бы верующий экуменист. Я грешен тем, что люблю читать неправославные статьи о великих людях, ибо их авторы не стремились притянуть дьявола за рога к образу ангела, как это делают многие искусствоведы. Он цитирует Чичерина: «Есть такие женщины: чистые и одновременно вакханки. Именно музыка Моцарта! Нечто нежное, глубокое и вместе с тем страстное и чувственное, и чистота, и оргиазм – именно Моцарт!». Приведем мы и другие слова этого безбожника:   «…замогильные веления (?), искание чего-то нереального, бегство от жизни. Особенно много пишут о  damonie Моцарта. Его демонизм всем уже ясен. Есть уже книги о Damonie Моцарта. Уже в газетных рецензиях и в отчетах о концертах стало обычным упоминание об его демонизме. Еще Гете говорил об этом. Под конец жизни Гете говорил Эккерману, что единственным композитором, который мог бы написать музыку на Фауста, был Моцарт …». Это самая верная оценка музыки Моцарта в безбожном мире! Разумеется, здесь не дается разбора сути с позиций православного мировоззрения, но мы уже сказали, что это явление «чистой вакханки» разобрано в творениях Святого Игнатия.

          Многим мнится, что Моцарт был образцом нравственности и «духовности». Но все знают, что большую часть своей взрослой жизни композитор посвятил масонству – службе дьяволу. Незадолго до смерти он дирижировал исполнением «Маленькой масонской кантаты». В опере «Волшебная флейта» им были переданы многие масонские идеи. Некоторые искусствоведы утверждают, что три сестры Царицы ночи – это православная Церковь, а также католическое и протестантское сборища еретиков. Музыка – это тончайший язык души, для которого нет преград – ни вероисповедных, ни  национальных. Она сообщает слушателю чувства и мысли композитора на таком глубоком уровне, что он не успевает заметить его. Все музыковеды единогласно утверждают, что музыка способна передать мировоззрение человеческое. Послушаем слово их, слово грамотное. И что увидим? Увидим ересь бесовскую, которая сообщается через искусство сие, как через провод, напрямую в сердце человеческое, за чем следует принятие сердцем страстей и измышлений греховных…

          Следует сказать, что жизнь человека характеризуется, подытоживается, её концом. Снимается её сечение, открывается многое из сокрытого от постороннего глаза. Вот что безбожник Чичерин пишет о последних днях композитора: «Моцарт настолько основательно порвал с церковью, что когда перед его смертью жена (без его ведома) стала звать священника к умирающему мужу. Все священники отказались, считая Моцарта безбожником, и он умер без причастия»»

          Итак, несмотря на кажущуюся целомудренность и нравственность, музыка Моцарта не является христианским искусством, наоборот, она воспевает идеи дьявольские, масонские. И может оказаться сетью миродержца для души христианской …
Иван Куклин. Январь 2016 г.


Рецензии