Как аукнется, так и откликнется

«Опять она стоит у окна и смотрит на меня. Ни одного дня не пропустила. Когда ей уже надоест?» – думал Дима, размашисто вышагивая по мокрому асфальту.
Ему шел двадцать пятый год, и он был изрядно избалован женщинами. Светлые волнистые волосы и голубые глаза, выразительные глаза неизменно привлекали к нему внимание противоположного пола. К тому же Дима был достаточно обходительным парнем. Но эта девчонка, с пятого этажа страшно раздражала его. Она частенько поджидала Диму на улице и, скромно опустив глаза, неизменно произносила свое тусклое: «Здравствуйте». Дима старался не реагировать на этого гадкого утенка, но она была настырна.
Однажды девчонка подстерегла его в парке, где он прогуливал любимую мамину болонку. Лили, помахивая хвостиком, залаяла на соседку, а она приласкала собачку и несмело покосилась на Диму. Девчонка явно не собиралась уходить, стояла напротив него и ждала. Несколько секунд мужчина боролся сам с собой, но воспитание привитое с детства не позволило ему отвернуться и уйти. Дима представился ей. «Даша», – пролепетала в ответ она. Последствия этой встречи были катастрофическими. Теперь Даша не только встречала его за каждым углом, но еще и громко окликала по имени, когда он пытался улизнуть. Внимание настырной соседки было некстати, сейчас он обхаживал одну даму из соседнего отдела. Правда она была немного старше Димы и замужем, но это не имело существенного значения. Он упивался своей победой. Она уже дала согласие пойти с ним на балет, значит, он мог рассчитывать и на продолжение вечера у него дома. Московский театр привез «Лебединое озеро». Билеты были уже куплены, а мама отправлена к старинной подруге.
Дима стоял в холе музыкального театра. Антракт уже заканчивался, а его спутница все еще не вышла из дамской комнаты. Вдруг ему на глаза попалась женщина с очень знакомым лицом. Она разговаривала с седым мужчиной «Это же жена Костенко. Она чуть полновата, а так ничего», – промелькнуло у него в голове. Дима работал с Костенко несколько лет и пару раз видел его жену, тогда она плохо выглядела, а сейчас на неё было приятно смотреть.
Миша Костенко пригласил Диму съездить на море, поснимать кинокамерой его двухлетнего сына . «Осень не сезон. Море свободно. Почему бы ни согласиться?» (Костенко ехал с женой и ее младшей сестрой). Дима представил лицо его жены, каким видел его на балете. «Как ее зовут? Кажется Инна?» – вспомнил он.
Жигулёнок легко катился через перевал. Туман плотным покрывалом окутал все вокруг, а в бреши этого полотна врывалось мягкое осеннее солнце. Лучи скатывались по водным каплям вниз, оставляя за собой голубые прозрачные дорожки. Картина поистине завораживающая, но Диму больше интересовали ноги впереди сидящей девушки.
Сестра Инны – Катя была длинная и худая, но ноги, ноги как говориться начинались у нее от ушей. Дима созерцал эту картину, слегка прикрытую мини юбкой, попутно размышляя о том, где она будет сегодня спать: рядом с ним или рядом с сестрой. Катя не двусмысленно дала понять, что он ей нравиться. Приближался вечер. Дима устроился в одной комнате, семейство Костенко в другой. Но Катя после ужина переехала к нему. Всего скорей на нее подействовало выпитое вино, а быть может она пила его для храбрости.
На следующее утро Дима встал с головной болью. Катя «крутила динамо». «Не очень то и хотелось»,– подумал он.
В это время года пляж был пустынный, а морская вода на удивление чистая и прозрачная. Дима устал снимать отпрыска Костенко, поэтому с удовольствием растянулся на теплых камушках возле Инны. Он не стал уговаривать Катю на близость сегодня, конечно, хорошо быть согретым теплом женского тела, когда на улице холодный ветер и сыро, но ему совершенно не хотелось стараться. Кажется уже все равно девушкой меньше, девушкой больше. Но Инна, Инна была недоступна и украдкой сорванный поцелуй с ее губ добавит адреналина в кровь. Здесь стоило чуть-чуть напрячься. Дима рассказал ей о значениях лини на руках, когда недалеко от берега появилась стая дельфинов. Животные то выстраивались цепочкой, то уходили под воду, то выпрыгивали, демонстрируя свои упругие тела. Все, кто был в это время на пляже, смотрели на это завораживающее зрелище, не отрывая глаз. Дима улучил момент и поцеловал мягкие аппетитные губы Инны. Она была ошарашена, но не произнесла ни слова.
Домой ехали в полном молчании. Дима дремал в своем углу. Его уже не интересовали Катины ноги, а Инна уж тем более.
В спортзал Дима ходил не реже трех раз в неделю. Нужно было поддерживать «боевую форму». В течение нескольких лет именно это место стало полем, на котором вырастали новые романы. Дима обычно встречался с чужими женами. Он не любил свободных женщин, потому что с ними было слишком много хлопот. Они хотели поклонения и ухаживания, а многие претендовали на роль жены. Все это усложняло жизнь, а ненужная суета его утомляла.
Четыре года пронеслось незаметно. Диму стали меньше интересовать женщины. «Лучше выпить пива, чем волочиться за очередной бабой».– Сказал он как-то, уже начинающему лысеть Мише Костенко. Миша пожал плечами и ответил: «Твой час еще не пробил, дружище».
Болонка Лили за четыре года постарела, теперь она не носилась по кустам за птичками, предпочитала мирно трусить возле своего хозяина или лежать на диванной подушке. Собачий век короток.
Лили и Дима купались в теплых лучах весеннего солнца возле подъезда, когда к нему подкатил красный ВМВ. Женщина, выбравшаяся из него, была просто красавицей. Дима даже подался вперед, чтобы лучше рассмотреть прекрасную незнакомку, давно его не охватывал такой трепет. Лили встала и, виляя хвостом, подошла к ней. Женщина приласкала болонку, и поднял глаза: «Здравствуй, Дима»,– услышал он знакомый голос. Это была Даша. Она остригла волосы, и он не сразу узнал ее. Во рту у него моментально пересохло от волнения, и он смог лишь слабо кивнуть в ответ. Через секунду видение скрылось из виду. Дима, кляня себя за нерасторопность и небрежность, поплелся домой. В то же вечер он узнал от матери, что Даша два года как замужем и у нее есть сын. «Как же я мог выпустить ее из виду на столь долгий срок?» – недоумевал Дима. Теперь он точно знал, когда она уходит утром и, когда возвращается вечером. По выходным она часто гуляла с сыном во дворе. Это были счастливейшие минуты для Димы. Он мог смотреть на Дашу часами, и ему не надоедало однообразие этого занятия. Иногда она с мужем и сыном уходила в парк, тогда Дима брал Лили и отправлялся за ними. Даша, когда встречалась его лицом к лицу, была предельно вежлива, но не проявляла никакого интереса к его персоне. Дима страдал, он устроил наблюдательный пункт на окне своей комнаты, и всё своё время посвящал созерцанию дамы своего сердца.


Рецензии
Мне очень понравилось.
Очень умеренный м правдивый стиль.
А ловеласа совсем не жаль.
Иногда создается впечатления , что у
людей подобного тол5а, и других занятий
то нет.
Успехов Вам!
С уважением

Михаил Шаргородский   28.04.2016 16:24     Заявить о нарушении