Ткани

Маме приснился сон. Она видит богородицу, Которая очень большая, выше девятиэтажного дома, и Она сверху волнами опускает рулоны ткани, а мама маленькая бегает внизу и прячется, чтобы её не завалило этими рулонами. Наутро мне приходит телеграмма: «Отправляем контейнер ткани плащевой в счет долга за бумагу.» До этого я по договору с Целлюлозно- бумажным  комбинатом отправил в Казань вагон этикеточной бумаги, но денег не получил, а теперь пришла телеграмма. В техникуме связи, где я иногда преподавал основы цифровой техники я арендовал небольшое помещение с отдельным входом под склад. Когда пришел контейнер, я договорился со знакомыми ребятами, чтобы они помогли мне разгрузить контейнер на склад за умеренную плату.
 В назначенное время подъехал грузовик с контейнером к складу. Помощники ко времени не явились и водитель сказал: «Давай неси сам, мне некогда ждать!» Когда он положил мне первый тюк ткани на спину, я подумал, что не смогу сделать и шагу, а надо было ещё подняться по небольшой лесенке и занести тюк в помещение. Дело в том, что в некоторых тюках было весу 100 кг. Всего в контейнере было 1 600 кг, т. е. примерно 20 тюков, некоторые были неполные. Так я один и перетаскал эти тюки, отправил водителя и после этого приехали мои грузчики. Как приехали, так и уехали, хотя были ещё и недовольны. Зато ткань была очень хороша, и цвета были разнообразные.
Когда мама увидела всё это богатство она была в восторге и попросила оставить ей некоторые рулоны для себя. Я не возражал, но для бизнеса надо было что-то продать, или заказать пошить плащи, т. к . ткань была плащевая. Однако эпопея с тканями на этом не закончилась. Мой друг, который до этого занимался снабжением сообщил мне, что в городе Клинцы, Брянской области есть фабрика шерстяных тканей, у которой затоварен склад – не берут ткани и посоветовал мне поехать туда и заключить договор. Я погрузил в машину образцы товара, который был у меня на складе – два рулона этикеточной бумаги, школьные тетради и легкую мебель из дерева с росписью и отправил машину в Клинцы, а сам отправился поездом.

Когда то город Клинцы основали староверы, о чем там установили памятник и на момент моего приезда там была еще достаточно развита промышленность, кроме двух шерстяных фабрик, там были: телефонный завод, который выпускал телефонные аппараты, завод автокранов и подшипниковый завод. Было и ещё что то, но у меня не было времени – надо было договариваться. Товар, что привезла моя машина конечно взяли, но его было мало для обмена и надо было договариваться с фабрикой о товарном кредите. Мы с директором подписали договор и он разрешил мне выбрать на складе ткань, какую я пожелаю и в количестве, которое мог увезти мой Камаз. Взамен я обещал отправить в  Клинцы три вагона круглого леса. Когда мы пришли на склад – у меня разбежались глаза от многообразия тканей. Это были пальтовые ткани разнообразных расцветок и фактуры с содержанием шерсти от 50% до 97%.

Камаз был загружен под завязку и я отправился домой, прихватив с собой образцы костюмной ткани, которую делали на соседней фабрике. Для новых тканей пришлось искать другой склад и опять мама была в курсе всех моих дел и ткани ей очень понравились. Я пошел на нашу швейную фабрику и предложил сшить партию крутых пиджаков из шерстяной ткани – это было время, когда в моду только входили красные пиджаки. На фабрике мне предложили пошить партию одинаковых пиджаков – я возражал, т. к. одинаковые никто покупать не будет. Они мотивировали тем, что у них закроечный автомат настроен на раскрой большой партии. И перестраивать его каждый раз невыгодно. Я пытался возражать, но тщетно. На этом мое общение с швейной фабрикой закончилось.

Тогда я заказал нескольким швейным ателье такие пиджаки и мне пошили, но этого было мало. Среди обилия тканей, которые я привез было много ткани в крупную клетку и я решил пошить хорошие кепи. У нас в городе был цех, который шил стандартные кепи старого покроя и они продавались по три рубля за штуку. Я нашел импортную модную кепку и принес им в цех и попросил сделать образцы такого же типа. Они сшили три образца, я утвердил один из них и привез ткань. Они попросили ещё предоставить подкладку, я нашел, купил и привез – тогда они начали шить. Я как то не подумал о цене за работу, т. к. рассуждал, что при цене кепок в 3 рубля они будут довольны, если я заплачу им по 10 рублей за штуку. Как я ошибался – они заломили за пошив 20 рублей, мотивируя это тем, что на рынке они эти кепки продавали по 30 рублей. А мои затраты и мою работу они не считали. Пришлось выкупить только часть кепок и разбросать их по магазинам. С этих пор в нашем городе многие ходят в характерных клетчатых кепи.

Однако надо было выполнять свою часть договора и отправлять в Клинцы лес. Для этого я нанял за хорошую плату своего старого знакомого, который когда-то работал со мной вместе на лесопильном заводе в отделе снабжения и имел хорошие связи с леспромхозами. Он получил от меня кругленькую сумму наличными и отправился в командировку. Через некоторое время вагоны были отправлены в Клинцы и спустя месяц мне пришел контейнер из Клинцов с товаром. Там были шерстяные костюмы, мужские сорочки разных размеров и моделей и в основном хлопчато/бумажные и шелковые. Правда модели были несколько устаревшие и не совсем модные.
Когда мой знакомый узнал о контейнере, то стал требовать дополнительную оплату за отправку леса. Я отказал, и он пригрозил, что наймет бандитов, и они решат этот вопрос. Я сказал, что надо обсуждать этот вопрос и пригласить бандитского главу на стрелку. Мой знакомый согласился и назначил день встречи у него дома. Когда я сообщил в РУОП, что у меня будет встреча с главарем банды, которого они никак не могли задержать, то майор Фомин решил использовать меня как приманку. Мне прикрепили радиомикрофон, спросили, какая дверь у моего знакомого – я сказал, что двойная деревянная, тогда они взяли с собой большую кувалду и мы отправились на стрелку.
Буханка со мной и ОМОНом остановилась у соседнего дома и я отправился один. Я подошел к двери моего знакомого и позвонил. Никто не ответил. Я позвонил ещё раз, но увы – тишина. Тогда я, стоя у дверей начал говорить, как бы про себя: «Наверное никого нет дома.» Выглядело это достаточно комично, но мне надо было сообщить в чем дело. Затем подошел руководитель группы и мужик с кувалдой – мы посовещались и я ещё раз позвонив в дверь – предложил позвонить по телефону знакомому и его жене, чтобы узнать в чем дело. Руководитель группы согласился и мы пошли искать телефон. Тогда не было сотовых телефонов, поэтому нашли через некоторое время. В конце концов я узнал, что мой знакомый в больнице – сердечный приступ. На этом детективная история закончилась, т. к. мой знакомый вскоре  умер. Однако эпопея с тканями продолжалась ещё несколько лет, а костюмы и рубашки я носил лет десять.

РУОП - Районное Управление по борьбе с организованной преступностью.
ОМОН - Отделение милиции особого назначения.


Рецензии
Столько интересного я ещё не слышал!

Валерий Некрасов 2   04.03.2016 11:29     Заявить о нарушении
Что было, то было.

Никита Заглядов 2   05.03.2016 12:10   Заявить о нарушении