Месть - Печать Раннагарра

      Дилогия.  Книга вторая   "Печать Раннагарра"



      Липкий туман сизой росой осел на окнах кареты, яркий свет обернулся кромешной тьмой, изредка разрываемой слепящими росчерками белых молний. Одна из них беззвучно ударилась о стекло и рассыпалась фейерверком ярких тающих брызг.
      Лэйн испуганно вжался в Оливию, спрятав своё лицо у неё на плече, а Грасси тихо запричитав, закрыла глаза.
      Ли смотрела на буйство стихии за окном и почему-то ощущала себя её частью. Замкнутое пространство давило на неё. Ей хотелось оказаться сейчас там – в эпицентре  пронизываемой разрядами тьмы - влажной, густой, скользкой; быть опутанной её черными крыльями; вдохнуть полной грудью разряженный грозовой воздух и, запрокинув голову, подставить лицо косым нитям холодного дождя; ловить ртом тяжелые капли, задыхаясь в экстазе от прошибающего тело острого озноба; смыть с себя бремя судьбы; очистить тело и душу; уйти за грань, где ты свободна, как ветер, где нет цепей неизбежности и оков предопределенности;   где ты – сама себе творец, хозяйка и судья.
   Очередная вспышка молнии вспорола чёрную пустоту за окном, а вслед за ней по глазам ударил яркий золотой свет, прозрачный, хрустальный, как солнечный осенний день,  сотканный из теплой охры прощальных лучей, наполненный запахом увядающих хризантем, шорохом опадающей листвы и движением тонких паутинок, бесцветными нитями скользящими по воздуху.
    Карета мягко качнулась, стряхивая с себя пыль дорог, тихо постукивая  вращающимися колесами. Лейн робко приоткрыл один глаз, ощутив, что мрак сменился светом, а затем  опасливо отлепился от Оливии, осторожно выглядывая в окно. Рот мальчишки приоткрылся и в голубых глазах загорелся яркий огонек неуёмного детского любопытства.
  - Ли, это... это! Это так, - только и смог произнести он, жадно впитывая  взглядом сверкающие в высокой дали золотые винтообразные башни Арум-Рисира, причудливым каскадом уходящие в небо.
  - Всевидящий, красота-то какая! – захлебнулась  от восторга Грасси, прильнув к ошеломленному Лэйну.
   Ли не выдержала и, подавшись общему ажиотажу, выглянула наружу.
   Сложно было представить себе что-либо подобное. 
   Такой красоты девушка не видела даже у эльфов, да, наверное, и не было больше на свете места, где бы глубокое циановое небо мягко переливалось волнами аквамарина, пастельными мазками светлой бирюзы и неуловимым мерцанием малахита. Ни шороха, ни ветра в изумрудной палитре причудливо сросшихся крон деревьев.
       Свет, гармония и чистота.
    Лэйн открыл окно, и Ли жадно вдохнула воздух: многослойный, пропитанный терпко-горьким запахом нероли, дурманящей сладостью иланг-иланга и умиротворяющим дымно-смолистым  ароматом кипарисов. Таким ей и запомнится навсегда  вечнозёленый неувядающий Азаандар. 
   Карета выехала на тенистую аллею и копыта лошадей звонко зацокали по бледно-голубому камню мостовых, кажущихся логическим продолжением знойного неба. Перед глазами замелькали роскошные особняки, спорящие друг с другом  степенью своей дороговизны и искусностью отделки.
   Столица медленно оживлялась ленивым движением меняющихся караулов, открывающихся витрин, сияющих алмазным блеском и позолотой, одиноких прохожих, придающих пустынным утренним улицам пленительное очарование просыпающегося города. Здесь всё кричало богатством и изысканностью, и даже природа, бросаясь в глаза пышностью своей зелени и буйством красок, словно утверждала:  здесь нет места бедности, убожеству и нищете, это город избранных, город-сказка, город-сон, город-мечта.
  Экипаж в сопровождении войска Ястреба выехал на дугообразный резной мост, переброшенный через извилистую реку, васильковым хвостом петляющую через весь Азаандар.
- Ли, смотри, какая лодка, - Лэйн едва не наполовину высунулся из окна, засмотревшись на покачивающийся на поверхности воды белоснежный фарлеон.*
   - Нравится? – подъехавший вплотную к карете Касс загадочно усмехнулся мальчишке.
   - Да-а, - благоговейно выдохнул Лэйн.
   - Хочешь покататься? – повел бровью мужчина.
   - А можно будет? - не веря своему счастью, распахнул глаза ребёнок.
    - Можно, это мой фарлеон, - безмятежно сообщил Касс, наслаждаясь захлестывающими через край эмоциями мальчишки. – Мы можем поплыть во дворец на нём, если захочешь? – обратился он уже к Оливии.
  - Она захочет, - выпалил Лэйн. – Ли, правда же, ты захочешь? - с затаенной надеждой посмотрел он на охотницу.
 - Мне всё равно, - безучастно отозвалась Оливия и, отодвинувшись от окна, откинулась на спинку сиденья, исчезнув из поля зрения герцога.
   Эскорт, съехав с моста, остановился у высоких кованых ворот, за которыми простирался великолепный парковый комплекс, окружающий невиданной красоты особняк, построенный из серо-белого мирнейского мрамора. Створки, покрытые сияющей перламутровой пылью, отворились, подчиняясь едва заметному жесту руки Касса, и через несколько мгновений кавалькада остановилась на полукруглой площадке, перед которой в шеренгу выстроились слуги, высыпавшие из столичной резиденции Кассэля дель Орэна.
    - Отныне Оливия дель Орэн, герцогиня Оттон - ваша хозяйка и госпожа, - низким голосом звучно заявил Касс, едва Ли успела выйти из кареты, взяв за руку ошалевшего от окружающей роскоши Лэйна. – Её приказы – мои приказы, её воля – моя воля.
    Оливия потрясенно повернулась к Ястребу, но тот с непроницаемым выражением лица продолжил представлять слугам Лэйна.
     Внутри особняк Оттон оказался ещё прекрасней, чем снаружи, и герцог, опасаясь, что Лэйн свернёт себе шею или разобьет нос, пока будет подниматься по лестнице в свою комнату, поднял его на руки, украдкой наблюдая за идущей рядом Оливией. Не знай девушка, кому принадлежит этот дом, то могла бы подумать, что каким-то чудом вновь попала в Айвендрилл и ступает по жемчужным  ступеням Silm’alos, настолько похож был по изяществу, искусности отделки, чёткости деталей и тонкости стиля особняк Ястреба на дворец светлого Владыки.
    Апартаменты, которые выделили Ли, в два раза превосходили по размерам те, что принадлежали ей в Ястребином Когте. Отделанные в такой же светлой гамме, они не вызывали у девушки отторжения и неприязни, только безмятежное спокойствие и вежливую сдержанность. В них всё было изящно, лаконично и выдержано со вкусом.
  Сидя на витом пуфе у инкрустированного зеркального столика, Ли печально смотрела на своё отражение, пока восхищенно переговаривающиеся Марси, Фэлис и Грасси разбирали её сундуки. Для служанок, не смевших и мечтать о таком путешествии, всё происходящее виделось сказочным сном, для Оливии же было очередным насилием над ней, она ощущала себя одинокой и чужой в этом месте, сорняком, случайно прижившемся в хорошо ухоженном розарии.
 - Госпожа Оливия, ваши украшения, - Марси осторожно поставила на столик перед охотницей окованный в металл ларец, после чего положила рядом с ним небольшой ключик.
- Украшения? – удивилась Ли. – Зачем они мне?
   - Ну как же? - искренне изумилась служанка. – Как можно идти во дворец без украшений? Это же неприлично для такой богатой и знатной шейны, как вы.
- Марси, - тяжело вздохнула Ли. – Поверь мне, драгоценности, надетые поверх дублета, будут выглядеть более неприлично, нежели их отсутствие.
- Как дублета? А как же платья? – Марси растеряно оглянулась на своих притихших товарок, а затем молчаливо уставилась на госпожу.
- Разве герцог вам  ничего не сказал? – Ли нахмурилась. Ей помнилось, что Ястреб согласился с её условиями, поэтому  девушка считала, что он предупредил служанок о том, какого толка наряды им предстоит для неё пошить.
- Сказал, - несмело встряла Грасси. – Но мы думали, это какая-то ошибка.
- Нет, Грасси, нет никакой ошибки, как и не будет никаких платьев.
Швея  огорченно сникла, а Марси, видимо, не желая отступать и проникнувшись идеей уговорить хозяйку на парочку действительно женских нарядов, поспешно открыла ларец, демонстрируя Оливии его сияющее всеми цветами радуги содержимое.
- Госпожа, вы только посмотрите! – девушка подняла с горки драгоценностей тяжёлое ожерелье с квадратными ограненными сапфирами, окруженными каплями бриллиантов. – Оно невероятно идет к вашим глазам.
Ли равнодушно скользнула взглядом по камням, о цене которых даже думать не хотелось. Внезапно одно из украшений, находящихся в шкатулке, привлекло её внимание и она, запустив в ларец руку, вытащила оттуда тонкую серебряную цепочку с подвеской виде листка маленорна.
- Откуда здесь это? – Оливия протянула девушке кулон, вытащив из-за пазухи его двойник, подаренный ей Эллом.
Марси неловко замялась, судорожно заломив пальцы.
- Это принадлежало госпоже Эории, первой жене герцога.
- Странно, - призадумалась Ли, разглядывая украшение. – Как у неё оказался фамильный знак дома Ноэринн?
- Так ведь госпожа Эория и была сияющей принцессой Ноэринн, - с улыбкой пояснила Марси, и у Оливии внезапно всё похолодело внутри, а горло сдавила удушливая волна судороги.
- Как Ноэринн? – потеряно выдохнула охотница. – Она была эльфийкой?
- Эльфийкой, госпожа Оливия, - радостно закивала Марси, не замечая, какой бледной становится хозяйка. – Она была сестрой светлого Владыки Айвендрилла.
 Ли рванула ворот рубахи, сделав глубокий вдох. Всевидящий! Как такое возможно? Сияющая… Та, чье имя в Silm’alos произносили с бесконечной грустью и затаенной печалью, погибшая сестра Элла - была убитой женой Ястреба, той, за смерть которой он так жестоко мстил всем без разбора, не терзаясь сомнениями: виновен или нет…
Марси, поняв молчание хозяйки по-своему, вдруг заговорила вновь, тихо, пронзительно и с каким-то надломом в голосе:
  - Я тогда так завидовала служанкам госпожи Эории: думала, отправляются в столицу, увидят то, что не позволено простому смертному… И с Шинном так хотелось вместе поехать…
  - Шинном?  - вяло и бесцветно спросила Оливия.
 - Шинн - жених мой, - опустила глаза в пол Марси. – Был, - тихо добавила она. – Их всех убили вместе с госпожой: старую няню, служанок, кучера, охрану… даже лошадей перерезали.
  Ли поднялась с места  и, пройдя через всю комнату, открыла окно, жадно глотнув воздуха.
- Ступайте, - срывающимся на хрип голосом попросила она служанок.
- Но мы же еще не все ваши вещи разобрали, - попыталась запротестовать Фэлис.
- Потом разберете, - Ли просто необходимо было сейчас остаться одной. Её душа была в таком смятении, что не было никакого желания ни видеть кого-либо, ни разговаривать. – Я хочу отдохнуть.
 Девушки почтительно поклонились, послушно покидая комнату, а Оливия бессильно уткнулась лбом в оконный откос, невидящим взглядом уставившись в одну точку.
 Как причудливо плела свои кружева судьба: связывая узлами, свивая в косы, она непостижимым образом то разводила, то вновь неизбежно соединяла нити чужих жизней.
 Как такое возможно? Эльфы, возвышенные и утонченные существа, остро чувствующие любую неискренность и фальшь, презирающие насилие и жестокость, и вдруг… Подумать только: светлая перворожденная, нежная  эльфийская принцесса - и жуткий нелюдь…
Что она нашла в нем? Как могла покинуть Таоррисинн, отказаться от света, любви, тепла и вечной юности ради безжалостного хозяина бросающих в дрожь теней?
Теперь Ли понимала, почему особняк Ястреба так напомнил ей дворец Владыки Ноэринна. Темный монстр построил для своей женщины жилище, которое бы максимально напоминало ей родной дом. Так вот, о ком они говорили с Эллом! Раздавленная и обескураженная появлением герцога в Айвердрилле, она ничего не поняла из их разговора с Элладримиром.
… Когда дело касается  моей женщины - плевал я на долг, честь, совесть и клятвы. Ты бы мог забрать ее, только убив меня…
 В этот миг у Оливии не было сомнений в словах Ястреба: он и вправду, вероятно, умер бы, сражаясь до последнего вздоха за ту, которую так любил.
 Любил…
 Чудовище было способно на такое нежное и прекрасное чувство, как любовь…
  В дверь неожиданно громко постучали, и стремительно повернувшаяся Оливия напоролась растревоженным взглядом на входящего в комнату Ястреба.
- Почему слуги до сих пор не разобрали твои вещи? – недовольно свел брови он, заметив оставленные посреди комнаты сундуки.- Где их носит?
- Это я отпустила девушек, - встала на защиту служанок Оливия. – Хотела побыть одна.
- Что-то случилось? – обеспокоенный вопрос Ястреба был настолько неожиданным и странным, что Ли невольно расширила глаза, в упор глядя на своего многомордого мужа. С чего это вдруг его тревожит, что с ней происходит?
- Ничего, просто устала, - буркнула она.
Касс недоверчиво склонил голову набок, скептично пророкотав:
 - Ты - и устала!?
 -  Я человек, в отличие от тебя, а люди, знаешь ли, иногда устают.
Несколько секунд герцог молчаливо хмурился, тяжело и тревожно взирая на старательно отводящую от него взгляд охотницу.
- Я поведу Лэйна купаться в бассейн, - нарушил он затянувшуюся паузу, вновь выбив своими последующими словами у Оливии твердую почву из-под ног. – Хотел предупредить тебя. Вдруг ты станешь его искать.
- Бассейн? – подняла голову Ли.
- Да, в доме есть большой бассейн, - поведал Касс. – Ребенку должно понравиться. Если захочешь прийти посмотреть, слуги покажут тебе дорогу, - видя, что Оливия по-прежнему молчит, никак не реагируя на его слова, герцог повернул к выходу, напоследок оглянувшись и окинув девушку задумчивым серьезным взглядом. – Завтрак будет через час, отдыхай, тебя позовут, - произнес он, покинув комнату.
Ли облегченно выдохнула, вяло пройдясь по комнате и, усевшись на крышку одного из оставленных сундуков, подперла голову руками, упертыми в коленки  Она не знала чем себя занять и что делать. Привыкшая к постоянному движению и тяжелой работе, девушка изнывала от бездействия, замкнутого пространства и отсутствия цели. Даже в обители, несмотря на такое близкое присутствие Ястреба рядом и необходимость изображать видимость счастливой семейной пары, но будучи полезной и необходимой сестрам, она чувствовала себя лучше, чем здесь, как вольная птица, запертая, пусть в золотую, но все же клетку.
Оглядевшись по сторонам, охотница не придумала ничего лучше, чем самой разложить одежду по шкафам, хотя, если честно, для неё оставалось загадкой - зачем Марси и Фэлис набрали такое количество бесполезных вещей. Несколько корсетов, которые Ли и в былые-то времена не носила, она закинула в дальний угол вместе с кучей чулок и поясов, сам цвет и вид которых вызывал у девушки зуд и чесотку. Собственно говоря, она бы забросила туда и все остальное, а лучше и вовсе не распаковывала бы сундуки, потому что кружевные сорочки, платья со шлейфами и оборками, перчатки всех цветов радуги, а также туфли на каблуках и без, она носить не собиралась.
Задвинув пустые сундуки в угол, Ли отправилась обследовать апартаменты, обнаружив за одной из дверей купальню с довольно странной купелью. В отличие от обычных - дубовых, к которым она привыкла - эта была выточена из цельного куска гномьего лазурита и сияла, словно шелковая ткань, отливая то глубоким ультрамарином, то поблескивая серебром, как мерцающее звездами небо, и даже на ощупь была бархатисто-шершавой и теплой.
 Под стеной стояли ведра с кипятком и холодной водой, очевидно, предусмотрительно приготовленные слугами, и Ли, не долго думая, залила их в емкость, чтобы вымыться после дороги.
Только искупавшись, охотница поняла, зачем купель была сделана из такого баснословно дорогого материала. У Тобо на руке был браслет из лазурита и он, рассказывая о магических свойствах «небесного камня», говорил, что самоцвет может избавить человека от старой обиды, плохой мысли и необдуманного действия. Он забирает тревоги, тяжелые воспоминания, придает решительности и уверенности в себе.
  Ли действительно почувствовала себя спокойной и уравновешенной после того, как понежилась в теплой воде, поэтому вернувшиеся в комнату с причитаниями служанки лишь повеселили ее своими ворчливыми сетованиями на то, что она лишает их работы, предпочитая  делать все сама.
- Куда герцог повел Лэйна? – мягко отодвинув в сторону Фэлис, пытавшуюся завязать шнуровку на вороте ее туники, поинтересовалась Ли.
- На первый этаж. Я покажу, если позволите, - заулыбалась Грасси. – Они там с Джеддом. Мальчишка похож на лягушку и, если не вылезет из воды в ближайшее время, то покроется зелеными пупырышками.
- Пошли, - уверено направилась к выходу Ли, коротко кивнув замешкавшейся Грасси.
 Девушка покорно засеменила следом, а встрепенувшиеся Марси и Фэлис, вытянув шеи, единогласно воскликнули:
- А мы?
- А вы отдыхайте, - усмехнулась Ли. – Пойдите, что ли, по парку погуляйте. Красота!
- Да где ж это видано, чтобы слуги по господскому парку гуляли? - побледнели девушки.
- Скажете - хозяйка приказала, - ничуть не смутилась Ли. – Живо гулять! Мне нужны здоровые, счастливые и отдохнувшие слуги, - спокойно заметила она и, схватив за руку, открывшую от удивления рот Грасси, потащила ее следом за собой.

  То, что Ястеб назвал бассейном, оказалось огромным овальным водоемом из голубого мрамора, расположенного под высоким крестовым сводом, раскинувшим свои расписанные тончайшим узором лепестки подобно гигантскому цветку над головами плещущихся в воде людей.
   Мокрый и счастливый Лэйн стоял на высоком  бирюзовом бортике, готовясь к очередному прыжку. Зажав пальцами нос, он, подпрыгнув, шумно шлепнулся в воду, окатив волной брызг глядящих на него с улыбками Касса и Джедда.
 - Касс, подними меня наверх, хочу еще, - вынырнув, как поплавок, взвизгнул мальчишка, фыркая и отплевываясь.
- Хватит. У тебя губы синие. На сегодня воды достаточно, - мягко отрезал герцог, поймав ребенка и подбросив его руками вверх.
   Заливистый смех Лэйна ударился о высокие каменные своды, осыпавшись в рукотворное озеро звенящим хрусталем.
- Ладно, - согласно вздохнул мальчик. – Тогда ты прыгни напоследок. С подкруткой. Ну, пожалуйста! - заметив некое колебание Ястреба, попросил Лэйн.
 Герцог сокрушенно покачал головой, а затем, подплыв к бортику, уцепился руками за его край, выпрыгнув из воды в одно касание наверх.
Оливия, до этого момента спокойно наблюдавшая за происходящим, смущенно отвела взгляд. Тонкие нижние штаны, в которые был одет герцог, намокнув, бесстыдно облепили его тело, отчего он казался совершенно голым. Нельзя сказать, что в таком виде Ли видела его впервые, но сейчас это выглядело так, как будто она за ним подглядывала, потому что ее присутствие так и осталось незамеченным.
Ястреб между тем высоко поднял руки, а затем, резко опустив, с силой оттолкнулся ногами от выступа, подпрыгнув вверх не менее чем на три эрта. Прокрутившись в воздухе по спирали, мужчина каким-то невероятным образом  изогнулся в полете, чтобы войти в воду под прямым углом, не оставив после себя даже брызг.
Для Ли по-прежнему оставалось загадкой, как человеку с такой внушительной фигурой удается в совершенстве владеть своим телом. Однажды она уже видела что-то подобное во время нападения зургаров, только тогда он проделывал тот же трюк на земле, абсолютно не опасаясь упасть и свернуть себе шею, что наталкивало Оливию на мысль: подобные прыжки были для герцога такой же нормой, как езда на лошади или владение мечом.
Неслышно отступив назад, охотница решила удалиться, пока ее не обнаружили и не пришлось краснеть и объяснять, что она здесь делает. 
- Лив, - голос Ястреба ударился ей в спину, едва она успела сделать несколько шагов, заставив вздрогнуть и замереть. – Если ты собиралась искупаться, то мы уже выходим.
 - Нет, - не поворачиваясь, глухо процедила Ли. – Я просто хотела напомнить, что Лэйну не стоит так долго сидеть в холодной воде.
- Ли, она теплая, - послышался оправдывающийся голосок Лэйна. – Иди к нам.
- Меня Марси и Фэлис ждут, - на ходу бросила Оливия, поспешно покидая помещение, не желая выдавать свое смущение и досаду.
 Выбравшись за двери, она отдышалась, прижавшись спиной к стене, после чего, схватив растерянно взиравшую на нее Грасси за руку, быстро потащила швею обратно в свою комнату.
Выйдя в холл, она обнаружила возле лестницы ссутулившихся, виновато опустивших головы Марси и Фэлис, перед которыми возвышался длинный и худой, как жердь, мужчина с заостренными чертами лица, одетый в черную ливрею, на груди у которой красовался вышитый серебряной нитью герб герцога. Человек, которого Ли мысленно нарекла сушеной ходулей, почему-то строго и грозно отчитывал девушек, громко сотрясая огромной связкой ключей, зажатой в костлявой руке.
- Что здесь происходит? - подойдя ближе, поинтересовалась Ли.
- Госпожа, - вытянулся в струнку перед Оливией мужчина, отчего показался ей еще выше и худее. – Я застал ваших служанок за постыднейшим занятием.
Ли удивленно посмотрела на побледневших девушек, а затем перевела взгляд на «ходулю».
- Хотелось бы узнать, кто вы такой, что позволяете себе кричать на моих горничных? –  недовольно изломила бровь Ли.
- Я Орланд, паргонт* Его Светлости, госпожа, - с пафосом в голосе заявил мужчина. – И ваш покорный слуга, - чинно поклонился он.
- В чем провинились Марси и Фэлис, мастер Орланд? – холодно посмотрела в бесцветно-серые глаза мужчины Оливия.
- Эти две ленивые гусыни позволили себе гулять в вашем парке, нелепо заявив, что это вы отдали им такой приказ.
- Я действительно приказала им прогуляться в парке, чтобы расслабиться и отдохнуть после долгой дороги. Вы считаете мой приказ нелепым? – вопрошающе выпрямилась Ли.
Управляющий гулко сглотнул и растеряно пробубнил:
- Что вы, госпожа Оливия. Как можно… Я просто не думал, что вы можете отдать такое распоряжение…
- Что вас в нем удивляет?
- Ну как же, - замялся Орланд. – Это ваш парк! Как можно слугам туда ходить?
- А дышать со мной одним воздухом можно? – обескуражила своим вопросом мужчину Оливия. – Это ведь мой дом? Стало быть, и воздух в нем принадлежит мне. Не дышите, Ормонд! Как можно? Вы воруете мою собственность!
Паргонт покрылся пунцовыми пятнами и, кажется, действительно перестал дышать.
- На будущее, Орланд, запомните – у меня очень ответственные, исполнительные и внимательные служанки, и мне не нравится, когда на них повышают голос и беспричинно обвиняют во лжи, - Ли перевела взгляд на восторженно глядящих на нее служанок, повелительно махнув им рукой. – За мной, - поднимаясь по ступеням, приказала она.
Проходя мимо застывшего как памятник самому себе паргонта, Марси ехидно показала ему язык, а потом, шустро подобрав юбки, тут же бросилась за хозяйкой.
– Да, Ормонд, - приостановившись, вдруг вспомнила Оливия. – Если у вас будет желание и время выйти в сад, чтобы подышать воздухом и полюбоваться красотами, я ничего не буду иметь против.
- Ему бы на пользу пошло, - хмыкнув, шепнула Фэлис. – Гляди, худой и желчный какой... Поди, болезный.
- И молока с чесноком, - прыснула Марси, подмигнув подруге. – Глисты ему тоже вывести не помешает.
Стараясь сохранять серьезность на лице, слушая перешептывания служанок, Ли спокойно и величаво шла по лестнице, дабы не оскорбить Ормонда своим смехом. И лишь когда, поднялась на второй этаж и свернула за угол, позволила себе широко улыбнуться и с укоризной шикнуть на разошедшихся девушек, громко и весело хихикающих на все крыло замка.

.....  ознакомительный фрагмент черновика...


Рецензии
Вторая книга так же интересна и захватывающая, как и первая!Автору вдохновения и творческих успехов!

Инна Даманская   01.08.2017 13:14     Заявить о нарушении