Дождь

                               Пролог

           В этом мире шел ненавистный ему дождь. Он так увлекся погоней, что не заметил, как тварь пересекла контур, выбросивший его посреди древнего леса. Тяжелые капли падали на лицо, голову, плечи, и это невероятно раздражало. Маг так и не понял, почему очутился именно в этом месте, но ощущение того, что должен быть именно здесь и именно сейчас почему-то не покидало. От странных мыслей отвлек звук, доносящийся откуда-то справа. Мужчина повернул голову и внезапно мир для него замер. Исчезли все шорохи и звуки, кроме чистой, как вода в горных реках, мелодии. Подобно дурману, музыка проникла в душу и потекла по венам, сметая, словно вышедшая из берегов река, все на своем пути, пробуждая, как вулкан, древнюю, дремавшую в нем магию. И не было ничего вокруг, только эта обволакивающая тело песня и ее завораживающая красота. И он шел на звук…без сомнения и страха, будто кто-то подталкивал его невидимой рукой.
           В самом центре огромной поляны, со всех сторон окруженной причудливыми белыми деревьями с длинными тонкими ветвями, спускающимися до самой земли, он увидел девушку. Она пела и танцевала, порхая по мокрой траве легко и плавно, словно мотылек. Влажные длинные пряди волос, подобно змеям, оплетали ее тело. Намокшее платье не скрывало ни тонкой изящной фигуры, ни пленительных изгибов, ни стройных красивых ног. Девушка была похожа на видение, на духа воды. И с каждой новой нотой ее песни дождь становился все сильнее, а потом небеса разверзлись. Вода хлынула сплошной стеной, заглушая мелодию и скрывая незнакомку.
              Дождь закончился внезапно, как будто его и не было, а вместе с ним бесследно исчезла и та, что до сих пор музыкой звучала в душе темного. Ошеломленный, потерянный, он стоял, глядя в пустоту поляны, и пробудившаяся магия плескалась в нем, как вода в переполненной чаше. Сделав шаг вперед, мужчина раскинул руки, выпуская рвущуюся на волю силу, чтобы через секунду, взмыть в небо огромным черным драконом.
           И все стало вдруг для него таким ярким и насыщенным, силовые линии контура перестали быть черно-белыми, они сияли, как радуга, множеством оттенков и цветов. Дракон, подобно смерчу, поднялся по спирали высоко в небо, потом, сложив крылья, камнем рванул вниз и, прорвав призрачную грань полога этого мира, исчез.
          
                                                              ДОЖДЬ
         
           Она снилась ему. Легкая и воздушная, танцующая под струями дождя, и ее песня звала, манила, будоражила кровь. Рэйнэн открыл глаза, немигающим взглядом уставился в потолок. За окном вставал рассвет, первый рассвет в его новой ипостаси. Дверь в спальню приоткрылась, и в комнату бесшумно проникло огромное, размером с теленка, существо.
           - Тень! Тебя где носило всю ночь? – произнес Рэйнэн, резко поднявшись с кровати.
            Огромная черная зверюга ласково ткнулась носом в протянутую мужчиной руку, потом, вдруг принюхавшись, оскалилась и с глухим рыком попятилась назад.
           - Что, страшный? – Рэйнэн тихо рассмеялся. Зверь перестал рычать и удивленно уставился на хозяина. – Привыкай, тебе уж точно не стоит меня бояться.
            Тень недоверчиво склонил морду набок, потом с шумом втянув носом воздух, осторожно шагнул навстречу вытянутой ладони господина. Лизнув руку и испуганно заскулив, животное преданно посмотрело в глаза мужчине, после чего как-то обреченно вздохнув, легло на пол у его ног.
           - Правильно, лохматый, - прошептал Рэйнэн - никто не должен знать. – Вставай, чего разлегся, пошли править, что ли?
            Зверь, недовольно фыркнув, грустно поплелся за хозяином, стремительно покидавшим комнату.
           Звук шагов Рэйнэна Авергарда Керр Сара эхом разносился по огромному залу совета, в котором при его появлении стало так тихо, что Рэйнэн слышал сиплое дыхание ашхара у себя за спиной. Его боялись, перед ним трепетали, и все же, наверное, больше ненавидели. Темные уважали силу и власть, но только если она не выходила за рамки их возможностей, а возможности у владыки империи темных магов были безграничными.
            Единственный сын императора Керра Авергарда получил в наследство не только власть, но и древнюю, темную магию отца, равной по силе которой не было ни в Терангане, ни за его пределами. Сотни лет Авергарды правили империей железной рукой, жестоко расправляясь с теми, кто пытался посягнуть на трон. И не важно, скольких при этом нужно было убить, замучить или лишить магии. Власть и магия всегда были их единственной целью и приоритетом. И чтобы получить сильных наследников Авергарды, не просто искали женщин с сильным даром. Они  охотились за ними, как за животными, убивая родственников, мужей, друзей - всех, кто стоял на пути к желанной цели. Владыка Керр дважды брал в жены темных магинь, и каждый раз получая от них дочерей, выбрасывал как мусор, лишая прав и возможностей видеть своих детей. Мать Рэйнэна была исключением. Энринель - последняя из рода драконов, явилась во дворец сама и, глядя в глаза отца, нагло заявила:
           - Я выбираю тебя, темный.
           Она была единственной слабостью безжалостного императора, единственной, подарившей ему желанного сына с силой темных властителей. В тот день, когда родился Рэйнэн, шел дождь. Мальчик появился на свет раньше срока и был слишком слаб, чтобы выжить, но любовь матери и желание женщины подарить супругу долгожданного наследника было так велико, что она, не задумываясь, отдала свою магию и жизнь в обмен на жизнь сына.
           Детей темный властелин воспитывал кулаком и плетью, и если девочек он зачастую щадил, то Рэйнэну магическую науку вколачивали с синяками и кровью.
           - Ты Авергард, - говорил отец. - А значит, не должен скулить, как псина, чувствуя боль. Все, что тебя не убивает, лишь делает сильнее. Жалость удел убогих и слабых. Власть мало получить, ее еще нужно уметь удержать. Она как норовистая лошадь, чуть дашь слабину - ты сброшен и растоптан под ее копытами.
           Иногда  Рэйнэну казалось, что отец получает какое-то извращенное удовольствие, видя, как он, захлебываясь собственной кровью, пытается дать отпор. В такие моменты сын ненавидел отца. И он учился, днем изматывая себя тренировками, а ночами просиживая в библиотеке, перечитывая сотни книг и манускриптов, пытаясь стать лучше, умнее, сильнее, хитрее. Ему было девятнадцать, когда молодость и сила взяли верх. В одной из схваток Рэйнэн выхватил плеть отца и, превратив ее в  силовую удавку, медленно и с чувством затянул ее на шее родителя. Глядя в пунцовое лицо висящего в воздухе, хрипящего и задыхающегося императора, он с ненавистью спросил:
            - Доволен ли ты мной теперь, отец?
           Ответ его удивил.
           - Я горжусь тобой, сынок, - криво улыбнувшись, прошипел темный властелин.
             С того момента Керр действительно изменил отношение к своему сыну, пытаясь стать другом и мудрым советником. Но Рэйнэн уже не нуждался ни в его дружбе, ни в его советах. Единственной, кому он доверял, была кормилица, заменившая ему мать. Арха была простолюдинкой, без единой капли магии и, вероятно, только поэтому Керр оставил ее во дворце после того, как она выполнила свое предназначение. В бесполезной человечке темный не видел угрозы, а хозяйство она вела умело и с толком. Рэйнэна всегда удивляло, как эта простая женщина без помощи магии управлялась с колоссальным объемом работы, лишь двумя руками, не жалуясь, не ропща, не прося поблажки. На ее круглом, слегка полноватом лице всегда блуждала мягкая улыбка. И когда избитый и искалеченный он приползал в ее комнату, прикосновение ее прохладных рук и тихий шепот забирали боль, уносили злость, заполняя сердце мальчика светом и теплом. Только ей Рэйнэн вверял свои тайны и страхи. Только с ней не нужно было притворяться и можно было оставаться самим собой.
           Утром, перед тем как прийти на совет, он заглянул в ее покои. Кормилица сидела у окна и что-то шила. Подняв глаза на вошедшего императора, она положила рукоделье на столик и протянула к нему руки.
           - Как спалось, родная, - прошептал Рэйнэн, целуя ее ладони и опускаясь на колени рядом с ее креслом.
           Арха ласково провела рукой по его щеке, посмотрела в глаза и вдруг лукаво спросила:
           – А тебе как, молодой дракон?
           - Откуда ты…!?
           - Не я тебя родила, мой мальчик, но я тебя выкормила и вырастила. Помнишь? Я видела как ты меняешься и становишься мужчиной, я видела как растет в тебе темная сила. Мне ли не понять и не почувствовать, что ты стал иным. Другой взгляд. Другая походка. Другой запах. А это может означать только одно - в тебе проснулась кровь матери.
           Рэйнэн тяжело вздохнул и склонил голову на колени кормилицы, позволяя ее мягким, теплым пальцам ласково перебирать волосы.
           - Я нашел в Туманной долине сморгов.
           - Что? - женщина испуганно прикрыла рот рукой. Но…
           - Двоих убил, третьего упустил. Арха, они пересекли контур!? У серых тварей нет достаточного магического ресурса для проникновения на территорию империи. Кто-то не просто дал им артефакт, чтобы попасть сюда. Их наделили защитой, нужной для возвращения. Сморги что-то искали.
           - Что ты делал в Туманной долине, ты не был там с тех пор, как погиб отец?
           - Был. Прости, что не рассказывал, - Рэйнэн поднялся, подошел к окну и, заложив руки за спину, тихо произнес: - Каждый год. Все пятнадцать лет. С того самого дня.
           - Тьма всемогущая! Зачем, Рэйни!?
           - Не знаю, ма. Не могу забыть. Не могу понять. Столько лет прошло, а я до сих пор вижу их лица по ночам. Помню, как они улыбались, глядя друг другу в глаза, а ведь знали, что это их последние минуты. Помню огнь на своем лице, руках, теле. И вонь от сгорающей плоти отца… Зачем она это сделала? Ты же знаешь, ее бы не тронули. Женщин с такой невероятной силой в империи ценят больше камней, больше золота. Да она сама была ценнее любого артефакта!
           Арха грустно улыбнулась.
           - Любовь, мой мальчик. Любовь!
           - Это что, магия?
           - Нет, сынок. Это чувство, простое человеческое чувство, но оно порой бывает  выше магии, дороже жизни и сильнее смерти. Темным любовь неведома, но ты  ведь не просто темный. Ты дракон. В твоей крови огонь предков, и однажды ты встретишь ту, что заставит пылать твое сердце! И в этом огне сгорят и твоя гордость, и твое тщеславие, и твое самолюбие. Ее жизнь станет твоей, ее боль твоей, ее радость важнее всего того, что когда-либо было тебе дорого.
           Рэйнэн слушал кормилицу, хмурясь все больше.
           - Ты уверенна, что это будет именно так?
           - Ну, разве что я слегка преувеличила, - засмеялась она. - Хотя, зная твой характер, думаю, у тебя по-другому не получится.
           - Просто… та девушка в лесу, - задумчиво произнес Рэйнэн. - Она пела, и что-то у меня внутри словно лопнуло и вырвалось наружу.
           - Какая девушка? – удивленно воскликнула Арха.
           - Сморг которого я упустил, ушел в контур, я прыгнул за ним, и меня выбросило в лесу. Там была девушка. Вернее, я не знаю, была ли девушка, и вообще, что это было, - сбивчиво стал объяснять Рэйнэн. - Только от звука ее голоса у меня кровь побежала по венам, как бурный поток, а потом проснулся дракон.
           - А девушка? Что с ней?
           - Не знаю, исчезла. Как будто и не было. Но ее нужно найти, пока не нашел кто-то другой.
           - Ты думаешь, она как-то связано с тем, что искали сморги?
           - Уверен. Магия, как огромная паутина, опутывает наши миры, стоит дернуть за одну ниточку, как она потянет за собой все, что с ней связаны. Сморги приходят в Тэранган и что-то ищут. Я пускаюсь в погоню за одним из них, магия контура выбрасывает меня в древний лес, и получаю силу, проявление которой ждал столько лет. Эта девочка ключ. И возможно, сморги не там искали.
           - Тогда ты должен поторопиться. Найди девочку, Рэйни. Боюсь даже подумать, для чего она понадобилась серым тварям.
           - Именно этим я и собираюсь заняться, - нежно поцеловав кормилицу, император покинул ее комнату и направился в зал совета. 
          
                                                              ****
          
           Члены совета встретили Рэйнэна гробовой тишиной, впрочем, императоров так встречали всегда с тех пор, как империей правили Авергарды. Слишком велик был страх быть сожранным тьмой за неловкий жест или невпопад сказанное слово. Привычки, сложившиеся в течение сотен лет никак не хотели искореняться, несмотря на то, что после смерти отца в совет входили только те, в чьей верности и дружбе Рэйнэн не сомневался.
           Император поднялся по ступеням, опустился на трон, потрепал по холке Тень, по-хозяйски устроившегося у его ног, жестом позволяя всем сесть.
           - Да прибудет с вами тьма, властелин, - произнес первый советник Трэмран Грах.
           - Тьма в нас, - ответил Рэйнэн. - У меня не очень хорошие новости, господа советники. Касаются непосредственно вас, сэр Лаш. Мне казалось, вы занимаетесь безопасностью в империи?
           - Ваше Величество, я всегда служил вам верой и правдой. Не понимаю, в чем моя вина?
           - Как вы думаете, Лаш, возможно ли проникновение на территорию Тэрангана извне так, чтобы стражи не заметили колебаний силового контура?
           - Это исключено, властелин, пределы столицы под полным контролем стражей. Сеть Эморхама позволяет отслеживать малейший всплеск силы.
           - В таком случае ваша сеть похожа на дырявое решето, сер Лаш, через которое по империи шастает кто ни попадя, - рявкнул Рэйнэн.
           - Я не понимаю вас, мой господин.
           - Я полагаю, вы начнете понимать меня лучше, если узнаете, что вчера в пределе Тавергарда я уничтожил двух сморгов. А третий ушел через контур!
           После этих слов по зале волной прошелся ошеломленный ропот.
           - Этого не может быть, - рассеянно пробормотал Лаш, - границы и столица охраняются «легионом Cмерти». Даже если предположить, что сеть пропустила кого-то внутрь, то обратно он не смог бы вернуться, его уничтожила бы магия смерти. А сморги вообще не обладают ресурсом, необходимым для таких передвижений!
           - Вы по-прежнему не улавливаете ход моих мыслей, сэр Лаш, - в голосе Рэйнэна прозвучали металлические нотки. - Сморги проникли  в Тэранган - это факт, а насчет того, как у них это получилось, я хотел бы услышать ваши соображения.
           Советник виновато ссутулился, секунды молчал, потом резко поднял голову и, глядя в глаза императора, вдруг с ужасом в голосе произнес:
           - Вы же не думаете, что кто-то из легиона отдал сморгам охранный кристалл!?
           - Не хотелось бы думать, что в рядах легиона появились предатели, - задумчиво произнес Рэйнэн. – Вам придется проверить всех, только без лишнего шума, советник.
           - Я все понял, повелитель.
           - Из тех, кого проверите, отберите сотню, они мне могут понадобиться в ближайшее время. Трэм, проверь, не было ли в империи за последние дни подозрительных смертей детей с источником силы. Всем остальным придется отправиться к границам империи, провести проверку всех легионов и привести их боевую готовность. Перегруппировать все силы возле границ. С сегодняшнего дня все передвижения в столицу и из нее будут под полным контролем министерства безопасности. В сеть добавить «Плетение крови» и завязать вызов только на мне и членах совета. Плетение я добавлю лично. Магистр Эркан, соберите у всех нас кровь.
           Магистр Эркан, первый целитель империи, протянул перед собой ладонь, и над ней возник маленький черный смерч. Темная воронка стала вращаться с невероятной скоростью, закручиваясь в спираль. Взмах второй рукой - и на ладонь ложится тонкий, завитый в спираль кристалл, похожий на диковинную сосульку.
           - Краллон готов Ваше Величество, вы позволите наполнить его вашей кровью первым? – спросил Эркан.
           Рейнен закатал рукав и молча протянул руку старому магу. Осторожно поставив острие сосуда на изгиб руки императора, целитель сделал пас рукой, и кристалл стал вращаться с бешеной скоростью, стремительно наполняясь кровью темного властелина. Собрав кровь у всех десяти советников, старик осторожно взял краллон и протянул его Рэйнэну.
           - Пока все свободны, завтра жду с отчетом. Трэм останься.
Когда за последним советником закрылись массивные двери зала, Рэйнэн спустился по ступеням и, подойдя к советнику Граху, положил ему руку на плечо.
           - Мне понадобится твоя помощь, дружище.
           - Ты мог бы и не просить, Рэйн, я понял, что дело дрянь, раз нужно проверить не погибали ли в империи дети с силой. Ты что думаешь, артефакт сделали, используя их кровь?
           - Дети - чистая темная энергия, для артефакта самое то, и потом, тварям нужно было чем-то питаться. Взрослый маг мог справиться с ними, дети - нет.
           - Сморги - это ведь только песчинка в пруду, что происходит Рэйн?
           - Хотел бы я знать наверняка. Уверен, что захват власти не единственная цель того, кто это затеял. Помнишь последнюю повелительницу стихий?
           - Даже если бы хотел забыть, не смог. Ты спас мне жизнь, когда закрыл собой от ее огня. Я всегда хотел тебя спросить, почему меня, а не отца?
           - Наверное, потому, что ты столько раз закрывал собой мою спину от его плети, - криво ухмыльнулся Рэйнэн. - Я отплатил тебе тем же - прикрыл твою.
           - Только я, Арха и Эркан знаем, каково это - быть любимым сыном императора Керра. Так при чем тут стихийница?
           - Я столкнулся с тварями в Туманной долине, на том самом месте, где погиб отец. Я долго наблюдал за ними, прежде чем напасть. Сморги что-то очень усердно искали. Обшарили каждый сантиметр. Это при том что там до сих пор ничего не растет. Не могу избавиться от мысли, что это как-то связано с событиями пятнадцатилетней давности. Прокручиваю в голове тот день. Пытаюсь вспомнить все до мельчайших подробностей, но мне кажется, что за общей картинкой я упускаю что-то очень важное и главное. Может быть, ты что-то вспомнишь?
           - Ты говоришь, что тварь ушла в контур прямо из Туманной долины? Получается, там есть проход?
           - Есть, сам не ожидал. Я не успел отследить нить силы, меня выбросило совершенно в другой мир.
           - Рейн, так стихийница пыталась уйти через полог?
           - Думаю, что да. Раз она так рвалась туда, не исключено, что там, в шести мирах, остались союзники повстанцев. Если сморги их рук дело, то их целью являюсь я.
           - Возьми меня с собой в долину, может, я что-то найду.
           - Сам хотел тебе предложить, – ухмыльнулся Рэйнэн. – Возьми краллон.
            Император нарисовал в воздухе руну. Знак вспыхнул алым огнем.
           - Тень, за мной, – позвал Рэйнэн. Зверь с разбегу прыгнул в клубящийся тьмой проход. Темные шагнули следом. Медленно, как сгорающая щепка, руна почернела и осыпалась пеплом. Проход закрылся.
          
                                                              ****
          
           Долина выглядела мрачно. Серые клочья тумана расползались над землей, как огромный спрут, захватывая своими щупальцами острые сколы камней и черные, скрюченные деревья. В этом месте никогда не было солнца. Влажный сырой воздух, пробирающий до мозга костей. Выжженная мертвая земля. Это место хранило страшную память. Словно вестник смерти, над долиной, каркая, пролетел черный ворон. В воздухе вспыхнул горящий символ, тьма выпустила огромного клыкастого зверя и две темные фигуры, закутанные в плащи.
           - Жуткое зрелище, даже спустя столько лет, - сказал Трэм и протянул повелителю краллон, наполненный кровью.
           Темное облако сорвалось с пальцев властелина и ударилось о незримую преграду. Тьма стала расползаться по призрачной стене, разъедая невидимую грань и обнажая силовые нити полога.
           - Тьма, мне в печень, - выругался Трэм. – Действительно проход. Он был тут все эти годы, а никто и не понял.
           Рэйнэн взяв краллон, вдруг откупорил сосуд, выливая содержимое на землю. Поток магии и… кровь вспыхнула синим пламенем. 
           - Ты что делаешь? - выдохнул ошарашенный Трэм. В ответ на его вопрос император поставил сосуд на руку, заставив вращаться, собирая свою кровь. Краллон взмыл в воздух и как игла, оставляя за собой кровавый след нити, стал прошивать обнаженную тьмой дыру в пространстве.
           - Ты спятил, Рейн! Ты завязал контур на себя! Ты силен, очень силен, тебе нет равных в империи, но если в этом месте будет прорыв, ты не сможешь удержать его в одиночку. Откат уничтожит тебя. Ты не доверяешь совету, но ты мог воспользоваться хотя бы моей кровью. Или мне ты тоже не доверяешь?
           - Ты ни при чем, наоборот. Если кто-то из совета замешан и моя хитрость откроется, пусть лучше думают, что я не доверяю никому. Мне нужен союзник среди них. Считая тебя своим, они не станут что-либо скрывать от тебя.
           - Это в духе твоего отца, - грустно сказал Трэм.
           - Я Авергард, если ты не забыл. И ты ошибаешься, я в состоянии удержать прорыв в одиночку.
           Император протянул руку, пальцы медленно стали превращаться в длинные черные когти. Рука удлинилась, превращаясь огромную лапу, покрытую жесткой угольно-черной чешуей. Мгновение и в глазах цвета бирюзы сверкнул черный вертикальный зрачок.
           - Не может быть?! Ты… Тьма. Ты получил силу матери!
           Рэйнэн усмехнулся. Рука вновь приняла свой прежний вид, и теперь только глаза - хищные, змеиные - выдавали истинную суть императора.
           - Не могу поверить, как ты смог? А огонь? Драконий огонь? Тоже…
           - Нет, с огнем пока ничего не получается. Но я работаю над этим, - отшутился Рэйнэн.
           - Я увидел твою мать в облике дракона, когда мне было всего пять. Твой отец любил летать на ней. Удивительное было зрелище. Огненно красный дракон и темный властелин. Ничего красивее в жизни не видел. Впрочем, твоя мать была красива и в человеческом облике.
           Как напоминание о матери, с неба на щеку темного властелина упала первая капля дождя.
           - Дождь начинается, - глухо прорычал Рэйнэн. - Пора возвращаться. Ненавижу это место. Ненавижу дождь.
          
                                                              ****
          
           В поисках таинственной незнакомки он возвращался в этот мир почти каждый день. Он обшарил каждый уголок древнего леса, но все было напрасно.
           - Она не могла мне привидеться. Она есть, где-то есть, я знаю, я чувствую, - упрямо твердил себе темный.
            Рэйнэн вышел из лесу и оказался на берегу озера. Солнце уже начинало опускаться, и в отсветах вечерней зари вода озера казалась пылающей огнем. Опустившись на траву, он лег на спину, закинул руки за голову и засмотрелся в умирающее вечернее небо. Этот мир был другим: красивым, безопасным. Здесь можно было позволить себе лежать в траве и слушать, как в кронах деревьев суетливо перекликаются птицы. Он забыл, когда вообще позволял себе вот так просто лежать и смотреть на проплывающие по небу облака. Тихий шорох отвлек его от невеселых мыслей. Приподнявшись на локтях, Рэйнэн увидел на берегу озера  ту, что так долго искал.
             Девушка стояла у кромки воды и, протянув руки к уходящему за верхушки деревьев солнечному диску, словно впитывала в себя его угасающие лучи. А когда она запела, кровь темного мага забурлила и раскаленной лавой понеслась по венам, как пожар, выжигая душу и сердце. Легким, плавным движением руки девушка провела по переброшенной через плечо косе, и волосы огненной волной окутали ее тоненькую фигурку. И снова зазвучала тихая, чарующая мелодия, словно девушка пела колыбельную заходящему светилу. Огромный, красный, раскаленный шар медленно опускался за горизонт, погружая лесное озеро в сумерки. Последний луч скользнул между ветвей вечного леса и, с затихающими звуками мелодии, уснул в изящной женской ладошке.
            Тамми встречала и провожала солнце каждый день, как учила бабушка. Так сложно было контролировать потоки энергии возрождающегося и затухающего огня без ее мудрых и точных советов. Так сложно было без нее учиться управлять даром и самой пытаться заполнить существующие пробелы в знаниях. Бабушка была единственной родной душой с тех пор, как она себя помнила. Тамми скучала по ее мягким морщинистым рукам, по тихому голосу, по силе, которая таилась в таком сухоньком и беззащитном на вид теле. А еще больше по удивительным историям, которые бабушка так любила рассказывать, сидя вечером у огня. О других мирах, об удивительных существах, живущих там, о загадочной империи могущественных темных магов и их жестоком и ужасном темном властелине. Два года назад старушка ушла в мир духов, оставив девушку совсем одну, так и не открыв тайны, кем же были ее родители.
           Пытаясь прогнать от себя грустные мысли, Тамми встряхнула непокорной гривой волос и резко развернулась, собираясь вернуться в деревню, да так и замерла, когда взгляд наткнулся на мужчину, стоящего в шаге от нее. Он был высоким, а учитывая то, что сама Тамми была маленькой и хрупкой, мужчина казался просто огромным. Странная темная одежда, как вторая кожа, обтягивала мощную, мускулистую  фигуру. Черные волосы мягкими волнами обрамляли лицо, в котором не было ни одной плавной линии. Лицо незнакомца было словно высечено из камня, но от этого почему-то не казалось неправильным или некрасивым. Но самым загадочным в его облике были глаза: хищные, опасные, пронзительно-глубокие, какого-то невероятного бирюзового цвета. Странная мысль пронеслась в голове девушки, что если есть дух гор и скал, то он должен выглядеть именно так - могучий и прекрасный. И вдруг Тамми стало страшно, страшно до ледяных мурашек. Она одна посереди леса, в стремительно надвигающейся темноте, и рядом ни души, только этот огромный, невесть откуда появившийся человек, пожирающий ее взглядом.
            Девушка собралась, было бежать со всех ног, как вдруг услышала где-то очень близко:
           - Та-а-а-а-ам-ми, ты где-е-е-е? Та-а-ам-ми...
           Мужчина дернулся как от удара, и в его руке сверкнул клинок, так внезапно, как будто возник из воздуха. Лес быстро стал наполняться шумом приближающихся голосов. Воин, а это был именно воин, теперь девушка не сомневалась, замер и весь подобрался, словно хищный зверь перед прыжком. И Тамми совершила, пожалуй, самую невероятную глупость в своей жизни - потянулась навстречу незнакомцу и осторожно накрыла его губы своей рукой.
           - Тс-с-с-с, - прошептала она и отрицательно покачала головой. - Они не причинят вам вреда, я никому не скажу.
           Незнакомец не проронил ни слова, лишь изумленно приподнял бровь и как-то странно посмотрел на Тамми. Она одернула руку от внезапно ставших горячими губ мужчины и плавно сделала шаг назад. Один, другой, третий, потом мягко улыбнулась великану и, развернувшись, побежала по тропинке навстречу зовущим ее охотникам.
           Рэйнэн хмуро посмотрел вслед ускользающей от него девушке, потом криво усмехнулся и произнес вслух:
           - Тамми, значит. Чудный подарок. Жаль, милая, что тебе придется пожалеть о своем великодушии. Тень, - Рэйнэн тихо свистнул, и через мгновенье зверь выскочил из чащи леса. - Жди здесь, - приказал хозяин.
            Ашхар лишь тихо зарычал, когда могучий дракон легко и бесшумно поднялся в небо.
                                                              ****
           - Ты сегодня задержалась, малышка, я начал волноваться, - сказал Ноэль, подхватив улыбающуюся и протягивающую к нему руки девушку, усадил на лошадь впереди себя.
           - Ну, и совершенно напрасно переживал, - проворковала Тамми, прижимаясь спиной к теплой груди парня. - Лес мой друг. Он не может меня обидеть.
           - Лес-то, может, и нет, а вот его обитатели - вполне,- прошептал Ноэль и ласково поцеловал девушку в макушку.
           - Да он нам чуть плешь в голове не проел, - возмутился  Крэг. – Тамми долго нет, Тамми долго нет. С ней что-то случилось? - вторил он, подражая интонациям голоса старшего брата. – Слушай, Тамми, вот как брат этого зануды, со всей ответственностью тебе говорю: не выходи за него замуж. Он же тебя на следующий день в доме запрет. Нет, я серьезно. Сначала пылинки сдувать будет, а потом залюбит до смерти.
           - Правильно, Там, не выходи за него, я лучше, - пробасил Арвес и расхохотался.
           - Ну, все, вы доигрались, - обиделся Ноэль. - Я вам дома устрою.
           Веселый смех потешающихся над Ноэлем братьев эхом разносился по лесу. И даже когда всадники оказались на окраине деревни, в пылу дружеской перепалки никто не заметил, как над ними бесшумно пронеслось что-то громадное и темное.
          
                                                              ****
          
           Рэйнэн не спал, он смотрел в окно и ждал когда наступит утро. Он был зол, девчонка могла быть с ним во дворце уже этой ночью. Но он, как последний болван, поддался совершенно не свойственной ему жалости. Она так трогательно пыталась его защитить, искренне веря, что те трое олухов могли вообще с ним тягаться. И ему не понравилось, как смотрел на нее тот светловолосый, что вез ее в деревню. Он не мог забыть бушевавшего в нем пламени от звука ее голоса, от легкого прикосновения ее пальцев к губам и дикого, необузданного желания сжечь всю деревню и забрать свою добычу. Но он умел ждать, умел расставлять сети так, что ничего не подозревающая жертва сама шла к нему в руки. Мысли одна темнее другой роем носились в голове Рэйнэна, и он вдруг ужаснулся сам себе. Он ничем не лучше своих безумных предков, с их дикой жаждой поймать, подчинить и сломать понравившуюся им женщину. А эта девочка с зелеными, как весенняя листва, глазами виновата лишь в том, что помогла ему обрести магию, которую он тщетно пытался получить долгие годы. И все же она нужна ему. Арха права, если она как-то связана с тем, что искали сморги, самое безлопастное для нее место - быть рядом с ним.
          
                                                              ****
          
             Утренний лес встретил Тамми тихим шорохом листвы и веселым щебетаньем птиц. Легко ступая по мокрой от росы траве, она впитывала в себя силу земли и энергию восходящего солнца, подставляя лицо его теплым лучам. И было так хорошо, так легко, так чудесно. Хотелось петь, танцевать, смеяться. Она любила этот лес, это небо, этот воздух, весь мир вокруг. Она любила. Вчера вечером Ноэль, провожая ее домой, сказал, что придет к ней свататься через неделю, а еще через неделю Тамми войдет с ним в храм духов, чтобы соединить навек их судьбы и сердца. И он целовал ее так нежно и так бережно, так пьяняще сладко. Отгоняя страхи и вселяя надежду, что она больше никогда не будет одна. Не будет серых и темных ночей, не будет тревожных снов и жутких видений. Будет семья, дети. Представив себе, что однажды она будет держать на руках светловолосого малыша или малышку, Тамми залилась счастливым смехом и радостно закружилась.
            А потом ее накрыло липкой волной чужого страха и боли. Беда… Она почувствовала ее кожей. Скользкой змеей ужас происходящего прополз по телу, и она побежала… Никогда в жизни она не бегала так быстро. Все смешалось. Крики. Звон стали. Холодные, рваные звуки битвы острыми клиньями врывались в ее сознание. От увиденного кровь застыла в жилах. Их было так много. Воины в черных одеждах громили деревню. Выбивая двери домов, вытаскивали на улицу рыдающих женщин и орущих детей. Мужчины, вступившие с ними в бой, были обречены. Кто-то лежал без движения, кто-то еще оказывал сопротивление, но у них не было никаких шансов выстоять в этой битве, слишком неравны были силы. И в центре этого безумия Тамми увидела его - вчерашнего «демона» с яркими, как бирюза, глазами. Он даже не шел, он скользил легко и плавно, как наползающий на землю туман, оставляя за собой странный дымчатый шлейф, и его целью был Ноэль. Парень выпускал в надвигающегося на него воина одну за другой стрелы, но они, не достигая незнакомца, просто растворялись в воздухе. Бросок - и «демон» хватает Ноэля, высоко поднимая над землей. В этот миг Тамми выпустила свою ярость, направив ее в обидчика любимого. Удар силы должен был отбросить его как минимум шагов на двадцать, но «демон» даже не шелохнулся. Он резко развернулся и легко, словно в его руках был не человек, а тряпичная кукла, отбросил Ноэля в сторону. Взгляд бездонный, как омут, злой, раздраженный, наткнулся на Тамми. От этого взгляда волосы у нее на затылке зашевелились и по коже прошел мороз. Но внезапно что-то в глубине его глаз стало неуловимо меняться, в них появился  какой-то алчный и хищный блеск. И Тамми все поняла… Нашел…
          
                                                              ****
          
             Они пришли в  деревню утром. Его воины один за другим обыскивали дома, но девушки нигде не было. Рэйнэн был в бешенстве, он опять упустил ее. И тут он увидел того светловолосого. Этот дурачок пытался выстрелить в него из лука. Подойдя к парню вплотную, Рэйнэн схватил его за горло и, удерживая на вытянутой руке, зло спросил:
            - Где она?
           Но ответ он не успел услышать. Сила - могучая, грубая, неконтролируемая, как молот обрушилась на него. Не будь на Рэйнэне магического щита, его бы попросту расплющило от удара такой мощи. Отбросив белобрысого охотника, Рэйнэн повернулся в ту сторону, откуда пришла магия.
           - Какого… Схихийница!? – выдохнул Рэйнэн, вглядываясь в хрупкую женскую фигурку с вытянутой в его сторону рукой, за спиной которой сплошной стеной поднимался огонь. Шок. Стихийница такой силы в этой тьмой забытой дыре!? Откуда в человеческом мире обладательница магии древних? Рэйнэн сразу понял, девчонка плохо владеет даром, иначе тут уже было бы месиво. Слишком хорошо темный император помнил встречу с последней из рода стихий. Осторожно, так, чтобы разгневанная магиня ничего не успела понять, он поднял руки, произнося заклинание. Призрачная серо-голубая дымка сорвалась с пальцев мага. Исчезли звуки. Люди, воины, лошади - все замерли как изваяния. Преодолев за миг разделявшее их расстояние и глядя в широко распахнутые от страха глаза девушки, Рэйнэн тихо произнес:
           - Огонь был ошибкой.
           - Почему? – дрожащим голосом спросила ничего не понимающая Тамми.
           - Ты стоишь против ветра. Если я направлю в твою сторону волну воздуха, деревня сгорит дотла за считанные секунды. Ты ведь не хочешь, чтобы кто-то пострадал?
           - Нет,- обреченно произнесла девушка, и стена огня медленно стала таять, как снег на солнце.
            - Почему все замерли? Что ты с ними сделал?
           - Стазис. Он еще никогда никому не вредил. Мне не нужны бессмысленные жертвы. Тебе придется сделать выбор. Ты идешь со мной по своей воле, и я никого не трону, или я уничтожу все здесь и заберу тебя силой.
           Тамми так хотелось плакать, но разве могла она позволить себе выглядеть слабой в глазах этого чудовища. Гордо вскинув голову, она бросила с вызовом:
           - Отзови своих псов, я пойду с тобой.
           Почти незаметное движение рукой, секунда - и все вокруг пришло в движение.
           - Уходим, - рыкнул «демон».
           - Точно псы, - зло отметила про себя Тамми. Воины как один развернулись, услышав зов хозяина, и, проворно взобравшись на лошадей, выстроились ровной колонной.
           Незнакомец поднял пленницу, усадил на огромного черного жеребца, легко запрыгнул на лошадь, устроившись сзади. Ощущения от близости этого ужасного человека были жуткие. Воин взял поводья, и Тамми оказалась запертой в кольце его рук. Взгляд ее невольно упал на широкие, мощные запястья мужчины, обвитые проступавшими из-под кожи лентами вен. Огромные ладони с длинными гибкими пальцами крепко сжимали кожаную узду. Содрогнулась от воспоминания, как эти руки душили ее Ноэля. Резко крутанувшись в седле, Тамми попыталась отыскать взглядом любимого.
             Парень лежал на спине без движения. Вздох облегчения вырвался из груди девушки, когда она увидела, что Ноэль зашевелился и попытался подняться. Светлые волосы безумным водопадом рассыпались по траве, бледное, обескровленное лицо. Взгляд, ставших словно стеклянными, глаз. Боль,  исказившая лицо до неузнаваемости. Она читает по его губам, как он произносит ее имя.
           - Нет! Тамми! – кричит он. Крик рвет сердце на мелкие клочья. Ноэль резко встает и бросается к ней. С пальцев демона срывается темное облако и, ударившись о грудь парня, отбрасывает его назад.
           Черный отряд по взмаху руки срывается на бешеный галоп, стремительно покидая взбудораженную деревню. Ветер бросает в спину удаляющейся Тамми душераздирающий крик Ноэля:
           - Я найду тебя…
          
                                                              ****
          
             От сумасшедшей езды у Тамми дико болела спина. Всю дорогу она пыталась держать ее ровно, чтобы невзначай не прислониться к груди сумасшедшего похитителя. Девушка спиной чувствовала исходящую от него мощь и звериную силу. Мужчина был магом. Она не могла объяснить природу его дара, но чувствовала его каждой клеточкой своей кожи. Какая же она глупая, думала девушка. Как ей в голову могло прийти пытаться защищать этого монстра. Нужно было дать Ноэлю и братьям прикончить его еще тогда, в лесу. Потом, вспомнив, как маг одной рукой отбросил любимого, с ужасом поняла, что она спасла их всех. Монстру ничего не стоило перебить братьев еще вчера. «Что же со мной будет? Зачем я нужна этому чудовищу?» – думала она.
           Кавалькада черных всадников сбросила скорость и теперь двигалась медленно и ровно. Лес закончился, и лошади остановились перед заросшей колючим кустарником поляной. Дальше было болото. Отряд направился прямо к центру трясины.
           - Что они делают? Мы все погибнем, – ужаснулась Тамми. Однажды она видела, как болото затянуло оленя. Это была страшная и мучительная смерть. Ей не хотелось так глупо погибать, она любила жизнь. Какими бы ни были люди, которые увозили ее, им Тамми тоже не желала смерти.
           - Стойте, - крикнула девушка.- Там болото. Вы погибнете.
            На ее слова никто не обратил внимания. Странный отряд молча продолжал двигаться все в том же направлении.
           - Вы что, не слышите меня? Там трясина, - голос сорвался на истерику.
           - Тише. Никто не погибнет,- прозвучало над самым ухом. Тамми вздрогнула и повернулась. Яркие бирюзовые глаза внимательно разглядывали ее лицо.   
           - Это не простое болото. Смотри, – он подал знак, и всадники остановились, пропуская их вперед. Воин опустил поводья и поднял правую руку. С кончиков пальцев поползло темное заклинание, накрывая призрачной сетью все пространство вокруг. Над болотом медленно начал клубиться туман, опутывая своими щупальцами землю, ноги лошадей, поднимаясь все выше. Внезапно туман наткнулся на невидимую стену и пополз вверх. Маг нарисовал в воздухе непонятный символ, который вспыхнул ярким пламенем, и взору Тамми открылась странная, колышущаяся в воздухе преграда, похожая на огромную разноцветную паутину, по которой рябью расходились вертикальные круги. Грань постоянно меняла цвет.
           Тамми протянула ладонь в попытке дотронуться до радужной преграды.
           - Что это?
           - Проход между мирами, – обронил маг и, хлопнув по крупу лошадь, двинулся навстречу переливающейся сетке.
           Тамми зажмурилась и задержала дыхание. Лицо обдало теплой волной ветра.  Отчетливо улавливался запах озона. Открыв глаза, она с удивлением обнаружила, что проход выпустил их на широкой лесной тропинке. Сквозь кроны исполинских деревьев выглядывало хмурое, серое небо. Словно из воздуха, за их спиной, стали появляться фигуры всадников. Часть воинов окружила лошадь, на которой сидел маг с Тамми, взяв в своеобразное кольцо. Отряд снова продолжил свой молчаливый путь. Лес, по которому они двигались, внешне ничем не отличался от того, что был в ее мире. Такие же деревья, такая же трава, цветы. Капля дождя мягко упала ей на нос. Тамми подняла лицо к небу и глубоко вздохнула, впитывая в себя силу надвигающейся стихии. Ей послышалось, или ее похититель действительно выругался, проклиная дождь?
           Как подтверждение, маг, сидящий сзади, отдал приказ спешиться и найти место для укрытия.
            «Дождь, значит, не любишь», - мстительно подумала Тамми, и абсолютно несвойственное ей чувство вдруг вылезло как болванчик из табакерки. Закрыв глаза, она обратилась к островку спокойствия внутри себя, призывая стихию воды. Нити дождя ускорили свой бег, и вскоре лес накрыло потоками льющегося с небес ливня. За спиной Тамми послышалось глухое рычанье. Совершенно неожиданно воин схватил ее за плечи, резко развернул к себе лицом и зло сказал:
           - Это ты, – он даже не спрашивал, он утверждал.
           - Что я? - с совершенно невинным видом спросила Тамми.
           - Ты вызвала дождь. Прекрати немедленно, – гневно произнес маг. По его раздраженному лицу стекали струйки воды, мокрые волосы прилипли к щекам, вены вздулись на мощной шее. Тамми нужно было бы испугаться, но ее вдруг прорвало, как только что вызванный ею ливень, и она выплеснула на своего похитителя весь гнев и обиду:
           - А то что? – дерзко спросила она. - Изобьешь меня? Или, может, задушишь? Что?
           Глаза воина потемнели, на скулах заходили желваки. Пристальный изучающий взгляд. Он медленно наклонился. Его лицо вдруг оказалось так близко, что кончиком носа он коснулся щеки Тамми.
           - Хуже, маленькая. Гораздо хуже, – обманчиво мягко прошептал он, оскалившись какой-то плотоядной улыбкой. Тамми резко отпрянула назад и чуть не вывалилась из седла. Воин успел ее подхватить и, мгновенно прижав к себе, вдруг расхохотался.
           - Тамми, значит, – хмыкнул он. - Это ведь твое неполное имя, как тебя зовут на самом деле?
           -Таммиэлиэн, – недовольно ответила она, пытаясь высвободиться из его жестких объятий.
            Маг внимательно посмотрел на сердитую девушку и спросил:
           - Ты знаешь, что означает на языке древних твое имя?
           Тамми промолчала, сделав вид, что это ей совершенно не интересно. Но он продолжил:
           - Тамми, - и он сделал ударение на последний слог, - означает «дар», «дарить». Элиэн – «свет». Если все вместе, то ты – «дарующая свет». Тебе идет это имя.
           - Не знаю вашего имени, но уверена, оно вам не идет, - ехидно заметила Тамми.
           И что на нее нашло? Но на ее сердитый выпад воин ответил лишь тихим смехом.
           - Рэйнэн, я - Рэйнэн, - представился он. – Ты промокла до нитки. А ехать еще долго. Довольно мокнуть, если не хочешь заболеть. Так как насчет дождя?
           Тамми продолжала сверлить злым взглядом воина и вдруг подумала, что имя ему все же идет. Резкое, рокочущее, как раскаты грома перед бурей.
           - Как хочешь,- невозмутимо произнес Рэйнэн. - Придется разводить костер и сушить твою одежду, - он подал знак рукой, отряд, сопровождающий их, мгновенно остановился.
           Тамми с ужасом посмотрела на безумного мага, он что, раздевать ее собирается?
           - Не волнуйся, они отвернутся, - Рэйнэн указал взглядом на неспешно слезающих с лошадей воинов.
           - Н… Не надо, – испуганно прошептала Тамми.
           Воины как коршуны взлетели на коней, и спустя мгновенье странная процессия продолжила свой путь.
            «И как они понимают этого изверга с полувзгляда?» - с досадой подумала Тамми, деактивируя стихию. Дождь начал утихать и очень скоро совсем прекратился.
           - Уже лучше, - произнес Рэйнэн, пропуская сквозь пальцы мокрую прядь волос девушки.
           Горячая волна воздуха накрыла Тамми от макушки до кончиков пальцев на ногах. Одежда и волосы высохли, как по волшебству. Она растерянно подняла глаза и столкнулась с взглядом откровенно потешавшегося над ней мага.
           - Ты… - негодующе воскликнула девушка.
           Удивленно поднятая бровь. В уголках глаз пляшут смешинки.
           - Что я? – подражая манере Тамми, спросил Рэйнэн.
           - Ты невыносимый! - Тамми насупилась и уперлась руками в твердую, как сталь, грудь мужчины в попытке высвободиться из его объятий.
           - Не нужно было меня злить, маленькая. И да, я действительно не люблю дождь. Тамми – подарочек, - смешливо произнес Рэйнэн. И уже очень серьезно: – Кто дал тебе это имя? Твои родители были магами древнего мира?
           Тамми не знала, что ответить на его вопрос, да и желания не было. Поэтому она упрямо продолжала молчать. Все, что она помнила о родителях - единственный чистый и светлый эпизод, всегда всплывавший в памяти: в окна льется яркий солнечный свет, Тамми бежит навстречу высокому рыжеволосому мужчине. Он подхватывает ее и подбрасывает в воздух. Тамми заливается смехом. Мужчина нежно прижимает к себе счастливую девочку. Потом ласково целует ее непокорные кудряшки и говорит:
           - Папино солнышко! Смотри, что я тебе принес, - он достает из кармана маленькую куклу с рыжими, как у Тамми, волосами. – Нравится? Она мне тебя напомнила.
           - Ингерос, ты вернулся! - в комнату входит женщина. Длинные темные локоны перевиты нитями жемчуга. На красивом лице счастливая улыбка. Она подходит к мужчине и нежно целует.
           - Нэлея, - отец  свободной рукой обнимает маму и зарывается лицом в ее распущенные волосы.
           Из пучины воспоминаний ее выдернул настойчивый голос Рэйнэна.
           - Ты, кажется, не поняла, что злить меня очень опасно?
           Тамми с ненавистью посмотрела в потемневшие от негодования глаза мага и крикнула:
           -У меня нет родителей, я сирота. Меня вырастила и воспитала бабушка.
           Отряд внезапно остановился, кольцо сопровождения плотно сомкнулось вокруг них, воины выхватили мечи. Реакция Рэйнэна была молниеносной: легко, словно пушинку, он перебросил Тамми за свою спину.
           - Капитан Дрэкс, что случилось? - напряженно спросил он приблизившегося к окружению всадника. Худощавый невысокий брюнет с отличительным знаком на груди в виде странного переплетающегося символа сначала многозначительно посмотрел на сидевшую за спиной Рэйнэна Тамми, потом перевел взгляд на господина.
           - Можешь говорить при ней, – бросил ему Рэйнэн.
           - Там ребенок. Мертвый, - хмуро произнес капитан. – Внешне похоже, что мальчишку задрал гракх, но гракхи всегда выгрызают сердце, у них оно вроде лакомства. А тут… не тронули. Похоже, что парнишку убили.
           - Сомкнуть ряды. Активировать кристаллы, - прорычал Рэйнэн.
            Звон холодной стали, подобно росчерку молнии, разорвал тишину пространства вокруг. На груди воинов фиолетовым свечением зажглись длинные, похожие на клык зверя, кристаллы. Рэйнэн спрыгнул с лошади и обратился к охранявшим их с Тамми всадникам:
           - Ни при каких обстоятельствах не размыкать круг. Отвечаете за нее головой.
Тамми испуганно вжалась в седло. Ей стало страшно. Что происходит в этом загадочном мире? Почему здесь находят мертвых детей? Какую опасность таит в себе этот с виду обычный лес?
           - Светлые духи, куда я попала? – выдохнула девушка.
 Она бросила взгляд на покидавшего конвой Рэйнэна и, задохнулась от ужаса.  Ее странный похититель начал медленно и неуловимо меняться. Тьма ползла наружу из каждой клетки его тела, окутывая силуэт воина туманной колышущейся дымкой. Плавно и грациозно, как огромный дикий зверь, Рэйнэн двигался вверх по тропе.
          
                                                              ****
          
           Рэйнэн вернулся злой и взъерошенный. Отдав приказ пятерым всадникам отправиться в соседнюю деревню и найти родителей мальчика, он сел на лошадь и крепко прижал Тамми к себе. Тамми протестующее заерзала в кольце его сильных рук.
           - Тише, маленькая, - зло произнес он. - Тебе не меня сейчас надо бояться.
            Отряд рванул с места с такой скоростью, словно за ними гнались демоны потустороннего мира. Тамми перестала различать окружающий пейзаж, все слилось в яркую цветную линию. Она закрыла глаза и позволила ветру ласкать ее лицо. И вдруг она ощутила магию этого мира. Всем сердцем. Каждой частичкой своей души. Словно невидимые нити тянулись к ней, проникая сквозь кожу, попадали в кровь и бежали по венам. Она почувствовала, как гулко бьется сердце обнимающего ее Рэйнена. Силу, которую он излучал. Тамми сквозь закрытые веки видела ее в черном и красном цвете. Чувство гармонии и покоя внезапно вернулись к ней, словно этот неведомый ей мир протянул руку и ласково погладил по голове. Тамми открыла глаза и увидала, что лес закончился, их отряд выехал на возвышенность. Впереди на широкой равнине, огибаемый длинной, извилистой рекой, простирался город.
              С высоты холма все было видно как на ладони. Однажды бабушка брала с собой Тамми в столицу. И тогда большой город, наполненный пестрой и шумной толпой, удивил девочку своей красотой и размерами. То, что она увидела сейчас, потрясало до глубины души. Открыв от удивления рот, девушка разглядывала сверкающие на солнце крыши домов. Сотни разноцветных и разнокалиберных флюгеров подобно флажкам реяли над городом. Стройные ряды улиц, выписывая четкий геометрический узор, сходились к центру, упираясь в огромную площадь, окруженную со всех сторон роскошными особняками. И если внимательно присмотреться, можно было понять, что все улицы и строения города обрисовывают гениально вычерченную гигантскую пентаграмму. И над всем этим великолепием, высоко над землей, на монолитной сверкающей глыбе парил дворец. Черный, жуткий, словно сотканный из тьмы. Он завораживал, манил и пугал одновременно. Стены дворца как губка впитывали и поглощали солнечный свет, отчего казалось, будто проваливаешься сквозь них в темную бездну. Огромные остроконечные башни, взмывая вверх тугими стрелами, пронзали небо и терялись в шапках проплывающих облаков. Это был замок ее детских фантазий и снов. Это был замок из бабушкиных сказок и легенд.
           - Парящий дворец Авергард,- ошеломленно выдохнула Тамми. - Он существует!
            Рэйнэн застыл и, задумчиво глядя на столицу, вдруг спросил:
            - Кто рассказывал тебе о парящем дворце?
           - Бабушка. Я думала, что это сказка, выдумка.
            Как-то удивленно выгнув бровь, Рэйнэн наклонился и прошептал:
           - Тогда добро пожаловать в темную сказку, малышка.
           Отряд стал медленно спускаться с холма, двигаясь в сторону города. На въезде в город Рэйнэн снова прочертил в воздухе непонятный горящий символ, и Тамми вдруг отчетливо поняла, почему город был так странно построен. Пентаграмма позволяла накрыть город тончайшей силовой сетью, словно огромный паук сплел над ним невидимую паутину. Девушка ощутила потоки магии, исходящие от купола, закрыв глаза, она растворилась в ощущениях и пропустила нити силы сквозь себя. Это было что-то совершенно новое и неизведанное, бабушка никогда не учила ее этому, но Тамми чувствовала этот мир как живой организм, с бьющимся сердцем и ранимой душой. Преодолев призрачную преграду, процессия въехала в город и теперь двигалась ровно и неспешно. Тамми поняла, что здесь им, вероятно, уже ничего не угрожало, и она стала смотреть по сторонам, разглядывая окружающий вид. Город был роскошным - величественные дома, прекрасные парки, улицы, выложенные черным блестящим камнем. Но больше всего Тамми поразили фонтаны: клубящиеся струи тьмы плавно стекали из разновысоких резных чаш, превращаясь внизу в колышущийся туман. И люди, населявшие этот город, были невероятно красивыми. Смуглая кожа, темные волосы, безупречная одежда. При виде проезжающего по улице Рэйнэна они все останавливались, кланяясь так низко, что Тамми казалось - еще немного, и они падут ниц, целуя землю под его ногами. Девушку вдруг посетила страшная догадка, она развернулась и, глядя в бездонные глаза цвета бирюзы, с ужасом произнесла:
            - Этого не может быть, ты не можешь быть им!
           Рэйнэн недоуменно посмотрел на нее и спросил:
           - Кем, малышка?
           - Ты… ты темный властелин! Это… этого не может быть!?
            Рэйнэн насмешливо посмотрел на растерянную Тамми и вкрадчиво прошептал над самым ее ухом:
            - Почему?
           - Ты слишком молод! – возмутилась Тамми. Рэйнэн ответил на ее выпад иронично-снисходительным взглядом.
           - Досадное упущение с моей стороны. Не волнуйся, милая, время однажды исправит и этот мой недостаток.
           Тамми вдруг стало не хватать воздуха, бабушкины сказки оживали, превращаясь наяву в жуткий, бесконечный кошмар. Судорожно сглотнув, она дрожащим от страха голосом спросила Рэйнэна:
           - Зачем я вам?
           Тон Рэйнэна стал откровенно издевательским:
           - Не огорчай меня, детка, мне казалось, ты более догадлива?!
           Многозначительная тишина и следующие его слова прозвучали как приговор:
           - Я нашел для себя жену, маленькая. Неужели ты не поняла?
           Тамми показалось, что ее только что ударили, да так сильно, что вышибли весь дух. Она судорожно хватала ртом воздух и не могла отдышаться. Стать женой ЭТОГО?! Это невозможно. Это неправда! Зачем? Тысячи вопросов роем проносились в ее голове, и ни на один она не находила ответ.
           - У вас что, своих женщин здесь нет, что вы притащили меня? Или в вашем мире не нашлось ни одной желающей связать свою жизнь с таким, как вы? – гневно спросила  она.
           Рэйнэн расхохотался.
           – Я не устраиваю тебя в качестве супруга? Какие еще претензии к моей кандидатуре, кроме того, что я непростительно молод?
           - Я не люблю Вас! – в отчаянии выкрикнула Тамми.
            Рэйнэн недоуменно посмотрел на девушку.
           - Браки заключаются ради власти, наследников и удовольствия, не понимаю, при чем здесь человеческое чувство?
           - Вы чудовище, а самое страшное, Вы даже не понимаете, насколько Вы чудовище! –  потеряно выдохнула Тамми.
           Рэйнэн окинул девушку недобрым взглядом и яростно прошипел:
           - Что ты, милая, это ты понятия не имеешь, насколько я чудовище, и нравится тебе или нет, но отныне ты принадлежишь мне! Не надо будить темную сторону моего зверя, боюсь, она тебе не понравиться еще больше.
           Тамми трясло, ей нечего было ответить темному императору, а если верить бабушкиным рассказам, то этот ужасный человек способен одним взглядом раздавить ее, как блоху. «Нужно что-то придумать. Не может быть, что бы не было выхода», - усиленно думала Тамми.
           Проведя полжизни в лесу, Тамми научилась очень точно запоминать малейшие детали. Она безошибочно находила обратную дорогу из любого незнакомого места. Вот и сейчас она помнила путь, который они проделали, словно нарисованную у нее в голове карту. И безумная мысль вдруг назойливо засела у нее в голове - она сбежит, обязательно сбежит и найдет дорогу домой.
           Они остановились в центре огромной площади. Рэйнэн стащил Тамми с лошади, вычертил руну перехода, и тьма поглотила их, выпустив перед входом в родовое гнездо Авергардов. Широкая площадка перед дворцом была окружена стражей в черных, как ночь, одеждах с теми же фиолетовыми кристаллами, что и у конвоя, сопровождавшего их сюда. Навстречу им вышел высокий темноволосый мужчина.
           - Трэм! - Рэйнэн дружески похлопал по плечу первого советника, потом, оглядевшись вокруг, улыбнулся. - Ты усилил охрану.
           - Я проверил то, что ты просил насчет детей, боюсь, ты был прав. Лаш еще не вернулся, но у меня недоброе предчувствие, что новости у него тоже будут неутешительные.
           Лицо Рэйнэна утратило благодушное выражение, и он зло произнес:
           - По дороге сюда мы нашли тело ребенка, выглядело так, словно его разодрал дикий гракх, но у меня не осталось сомнений, что это серая тварь прикончила мальчишку.
           Трэмран отвел взгляд и увидел стоявшую за спиной Рэйнэна Тамми.
           - Ты привел в замок человечку?
           Рэйнен хитро улыбнулся и спросил:
           - Ты тоже не чувствуешь, что у нее есть сила? Я думал так же, пока не ощутил ее на своей шкуре. Удивительно, это либо эффект ее долгого проживания в мире людей, либо защитная реакция ее магии.
           - И кем же является это милое создание? -Трэм протянул ладонь, желая дотронуться до лица девушки, но его попытка была остановлена железной хваткой Рэйнэна.
           - Никто не смеет к ней прикасаться, кроме меня. Это милое создание, как ты выразился, моя невеста и твоя будущая императрица, - взгляд императора стал откровенно пугающим.
           Трэм смиренно опустил голову:
           - Простите, Ваше Величество, я был непозволительно бестактен.
           Охрана внезапно шарахнулась в сторону, из-за спины первого советника выскочил громадный, лохматый, черный зверь. Животное хищно оскалилось, обнажая ровные ряды острых, как ножи клыков. Рэйнэн ласково потрепал зверюгу за ухо. Существо утробно заурчало, втянуло носом воздух и неожиданно уставилось немигающим желтым взглядом на Тамми. Никто не понял, что произошло дальше, но зверь, подавшись вперед, вдруг лизнул шершавым фиолетовым языком лицо девушки и преданно улегся у ее ног. Трэмран недоуменно посмотрел на императора.
           - Странно, первый раз вижу, чтобы твой ашхар признавал кого-либо, кроме тебя.
           Рэйнэн хотел взять Тамми за руку и отодвинуть подальше от опасного соседства, но Тень, внезапно прижав уши, вскочил, злобно зарычав на хозяина. Горячая волна благодарности к нежданному заступнику заполнила сердце Тамми, она запустила пальцы во вздыбленную шерсть животного и, нежно погладив, произнесла:
           - Фу, маленький,- потом бросила злой взгляд на Рэйнэна. - А то еще отравишься.
           Трэм резко закашлялся и испуганно взглянул на властелина, но тот лишь загадочно улыбался, никак не ответив на едкий выпад в свою сторону.
           - Не знаю, как ты это сделала, но ты приобрела преданного друга и охранника, - хмыкнул Рэйнэн. - Ашхары дикий вид, они редко подчиняются кому-либо. Этого я нашел в лесу маленьким и умирающим, выкормил и выходил, с тех пор мы не расставались.
           Тень, словно подтверждая слова хозяина, подошел к нему и ткнулся мордой в живот Рэйнэна.
           - Предатель, - с поддельным укором шепнул император. Тень тихо заскулил и виновато опустил хвост. – Охраняй ее, раз она тебе так нравится, только спасибо скажу. Пойдём.
           Рэйнэн протянул Тамми руку и с чарующе-издевательской улыбкой произнес:
           - Не бойся, не отравленная.
           Девушка тяжело вздохнула, вложив свою маленькую ладошку в сильную руку темного властелина.
             Тамми первый раз в жизни видела настоящий дворец изнутри, огромный холл с двух сторон огибали уходящие вверх лестницы из гладкого отполированного камня, а вмурованные в них колонны упирались в высокий сводчатый потолок с изображением парящих в небесах драконов. Длинные, венчающиеся стрельчатой аркой, окна, выложенные цветным  стеклом, отбрасывали на пол радужный калейдоскоп бликов. Скульптуры диковинных существ, стоящие вдоль стен и испещренные непонятными золотыми символами. Но больше всего ее поразило освещение дворца, здесь не было факелов или свечей. В воздухе, подобно светлячкам, сияли круглые белые пульсары.
             Они поднялись по лестнице и шли по длинной аркаде коридора, когда из-за угла появилась молодая женщина. Чрезмерно открытое красное платье прекрасно гармонировало с черными, как ночь, волосами, подчеркивая все достоинства фигуры темной леди. Подойдя к ним вплотную, она плавно, как кошка, прижалась к императору, скользнув рукой по его груди. Нежный, обволакивающий голос лился, как мед:
           - Рэйни, дорогой, я тебя все утро ищу, где ты был?
           - Алиэн, милая, и по какому поводу у нас бал на этот раз? – криво усмехнулся Рэйнэн.
           - Как ты догадался?- кокетливо выгнула бровь темная красавица.
           - Я привык к тому, если ты ищешь меня с самого утра, значит, вечером обязательно потянешь на сборище алчных баб, желающих заполучить фунт моей плоти.
           Алиэн скорчила смешную гримасу и наиграно ударила императора кулачком в грудь.
           - Фи, какой ты грубый, братец. Я бы не стала так трактовать мое горячее желание найти тебе супругу.
           - А знаешь, сестренка,- вдруг задумчиво произнес Рэйнэн, - пожалуй, твой парад абсурда как нельзя кстати, хочу их всех кое с кем познакомить.
           - Кого на этот раз притащил мой безумный брат? - девушка посмотрела за спину Рэйнэна и, окинув стоявшую Тамми пристальным критическим взглядом, удивленно хмыкнула. – Человечка!? Рэйни, ты что, решил подарить Архе компаньонку?
           - Нет, Алиэн, этот подарок я приготовил для себя, – хищно ухмыльнулся  Рэйнэн.  – Познакомься, Таммиэлиэн, моя невеста.
            Алиэн посмотрела на брата как на сумасшедшего, а после зашлась безумным хохотом.
           - Рэйни, ты неподражаем, Акатэя отравится собственным ядом. Эта идиотка, вообразив, что ты на ней женишься, разнесла эту нелепость по всему двору. Как же я хочу увидеть ее лицо, когда она узнает новость.
           - Довольно, Алиэн! – резко остановил словоизлияния сестры император. - Раз ты так любишь шумные сборища, у тебя три дня на то, что бы все подготовить к свадьбе.
           - Рэйн, но традиции… И потом, я не успею так быстро всех пригласить. Подготовка требует больше времени! - возмущенно заметила темная.
           - Закон и традиции здесь устанавливаю я! Если ты не в состоянии за три дня найти платье для невесты и пригласить во дворец толпу желающих развлечься и поесть за чужой счет, уверен, Арха справиться с этим за два.
           Сестра состроила обиженную мину.
           - Как изволите, повелитель! Три так три, просто всегда считала, что императорская свадьба должна быть роскошной.
           - Обещаю, что твоя свадьба войдет в историю как самая помпезная и неприлично роскошная, – совершенно серьезно заметил Рэйнэн, клятвенно положив руку на сердце.
           Алиэн очаровательно улыбнулась, чмокнула брата, подмигнула оторопевшей Тамми  и со словами: « Ушла, ушла, ушла, сколько же всего нужно успеть!», уплыла в неизвестном направлении.
           Рэйнэн вел Тамми длинным коридором, наконец, остановившись у резной деревянной двери, осторожно постучал. На пороге возникла невысокая полноватая женщина, с лучезарным взглядом и теплой, как солнечный луч, улыбкой.
           - Сынок, ты вернулся! - женщина перевела взгляд на Тамми и радостно воскликнула. – Хвала тьме, ты нашел девочку!
           - Ма, приготовь для нее комнату и позаботься о ней, мне нужно уйти ненадолго, - сказал Рэйнэн, целуя кормилицу.
           - Иди, родной, не волнуйся.
           Тень обернулся на прощанье, громко фыркнул и, подметая пол длинным хвостом, помчался вслед за удаляющимся хозяином.
           Арха бережно взяла Тамми за руку, затем, ласково погладив по щеке, потянула за собой в комнату. Девушка изумленно разглядывала ее, никак не в состоянии понять, как у такого удивительно доброго человека могло родиться такое чудовище? Словно прочитав ее мысли, женщина широко улыбнулась.
           - Рэйни не мой сын, детка, я его кормилица. Я понимаю, что ты сердишься на него, но поверь мне, ты поймешь, что он не такой плохой, как тебе кажется.
           Тамми не хотелось обижать кормилицу выводами, что она думает о ее воспитаннике, поэтому она скромно промолчала.
           - Как тебя зовут, милая? Я Арха, - она  нежно обхватила девушку за талию, подводя к большому мягкому креслу у камина. – Садись, отдохни, деточка. Устала с дороги? Сейчас распоряжусь, чтобы тебе принесли поесть.
           - Спасибо, я Тамми.
           Арха весело улыбнулась.
           - Ты действительно подарок моему мальчику.
            Девушка сникла и произнесла:
           - Я Таммиэлиэн, и ничей я не подарок.
           - Прости, я не хотела тебя обидеть, детка. У тебя очень красивое имя.
            Арха положила руку на черный овальный камень, лежавший на столе, камень тускло замерцал. А через несколько минут в комнату вошли две девушки с разнообразной едой на серебряных подносах.
           - Ешь, милая, а я пойду приготовлю тебе комнату.
            Когда за женщиной закрылась дверь, Тамми облегченно вздохнула. Поднявшись с кресла, она подбежала к выходу из комнаты, распахнула дверь, собираясь бежать, но перед ней, словно из воздуха, возникли два охранника.
           - Леди что-то желает? - задал вопрос один из них. Тамми сердито захлопнула дверь перед его носом. Придуманный ею план побега начинал медленно трещать по всем швам. Горько всхлипнув, девушка схватила с блюда румяный пирожок и в бессильной злобе стала жевать.
          
                                                              ****
          
           Владыка мерил комнату длинными шагами из угла в угол. Он думал о ней, пока слушал доклад советников. Он думал о ней, пока шел в свои покои. Он думал о ней слишком много, это раздражало. Слова Тамми засели у него внутри и словно надоедливый червь медленно точили сердце.
            «Вы чудовище, а самое страшное, вы даже не понимаете, насколько вы чудовище…»
           А ведь он не сделал ей ничего плохого, не унизил, не ударил, не причинил боль. Она дерзила ему всю дорогу. Никогда и никому Рэйнэн не позволял так с собой разговаривать. Никто не смел так откровенно потешаться над ним. Он не привел ее как постельную игрушку, он собирается на ней жениться. На ней, сироте без роду без племени! Почему же она видит его темную суть насквозь, его дурную кровь, которую он столько лет подавлял в себе невероятным усилием воли? Темные демоны, раздиравшие его изнутри, рвались на свободу. Мысли, мрачные, темные, злые  проносились в голове. Да как она смеет пренебрегать им, говорить, что он недостоин быть ее мужем? Кто она такая, чтобы так разговаривать с ним? Тьма внутри него злобно оскалилась и, взяв верх, полезла наружу. Яростно зарычав, Рэйнэн бросился вон из комнаты, столкнувшись в дверях с кормилицей.
           - Рэйн? Что случилось, сынок? - Арха ласково коснулась рукой разгневанного лица императора. Рэйнэн поцеловал ладонь кормилицы, устало закрыл глаза и бессильно прошептал:
           - Я не знаю, что со мной происходит. Не понимаю. Я не понимаю, когда она успела влезть мне в душу и поселиться там. Она бесит и веселит меня одновременно.
           Арха улыбнулась нежной и понимающей улыбкой:
           - Не сломай девочку, сынок, прошу тебя! Ты сильный, мудрый, добрый, ты сможешь. Малышка напугана, ты вырвал ее из привычного мира, отнял у близких и друзей, не жди, что она будет тебя за это благодарить. Наберись терпения, родной. Терпеливая и неспешная вода точит камень. Однажды ее сердце примет тебя, мой мальчик!
           - Как тебе удается всегда находить для меня правильные слова? Только ты умеешь укрощать бушующего во мне зверя, - Рэйнэн крепко обнял Арху, потом, тяжело вздохнув, спросил:
           - Где она?
           - Я расположила ее в комнате твоей матери. Дай ей успокоиться и прийти в себя. Девочка под охраной, не волнуйся, дорогой.
          
                                                              ****
          
           Тамми разглядывая комнату, в которую ее привела Арха, с удовольствием заметила, что та не упустила даже мелких деталей. На столе рядом с кувшином с водой и золоченым тазом лежал резной гребень для волос. На стульчике висело чистое полотенце, расшитое нежной вышивкой. Красивое зеленое платье, в тон глаз Тамми, как волшебная птица, раскинувшая крылья, распростерлось на огромной белоснежной кровати. Свежий букет полевых ромашек в художественном беспорядке торчал из вазы, стоявшей возле зеркала. Вдохнув аромат цветов, Тамми улыбнулась, подумав о том, что кормилица у «чудовища» замечательная женщина.
           В дверь настойчиво постучали. Решив, что это вернулась Арха, Тамми любезно открыла дверь.
           В комнату важно прошествовала леди в роскошном черном платье, расшитом сверкающими камнями и серебром. Девушка была красивой, но какой-то холодной, жестокой красотой, от нее шла такая волна ненависти и злобы, что Тамми ощущала ее почти физически. Узкие губы сошлись в тонкую линию, и она словно выплюнула:
           - Так это правда, ты всего лишь человек!
            Обойдя Тамми по кругу, она закончила свой критический осмотр. Из ее уст полился яд:
           - И что он в тебе нашел? Хотя соглашусь, волосы действительно необычного цвета. Не обольщайся насчет императора, когда он наиграется с понравившейся ему игрушкой, он выбросит тебя как мусор. Авергарды всегда так делали. Ты не станешь исключением, чем бы ты его ни пыталась прельстить. Ты даже наследника полноценного не сможешь дать, жалкая, грязная человечка. А когда он вышвырнет тебя из дворца, я буду рядом. Ты пожалеешь, что стала на моем пути.
           Тамми молча слушала оскорбления, а в ее душе медленно разгоралось пламя гнева. Леди, упиваясь своей злобой, продолжала издеваться, но Тамми уже не слышала ее. Глядя в камин, перед которым стояла противная девица, она позвала стихию. Тонкий огненный ручеек проворной змейкой прополз по полированным плитам пола, затем,  изловчившись, прыгнул на филейную часть темной леди. Ткань платья мгновенно задымилась и вспыхнула. Тамми невинно захлопала ресницами и, указав взглядом за спину продолжавшей свой ядовитый монолог дамы, заметила:
           - Вы слишком близко подошли к огню, кажется, ваше платье горит.
            Леди мгновенно обернулась и, обнаружив пылающим свой турнюр, забилась в истерике. Тамми схватила со стола кувшин, с удовольствием окатив из него вопящую темную водой. В этот момент дверь в комнату медленно открылась, и на пороге появился темный император.
           - Развлекаешься, малышка? – Рэйнэн лукаво посмотрел на потупившую взор Тамми. Девушка, пожав плечами, объяснила:
           - Леди опрометчиво близко подошла к камину. У нее загорелось платье. Я пыталась потушить.
           - Я вижу! - усмехнулся Рэйнэн, глядя на мокрую дымящуюся задницу темной.
           - Акатея, что ты забыла в покоях моей невесты? - тон Рэйнэна мгновенно перестал быть добродушным.
           С лица темной схлынули все краски:
           - Я хотела предложить леди, в качестве помощи, свои услуги.
           - Да-а, - издевательски, потянул владыка. - Насколько я помню, единственные услуги, какие вы можете оказывать, очень неприличного характера.
           Лицо Акатеи стало белее простыней на кровати.
           - Я хотела помочь вашей невесте облачиться в платье.
            Черная бровь императора выгнулась удивленной дугой, а затем он подчеркнуто внимательно оглядел похожую на мокрую облезлую кошку леди.
           - Я смотрю, вы сама добродетель, леди Акатэя, пожалуй, я дам согласие на ваш брак с графом Оттори. Я недавно уверял его, что вы пустая, злобная и развратная особа, непригодная для семейной жизни… Я ошибался.
           Акатея с ужасом и мольбой уставилась на Рэйнэна.
           - Помилуйте, Ваше Величество, графу Оттори триста лет, от него воняет, как от мумии, да он сам похож на мумию!
           - Мм, а по-моему, вы великолепно будете смотреться вместе. Так сказать, на контрасте. Заодно и поможете ему одеваться по утрам, а то, боюсь, он сам скоро будет не в состоянии. И да… - Рэйнэн подошел к Акатэе так близко, что его дыхание коснулось лица темной леди, - еще раз увижу тебя рядом с леди Таммиэлиэн, брак с графом покажется тебе величайшей милостью с моей стороны. Пошла вон.
           Женщина, подхватив юбки, со скоростью ветра ринулась из комнаты, оставляя за собой неприятный запах гари и смрада. Рэйнэн закрыл дверь.
           - Зачем ты ее впустила? – раздраженно поинтересовался он.
           - В отличие от вас, она хотя бы стучала, - устало заметила Тамми.
           Рэйнэн спокойно повернулся к двери и демонстративно нагло постучал по ее поверхности.
           - Так лучше?
           Заведенная темной нахалкой, Тамми дала выход своему гневу.
           - Нет, не лучше! Лучше будет, если вы выйдете следом за своей ненормальной подругой и оставите меня в покое.
           - Нарываешься? - на  скулах Рэйнэна отчетливо проступили желваки. – Ты, наверное, не поняла - еще несколько дней, и… жить ты будешь в моей комнате, а входить туда я буду когда захочу… И уж точно без стука. И мне плевать, рада ты будешь меня видеть или нет. Будешь ты одета или раздета… Хотя второе предпочитаю больше.
           Наверное, последние его слова переполнили чашу терпения Тамми. Представив, что у нее отнимут даже маленькую возможность хоть немного побыть одной, она пришла в бешенство. Близость же с чудовищем ее вообще откровенно пугала.
           Воздух вокруг нее стал сгущаться, пламя в камине яростно вспыхнуло, вырываясь сквозь кованые прутья очага. Лужа на полу от воды, которую Тамми вылила на непрошеную гостью, вдруг пошла пузырями. Тонкая водяная веревка медленно стала подниматься с пола, трансформируясь в расправившую шейные закрылки кобру. Водяная змея плавно покачалась на сложенном в кольца хвосте и…
           Только невероятная реакция Рэйнэна позволила ему уклониться от молниеносного броска. Змея ударилась о стену за его спиной, стекая вниз мокрыми грязными дорожками. Стихийница не собиралась останавливаться, он скорее понял по ее глазам, чем почувствовал - сейчас последует еще один удар. Превращаясь в лик тьмы, Рэйнэн успел увидеть, как волна воздуха выносит сорванную с петель дверь.
           Тамми смотрела на пустое место, где только что стоял темный, не понимая, как такое могло произойти. Его фигура вдруг оплавилась как свеча, превратившись в черную тень, потом, взвившись смерчем под потолок, исчезла. В пустом проеме возникли два перепуганных охранника, с ужасом осматривая разгромленную комнату. Из-за спины Таммиэлиэн неожиданно раздалось яростное рычание:
           - Вон отсюда. Немедленно!
            Охрана испарилась в мгновенье ока, как ветром сдуло. Девушка не успела и глазом моргнуть, как попала в стальные объятья каким-то невероятным образом оказавшегося позади неё императора. Выбитая дверь поднялась в воздух, развернулась в вертикальное положение и, аккуратно покрутившись на петлях, села на место.
           В комнате повисла неестественная тишина. Рэйнэн молчал, только гулкий стук его сердца, который Тамми чувствовала спиной, выдавал затаившееся в нем напряжение. Несколько томительных минут Тамми стояла, зажатая в тиски сильных мужских рук. Девушка закрыла глаза и приготовилась к худшему. Отчаянная мысль промелькнула в ее голове: « Я не отдам свою жизнь так дешево». Ярко вспыхнуло пламя, красные жаркие языки лизнули каменные плиты. Сотни маленьких искр огненными светлячкам взмыли вверх.
           Тихий голос Рэйнэна прозвучал в тишине как раскат грома:
           - Не надо. Я и так знаю, на что ты способна. Арха права, мне не стоило приходить.
           Внезапно губы мужчины осторожно прикоснулись к макушке Тамми, оставляя теплый след от поцелуя. Кольцо сжимавших ее рук разомкнулось, император медленно сделал шаг назад. Не глядя на Тамми, Рэйнэн пошел к выходу, на пороге он остановился и, не оборачиваясь, обронил:
           - Эта комната принадлежала моей матери, с тех пор, как она умерла, сюда никому не позволяли входить.
           Дверь бесшумно закрылась, и в комнате снова стало тихо.
Тамми стояла и смотрела на следы своей внезапной ярости: поломанные стулья, обгоревшие черные стены и пол у камина, разбитая ваза, смятый разбросанный букет, разобранная кровать, порванное платье. Бессильно опустившись на колени, она закрыла лицо руками и заплакала. Что-то горячее и шершавое коснулось ее щеки. Девушка убрала от лица ладони. На полу перед ней лежал Тень. Зверь смотрел на стихийницу преданным и понимающим взглядом. Тамми порывисто обняла огромного ашхара и, уткнувшись лицом в его густую, длинную шерсть, горько зарыдала:
           - Я хочу домой, Тень! Я так хочу домой.
           Измученная, уставшая она так и уснула на полу, крепко обнимая единственное в этом странном и непонятном мире существо, ставшее вдруг таким близким и родным.
           Ее разбудило робкое прикосновение к плечу и урчание вдруг зашевелившегося Тени. Открыв глаза, Тамми обнаружила стоящую возле нее Арху.
           - Вставай, детка, нельзя спать на полу. Пойдем, милая, я тебе ванну приготовила с настоем из трав. Полежишь в теплой воде, успокоишься, а потом и спать будешь, как младенец.
           Женщина осторожно подняла Тамми с пола и повела к двери у зеркала. Тень, провожая взглядом уходящую подругу, громко зевнул, потом, опустив лохматую голову на пол, снова закрыл глаза. Оглядываясь по сторонам, Тамми обнаружила, что в комнате царит идеальный порядок, от былого погрома не осталось и следа.
           - Прости, моя девочка, я боялась тебя разбудить, поэтому попросила магов все убрать. В отличие от меня, они делают это быстро и бесшумно.
           Арха ласково прошлась рукой по спутанным волосам девушки.
           - Ты похожа на солнечный луч, яркий луч света в этом темном царстве. Не перегори, детка, прошу тебя, – она притянула Тамми к себе и бережно обняла.
           За дверью оказалась небольшая комната, стены были выложены цветной мозаикой, которая складывалась в красивый переплетающийся узор, уходящий гибкими лозами под потолок, чтобы там превратиться в диковинные, распускающие лепестки цветы. Рядом с маленьким столиком, на котором сложенные стопкой лежали мягкие пушистые полотенца, на деревянной стойке висел невероятно красивый халат, расшитый огненными птицами. По центру, утопленная в пол, находилась огромная емкость для воды, над которой поднимался ароматный пар. Арха деликатно покинула комнату, оставив Тамми одну. Опускаясь в блаженную теплоту ванны, девушка наконец-то впервые за весь этот сумасшедший день позволила себе расслабиться.
           Выйдя из купальни, девушка обнаружила на кровати очень красивую сорочку с вышивкой. Часто, сидя вечерами у огня, Тамми тоже вышивала, но никогда у нее не получались такие ровные и безупречные стежки, такой сложный и витиеватый узор. Видя заинтересованный взгляд девушки, Арха взяла ее за руку и спросила:
           - Нравится? Хочешь, научу?
           - Так это вы сделали? Это волшебно красиво. Конечно, хочу, - восхитилась Тамми. – Только, боюсь, у меня так не получится.
           - Эту сорочку я вышивала для матери Рэйни. Когда ты будешь вышивать что-то для того, кто тебе очень дорог, то и у тебя обязательно получится, даже лучше, - Арха грустно улыбнулась.
           - Почему она умерла? -Тамми посмотрела на мгновенно ставшее печальным лицо женщины.
           - Она умерла, чтобы ее сын мог жить, - в глазах кормилицы застыли слезы. Тамми ничего не поняла, но спрашивать дальше не стала, видя, как та расстроилась.
           - Ложись спать, детка, тебе нужно отдохнуть, – Арха погладила девушку по щеке, потом перевела взгляд на мирно спавшего на полу ашхара. – У тебя надежный охранник, спи и ничего не бойся. Если тебе что-нибудь понадобиться, просто положи руку на камень, а потом подумай о том, что тебе хочется, – кормилица указала взглядом на точно такой же камень, что Тамми видела в ее комнате.
           - И чуть не забыла, захочешь выключить пульсар, сделай вот так, - женщина улыбнулась и громко хлопнула в ладоши, комната мгновенно погрузилась во мрак. Еще один хлопок, пульсар вновь загорелся ярким белым светом. Женщина поцеловала Тамми и покинула комнату.
            Укутавшись в теплое одеяло, сидя на кровати, девушка долго хлопала руками, включая и выключая пульсар, пытаясь понять, как же срабатывает магия, пока проснувшийся Тень не зарычал, положив огромную морду на ее колени, вынуждая прекратить безобразие. Выключив пульсар, она уткнулась носом в подушку и уснула.
                        
                                                              ****

           Рэйнен уже несколько часов находился в зале заседаний, слушая доклады со всех концов империи, когда в зал вошел советник Лаш, выглядел он уставшим и слегка потрепанным.
           - Я ждал вас, сэр Лаш, вам удалось что-то выяснить? - Рэйнэн кивком головы указал на пустовавшее рядом с ним место. Советник, прежде чем сесть, достал из-за пазухи сложенную карту и развернул ее на столе перед императором.
           - Первую подозрительную жертву я нашел здесь, - и Лаш, ткнул пальцем в место на карте, расположенное на окраине столицы.
           Рэйнэн внимательно посмотрел на карту и провел рукой чуть левее того места, что показал советник.
           - Это в миле от Туманной долины, там, где я нашел сморгов.
           - Совершенно верно, мой повелитель. Родители считают, что ребенок утонул, тело так и не нашли. Но это не все, – Лаш указал на карте следующий пункт. - Здесь мальчишка ушел в лес за грибами и не вернулся, нашли только останки одежды. В деревне считают, что его загрыз гракх, а плоть растащили звери.
           - Это рядом с тем местом, где сегодня мы нашли тело ребенка, - озадаченно произнес Рэйнэн.
           - Дальше еще хуже, - советник взъерошил на голове седой ежик волос и тяжело выдохнул. - Целая цепочка странных, непонятных смертей. Я провел линию от первой точки до последней, и посмотрите, куда они меня привела.
            Палец советника заскользил по карте, прокладывая путь, и остановился на самой крайней точке границы империи.
           Единственным словом, которое произнес встревоженный император, было:
            – Разлом!
           Трэм встал с места и подошел к карте.
           - Я был возле разлома, там нет никаких следов прорыва, я лично проверял сеть. Странно, но, похоже, твари действительно как-то смогли выбраться.
           - Не твари, - хмуро произнес Рэйнэн. - Тварь! Отсюда столько жертв. Ей нужно было питаться, чтобы размножиться. Она всю дорогу жрала магию детей, поэтому в долине их было уже три. На той, что ушла в контур, был артефакт возврата, пересекая грань, она вернулась в то место, откуда пришла. А это означает только одно, сморга кто-то провел сквозь сеть. Кто-то с очень сильным темным источником и владеющим знаниями артефактора.
           - Таких в империи найдется несколько десятков, - сказал Трэм.
           - Придется проверить всех. И да… - Рэйнэн в упор посмотрел на друга. - Он должен очень сильно меня ненавидеть.
           Трэмран удивленно замер.
           - Почему ты так решил?
           - Только ненависть могла отключить инстинкт самосохранения у того, кто не побоялся соседства со сморгом, только ненависть бывает сильнее, чем страх.
           Устало откинувшись на спинку кресла, Рэйнэн внимательно посмотрел на членов совета.
           - Нас ждут темные времена, господа! Возле заброшенной шахты нужно выставить тройной круг охраны, мышь не должна проскочить.
           Лаш согласно кивнул императору.
           - Думаю, следует оповестить население, чтобы не отпускали детей одних. Завтра мои ищейки займутся поиском возможного артефактора.
           - Я с утра отправлюсь к разлому, - предложил Трэм. - Еще раз проверю охрану и поищу следы.
           - Будь осторожен, возьми с собой боевых магов, - согласился Рэйнэн.
          
                                                              ****
          
           Высокая фигура, закутанная в длинный черный плащ с капюшоном, бесшумно двигалась вдоль линии лесополосы, отделявшей запечатанную сетью заброшенную шахту от мира темных магов. Ярко горящие факелы освещали мощные фигуры воинов, стоящих на расстоянии метра друг от друга по всему периметру. Спрятавшись за дерево, неизвестный внимательно наблюдал за охраной. Наконец, найдя то, что искал, выудил из широкого балахона бутылочку с мутной жидкостью и махом вылил ее на себя. Прочертив в воздухе магический символ, фигура замерцала и стала растворяться в пространстве. Там, где только что стоял маг, остался лишь след от смятой травы, выдававший чье-либо присутствие. Следы бесшумно стали удаляться в сторону стоящей цепью охраны. Конвой должен был смениться через несколько минут, один из воинов, устав от ночного бдения, облокотившись рукой о торчащее из земли древко с горящим факелом, начинал клевать носом, не в силах прогнать одолевающий его сон. Внезапно по его лицу прошлась волна воздуха. Парень вскинул голову и стал оглядываться по сторонам. Рядом стояли его товарищи и спокойно переговаривались, не замечая ничего подозрительного. Охранник тряхнул головой, сбрасывая с себя сонный морок ,и, положив руку на эфес меча, внимательно стал вглядываться вдаль.
           Невидимая тень неслышно просочилась сквозь сеть, активировав черный кристалл, медленно двигаясь  к зияющей вдали дыре шахты. Войдя в проход, маг зажег старые пульсары, которые остались здесь со времен закрытия шахты. Натянув пониже капюшон, полностью закрывший лицо, он тихо последовал вглубь к разлому. Дойдя до нужного места, неизвестный приложил руку к стене и что-то прошептал. Камень под рукой дрогнул, под ногами зашуршала крошка разбросанного повсюду тэранга. Сквозь стены стал просачиваться холод, а потом в пещере прозвучало:
           - Где девчонка? - тихий леденящий голос из бездны эхом отражался от стен шахты, троекратно увеличивая ужасающий акустический эффект.
           - Я ищу. И, кажется, знаю, где ее спрятали, - произнес закутанный в плащ маг.
           - Мне нужен доступ к семи мирам, тебе нужна империя Тэранган, найди девчонку, и мир темных будет твоим, - голос становился все вкрадчивее и тише.
           - Я приведу ее к тебе, обещаю, - маг плотнее укутался в мантию в тщетной попытке согреться, могильный холод, идущий из разлома, начинал пробирать до мозга костей.
           - Ты проведеш-ш-шь еще одного с-с-слугу, – голос перешел в змеиное шипение. Маг вздрогнул и отрицательно покачал головой.
           - Я не смогу, теперь там слишком много охраны. Мне чудом удалось проскочить.
           В пещере раздался жуткий хохот
           - А ты пронесешь его на себе. Под плащом. Он ведь у тебя невидимый.
           Мага передернуло от ужаса. И он испуганно сделал шаг назад.
           - Не бойс-с-ся, - послышалось размеренное шипение. - Мой пес-с-с тебя не тронет, пока я не разреш-ш-шу, - и вновь издевательский хохот невидимого монстра эхом прокатился по сводам заброшенной шахты.
              Серая бесформенная тварь мягко выползла из темноты, скалясь беззубой отвратительной улыбкой, длинные щупальца мерзко зашевелились, пытаясь дотронутся до скрытой невидимой тканью фигуры. Дрожащие руки распахнули полы  мантии, тварь скользнула внутрь и, подобно плющу, обвила тело мага. Неизвестный достал из кармана кроваво-красный камень и протянул к одному из обнимавших его щупалец. Артефакт мгновенно исчез в отвратительно зловонной пасти сморга. Фигура медленно двинулась в обратном направлении, периодически останавливаясь, в тщетной попытке унять сотрясавшую все тело дрожь от скользкого прикосновения смертельно опасной твари. Пройдя сквозь сеть, фигура дождалась смены караула, как только двое охранников оказались друг напротив друга, невидимка мгновенно проскользнула в образовавшуюся брешь. Дойдя до спасительного укрытия деревьев, маг распахнул мантию, с омерзением сбрасывая с себя безликого монстра.
           - С-с-с-с-с-сш-ш-ш-ш, - прошипела тварь. Невидимка прислонился к дереву и несколько секунд приходил в себя. Потом наконец, отдышавшись, посмотрел на сморга и зашептал:
           - Я не смогу идти с тобой дальше. Слишком опасно. Не выходи на дорогу и не приближайся к поселениям. Легионеры подняты по тревоге и рыщут повсюду. Ресурса артефакта хватило только на проход сквозь сеть, он больше не сможет тебя защитить. Двигайся все время по лесу, там много еды, смотри, - маг приложил руку к стволу «покажи-дерева», листья дерева зашелестели и мгновенно повернулись строго не север, указывая загаданное магом направление.
           - Здесь магия повсюду, в деревьях, в растениях, в животных. Не трогай пока детей и взрослых, иначе тебя быстро найдут. Вы прокололись в прошлый раз, попавшись на глаза темному выродку. Не допусти опять ту же ошибку.
              Неизвестный плотнее укутался в плащ и исчез в лесной чаще. Тварь несколько секунд медлила, потом подползла к дереву-указателю и осторожно дотронулась щупальцем до ствола. Дерево вздрогнуло, кора мгновенно пошла трещинами, затем с его верхушки тихо стали осыпаться сухие листья. Тварь, распробовав магию растения, впилась в него всем своим мерзким существом. Мгновенье… и от высокого, шелестящего листвой зеленого великана осталась лишь скрюченная трухлявая кочерыжка. Сморг довольно проурчал и с протяжным свистом пополз в глубь леса в поисках нового источника магии.
          
                                                              ****
          
             Тамми проснулась от неясного шепота, ее кто-то звал. Стихийница открыла глаза и села на постели, испуганно озираясь по сторонам. Тень спокойно спал на полу рядом, в комнате не было никаких признаков движения. Девушка бесшумно встала с кровати и подошла к двери. Тихонько приоткрыв маленькую щелочку, она выглянула в коридор. Перед дверью спиной к ней, подобно изваяниям, стояли два охранника. Закрыв дверь обратно, она хотела вернуться в постель, как вдруг снова услышала тихий, зовущий ее голос. Сзади что-то глухо стукнуло, Тамми обернулась на звук и замерла, за стеклом в воздухе зависли маленькие светящиеся прозрачные существа. Девушка открыла окно, впуская в комнату сияющую стайку. Вокруг нее стал кружиться хоровод ярких огоньков. Одно из существ отделилось от остальных и, подлетев близко-близко к лицу Тамми, внимательно посмотрел на нее своими круглыми, радужным как у стрекозы глазами. Маленькая трехпалая ладошка коснулась лица девушки, и в ее голове зазвучал голос:
           - Твое время пришло, …
            Тамми протянула руку, касаясь крошечного прозрачного тельца. Мягкий свет заструился по пальцам стихийницы, спускаясь все ниже. Внезапно на раскрытой ладони девушки ярко вспыхнул символ, состоящий из семи переплетающихся петель, заключенных в кольцо. Потоки магии впитались в сияющий знак, растекаясь золотым ручейком по контуру. Тамми вздрогнула, ощущая льющуюся сквозь нее силу древних, как этот мир, существ. Ее накрыло жаркой волной тепла и света. Магия потекла по венам, проникая в сердце и душу, распускаясь там волшебным, огненным цветком. Слепящий яркий взрыв… Секунда и… Комната медленно погрузилась во мрак. Стихийница растерянно заморгала, пытаясь привыкнуть к темноте. В комнате было тихо. Словно и не было ничего.  Девушка подошла к окну, недоуменно глядя на закрытые створки. Сквозь стекла струился мягкий лунный свет. Высоко в небе тускло мерцали звезды. Ничего не напоминало о странных посетителях. Что здесь вообще происходит? Тамми поднесла к лицу совершенно чистую ладонь, потом обошла всю комнату по кругу, но так и не обнаружила ничего подозрительного. Девушка легла в постель и еще долго не могла уснуть, все думая, привиделось ей произошедшее или нет.
          
                                                              ****
          
              Утро для Тамми началось отвратительно, не успела она встать с постели, как в комнату сначала настойчиво постучали, а потом ввалилась безумная сестра «чудовища» с целой толпой назойливых женщин, которые все время крутили и вертели ее, как тряпичную куклу. Весь пол был усыпан всевозможными тканями, мехами и обувью. Туфли, которые ее заставили надеть, ужасно сдавливали ноги. В отличие от тех мягких кожаных, на плоской подошве, к которым она привыкла, эти были узкие и твердые, с зачем-то прибитыми к пяткам короткими палками. Палки  опасно шатались под ее весом, и девушка боялась в них шелохнуться, чтобы не упасть с вывернутыми ногами.
           Спустя несколько часов «пыток» и громких воплей донимавших ее женщин, в комнату пришел благодушный дядечка. Следом за ним в комнату вплыли три больших сундука. Перещупав руками все пальцы Таммиэлиэн, дяденька стал доставать из сундуков безумно красивые кольца, браслеты и ожерелья. От сверкающей россыпи камней по комнате кружили радужные зайчики, за которыми стал гоняться Тень, уставший от сидения в углу и бесконечного мельтешения по комнате незнакомых людей. Тамми с грустью посмотрела на веселящегося зверя, мечтая только о том, чтобы снять с ног мучавшие ее кандалы. Ашхар внезапно замер и пристально посмотрел на стихийницу своими ярко-желтыми хищными глазами. Медленно и грациозно Тень двинулся в сторону копошащегося в сундуке мужчины.
           - Рррр-ы, - изрек ашхар, подойдя к нему вплотную. Дяденька вздрогнул и испуганно попятился назад. Зверюга засунула морду в сундук и выволокла оттуда огромный, размером с яйцо, сверкающий черный камень. Мужчина вскинул руку в протестующем жесте, промычав что-то вроде:
           - Ннн-нне.
              Тень радостно сверкнул глазами, и огромный самоцвет благополучно исчез в его зубастой пасти. Вывалив фиолетовый язык, ашхар игриво посмотрел на ювелира, выписывая длинным, лохматым хвостом в воздухе кренделя. Белый, как мел, дядька, тыча пальцем в животное, беспомощно уставился на леди Алиэн.
           - Алмаз. Леди, ашхар государя съел алмаз. Это же… о, тьма. Это редчайший черный алмаз… Леди, сделайте что-нибудь, – чуть не плакал мужчина.
            Алиэн медленно подошла к зверю с протянутой рукой. - Тенюшка, маленький, выплюнь каку, – ласково пропела женщина.
           Тень наклонил морду на бок.
           - Рррр-ы, - уперся зверь, отрицательно замотав головой.
            Алиэн сердито сложила руки на груди.
           - Так, да? Немедленно отдай алмаз, лохматое чудовище!
           Ашхар попятился назад и, мотая мордой, озвучил полное несогласие с данной постановкой вопроса:
           - Рррр-ы.
           С пальцев темной леди сорвалось темное заклинание. Тень резко подпрыгнул, пропуская под собой клубящееся облако, мягко спружинив в стороне на все четыре когтистые лапы.
           - Рррр-ы, - зверь прижал короткие острые уши, радостно мотыляя хвостом.
           - Ну, все, плешивая морда, прибью! – проревела Алиэн, глядя, как ее промазавшее заклинание портит лежавшую на полу шубу стоимостью в пятьдесят тысяч тэрангов, покрывая ее лишайными пятнами.
           Тень с восторженным рычанием сорвался на забег по комнате. Следом за ним ринулась злющая Алиэн, в сопровождении свиты и ковыляющего, причитающего дяденьки:
           – Алмаз, сожри меня Тьма… Алмаз…
            Тамми еле успела отпрянуть от сносящей все на своем процессии. Забравшись на кровать, она наконец сбросила терзавшие ноги колодки и весело засмеялась, глядя, как Тень, удирая, подбрасывает в воздух разбросанные по полу вещи и драгоценности.
           И вдруг посреди этого шума и гама раздалось громогласное:
           - Что здесь происходит!?
           Тень, сделав один длинный прыжок, мгновенно оказался под кроватью, высунув оттуда только любопытный мокрый нос.
           Рэйнэн, широко расставив ноги и сложив руки на груди, мрачно разглядывал жуткий бардак, творящийся в комнате. Переведя взгляд на тут же переставшую смеяться Тамми, недовольно спросил:
           - Опять развлекаешься, маленькая?
           Тамми испуганно замотала головой. Из кучки запыхавшихся преследователей Тени вперед выступил первый ювелир империи и заискивающим голосом пролепетал:
           - Прошу прощения, владыка, дело в том, что ваш ашхар сожрал глаз Тьмы!
           Лицо Рэйнэна отразило крайнее недоумение, слегка наклонившись, он вопрошающе посмотрел под кровать. Нос Тени мгновенно исчез под свисавшим покрывалом.
           - Один или оба? - иронично серьезно спросил император.
           - П-простите? – переспросил ничего не понимающий ювелир.
           - Глаз у Тьмы, один съел или оба? – повторил потешающийся над ним Рэйнэн.
           - Государь, «глаз Тьмы» - уникальный черный алмаз в три с половиной тысячи карат из императорской сокровищницы. Второго такого нет!
           Рэйнэн, улыбнувшись, поманил пальцем наблюдавшего за разговором из-под кровати хищника. Тень обиженно высунул морду, выплюнул на пол обслюнявленный камень и снова исчез под спасительным покровом ложа. С благоговейным трепетом ювелир подхватил мокрый скользкий алмаз, пряча его в широком кармане. Рэйнэн снова окинул взглядом ставшую похожей на свалку комнату, потом, тяжело вздохнув, подошел к сидящей тихо, как мышка, Тамми.
            - Ты что-нибудь ела сегодня?
           Тамми вжалась в кровать и отрицательно покачала головой. Не раздумывая, император подхватил на руки босоногую невесту и понес на выход, бросив через плечо притихшей компании:
            - К нашему возвращению чтобы здесь не было ни вас, ни вашего хлама.
            Тень выполз из под кровати, нагло посмотрел на Алиэн и добавил:
            - Рррр-ы.
            Довольно махнув хвостом, ашхар посеменил за покидавшей комнату парой.
           Рэйнэн принес Тамми в большую светлую комнату, в центре которой стоял длинный деревянный стол с мощными ножками в виде подпирающих крышку чудовищ. Вдоль стола со всех сторон стояли высокие стулья с резьбой на спинках. Усадив девушку на один из них, Рэйнэн сел напротив, демонстративно щелкнув пальцами. В ту же минуту вереница людей с подносами стала быстро заполнять комнату, и через мгновенье стол был завален всевозможной едой, от мяса с подрумяненной корочкой, источавшего восхитительный аромат, до невероятно сложных десертов, украшенных вырезанными из фруктов цветами. От группы подавальщиков отделился молодой человек в белом переднике и очень вежливо обратился к Тамми:
           - Леди, простите, что отрываю вас, но мне необходимо согласовать с вами список блюд, которые вы позволите подавать вам на трапезах.
           Тамми удивленно посмотрела на парня.
           - Что вы, это лишнее, я совершенно не привередлива в еде, мне абсолютно все равно, что вы приготовите.
            Парень растерянно перевел взор на внимательно наблюдавшего за Тамми Рэйнэна.
           - Дело не в тебе, - улыбнулся император, - это вековая традиция рода.
            Девушка непонимающим взглядом окинула богато приготовленный стол, искренне не понимая, как при таком изобилии продуктов можно не найти то, что придется по вкусу.
           - Это произошло сотни лет назад, на одной из императорских свадеб, - начал свой рассказ Рэйнэн. - Тогда империю, кроме темных, населяли совершенно разные магические сущности. К сожалению, теперь они практически исчезли из этого мира. Ихиарги - водяные существа, питающиеся исключительно рыбой и морепродуктами, а рыбью икру они вообще почитают за деликатес. Эриды - светлые, нежные духи распускающихся цветов, пьющие росу и из всех на свете блюд предпочитающие нектар и пыльцу. Так вот, одному ихиаргу очень понравилась сидящая с ним рядом за столом эрида. Решив приударить за приглянувшейся ему дамой, горе-кавалер не придумал ничего лучше, чем угостить ее булочкой с икрой солнечной рыбы. Эриде, вероятно, тоже понравился ухажер, потому как она без лишних вопросов откусила кусочек от предложенного ей блюда. И вот тут случилось непоправимое. Дело в том, что у эрид запах и вкус рыбы вызывает рвотный рефлекс. Когда бедная девушка поняла, что ей подсунули, было уже поздно. Пытаясь избежать встречи с содержимым желудка позеленевшей эриды, ихиарг отскочил в сторону… вместе со стулом… Ножка стула угодила прямо на хвост ничего не подозревавшей огненной гарпии. Гарпия взвыла от боли и невольно выпустила струю огня в сидящую напротив королеву приносящих сны... Беда в том, что у приносящих сны длина волос - это атрибут власти, чем длиннее волосы, тем выше положение и статус. Пламя гарпии сожгло королеве не только волосы, но и брови с ресницами.
           Тамми в ужасе прикрыла рот рукой.
           - Да-да, ты правильно поняла, за столом, полным гостей, созванных со всей империи, осталась сидеть совершенно лысая королева приносящих сны. А хуже всего, что она стала орать как резаная, потому что у них голоса очень высокой частоты, и когда переходят на визг, начинает трескаться посуда и стекло.
           Тамми прыснула со смеху. Рэйнэн улыбнулся и продолжил:
           - Тогда было не очень смешно, вся посуда на столе, включая бокалы с вином, мгновенно лопнули. Представь себе невесту в белом, с ног до головы облитую вином, с остатками ужина в волосах, и жениха с кусками мяса и салата на плечах.
           Тамми больше не сдерживалась и теперь громко и заливисто хохотала. Смех девушки серебряным колокольчиком зазвенел по залу, разливаясь странным  теплом в душе темного императора. Она была такой юной, такой чистой, такой непохожей на тех женщин, что всегда его окружали. От нее пахло лесом, цветами, невинностью и… желанием. Рэйнэн вдруг отчетливо понял, что хочет ее. Именно ее.  Не ту перепуганную, сердитую девчонку, которую он увез из мира людей, а эту, босоногую, счастливо заливающуюся смехом, с разметавшимися по плечам рыжими волосами и сияющими, как изумруды, глазами. Желание вдруг стало таким острым и навязчивым, как внезапно проснувшийся голод. Кровь побежала по венам раскаленной лавой, дракон внутри него глухо зарычал.
           - А дальше? – Тамми перестала смеяться и с любопытством смотрела на Рэйнэна.
           - Дальше…- голос императора вдруг стал глухим и хриплым. - Дальше разразился скандал, - произнес Рэйнэн, беря себя в руки.
           - От визга облысевшей королевы, у приглашенного на свадьбу василиска треснули очки, поэтому король девятого королевства, неудачно оказавшийся в поле зрения чешуйчатого, превратился в камень.
           - И что? Его вылечили? - взволнованно спросила девушка.
           - Нет, - улыбнулся Рэйнэн.- Зато в девятом королевстве теперь есть очень красивая статуя короля Дэргана Четвертого. А вот королеве приносящих сны три дня лучшие целители отращивали волосы, в противном случае ее муж грозился пойти на нас войной.
           - А что случилось с зачинщиками скандала? – поинтересовалась Тамми.
           - А, эти… - Рэйнэн откинулся на спинку стула и усмехнулся. - Эти двое сбежали со свадьбы под шумок, а через месяц поженились. С тех пор меню для каждого приглашенного на императорскую свадьбу согласовывается вплоть до кусочка хлеба.
           Тамми уплетала копченый окорок и все время улыбалась, вспоминая рассказанную Рэйнэном историю. Пожалуй, чудовище может быть очень неплохим рассказчиком, когда захочет, думала она. Случайно подняв голову, она чуть не поперхнулась. Яркие бирюзовые глаза беззастенчиво блуждали по ее телу. В их глубине загоралось что-то такое, от чего девушка почувствовала себя тем самым окороком, который она только что ела с таким удовольствием. Аппетит пропал мгновенно, ей захотелось спрятаться, забиться в какой-нибудь дальний угол, подальше от этого мужчины, съедающего ее взглядом. А еще лучше бежать, бежать без оглядки, куда глаза глядят, лишь бы забыть скорее и этот жуткий дворец, и ее ужасного хозяина. Только вот бежать было некуда, Тамми не понимала, как можно сбежать из дворца, висящего в воздухе. Вернее, понимала, что для этого нужна магия. Магия, которой она не обладала. Но ее маленькое сердце верило, верило и надеялось, что однажды она все-таки найдет выход и вернется домой. А сейчас ей ничего другого не оставалось, как молча терпеть и ждать, когда подвернется удачный случай. Рэйнэн прервал невеселые размышления девушки:
           - Наша свадьба состоится послезавтра, сегодня вечером ты будешь представлена двору как моя официальная невеста.
           Тамми вздрогнула. Ей показалось, что удавка на ее шее медленно и верно начинает затягиваться. Судорожно сглотнув, она посмотрела на будущего супруга.
           - Ты что-то имеешь против? – поинтересовался Рэйнэн, видя замешательство девушки.
           - А разве вас интересует, против я или нет? Кого волнует мнение пленницы? Ведь я здесь пленница, - девушка с вызовом посмотрела на императора.
           Рэйнэн скрестил на груди руки и спросил:
           - А с чего ты решила, что ты пленница? Не помню, чтобы пленники ели за одним столом с императором, получали отдельную комнату, слуг и одежду с украшениями.
           - Мне от вас ничего не нужно, а что касается отдельной комнаты, так она надежно охраняется вашими верными псами. Боитесь, что сбегу? - Тамми начинала заводиться. Вспомнив про облитую вином невесту, она подумала, что здорово бы было плеснуть чем-нибудь в самоуверенную рожу «чудовища», чтоб смыть с нее противную ухмылку. Словно прочитав ее мысли, Рэйнэн осторожно накрыл свой бокал рукой, слегка подался вперед навстречу Тамми и заговорщически прошептал:
           - Они не тебя охраняют, малышка.
           Тамми посмотрела на Рэйнэна как на безумного. Но тот с таким же таинственным видом продолжил:
           - Они охраняют мой дворец от тебя.
           Тамми поняла, что над ней просто издеваются. А «чудовище» продолжал потешаться:
           - Нет, правда, ты за несколько минут превратила комнату моей матери в руины. Страшно представить, что ты сделаешь с моим родовым гнездом, еслиг тебя выпустить. И это притом, что камень, из которого сделан дворец, гасит любую магию, кроме темной. Странно, что ты вообще можешь пользоваться здесь своей силой.
           - Я не собиралась разрушать комнату вашей мамы, – девушка виновато опустила голову. Следующий вопрос застал ее врасплох.
           - Значит, выйти хотела и не дали?
           Тамми потупила взор и вздохнула. Рэйнэн встал, обошел стол, молниеносно подхватил девушку на руки и со словами: « Ну что ж, пошли, посмотрим, где ты тут еще что-нибудь поломать можешь, может, что-то особенно приглянется», потащил ее на выход. Ашхар моментально бросил грызть кость с мясом, вскочил и побежал  за хозяином следом.
           Рэйнэн носил Тамми по дворцу из одного зала в другой, все время раз рассказывая о каждой из них совершенно удивительные истории. Больше всего девушке понравился музыкальный салон. Никогда в жизни она не видела такого количества диковинных музыкальных инструментов, а учитывая то, что она очень любила петь, ей казалось, что мелодия, издаваемая ими, наверное, будет звучать восхитительно красиво.
           Рэйнэн, заметив, с каким интересом девушка смотрит на арфу, спросил:
           - Хочешь попробовать?
           Тамми отрицательно закачала головой.
           - Я не умею, я могу петь, но не играть, к сожалению.
           Император подошел к небольшому дивану и усадил на него свою босоногую ношу. Подойдя к столу, он взял с него длинную, тонкую, черную трубку. Несколько секунд он смотрел на стихийницу так, словно хотел о чем-то попросить, но не решался, потом поднес трубку к губам. Инструмент издал длинный протяжный звук. Нежная, как дуновенье ветра, мелодия заструилась по комнате. Музыка переливалась звенящей трелью, заполняя сердце девушки светлой грустью. Тамми знала эту песню. Она пела ее дома каждый вечер уходящему за горизонт солнцу. Закрыв глаза, вспоминая, как перекликаются птицы в вечернем лесу, как шумит ручей, перекатываясь по гладким камушкам, как шелестит листва, она запела. Голос слился с чарующим звуком флейты, заполняя комнату воздушными кружевами мелодии. Тамми пела, отпуская терзавшую ее тревогу и страх, выливая с чистыми звуками боль, тоску, отчаянье. Музыка прервалась внезапно. Девушка открыла глаза и удивленно посмотрела на стоявшего возле стола Рэйнэна. Мужчина опустил голову, так, что длинные темные пряди падали на лицо, скрывая его от девушки. Ладони императора вдруг резко сжали крышку стола, костяшки пальцев побелели, по гладкой полированной поверхности поползли глубокие трещины.
           Тень, лежавший на полу, вздыбил шерсть и глухо зарычал. Несколько томительных минут Рэйнэн просто стоял без движения, глядя пустым взглядом впереди себя. Резкий поворот головы, и он смотрит на Тамми спокойно и бесстрастно:
           - Ну что, пошли смотреть дальше?
           Ничего не понимающая девушка промолчала, ее пугали смены настроения этого непонятного мужчины. Но Рэйнэну ответ не требовался, легко подхватив свою спутницу на руки, понес ее дальше, вглубь замка. Дойдя до высоких тяжелых дверей, перед которыми стояла стража, он остановился и торжественно произнес:
           - Святая темных! Захочешь разгромить мой дворец, начинай отсюда.
            Двери медленно отворились, пропуская их в зал заседания совета. Зал был большой и просторный. Сверкающий черный пол, череда узких длинных окон уходящих под потолок, в центре стоял большой круглый стол, за которым сидели мужчины, много мужчин: молодых, не очень молодых и убеленных сединой стариков. При виде вошедшей пары все встали, почтительно склонив голову. Рэйнэн удивленно посмотрел на собрание, потом перевел взгляд на огромные часы, занимавшие полстены, и вежливо произнес:
           - Прошу прощения, мы слегка потеряли счет времени.
           Быстро поднявшись на возвышение с массивным престолом, усадил на него растерянную девушку и, повернувшись к собравшимся, возвестил:
           - Господа, моя невеста - леди Таммиэлиэн, - наклонившись к Тамми, тихонько сказал: - Посиди здесь немного. Я недолго.
            Император подошел к столу и, поприветствовав собравшихся, склонился над картой, развернутой на нем.
           Рэйнэн вопросительно посмотрел на Трэмрана:
           - Ты что-то нашел?
            Советник, молча вытянул из кармана небольшой сверток и положил его перед императором.
           - Это я нашел в лесу в нескольких метрах от сети, ограждающей разлом.
           Рэйнэн развернул ткань и извлек из нее осколки сосуда. От пальцев императора пошло зеленое свечение, и через секунду над столом в туманной дымке возникла картинка: темная, закутанная в плащ, фигура облила себя жидкостью из флакона и растворилась в воздухе.
           - Иллюзия невидимости. Понятно, как он прошел сквозь стражу, - Рэйнэн со злостью ударил кулаком по столу.
           - Есть еще кое-что,- продолжил Трэм, доставая второй сверток. - Это все, что осталось от «покажи деревьев» в радиусе нескольких миль от того места, где я нашел осколки.
           Рэйнен задумчиво смотрел на лежавшую на столе труху вечнозеленого дерева.
           - Это что-то новенькое. Как много деревьев погибло?
           - Около сотни. Это похоже на древоедов, но вот что странно, я не нашел следов жуков, - Трэм, взяв в руки остатки древесины, протер ее между пальцев и, посмотрев  на Рэйнэна, произнес: - Я не чувствую магии. Должен был остаться хотя бы шлейф, но ничего нет, словно дерево выпили.
           Рэйнэн обвел на карте пальцем область возле разлома.
           - Ты здесь обнаружил погибшие деревья?
           - Да, - ответил советник.
           - А здесь неизвестная болезнь уничтожила плантацию огонь-травы, - Рэйнэн показал на карте область южнее. - Я утром получил отчеты из провинций. На севере внезапно начался падеж звездолобых оленей. Похоже, что это сморги. Только действуют сейчас осторожнее, двигаясь исключительно по лесу, не нападая на местных жителей.
           - Мы не сможем прочесать все леса в империи, владыка, - обратился к императору один из присутствующих.
           - Направьте усиленные отряды в те области, откуда пришли тревожные сообщения. Выставьте охрану вдоль тех мест, где есть большие скопления магических растений или существ, - император повернул голову, чтобы посмотреть на сидящую на его троне Тамми. Девушка восхищенно разглядывала комнату, босые ступни зябко касались плит пола, очевидно, малышке было холодно. Рэйнэн посмотрел на Тень, кивнув головой в сторону стихийницы. Ашхар поднялся по ступенькам и распластался у ног Тамми большим лохматым ковром, позволяя ногам девушки утонуть в его теплой шерсти. Она тут же благодарно потрепала зверя за холку и улыбнулась. Улыбка была такой светлой и радостной, что Рэйнэну почему-то самому захотелось улыбнуться. Повернувшись к советникам, он обнаружил, что мужчины тоже с интересом наблюдают за его невестой. Рядом стоящий магистр Эркан вдруг тихо шепнул императору на ухо:
           - Таммиэлиэн - дар света. Удивительный подарок света темному властителю.
           Рэйнэн довольно хмыкнул и шепнул Эркану в ответ:
           -Это подарок не от света, магистр. Ее мне подарил дождь.
           Часы на стене громко щелкнули, по залу пронеся глубокий, бархатный звук боя, и стрелки на циферблате передвинулись на второй час пополудни. Рэйнэну нужно было вернуть Тамми в комнату, еще несколько часов и начнется прием, на котором он представит свою невесту имперской знати. Извинившись перед собранием совета, император подошел к Тамми.
           - Ну что, каково оно, бремя власти? Не давит? – Рэйнэн, усмехаясь, указал взглядом на свой трон. Тамми резко дернулась, пытаясь вскочить, и попала в крепкие объятья мужчины. Сильные руки легко подбросили ее и прижали к широкой груди императора. Девушка напряженно заерзала и попросила:
           - Верните меня в комнату, я устала.
           Рэйнэн лукаво посмотрел в ее распахнутые глаза.
           - Как прикажете, моя босоногая повелительница. Шутка ли, мы еще не супруги, а ты уже ездишь на мне, как жена со стажем.
            Лицо стихийницы моментально стало пунцовым. Этот факт настолько удивил Рэйнэна, что ему даже перехотелось дразнить девушку. Он не помнил, когда в последний раз видел смущенную краснеющую женщину. Те, что его окружали, никогда не испытывали стыда, вешаясь и открыто предлагая себя темному владыке. Любую из них можно было просто поманить пальцем. Польщенные вниманием императора, темные женщины были готовы на все. Они надоедали ему так же быстро, как пресная еда. А эта неискушенная девочка не переставала его удивлять. Она странно действовала на него, заставляя терять контроль над собой. Такого с ним не было со времен юности, когда сдирающая лоскуты кожи плеть отца будила в нем что-то безумное и темное, рычащим демоном рвущееся на волю.
           Рэйнэн молча принес девушку в комнату, убедившись, что в ней идеальный порядок, усадил притихшую Тамми на кровать.
           - Я приду за тобой вечером, позови Арху, пусть поможет тебе приготовиться.
            Он уже выходил из дверей, как за его спиной раздалось злобное рычание Тени. Зверь оскалился, вздыбил шерсть… Прыжок и …со стола упал сбитый его лапой кувшин с водой. Жидкость с шипением расползлась по полу, оставляя за собой черный дымящийся след.
           Тамми с ужасом наблюдала, как фигура императора начинает меняться, превращаясь в чудовищное порождение тьмы. За считанные секунды все в комнате пришло в движение. С рук Рэйнэна сорвалось темное заклинание, накрывающее лужу дымящимся серым куполом. Ашхар метнулся к кровати, закрывая собой испуганную девушку. В комнату влетела охрана. Гул приближающихся голосов. Лязг оружия. А потом прозвучал полный ярости рев темного владыки:
           - Кто-о?
           Глаза Рэйнэна потеряли свой цвет, превратившись в черную бездонную пропасть. Черты лица размылись, тело окутала темная клубящаяся пелена, по рукам поползли черные змеи вздувшихся жил.
           - Кто принес сюда воду? – прошипел темный.
           Расталкивая стражу, в комнату влетел встревоженный Трэм.
           - Унеси ее ко мне, - произнес, глядя на него, Рэйнэн.
           Советник подхватил Тамми на руки и, сопровождаемый конвоем, понес ее в покои императора.
           Через минуту воины притащили рыдающую и причитающую служанку.
           - Я ничего не делала, владыка, клянусь тьмой. Я просто взяла кувшин на кухне и принесла сюда.
           Рэйнэн был в бешенстве, если бы не способности магии ашхара чувствовать яды, возможно, к вечеру малышка была бы мертва. Его темная сущность требовала возмездия. Глядя на скулящую на полу женщину, он испытывал только одно желание - убивать, медленно и с чувством. Но он тем и отличался от своих буйных и деспотичных предков, что никогда не карал невинных, предпочитая жестокому безумию холодный расчет.
           - Всех кухарок и слуг в замке проверить читающим. Эту первой.
           Сквозь круг оцепления вперед прошел мужчина с длинными седыми волосами, белые стеклянные глаза без зрачков уставились на притихшую и сотрясаемую мелкой дрожью женщину. Рука мага легла на голову служанки, с пальцев поползло синее свечение, тонкие, прозрачные, ручейки из ее глаз потянулись к глазам читающего. Женщина вздрогнула и закричала.
           - Она не врет, - маг повернулся к Рэйнэну. - Яд положила не она.
           - Ищи, Эр, ищи. Я хочу, чтобы ты перерыл мозги всем слугам в замке, но нашел мне того, кто это сделал.
           Развернувшись к стражам, император зло приказал:
           - Перекрыть левое крыло дворца, ни одна живая душа без моего позволения больше не пройдет к жилым комнатам. И проверять все, что приносят в покои леди Таммиэлиэн, вплоть до пуговицы.
           Рэйнэн покинул комнату и направился к Архе.
           Кормилица, обеспокоенная шумом во дворце, бросилась навстречу императору:
           - Рэйни, что происходит?
           Мужчина крепко обнял Арху, отпуская от себя клокочущую в нем ярость.
           - Кто-то хотел отравить девочку.
           Арха отстранилась и с ужасом посмотрела на Рэйнэна.
           - Такого во дворце не было со времен твоего отца.
           - Отца!? – Рэйнэн задумчиво уставился на Арху, взгляд стал рассеянным, словно император пытался сложить у себя в голове разлетевшиеся куски одного целого, - Какой был яд?
           - Какой-то очень редкий, помню, что Керр говорил, яд включает в себя очень сложные компоненты, один из них создан на основе проклятия. И название странное, то ли «дыханье тьмы», то ли «рука тьмы». От него нет противоядия, – женщина тяжело вздохнула. - Этим ядом пытались отравить твою мать.
           - Бессмыслица какая-то, - раздраженно заметил Рэйнэн. - Мать была драконом, на драконов яды не действуют.
           - На нее и не подействовало… целью был ты! - Арха подняла руку и нежно погладила нахмурившееся лицо того, кого считала сыном. - Твоя мать была беременна, яд с проклятием спровоцировал преждевременные роды. Ты не должен был выжить, сынок. Энринэль влила в тебя свою жизнь и магию, пожертвовав собой.
           На скулах Рэйнэна заиграли узлы желвак.
           - Отец нашел того, кто это сделал?
           Арха горько усмехнулась.
           - Твой отец никогда не утруждал себя сложными задачами. Керр убил всех слуг, которые были во дворце в тот день, а потом казнил всех придворных дам… всех, что входили в комнату твоей матери. Их головы висели по всему периметру дворца как предостережение тем, кто захочет повторить попытку покушения на членов императорской семьи.
           - Что-то тут не так, Арха, - Рэйнэн взъерошил рукой копну черных, как смоль, волос. - Я понимаю, зачем нужна была моя смерть, но кому могла помешать малышка? Для всех она человек, без единой капли магии. Предположение, что кто-то не хочет, чтобы у меня появился наследник с силой Авергадов, отпадает.
           - А может, в этом и дело? Ты привел во дворец безродную и собираешься на ней жениться. Тебя годами осаждали самые влиятельные и богатые женщины империи, а ты выбрал простую человеческую девушку.
           - Не исключаю, что ты права. Но девочку пока никто не видел. Хотя… Акатэя! - глаза Рэйнэна превратились в узкие щелочки. - Убью гадину.
           - Сынок, Акатэя вчера покинула дворец с графом Оттори, ты ведь сам дал ему разрешение на брак, - опровергла его догадки Арха.
           Рэйнэн стал ходить по комнате взад-вперед, напряженно о чем-то размышляя.
           - У меня такое чувство, что я разматываю клубок, тяну за нить, а она все не кончается. Все странно… и девочка… и то, как я получил магию… и сморги… и яд.
           - Я не понимаю тебя, Рэйни, - Арха села в кресло. - Ты говоришь загадками, сынок.
           - Наверное, потому, что я еще сам не разгадал эту загадку, родная, – Рэйнэн сел рядом и разгорячено начал объяснять. - Смотри, все как-то связанно, только я пока не могу понять как. Мать отдает мне свою магию и жизнь… в тот день шел дождь, ты говорила, что ливень был таким сильным, что, казалось, сами небеса плачут по умирающему дракону. Когда контур выбросил меня в человеческий мир, там тоже шел дождь и, когда я получил силу дракона, вода лилась с неба с такой силой, что дальше собственного носа ничего видно не было. Дождь вызвала Тамми, я точно знаю, потому что эта девочка стихийница.
           Арха вздрогнула и с недоверчиво покосилась на Рэйнэна.
           - Да, родная, малышка - повелительница стихий. Не обученная, правда, и магия ее работает, в основном, на инстинктах и эмоциях, но у нее очень сильный источник. И она очень странно на меня влияет, вернее, ее голос. Сначала ее голос разбудил во мне дракона, потом я получил драконий огонь, а сегодня, когда она пела, я чуть было не обернулся прямо в замке. Она пробуждает во мне что-то, что я не могу контролировать. А нашел я ее только потому, что бросился в проход за сморгом. Магия миров выбросила меня к ней именно из-за сморгов! Их что-то связывает. Девочка какое-то очень важное, ключевое звено в этой цепи.
           Кормилица встала и направилась к двери.
           - Где она сейчас? Пожалуй, мне лучше не отходить от нее, пока вы не пройдете обряд.
           - Она у меня в комнате, за ней Трэм присматривает. Помоги ей одеться к вечеру и не пускай к малышке Алиэн, сестра чрезмерно рьяно взялась за нее.
          
                                                              ****
          
           Тамми так толком и не поняла, что случилось, и что было в кувшине, который разбил Тень. По большому счету, она уже устала от загадок, которые таил в себе и черный дворец, и его ужасный хозяин. Поэтому когда ее унесли прочь от темного повелителя, она даже обрадовалась.
            Место, в которое ее доставили, было очень красивым. Это была целая система комнат, состоящих из гостиной, спальни и кабинета. У Тамми весь дом в деревне занимал меньше места, чем императорские покои. И вкус у «чудовища» был отменный, в интерьере не было ничего лишнего и помпезного. Строгая изящная мебель, деревянные панели стен, мягкие светлые ковры на полу и очень много света, струящегося сквозь огромные, от самого пола до потолка, окна. Когда советник Трэмран вежливо вышел за двери, девушка стала разглядывать окружающее ее пространство, под громкое фырканье повсюду следующего за ней Тени. Зверь явно был здесь завсегдатаем, потому что тыкал мордой в скрытые в стене двери, и за ними оказывалось новое помещение. У «чудовища», оказывается, была целая комната, предназначенная исключительно для одежды, а купальня так вообще походила на озеро, в котором можно было вымыть стадо коров. В кабинете ровными рядами стояли шкафы с книгами. Рабочий стол тоже был завален толстыми тетрадями, папками, фолиантами и бумагами, испещренными непонятными символами. Но больше всего Тамми понравилось, что у «чудовища» был балкон, выходящий из спальни. Вернее, это смело можно было назвать террасой, потому как по размеру она была не меньше кабинета. Сверху над балконом нависал легкий козырек, поддерживаемый тонкими кручеными колоннами, увитыми тугими вьющимися лозами, создававшими приятную тень в жаркий полдень. Вдоль резных перил стояли удобные для отдыха кресла. Тамми присела в одно из них, заворожено разглядывая простирающееся внизу великолепие. Отсюда был виден и прекрасный город со снующими по улицам крошечными фигурками людей, и уходящая вдаль излучина реки, и встающие темной стеной вдалеке горы, и бескрайняя зелень вековых лесов. Тамми чувствовала себя птицей, поднявшейся высоко над землей и парящей над бескрайними просторами этого мира. Ей так не хватало этого ощущения свободы и легкости. Всю свою жизнь она провела под открытым небом, поэтому замкнутое пространство замка и его черные стены давили на девушку и угнетали. За спиной раздался шорох.
           - Вот ты где, детка! - радостно произнесла Арха. - Нравится?
           - Очень, никогда не смотрела на землю с такой высоты, - улыбнулась Тамми. - Жаль, что я не птица.
           - Понимаю, - Арха с грустью посмотрела на девушку. - Хочется улететь подальше отсюда?
           Тамми промолчала, с тоской вглядываясь в линию горизонта.
           - Я знаю, тебе сейчас кажется все неправильным и несправедливым, но поверь мне, это место - самая надежная защита, которая у тебя есть. И Рэйни единственный, кто может тебя уберечь от надвигающейся опасности.
           Тамми разозлилась.
           - Какой опасности? От чего меня нужно защищать? Я спокойно и счастливо жила, и мне ничего не угрожало, пока не пришел ваш Рэйни!
           - Не сердись… просто поверь… придет время, и ты поймешь, что я была права, - Арха осторожно положила руку сердитой девушке на плечо. - Пойдем лучше выберем тебе платье на вечер.
           - Я не хочу ни платья, ни вечера, ни вашего отвратительного сына, - Тамми хотелось кричать и топать ногами. Свобода была так близко, вот она, только протяни руку, но это ощущение было таким шатким и призрачным, как и мысль о том, что ей когда-нибудь удастся отсюда выбраться.
           Арха сникла и, грустно вздохнув, пошла прочь.
           - Подождите, - крикнула Тамми вслед покидавшей ее женщине. - Простите меня, Вы ни в чем не виноваты. У Вас, как и у меня, нет особого выбора. Возможно, если бы я так не ценила жизнь, я бы прыгнула сейчас вниз с этого балкона, но я не доставлю ему такого удовольствия…
           - Детка, Рэйнэн тебе не враг, ты, может, не понимаешь многих его поступков, но в них нет злого умысла по отношению к тебе, – Арха смотрела на девушку с мольбой и надеждой.
           Понимая, что разговор бесполезен и каждый все равно останется при своем мнении, Тамми тяжело вздохнула.
           - Пойдемте лучше одеваться, вы, кажется, хотели мне помочь?
           Помощь Архи действительно оказалась незаменимой, таких платьев Тамми никогда не носила. То, в котором ее привезли, было простым и строгим, с глухим воротом, застегивающимся на целый ряд маленьких пуговиц. Платья, предложенные ей на выбор, шнуровались и затягивались сзади. Тамми выбрала самое скромное и  наименее открытое из всех. Нижнее платье было белым, с узкими длинными рукавами. Верхнее - изумрудно-зеленым, распахнутое от талии клином и длинными разрезанными рукавами. По ободу горловины, сделанной лодочкой, рукавов и подола, шла широкая золотая вышивка. Арха красиво заплела длинные непослушные волосы девушки, и теперь, глядя в огромное зеркало, Тамми себя не узнавала. Тень убежал в другую комнату и вернулся с парой темно-зеленых туфель в зубах. Осторожно положив их перед Тамми, зверь высунул язык, нежно лизнув им руку новой хозяйки. Туфли были мягкими и на плоской подошве. Тронутая такой заботой животного, девушка порывисто обняла его за лохматую морду и поцеловала.
            Такой ее и увидел Рэйнэн, вошедший в эту минуту в свои покои. Девушка повернула голову на звук, и ему очень захотелось оказаться на месте ашхара. Она была невероятно красива - тонкие нежные черты лица, обрамленные огненной короной  волос, сверкающие, как драгоценные камни, глаза, легкая, светлая, неземная улыбка. Рэйнэн смотрел на нее и молча любовался, боясь спугнуть волшебство мгновения жестом или словом. Прочертив в воздухе пылающую руну, он протянул Тамми руку, приглашая последовать за ним в клубящийся тьмой проход. Стихийница несмело сделала шаг вперед, и туманная пелена поглотила их тела, обволакивая безмолвием и чернотой. 
             После абсолютной тишины портала какофония звуков, шума голосов, шороха одежды, негромкой музыки резко ударила по ушам. Просторный, освещенный сотнями сияющих пульсаров сверкающий зал был заполнен людьми, которые при появлении Рэйнэна и Тамми все как один замолчали. Толпа схлынула подобно отливу во время прибоя, склоняясь в низком поклоне и пропуская пару вперед. За спиной громко огласили их имена, и сотни глаз устремили свои взгляды на Тамми. Пристальные, внимательные, ядовитые женские. Заинтересованные, оценивающие, хищные мужские. Тамми накрыло липкой удушливой волной от их неприкрытого вожделения, ей казалось, что с нее глазами сдирают платье, снимают кожу и раскладывают по косточкам. Здесь было так много магии - чужеродной, темной - она давила на девушку, не давая вздохнуть и прийти в себя. Сильная рука Рэйнэна внезапно сжала ее ладонь, заставляя посмотреть на него.
           - Не бойся, - прошептал император, - просто смотри им прямо в глаза.
           Он поднял голову и окатил толпу ледяной волной равнодушия. Тамми гордо выпрямилась и, изогнув бровь, с вызовом посмотрела на стоящего напротив мужчину в синем костюме, бесстыдно разглядывающего ее. Несколько секунд он смотрел прямо в глаза девушки, не отводя взгляда, но секунды, и… Мужчина, не выдержав молчаливой дуэли, почтительно склонил перед Тамми голову.
           - Молодец, малышка,- Рэйнэн наклонился так близко, что его дыханье шевелило волосы у виска стихийницы. – Единственное, что они уважают, это сила, никогда не позволяй им видеть себя слабой и растерянной.
           Он был прав, холодный, полный пренебрежения взгляд делал чудеса, женщины опускали глаза, мужчины начинали смотреть с почтением и уважением. Скользя взором по пестрым фигурам вельмож, Тамми удивленно замерла, наткнувшись в толпе на красивое женское лицо, единственное из всех, смотревшее на нее с какой-то грустью и пониманием. Женщина приветственно кивнула императору и двинулась на встречу.
           - Маора, - Рэйнэн поцеловал руку темноволосой красавицы. - Позволь представить мою невесту леди Таммиэлиэн.
           - Маора Авергард, - леди величественно склонила голову.
           Тамми растеряно, смотрела то на нее, то на Рэйнэна. Одну сестру она уже видела, эта разительно от нее отличалась и была намного старше. Но Рэйнэн не успел ничего объяснить, потому что, увидев магистра Эркана, неожиданно извинился и  отошел в сторону, оставив Тамми наедине с женщиной.
           - Я не родственница императора, - Маора грустно улыбнулась. - Я первая жена Керра, отца Рэйнэна, и мать его сестры.
           - Вы мама леди Алиэн? – Тамми вглядывалась в ее черты лица и не находила в ее величавом спокойствии сходства со своенравной сестрой «чудовища», которая своей кипучей энергией могла все во дворце с ног на уши поставить.
           - Нет, милая. Алиэн - дочь от второго брака, - Маора повернулась и жестом позвала стоявшую неподалеку хрупкую темноволосую леди. – Это моя дочь и сестра Рэйнэна - Глэйрэн.
           - Здесь что, можно иметь несколько жен? – Тамми вдруг стало невероятно жаль леди Маору. Там, где она жила, мужчина выбирал себе женщину один раз и навсегда.
           - О, - Маора горько усмехнулась. - Авергардам можно все! В том числе и то, что нельзя простым смертным. Мне искренне жаль, что выбор императора пал на тебя, никто лучше меня не понимает, что ты сейчас чувствуешь.
           - Вас тоже привезли сюда силой? - девушке внезапно стало понятно, почему женщина так на нее смотрела. Лицо Маоры на мгновенье передернулось, словно от боли.
           - На тот момент, когда император Керр увидел меня и решил, что я подхожу на роль его супруги, у меня уже был жених… Меня уволокли прямо со свадьбы. Всех, кто пытался меня защитить… Их больше нет, – Маора замолчала и теперь смотрела словно сквозь Таммиэлиэн пустым и потухшим взглядом.
           Тамми стало тошно от осознания того, что сделали с этой красивой и гордой женщиной, девушку вдруг захлестнуло волной гнева и отчаяния.
           - Вы ведь могли отсюда сбежать, вы же темная, у вас есть магия!
           - Много раз. Я пыталась много раз, - Маора оттянула рукав платья, и Тамми увидела уродливые шрамы, испещряющие ее запястья. - Керр каждый раз находил меня и жестоко наказывал. А когда родилась Глэйрэн, просто взял и выбросил вон. Я смогла увидеть свою дочь только когда Рэйнэн стал императором, впрочем, как и мать Алиэн.
           Стихийница с ужасом переводила взгляд то на леди Маору, то на Глэйрэн, пытаясь переварить чудовищную информацию. Каким же монстром нужно быть, чтобы так поступить с матерью своего ребенка? Ей стало страшно, страшно настолько, что руки непроизвольно стали дрожать. А что, если и ее ожидает та же участь? Поддавшись панике, Тамми ухватилась за Маору и прошептала:
           - Помогите мне выбраться отсюда.
           Мать и дочь испуганно переглянулись, Маора отрицательно покачала головой.
           - Ты с ума сошла! Куда ты пойдешь? Тебя найдут, и будет еще хуже.
           Тамми с опаской оглянулась на стоящего в нескольких шагах от нее Рэйнэна, потом снова зашептала:
           - Просто помогите мне покинуть дворец, а дальше я сама…
           Маора  хотела что-то сказать, но, увидав, что Рэйнэн идет обратно, спокойно улыбнулась и стала говорить, что ей было приятно познакомиться с Тамми.
           Император вернулся какой-то напряженный и вцепился в Тамми мертвой хваткой, не отпуская ни на секунду, даже когда подошла Алиэн и пыталась поговорить по поводу завтрашнего дня и предстоящей свадьбы. Время тянулось бесконечной вереницей мелькающих перед ней лиц людей, имена, которых Тамми даже не запоминала. Она устала, голова кружилась, ноги стали словно каменные. Девушка не могла дождаться, когда весь этот фарс закончится. Она даже не поняла, что заиграла музыка и Рэйнэн, обхватив ее за талию, повел за собой в медленном танце. Лица и фигуры танцующих вокруг стали расплываться, вязкая темная магия оплетала ее своими цепкими щупальцами, не давая свободно вздохнуть. Тьма протянула к девушке невидимые руки и приняла в свои объятья. Последнее, что видела Тамми, падая в спасительную бездну забытья, был полубезумный взгляд завораживающих бирюзовых глаз темного императора. 
          
                                                              ****
          
             Рэйнэна накрыло волной страха, когда Тамми вдруг закрыв глаза, стала медленно оседать на пол. Подхватив девушку на руки, он вылетел из зала, снося на своем пути волной магии всех, кто попадался ему под руку. Тревога не покидала его с того момента, как Эркан озвучил ему содержимое яда, которым пытались отравить  стихийницу. Он знал, что это тот самый яд, которым пытались отравить его мать, еще до того, как целитель произнес его название.
           Положив девушку на кровать в своей спальне, он, хмурясь, смотрел на ее бледное лицо, не понимая, что могло случиться. Руки у Тамми были ледяными, и Рэйнэн взял их в свои, пытаясь согреть. От мысли, что она может не прийти в себя, горло вдруг сдавило ледяной рукой ужаса. И это чувство было как гром среди ясного неба. Ничего подобного Рэйнэн не испытывал за всю свою жизнь. Ему не было страшно даже тогда, когда рядом в стихии огня медленно сгорало тело его отца. Он не привык к кому-то испытывать что-либо подобное. Рэйнэн наклонился над девушкой, с шумом втягивая в себя ее неповторимый запах и зарываясь лицом в облако ее волос. Несколько секунд он просто смотрел, как бьется тоненькая жилка на ее белоснежной шее, а потом осторожно накрыл ее своими губами, чувствуя, как бьется ее пульс, как  движется по венам в ней жизнь. И в голову ударил хмель, пьянящий аромат ее кожи, сводил с ума, лишал воли, отключал разум. Губы Рэйнэна перестали его слушаться. Они жили своей жизнью, покрывая шею и лицо Тамми легкими воздушными поцелуями, захватывая в плен ее податливые нежные уста. Он не мог ей напиться, жажда сжигала его изнутри, как странника, прошедшего по пустыне и добравшегося до спасительной влаги. В этот миг она была его оазисом, его живой водой, его спасением. Рэйнэн перестал себя контролировать, просто растворился в нахлынувших на него чувствах, и это было что-то такое новое, такое неведомое, ширящееся в груди жаркой огненной бездной. Девушка пошевелилась, и Рэйнэн  мгновенно отпрянул от нее, он не хотел видеть, как в глазах малышки появляется затравленное выражение от его близости или прикосновений. Он не мог понять, почему вдруг для него стало так важно, боится она его или нет. Веки Тамми дрогнули, она открыла глаза, постепенно приходя в себя.
           - Что случилось?
           - Ты потеряла сознание, слишком много волнений за один день, не стоило тащить тебя на этот вечер.
           Тамми попыталась подняться, но Рэйнэн остановил ее нажатием руки на плечо, потом поднялся с кровати и направился к выходу.
           - Лежи, я позову Арху и распоряжусь, чтобы тебе принесли поесть. Ты измотана. 
           Император закрыл за собой дверь и облокотился спиной о прилегающую к ней стену в попытке привести свои чувства в порядок. Там, за тонкой преградой, была та, что отныне занимала все его мысли. Еще день, и она будет принадлежать ему по праву. А будет ли? Рэйнэн закрыл глаза, обдумывая, каким будет его следующий шаг. Он боялся ее сломать, боялся принуждать, не хотел видеть в своих руках сломленную, покорную рабыню, но и отпускать ее Рэйнэн не собирался. Никогда. И решение пришло само собой, оно далось так легко, как вдох или выдох. Рэйнэн улыбнулся сам себе, представляя, сколько сплетен и слухов повлечет за собой его поступок и, оттолкнувшись от стены, пошел звать на помощь кормилицу. Только ей он мог доверить свою маленькую невесту.
          
                                                              ****
          
           Следующий день прошел в безумной суматохе. Несмотря на то, что Арха пыталась всячески ограждать Тамми от посетителей, их было слишком много. От бесконечных примерок порядка сотен свадебных нарядов у Тамми пестрило в глазах. Ей, по сути, было все равно, что на нее наденут, но Алиэн каждый раз воротила носом, утверждая, что это не то платье, в котором должна появиться в храме будущая супруга императора. Пока в комнату не внесли что-то похожее на облако тончайшей паутины кружев, усыпанное россыпью сверкающих драгоценных камней. Кружева облегали руки и фигуру Тамми причудливой вьющейся вязью, оставляя открытыми шею и плечи. Платье застегивалось на спине на длинный ряд круглых жемчужных пуговиц, от талии ниспадало мягкими струящимися фалдами, переходящими в длинный полупрозрачный шлейф. Алиэн смотрела на девушку долгим пристальным взглядом, а потом, неожиданно улыбнувшись, сказала:
           - Теперь понимаю, что мой брат в тебе нашел.
           Махнув рукой служанкам, она приказала унести все остальные наряды. Алиэн удовлетворенно вздохнула и хлопнула в ладоши,
           - Хвала Тьме, с твоим платьем мы разобрались, теперь займемся твоим внешним видом. Милочка, у тебя руки как у крестьянки, с этим что-то нужно делать!
           Тамми посмотрела на свои руки и не нашла в них ничего ужасного, они были чистыми, с коротко обстриженными ногтями, это было очень удобно, потому что всю работу по дому она всегда выполняла сама. Но у сестры императора на все был свой взгляд, поэтому около часа над руками Тамми колдовали две девушки, окуная их в непонятного происхождения растворы и шлифуя ногти странными палочками, пока они не стали гладкими, как зеркало, и не приобрели красивую овальную форму. И только было Тамми подумала, что наконец-то ее оставят в покое, как в комнату опять вошли женщины, и теперь уже стали издеваться над ее волосами, обрезая кончики и выравнивая непослушные пряди. Но и этого Алиэн показалось мало, закончив с волосами Тамми, она потащила ее в купальню, позвав еще двух служанок, собираясь теперь заняться непосредственно телом девушки для приготовления к свадьбе. Этого уже не выдержала Арха, сказав Алиэн, что ванной для Тамми займется она сама, а если леди будет упорствовать, то позовет Рэйнэна и пожалуется, что та совсем замучила девочку. Выгнав всех из комнаты под предлогом, что Тамми нужно поесть, Арха действительно позвала слуг с едой и, усадив девушку за стол у окна, села рядом, наливая в тарелки ароматный суп.
           - Спасибо, я думала, этот кошмар никогда не кончится, - улыбнулась Тамми.
           Арха рассмеялась.
           - Кошмара по имени Алиэн во дворце боятся все. В ней столько энергии, что иногда я ее сама опасаюсь. С ней, пожалуй, только Рэйни и может справиться.
           - А другая сестра, Глэйрэн? Я вчера ее видела на приеме.
           - О, это как небо и земля, - Арха поставила рядом с Тамми тарелку с пирожками. - Глэйрэн тихая и спокойная, как гладь воды в озере, она всегда слушалась моего мальчика, с ней никогда не было проблем. В отличие от Алиэн, которая вечно вляпывалась в какие-нибудь скандальные истории.
           - Я не поняла только одного, императору можно иметь несколько жен одновременно?  - Тамми вспомнила вчерашний разговор с леди Маорой и теперь хотела прояснить, чего можно ожидать от предстоящего брака.
           - У отца Рэйнэна было три жены. Но не одновременно, а поочередно. Просто он избавлялся от них, как только не получал желанного наследника. По закону император может прогнать надоевшую ему жену и найти себе новую. Керр выгонял жен, не оправдавших его надежды, а дочерей оставлял себе.
           Видя, что девушка стала бледной, как полотно, Арха поспешила ее успокоить.
           - Тебе не о чем волноваться, Рэйнэн не Керр, мой мальчик никогда так не поступит.
           - Откуда вы знаете, что через несколько лет он не станет таким же безумным, как и его отец? Яблоко от яблони… - Тамми не успела договорить. Арха осторожно накрыла ее губы рукой.
           - Не стоит произносить того, за что потом тебе может быть очень стыдно. В тебе говорят обида и злость, и они мешают видеть тебе истину. А истина не всегда лежит на поверхности. Если бы Рэйни был похож хоть на десятую часть на своего отца, ты бы сейчас здесь не сидела.
           Тамми опустила голову и тихо прошептала:
           - Мне страшно. Я боюсь его.
           Арха подошла к девушке, подняла ее и крепко обняла.
           - Возможно, кому-то и стоит бояться Рэйнэна, но только не тебе. Иногда он и вправду бывает очень жестким, но никогда не бывает несправедливым. И потом, он все же император, а править огромной империей, населенной темными магами, невероятно сложно. Темный источник силы пробуждает в них самые мрачные стороны души, и они пойдут на любую подлость, коварство или ложь, чтобы достичь желаемой цели. Они хитрые, наглые, изворотливые, и единственное, что действительно уважают - это магию, силу и тех, кто умнее и хитрее их самих.
           Объятия Архи дарили девушке ощущение тепла и защищенности, в которых она так нуждалась, ее тихий и мягкий голос чем-то напоминал бабушкин. Тамми почувствовала себя маленькой и беззащитной, как в детстве, когда, просыпаясь от ночного кошмара, шепот старушки прогонял преследующих ее ночных монстров. Единственное, чего не могла сделать эта милая женщина для Тамми, так это избавить ее от предстоящего брака со своим любимым воспитанником, суровым и загадочным властелином темной империи.
              Завтрашний день виделся ей мрачным и безысходным, как и вся последующая жизнь. И мысли несчастной девушки весь день и весь вечер метались подобно птичке, запертой в клетку. Ни теплая ванна с травами, ни чай, который принесла на ночь Арха, так и не смогли добавить девушке хоть немного душевных сил и уверенности в том, что все будет хорошо.
           Тамми не могла уснуть, все произошедшее с ней за эти последние дни казалось девушке какой-то чудовищной насмешкой судьбы. Могла ли она себе представить, что бабушкины сказки, которые она с детства так любила слушать, вдруг ворвутся в ее жизнь сокрушающей реальностью и так необратимо изменят всю ее жизнь.  Тамми встала с кровати и открыла окно, и вдруг откуда-то издали до нее донесся неясный шепот:
           - Тамми, Тамми, Тамми…
            Девушка встряхнула головой в попытке прогнать наваждение, но шепот повторился. Гул нарастал, и теперь уже отовсюду звучал тихий призыв, вторящий эхом сотен разных голосов. Темный мир тянул к ней невидимые руки магии и просил о помощи. В ужасе стихийница закрыла руками уши, пытаясь избавиться от навязчивого зова. Руку неожиданно кольнуло, Тамми вытянула ее вперед и увидела, как по запястью поползли тонкие светящиеся нити, сворачиваясь на раскрытой ладони пылающим символом. Пол под ногами Тамми дрогнул, и сквозь каменные плиты дворца стали просачиваться дымчатые змейки тьмы, окутывая фигуру девушки клубящимся, пульсирующим коконом. Несколько секунд тьма колыхалась вокруг нее туманной преградой, а потом, оборачиваясь черным смерчем, впиталась в горящий на ладони знак. Магический узор вспыхнул тысячами солнц, ослепив Тамми, и она потеряла сознание.
          
                                                              ****
          
            Стихийница очнулась от того, что до ее щеки дотронулось что-то шершавое и горячее, открыв глаза, она увидела нависающего над ней ашхара. Тень издал гортанный рычащий звук, лизнув девушку за кончик носа. За окном вставал рассвет. Тамми смотрела на поднимающийся над горизонтом кроваво-красный диск солнца, окрашивающий комнату багряными тонами, и пыталась восстановить картину произошедшего вчера. Она вертела перед лицом ладони, стараясь найти на них хоть какой-то след, который помог бы ей поверить, что она не сумасшедшая и все произошедшее ночью было реальным, но гладкая белая кожа рук никак не помогала разрешить ей таинственную загадку. Тень вертелся вокруг девушки, не давая сосредоточиться, подставляя для очередной ласки лохматую голову. Тамми почесала зверя за ухом и, видя, как он, прикрыв от удовольствия глаза, стал громко урчать, отбросила прочь все мучавшие ее мысли.
           А через время в двери постучали. В комнату вошла Арха в сопровождении служанок, несущих подвенечное платье и подносы с завтраком.
           - Доброе утро, детка!
           Улыбка женщины была запредельно счастливой, но Тамми почему-то совсем не разделяла с ней ее радости. Разложив свадебный наряд на кровати, служанки,  поклонившись, покинули покои императорской невесты.
           - Я попросила Алиэн прийти позже, чтобы не смущать тебя, моя девочка. У нас не так много времени, церемония начнется в полдень.
           Прожевав завтрак, Тамми грустно посмотрела на великолепное платье и, тяжело вздохнув, позволила кормилице императора помочь ей одеться. Через час, подобно урагану, в комнату ворвалась Алиэн в сопровождении слуг и с огромным золотым ларцом в руках. Пришедшие с сестрой темного императора девушки стали колдовать над прической Таммиэлиэн. Струящийся водопад локонов закололи невидимыми шпильками с бриллиантовыми бусинками, отчего казалось, что волосы украшает россыпь сверкающих капель росы. Алиэн открыла ларец и извлекла из него сияющую, подобно солнцу, алмазную корону. Осторожно опустив символ власти на голову невесты, она отошла в сторону, любуясь результатом проделанной работы.
           - Чудо как хороша! - промурлыкала довольная собой сестрица императора. Взглянув на прицепленные к талии на цепочке часы, Алиэн засуетилась. - Все, пора выходить, обряд начнется через четверть часа.
           Арха вывела девушку за двери комнаты, и из кольца окружавшего ее покои конвоя навстречу Тамми вышел первый советник Трэмран Грах. Он низко поклонился со словами:
           - Мне выпала честь доставить вас в храм, леди Таммиэлиэн.
           За спиной мужчины вспыхнула руна, открывая портал. Тамми вдруг отчетливо осознала - она знает, что обозначает этот древний символ. В голове зазвучали странные слова на непонятном языке. Стихийница заворожено смотрела в клубящийся черный проход, понимая, что тьма только что пригласила ее совершить путешествие. Подавшись вперед, она положила руку на любезно предоставленный ей локоть темного мага и шагнула навстречу зовущей ее темноте.
           Трэм и Тамми вышли на огромной площади перед величественным храмом, заполненной до отказа людьми. Пространство перед ступенями, ведущими в святилище темных, было оцеплено тройным кругом охраны, воины резко выхватили мечи из ножен и выставили их острием вперед, как только будущая супруга императора ступила на каменные плиты лестницы. Тамми растерянно оглянулась по сторонам, ощутив, как при ее появлении шум на площади стих и, теперь тысячи глаз смотрели на нее с восторгом и любопытством.
             Огромные, окованные в металл двери храма медленно распахнулись, и девушка шагнула на пол, выложенный из дымчатого, полупрозрачного кристалла. Возникло ощущение, что она не идет, а плывет по воздуху. Все здесь было построено из того же странного черного камня, что и дворец Авергард. Строгие ряды круглых колонн, уходящих ввысь, венчались диковинными капителями. На карнизах верхних ярусов балконов, словно готовые сорваться в полет, застывшие в камне, сидели жуткие оскалившиеся шестикрылые твари. Робкие шаги невесты эхом отражались от мрачных стен святилища, уносясь под купол храма, где непроницаемой сизой дымкой, притягивая и завораживая взор, клубилась тьма. Алтарь представлял собой огромную черную каменную глыбу, на которой алыми всполохами светились высеченные древние руны.
              Она шла по широкому проходу храма навстречу новой жизни, но радости или трепетного волнения положенного невесте не было. В душе Тамми медленно и бесповоротно ширилась бездна, с каждой секундой затягивая ее в свои липкие сети. Со всех сторон в спину звучал издевательский шепот. На ступенях перед амвоном, облаченный в черную расшитую серебром одежду, стоял император. Тамми так и не смогла заставить себя посмотреть в его лицо. Она боялась его. И дело было даже не в магии, не в его огромном росте и мощной фигуре. Что-то темное и пугающее было в нем, то, что Тамми чувствовала на каком-то подсознательном уровне. От него волнами исходила какая-то звериная, дикая, первородная сила.
           Жених протянул руку и помог девушке подняться на возвышение перед алтарем. Тамми оторвала взгляд от пола и посмотрела на стоявшего перед ней служителя тьмы. Совершенно лысый жрец благожелательно улыбнулся и приступил к обряду.
            Тамми плохо соображала, о чем говорит и спрашивает ее храмовник, ей было все равно. Все слова сливались в какое-то скучное монотонное дребезжание. Перед глазами одна за другой проносились картинки из прошлого. Вот она с подругами кружится в веселом танце на празднике весны… вот на деревенской общине ее выбирают хранительницей огня… вот она бежит навстречу Ноэлю, и ее счастливый смех эхом разносится по округе. Ее подхватывают на руки и нежно целуют. Никогда больше она не услышит такого родного голоса, не увидит милых глаз. Она должна прожить всю свою жизнь с чудовищем, от одного вида которого ее бросает в дрожь.
           Как набат над ухом прозвучал недовольный рык Рэйнэна. Кажется, ее о чем-то спросили. Тамми вздрогнула и уставилась на жреца.
           - Берешь ли ты, Таммиэлиэн, этого мужчину себе в мужья? - повторил он
           - Да, - обреченно прошептала девушка.
           - Берешь ли ты, Рэйнэн, себе в жены эту женщину? - спросил жрец Рэйнэна.
           - Да, беру.
           - В знак согласия и верности обменяйтесь кольцами.
            Холодные, как лед, пальцы невесты оказались в теплых ладонях повелителя, на безымянный палец мягко скользнул широкий ободок из черного золота. Взяв с подушечки кольцо, предназначенное для супруга, Тамми дрожащими пальцами натянула его на палец Рэйнэна и впервые за всю церемонию посмотрела в его глаза омуты. То ли от слез, стоявших в глазах, то ли от страха, но ей показалось, что зрачок императора на какую-то долю секунды стал вертикальным. Голос жреца оторвал ее от странного взгляда супруга.
           - Да не разъединит свет то, что объединила тьма. Отныне вы муж и жена. А теперь можете поцеловать невесту, - произнес служитель храма.
           То, что произошло дальше, стало для Тамми настоящим шоком. Молниеносным движением Рэйнэн выхватил нож и полоснул им по своей ладони, рассекая ее наискосок от указательного пальца до запястья, а потом, взяв ладонь Тамми, точно так же разрезал ее, сцепляя пальцы их рук в замок.
           Изумленный вздох пронесся под сводами храма, а потом стало так тихо, что Тамми показалось, она слышит стук собственного сердца. В этой ошеломляющей тишине подобно грому зазвучал голос темного императора:
            - Эс схар шэ схар тэ. Эс акрэ шэ акрэ тэ. Эс иммэ шэ тэ иммэ. Ир хэ шаа, асвар но мрэг тэа фрэз, сэй ра эсс маар роук тэ скоом хэ фрэ тэ сол.
           Каждое его слово вспыхивало горящими символами по ободу обручального кольца, словно кто-то незримый выписывал их огненным пером. Император говорил, не отрываясь, глядя в глаза Тамми. Не понимая ни слова, она стояла как зачарованная, боясь шелохнуться. А когда он договорил, многотысячная толпа надменных разодетых вельмож, находящихся в храме, в едином порыве рухнула на колени, склонив голову и положив руку на сердце.
           - Что происходит? Что они делают? - испуганно прошептала девушка.
           - Клянутся в верности своей госпоже, - устало вздохнув, сказал Рэйнэн. - Отныне ты равная мне, равная во всем. Того, кто посмеет в этом усомниться, ждет смерть.
            И от его последних слов повеяло таким ледяным холодом, что у Тамми вдруг задрожали коленки и возникло странное желание провалиться к поганой тьме. Расцепив пальцы, Рэйнэн поднес ее руку к губам и легонько подул, а когда отпустил ладонь, о порезе напоминала только узенькая белая полоска.
           - А вот теперь можно и поцеловать невесту, - с чарующе наглой ухмылкой заявил новоиспеченный муж. Со скоростью, которой позавидовал бы даже Тень, император подхватил на руки оторопевшую супругу и впился в ее губы алчным поцелуем. Тамми даже испугаться не успела. Жесткие, требовательные, горячие губы Рэйнэна причиняли боль, добавляя к состоянию паники и безысходности еще и страх. Страх быть безжалостно смятой и растоптанной этим невероятно сильным и суровым мужчиной. Это не походило на нежные и робкие прикосновения Ноэля. Это был смерч. Безумный, беспощадный, сметающий все на своем пути, отбирающий волю и желание сопротивляться.
           Сил сдерживать слезы больше не осталось. И они хлынули из глаз девушки, оставляя влажные, горячие следы на щеках. Ощутив вкус соли на губах, император замер и, отстранившись, посмотрел в заплаканные глаза невесты. Лицо, такое надменное и холодное, вдруг исказила гримаса боли. Объятья его рук ослабились и, бережно прижав Тамми к себе, Рэйнэн легко поцеловал девушку в висок, с шумом втягивая воздух. Он тяжело дышал, и Тамми, прижатая к груди мужа, чувствовала, как бешено колотится его сердце. Не спуская жену с рук, с грацией хищника Рэйнэн спустился вниз. Презрев традиции и обычаи темных, император пошел со своей добычей к выходу. Никто не посмел поднять головы, никто не посмел возразить, и даже когда стихли звуки шагов властелина, покидающего храм, толпа безмолвствовала, продолжая стоять на коленях.
           После полумрака святилища яркие солнечные лучи заставили Тамми резко зажмуриться. Распахнув глаза, оглушенная радостными возгласами многоликого пестрого сборища, она беспомощно посмотрела на супруга.
           - Все хорошо, - прошептал Рэйнэн. - Они приветствуют свою императрицу. Просто улыбнись. В отличие от тех, что остались в храме, эти люди радуются совершенно искренне.
           Поставив молодую жену на землю, Рэйнэн, в успокаивающем жесте высоко поднял руку. Шум и крики мгновенно смолкли. Император обратился к народу на языке древних, мягкий, рокочущий голос полетел над площадью, а когда стих, толпа захлебнулась ликующими воплями. Медленно и торжественно, один за другим, люди стали опускаться на колени перед императорской четой.
           - У вас что, традиция такая - все время падать на колени? – в расстроенных чувствах спросила Тамми.
           Рэйнэн вдруг весело и громко расхохотался.
           - Да нет, вообще-то это происходит впервые за последнюю тысячу лет.
           - Что ты им сказал?
           - Правду, - жестко отрезал император.
            Прочертив в воздухе темный символ перехода, он взял девушку за руку и потянул в пустоту пространства. Тьма выпустила супругов перед тронным залом, заполненным до отказа в пух и прах разряженной знатью. У Тамми даже в глазах зарябило от сверкания драгоценностей и нарядов местных дам. Создалось такое впечатление, что они вытащили все из своих сокровищниц в попытке перещеголять друг друга. Темные леди умело подчеркивали свои достоинства. Яркие, броские, ослепительно эффектные, они волей-неволей притягивали взор. На их фоне девушка показалась себе бледной и серой мышкой. Настроение вконец испортилось. Неожиданно Рэйнэн, костяшками пальцев приподняв лицо Тамми за подбородок, заставил посмотреть в свои глаза.
           - Наш выход, малышка! Запомни, истинной красоте не нужна блестящая оправа. На ее фоне вся эта радужная мишура меркнет и смахивает на фальшивку.
             Ошалело Тамми взглянула на супруга. Неужели это он о ней? Как он смог прочитать ее мысли? Подобно солнечному лучу, выглянувшему из-за туч, лицо мужа расчертила улыбка. Завораживающая, нежная, теплая. Тамми вдруг накрыло жаркой, горячей волной. Этого Рэйнэна она не знала. Словно кто-то взял и сорвал с темного властелина маску. Мгновение и… Выражение лица супруга снова становится спокойным и бесстрастным. Положив руку Тамми на изгиб своей, он шагнул в распахнутые двери. Все как по волшебству пришло в движение. Мужчины склоняли головы, женщины, шурша юбками, приседали в глубоком реверансе перед идущей к трону парой новобрачных. Рэйнэн остановился резко и внезапно. Глаза императора полыхнули яростью. Прозвучавший в торжественной тишине вопрос показался Тамми нелепым и странным.
           - Где второй? - прорычал властелин.
           Из толпы выдвинулся грузный мужчина. Лицо толстяка покрылось яркими красными пятнами. Он сцепил перед собой пальцы в замок, но даже этот жест не смог скрыть того, как сильно тряслись его руки. Кашляя и заикаясь, он наконец изрек:
           - Мой п-повелитель, место супруги обычно у... М-мы… Я... думали, вы не станете отходить от традиций.
           - Вы не умеете думать, - в голосе императора резко и отчетливо зазвучал металл. - Она равная. Равная мне!!! Кто еще не понял сути обряда!?
           Стало тихо, ужасающе тихо. В этой тишине Тамми услышала, как нервно сглотнул толстый распорядитель, по его, теперь уже пунцовому, лицу медленно стекали струйки пота. Голос Рэйнэна стал обманчиво спокойным и тихим.
           - Когда мы с супругой дойдем до конца зала, там должен стоять второй. Не успеете…  И… - многозначительно добавил он, - из распорядителя на свадьбах станете распорядителем на похоронах. Собственных.
              Толстяк рванул с места, подобно гончей в погоне за зайцем. На глазах у Тамми начал разворачиваться целый спектакль. Секунда… Несколько человек, подлетев к трону, стали оттягивать его вправо от центра. Другая секунда… распорядитель схватил огромную красную подушку, расшитую золотом, почему-то валявшуюся на ступенях перед троном, и зашвырнул в толпу. Подушка, летевшая как метеор, приземлилась на голову даме с высоко уложенной прической. Мало того, что замысловатый кокон на голове темной жалко съехал набок, вдобавок ко всему, дама в нелепой попытке отбросить угодивший в нее предмет, попала локтем прямо по зубам стоявшей сзади нее почтенной старушке. Вставная челюсть леди, не выдержав такого поворота событий, обиделась и, описав в воздухе дугу, упала прямо на ступеньки, радостно подпрыгивая и скалясь. За грубо нарушившей этикет челюстью мгновенно ринулись двое вельмож. Забег закончился трагедией. Один из них в спешке зацепился носком ботинка за выступ. Дабы не рухнуть носом в пол, первый схватился за сюртук находящегося впереди второго, а тот, не удержав равновесия, шлепнулся на счастливо улыбавшиеся вставные зубы. Издав жалобный хруст, несчастный протез развалился пополам. Престарелая хозяйка уничтоженных зубов, не выдержав такого накала страстей, закатила глаза и свалилась в обморок. Ряды окружавшее ее знати плотно сомкнулись, тело потерпевшей мгновенно подхватили и понесли прочь из залы.
             На возвышении взъерошенный и красный стоял распорядитель, кому-то яростно жестикулируя. Внезапно из-за спины медленно шествующей императорской четы, фыркая и пыхтя, выскочила упряжка из четырех человек, которые тащили на себе изящный белый трон. Они были похожи на гигантского паука, который, шустро перебирая лапками, бежал с невероятной скоростью. Взмыленная четверка, вскарабкавшись по ступеням, водрузила свою ношу рядом с массивным императорским престолом. Потом, подхватив обессиленного сползающего по лестнице распорядителя под руки, стащила вниз и растворилась в толпе. По залу пронесся вздох облегчения. За то время, пока творилось это безобразие, на лице Рэйнэна не дрогнул ни один мускул. Он медленно и верно, с каменным выражением лица, двигался вперед, словно вокруг ничего и не происходило. Дойдя до возвышения, Рэйнэн помог подняться и сесть своей избраннице на престол. Гордо и надменно император занял свое место рядом. И только теперь до Тамми дошло, зачем была нужна красная подушка на ступенях у трона. Ее место, по традициям темных, было у ног императора, как у собаки или животного, смиренно принимающего власть над ним своего господина. Этот странный и загадочный человек, ставший ее мужем, только что каким-то невероятным образом избавил ее от унизительного обряда, дав возможность почувствовать себя равной ему. Девушка медленно повернула голову в сторону супруга и, глядя прямо в его глаза-омуты, прошептала:
           - Спасибо.
           Рэйнэн молчал, только продолжал сверлить жену тяжелым, недобрым взглядом, потом вдруг отвернулся и, глядя куда-то впереди себя, хрипло произнес:
           - У тебя будет возможность отблагодарить меня, малышка.
           Тамми вжалась в сиденье, понимая скрытый подтекст его слов. Ей стало жутко, время бежало так быстро и ни на минуту не приближало ее к желанной цели. Бежать было некуда. Дверца клетки захлопнулась.
           За свадебной трапезой Тамми не могла заставить себя проглотить хоть что-нибудь. Кусок не лез в горло, видя, как народ вокруг потешался, бросая время от времени скабрезные шутки в сторону императорской пары по поводу предстоящей брачной ночи. Рэйнэн, откинувшись на спинку стула, лишь загадочно ухмылялся, слушая веселые байки гостей, изредка поглядывая на молчаливую, уткнувшуюся взглядом в тарелку супругу. Веселье и танцы были в самом разгаре, когда Рэйнэн, устав смотреть на свадебный балаган, демонстративно поднялся и поставил бокал с вином на стол. Музыка стихла. По залу пронесся нарастающий шепот, а потом толпа темных вельмож зашлась ликующими криками. Выстроившись в длинный живой коридор, мужчины стали поднимать вверх бокалы с вином в приветственном тосте и, осушив их до дна, разбивали об пол. Тамми не успела опомниться, как супруг,  подхватив ее на руки, понес сквозь строй гостей, выкрикивающих на языке древних: - Аграэн нэрг. Асхэр нэрг. Нагрэль нэрг.
           - Что им нужно? - Тамми с тревогой посмотрела на мужа. Рэйнэн наклонил к ней лицо, от его хриплого и тягучего голоса по телу девушки пробежала дрожь.
           - Им - ничего. Они просто желают нам темной ночи, сладкой ночи, долгой ночи.
           Впереди вспыхнула руна, открывая портал, и Тамми оказалась наедине с мужем посреди огромной императорской спальни. Опустив девушку на пол, владыка щелкнул пальцами, погружая комнату в мягкий полумрак. Рука Рэйнэна легла на затылок стихийницы, осторожно отодвигая волосы в сторону, и она почувствовала сначала его горячее дыхание на своей шее, а потом еле слышное прикосновение теплых губ. По коже поползли мурашки, Тамми вздрогнула. А пальцы мужчины между тем продолжали свое путешествие по прикрытой полупрозрачным кружевом спине, описывая легкие круги вокруг жемчужных пуговок, застегивающих платье. По обнаженной коже лопаток заскользили широкие, сильные ладони. Платье каким-то невероятным образом оказалось распахнутым до талии, а губы супруга уже спускались по позвоночнику, оставляя на нем горящую огнем дорожку жарких поцелуев. Тамми прижала к груди края начинающего сползать с нее платья и попыталась резко отпрянуть. Ее схватили за плечи и прижали обратно к упругому и возбужденному мужскому телу. Рэйнэн зарылся лицом в распущенные волосы жены, пьянея от желания, вдыхая ее нежный аромат. Сладкая… Она была такая мучительно сладкая. Никогда в жизни ни одну женщину он так не хотел, как эту. Не просто хотел... Она стала навязчивой идеей, наваждением, изощренной пыткой, приходящей в ночи, манящей и обещающей тысячи наслаждений. Руки владыки сжали тонкую фигурку жены, с силой вдавливая ее в свое разгоряченное тело, поцелуи стали требовательнее и жестче, мужчину накрывало волной дикой, неконтролируемой страсти. Тело Тамми внезапно обвисло безвольной куклой в его руках. Рэйнэн развернул малышку к себе лицом и, прижавшись губами к белоснежной шее, тихо прошептал:
           - Что не так, маленькая? Посмотри на меня. Не бойся, я буду нежен, – губы владыки  осторожно коснулись тонкой, бьющейся синей жилки, жесткие ладони легли на талию и спину девушки, с силой прижимая нежное тело к своей груди. - Хочу тебя… 
           - Твое право, - безразлично выдохнула стихийница, - ты сильнее, можешь делать со мной все, что захочешь.
           Император отшатнулся как от удара, видя расползающуюся в глубине ее глаз пустоту.
           - Ты меня с кем-то перепутала, милая. Я не беру женщин силой. Обычно они просят меня об этом сами, - тон супруга стал откровенно издевательским. Рэйнэн резко притянул к себе Тамми и, касаясь ее губ своими, вкрадчиво прошептал в  полураскрытые уста девушки:
           - Ты тоже попросишь… Однажды и ты попросишь, маленькая… Я подожду.
           Тамми вывернулась из объятий мужа, сделав шаг назад.
           - Боюсь, если ты будешь ждать моей просьбы, то твоя империя останется без наследника, кажется, ты женился на мне ради этого?
           Хищно сверкнув глазами, Рэйнэн провел пальцами по скуле супруги и, наклонившись, хрипло прошептал ей на ухо:
           - То есть, ты предлагаешь вариант с насилием?
           - Я не это имела в виду, я…
           Безумный смех императора эхом отразился от стен спальни. Тамми разозлилась и теперь почти кричала, глядя в гипнотизирующие ее глаза супруга:
           - Ты ведь можешь иметь столько жен, сколько пожелаешь, найдите себе другую, более подходящую, чем я.
           Император удивленно уставился на негодующую супругу.
           - Видишь ли, дорогая, сегодня я лишился возможности иметь более подходящую жену, чем ты. Как и ты возможности когда-либо от меня избавиться. Так что привыкай… 
            Нагло подмигнув растерянной супруге, Рэйнэн поцеловал ее в кончик носа и, развернувшись, пошел на выход из комнаты. Тамми схватила стоявший на столе кубок и со всей силы швырнула его в закрывшиеся за спиной мужа двери. За дверью сначала раздался громогласный хохот владыки, а потом прозвучало:
           - Сладких снов, маленькая.
          
                                                              ****
          
           Рэйнэн вышел из портала в покоях матери. Раздраженно срывая с себя одежду, темный пошел в купальню и с головой окунулся в холодную воду. Его сжигало изнутри от гнева и неутоленного желания. Он хотел ее с того момента, как увидел идущей подобно светлому духу по широкому проходу храма и не мог дождаться момента, когда принесет ее в свою спальню, когда вся она, от кончиков волос до хрупких тоненьких пальчиков, будет принадлежать ему. Но видеть в своих руках вместо нежной и пылкой любовницы живой труп… Владыка яростно ударил кулаками по воде, вздымая вокруг себя фонтаны брызг. Злой, обнаженный и мокрый он вышел из ванны и упал на кровать. Постель хранила ее запах. Рэйнэн, вжавшись лицом в подушку, яростно зарычал. Он не понимал, что с ним происходит. Ему никогда прежде не приходилось добиваться внимания женщины. Им восхищались, перед ним трепетали, его вожделели… Но ни одной из них не удавалось зацепить его так сильно. Он забывал лица и имена любовниц после проведенных с ними нескольких ночей. А эта… Она преследовала Рэйнэна повсюду, стоило прикрыть веки, он видел ее светлую улыбку, нежный овал лица, обрамленный россыпью огненных завитушек. И темный владыка закрыл глаза, пытаясь воссоздать в памяти мучивший его образ.
           Резкий толчок в грудь заставил его вскочить с постели, кто-то прорывался сквозь запечатанный им плетением крови проход между мирами. Не раздумывая, Рэйнэн распахнул окно и одним гибким движением выпрыгнул из него вниз. Мгновение… и в ночном небе над замком, рассекая крыльями потоки воздуха, стремительно набирая скорость, пронесся громадный черный дракон.
            Приближаясь к Туманной долине, Рэйнэн создал вокруг себя в воздухе магический щит, готовясь к возможной атаке. Еще на подлете он видел, как дыра в пологе зажглась сиреневым свечением в том месте, где кто-то уходил за грань. Дракон приземлился подобно комете, вспахивая когтями на земле длинные глубокие борозды, за считанные секунды тело зверя стало складывать чешую, как карточный домик, превращаясь в бегущую на бешеной скорости к месту прорыва могучую фигуру темного владыки. Прыжок, и… портал, втянув в себя мужчину, стал сворачиваться, заплетая прорванные края паутиной силовых линий.
Темнота... Абсолютная темнота… Ни звука, ни шороха, ни движения. Вязкий, мучнисто-серый воздух вокруг. Рэйнэн не мог понять, куда выбросил его контур. Сложив ладони, он создал между ними магический огонь, подняв его с помощью заклинания невесомости над своей головой. Пустота. Бескрайняя. Незыблемая. Обнаженное тело окутывает серое марево, сырым ознобом скользящее по коже. Темный посмотрел вниз и не обнаружил тверди, он висел в воздухе на разломе миров. Шаг… Пространство под ногами начинает светиться. Еще один… свечение, расползаясь по кругу, ускользает вдаль путеводной огненной нитью. Где-то в самом конце ярким синим светом загорается точка. Она подобно маяку мигает в туманной дали, обещая приют и покой. Свечение под ногами становиться ярче и насыщеннее, и вот уже огненная река подхватывает Рэйнэна, как сухой листок, неся навстречу загадочному сиянию далекой звезды. Скользящая бурная лавина вынесла владыку к огромному, светящемуся голубому шару. Огненный ручей словно змея сначала оплёлся вокруг ног Рэйнэна, а потом пополз по пульсирующей подобно гигантскому сердцу оболочке сферы. Она ярко вспыхнула и вдруг стала менять цвет на кроваво-красный. Сквозь поверхность стали пробиваться искрящиеся белые лучи, и как клинки, протыкать теперь уже ставший огненным шар. Взрыв… Рэйнэн открыл глаза, и внезапный белый свет больно резанул по ним как бритва. Владыка изумлённо озирался вокруг, повсюду, куда ни падал взгляд, все было девственно белым. Слепящая белоснежная бездна… Неожиданно воздух под ногами начал сгущаться и обретать очертания магического символа, состоящего из семи переплетающихся петель, заключенных в кольцо. Одна из петель зажглась фиолетовым, огонь дрогнул и стал ползти дальше, повторяя контур соединяющихся между собой символов бесконечности. Из белой бездны медленно поднимались переливающиеся как радуга, сверкающие глыбы. Сначала ярко вспыхнул странный символ, потом замерцали тысячами оттенков возникшие из пустоты столпы и… в одну секунду яркие лучи стали пронзать насквозь сильное тело Рэйнэна. В том месте, где под кожей гулко и размеренно билось могучее сердце темного владыки, вдруг появился горящий магический знак, в точности повторяя тот, что светился у него под ногами. Резкая, рвущая на части боль сотрясала тело мужчины, и он закричал, чувствуя, как потоки древней силы проникают в кровь и заполняют собой его тело. По коже поползли ручейки черных чешуек, сквозь пальцы стали прорываться длинные черные когти, тело покрылось острыми, как ножи, шипами, зверь рвался на волю… Мощный взмах крыльев - и над белоснежной пустотой межмирья, обвитый спиралями огненных плетей магии, в воздухе повис великолепный черный дракон.
          
                                                              ****       
                              
           Тамми, скрутившись калачиком, уснула на огромном императорском ложе, не снимая свадебного платья и туфель. Ночью в комнату пришел Тень и девушка, проснувшаяся от звука открываемой двери, испугалась, думая, что это вернулся супруг. Вздох облегчения вырвался у нее из груди, когда она увидела приближающегося к кровати ашхара.
           - Иди ко мне, - девушка похлопала рукой по постели, и зверь одним легким прыжком оказался рядом, укладывая лохматую морду ей на плечо.
           - Тенюшка, мой хороший, - Тамми ласково почесала животное за ухом, зверь довольно заурчал и разлегся на кровати, заполняя собой все пространство. Успокоившись, юная императрица умостилась поудобней в кольце огромных лап Тени и, сладко зевнув, уснула крепким и безмятежным сном.
           Утро разбудило ее яркими солнечными лучами, прорывавшимися сквозь полураскрытые шторы окна, Тень гибко потянулся на кровати, громко фыркая и облизываясь. Тамми поднялась и, подбежав к окну, распахнула тяжелую, струящуюся по окнам ткань, впуская в комнату дневной свет. Открыв дверь на террасу, девушка вышла на воздух, глубоко вдыхая в себя свежесть нового дня. На перила балкона села маленькая яркая птичка. Тамми протянула к ней руку, птица неожиданно вспорхнула и приземлилась на раскрытую ладонь удивленно хлопающей глазами стихийницы. Пичуга звонко чирикнула, покрутилась, взмахнула  крыльями и улетела ввысь. На душе у девушки вдруг стало так легко и спокойно, словно этот крылатый вестник забрал с собой груз сомнений и страхов, давивших на нее. Сняв с себя свадебное платье, Тамми умылась, причесалась, натянула на себя свой старенький наряд, который заботливая Арха, аккуратно сложила на стуле и, позвав Тень, решила выйти из императорских покоев. Как только она оказалась за дверью, охрана, которая раньше совершенно не реагировала на нее и не позволяла выйти, вдруг, почтительно расступившись, низко поклонилась. Удивленно выгнув бровь, Тамми двинулась вглубь замка в сопровождении двух воинов, следовавших за ней по пятам. Из-за поворота навстречу ей вышла Арха. Радостно улыбнувшись, женщина протянула девушке руки.
           - А где Рэйни? Почему ты одна?
           - Понятия не имею, он передо мной не отчитывается, - Тамми безразлично пожала плечами. Ее абсолютно устраивало отсутствие новоиспеченного мужа.
           Арха встревожено посмотрела на юную императрицу.
           - Странно, я не видела его в замке утром. А он всегда заходит ко мне перед тем, как уйти куда-то. И я думала, что после вчерашней ночи…
           Тамми нервно сжала ладони и потупила взор.
           - О, Тьма, детка, вы поссорились? - на лице Архи отобразилась вся гамма чувств, от нежной грусти до искреннего сожаления, - не сердись на него, милая, он и вправду иногда бывает очень несдержан…
           - Я не сержусь на него, Арха, – перебила ее Тамми. - Мне вообще до него нет никакого дела. И мне совершенно все равно, где и с кем он будет проводить ночи. Лишь бы меня не трогал.
           Арха прикрыла рукой удивленно открывшийся рот и с ужасом прошептала:
           - Он ночевал не с тобой? Но я не понимаю… - женщина замолчала и зачарованно уставилась взглядом в видимую только ей точку на стене.
           - Я не отказалась бы от завтрака, - весело заявила кормилице Тамми.
           - Да-да, конечно, - растерянно промямлила Арха, хмурясь и напряженно думая о чем-то своем. - Я сейчас распоряжусь, - и резко развернувшись, быстро пошла в обратную сторону.
           - Арха? - Тамми удивленно смотрела вслед удаляющейся женщине. Арха обернулась и крикнула на ходу:
           - Иди в трапезную, милая, я скоро буду.
           Девушка недоуменно хмыкнула и двинулась прямо по коридору, если ей не изменяла память, то столовая комната была именно там.
           Сидя в гордом одиночестве за огромным столом, ломившимся от обилия блюд, Тамми мысленно рассуждала над превратностями судьбы. Она боялась, что став женой темного владыки, каждый ее шаг будет неизменно контролироваться мужем, но он не явился требовать от нее свои права ни ночью, ни утром. И даже сейчас не докучал ей своим назойливым присутствием, что невероятно радовало. Вокруг нее суетились слуги, пытаясь предугадать малейший жест или желание молодой императрицы. Воины, следовавшие за ней до трапезной, почтительно пропустили ее вперед и остались стоять за дверями, никак не обнаруживая своего присутствия.  Даже вездесущая Арха куда-то исчезла. Чудеса, да и только.
           Насытившись, Тамми встала из-за стола и решила пройтись по замку. Чудеса продолжались. Абсолютно все встречающиеся на ее пути люди повторяли, как заведенные, при ее появлении: «Ваше Величество!» и замирали, как статуи, в низком поклоне.
           В одной из зал обнаружилась целая группа придворных дам, среди которых, подобно розе в сорняках, выделалась яркая и броская Алиэн. Стоило Тамми войти, как леди, шурша великолепными нарядами, склонились перед ней в глубоком реверансе и замерли. Алиэн, плавно двинулась навстречу императрице и со словно приклеенной улыбкой, взяв под руку, оттащила ее в сторону.
           - Ты что творишь? Твое величество, опозорить меня решила? - прошипела явно злющая сестрица Рэйнэна.
           Тамми непонимающе уставилась на Алиэн.
           – Что случилось?
           - Ты что на себя напялила? Где ты взяла это? - Алиэн указала взглядом на видавшее виды простенькое платье Тамми.
           - А, это! – выдохнула, уже было испугавшаяся девушка. - Извини, не нашла ничего лучше.
            Алиэн открыла рот и, как выброшенная на берег рыба, стала шлепать губами, жадно глотая воздух.
           - Я три дня гоняла лучших портных империи! Я забила твой гардероб нарядами по последней моде! А ты говоришь, что не нашла ничего лучше, чем эта серая тряпка!?
           Тамми затравлено оглянулась на придворных дам, которые продолжали зависать чуть ли не в коленопреклоненной позе. И тут ее осенило.
           - Я вроде как императрица? - девушка вопросительно посмотрела на мгновенно растерявшуюся от такой постановки вопроса Алиэн.
           - Да, – у наглой сестрицы внезапно задергался глаз.
           - М-м-м, - не унималась Тамми. - Кажется, правила устанавливаю здесь я?
           Алиэн нервно сглотнула и, расплывшись в фальшивой улыбке, согласно кивнула.
           - Мне не нравится ваше платье, леди Алиэн, - осторожно заметила стихийница и ткнула пальцем в глубокое декольте ошарашенной сестрицы. - Слишком открытое.
           - Помилуйте, Ваше Величество, мы же не в монастыре! – зашептала темная.
           - Да? Но и не в доме терпимости! - Тамми вскинула голову и, гордо расправив плечи, громко заявила: - Я запрещаю ходить во дворце в таком неподобающем виде.
           - Ты… - хотела было что-то сказать пыхтящая от ярости сестрица, но не успела.
           Невинно похлопав глазками, девушка приветливо улыбнулась начинающей багроветь Алиэн, добив ее фразой:
           - Мужу пожалуюсь.
           Царственно развернувшись, Тамми, еле сдерживая улыбку, поплыла мимо так и не посмевших поднять головы дам на выход, столкнувшись в дверях с леди Маорой.
           - Моя госпожа! - женщина мгновенно отпрянула, низко склоняясь перед  императрицей.
           Тамми мгновенно схватив женщину за плечи, подняла ее с пола.
           - Маора, ты что? Это же я, Таммиэлиэн! К чему это?
           Женщина удивленно посмотрела на нее.
           - Ты есть закон! Ты равная владыке, таковы традиции.
           Тамми ошеломленно огляделась по сторонам, а потом спросила:
           - Но ты ведь тоже была императрицей, и что, они с тобой тоже вот так?
           Маора посмотрела в широко раскрытые глаза девушки и прошептала:
           - Я никогда не была императрицей. Я была женой императора. Одной из многих. А тебя владыка признал равной себе. Твое слово - это его слово, твое слово - истина! – и темная леди загадочно улыбнулась.
           Тамми судорожно пыталась сложить в мозгу картину происходящего.
           - Мы могли бы где-нибудь поговорить без посторонних?
           - Как прикажете, Ваше Величество. Здесь есть великолепные «плавающие сады». Не желаете ли посмотреть? – Маора снова низко поклонилась.
           - Желаю, - засопела Тамми и, подхватив леди под руку, решительно потащила ее на выход.
          
                                                              ****
          
           Арха нашла первого советника императора Трэмрана Граха на плацу перед входом. Мужчина о чем-то беседовал с начальником охраны дворца. Увидав стоящую на ступенях и зовущую его жестами кормилицу императора, советник с улыбкой поспешил к ней навстречу.
           - Что случилось, Арха? – Трэм недоуменно рассматривал перепуганное лицо всегда умиротворенной и спокойной женщины. Арха, нервно озираясь по сторонам, тихо прошептала:
           - Рэйнэн пропал.
           - Что значит пропал? -Трэм весело хохотнул и заговорщически зашептал кормилице владыки на ухо: - Вообще-то у него вчера брачная ночь была, неудивительно, если она плавно перешла в брачное утро, а потом и брачный день. А потом и опять в…
           - Трэмран, его нет в замке, – в глазах Архи застыла тревога.
           - А императрица? Где леди Таммиэлиэн? Ее тоже нет? Может, владыка с молодой женой…
           Арха не дала договорить первому советнику.
           - Ее величество в замке, она сказала, что не видела Рэйнэна со вчерашнего вечера. Я была в комнате Энринэль, там повсюду разбросана его одежда, а его самого нет. Трэм, что-то случилось, - Арха громко всхлипнула. - Он не мог вот так исчезнуть и никому ничего не сказать, и это сразу после свадьбы!?
           - Ш-ш-ш, - Трэмран обнял вздрагивающую женщину. - Ты уверена, что его нет во дворце?
           Арха утвердительно кивнула:
           - Я везде искала. Он как в воду канул.
           - Никому пока не говори об этом. Нам не нужна паника. Да и в империи сейчас смутные времена. Давай подождем, может, обстоятельства сложились так, что у него просто не было времени кого-то предупредить. Если он не появиться до вечера, начнем поиски. Я усилю охрану императрицы, мало ли…
           Трэмран задумчиво взъерошил непослушные кудрявые пряди волос.
           - Для всех - император вынужден был срочно отправиться по делам на север. Ты меня поняла, Арха? Государыня тоже не должна ничего знать. Иди и делай вид, что все хорошо.
           - Трэмран, я с ума схожу от тревоги, – Арха до боли сжала руку советника.
           - Я зайду к тебе, как только что-то выясню, не волнуйся. Возвращайся во дворец,- Трэм, резко развернувшись, пошел отдавать приказ усилить охрану императрицы.
          
                                                              ****
          
           Маора вела Таммиэлиэн длинными аркадами коридоров в южную сторону дворца.
           – А от этих можно как-то избавиться? - девушка кивнула головой в сторону следующего за ними конвоя охраны.
           - Тихо, - прошептала Маора, - эти из клана «Призраков», они способны услышать малейший шорох на расстоянии двадцати ярдов.
           - Их что, приставили за мной шпионить? - тут же возмутилась Тамми.
           - Ну, что ты, дорогая! Дворец охраняют лучшие из лучших. «Призраки» не только обладают абсолютным слухом, бесшумно передвигаются, но и видят дальше любого мага. Они способны попасть в глаз врага с расстояния более чем пятьсот шагов. Несколько сотен лет воины из самых именитых родов этих кланов охраняют императорскую семью.
           - Проклятье, значит, они слышат все, о чем мы говорим? - Тамми в отчаянии вцепилась в руку Маоры и сжала ее так сильно, что темная леди даже скривилась от боли.
           - Успокойтесь, Ваше Величество. Сейчас вы все поймете, - Маора загадочно подмигнула девушке и остановилась у огромных стеклянных дверей, сквозь которые пробивались яркие солнечные лучи, отбрасывая на пол радужные цветные блики.
           Темная леди легко толкнула прозрачные створки, и Тамми замерла, разглядывая невероятную по своей красоте картину.
           Со всех сторон, образовывая собой полукруг, из воздуха лились кристально чистые каскады водопадов. Падающая с высоты вода внизу превращалась в небольшое озеро, берега которого были засажены диковинными растениями и цветами. Цветы были повсюду. Они спускались тонкими вьющимися лианами со всех террас. Часть растений каким-то невероятным образом просто лежала поверх прозрачных струй, отчего казалось, что цветы плывут по воздуху. Над озером летали невесомые стрекозы и разноцветные бабочки. Легкий, пьянящий запах цветов смешивался со свежестью падающих с высоты холодных потоков, создавая неповторимый образ сказочно-волшебного сада.
           - Плывущие сады Авергард! – Маора закрыла глаза и восторженно вдохнула тонкий, исходящий от сада аромат. - Нравится? – спросила темная, лукаво глядя на восхищенно разглядывающую одно из чудес замка императрицу.
           - Как такое может быть? – Тамми не могла поверить тому, что видела.
           - Магия, - улыбнулась Маора, двигаясь с озирающейся по сторонам девушкой вглубь сада. Поднявшись по скрытой за свисающими плетями растений лестнице, они прошли сквозь узкий проход в стене и оказались внутри грота, впереди которого сплошной стеной лилась вода.
           - Где мы? – Тамми сделала несколько шагов и коснулась рукой свежих прозрачных струй.
           - Мы внутри водопада, - Маора присела на каменную лавку, стоящую под стенкой грота и жестом позвала Тамми присоединиться к ней.
            – Охрана осталась за дверью сада, шум воды не позволит им услышать нашу беседу. Так о чем ты хотела со мной поговорить?
           - Как я могу выбраться из дворца? - Тамми посмотрела в черные глаза женщины и улыбнулась. - Вы ведь поможете мне?
           Маора долго пристально разглядывала молодую императрицу, а потом спросила:
           - Ты уверена, что тебе теперь это нужно?
           - А что изменилось? - удивилась Тамми.
           - Все! - Темная леди дотронулась до руки девушки и повторила: - Абсолютно все! Ты хоть понимаешь, какой властью тебя наделил твой супруг? Клятву крови давали только правители древнего мира, признавая своих спутниц равными себе не только в магии или правах, но и равными по крови. Если завтра твоего мужа не станет, ты будешь править империей! Никто не посмеет оспаривать твоего права на престол! Вы с ним одной крови. Тебе даже наследника рожать не нужно. Это удивительно! Тысячу лет ни одна из жен темных императоров не получала того, что с такой легкостью подарили тебе, простой человечке!
           - Зачем? Зачем он это сделал? - Тамми прижала ладони к пылающим щекам. - Я не понимаю…
           Маора пожала плечами и произнесла:
           - Вероятно, у владыки есть какой-то очень хитроумный план в отношении тебя. Предугадать, что скрывается за безумными поступками Авергардов практически невозможно. Дурная кровь.
           Слова Маоры о новом статусе еще больше напугали Тамми и выбили почву из-под ног.
           - Мне не нужна ни власть, ни империя, ни сам император! Помогите мне выбраться из дворца.
           Леди удивленно посмотрела на девушку.
           - Ты не поняла? Ты можешь покинуть дворец в любую секунду, твое желание - закон. И остановить тебя никто не посмеет. Единственное, что ты далеко не сможешь уйти. Рэйнэн всегда будет следить за тобой, да и без охраны ты теперь никуда не выйдешь.
           - А если отвлечь охрану? И, возможно, мой муж не всегда будет за мной следить.
           - А ты отчаянная. Уважаю, - усмехнулась темная, доставая из рукава платок. Протянув его Тамми, она сказала: - Если не передумаешь, отправь его мне в день побега. Помни - ты равная владыке. Никто не посмеет запретить тебе покинуть дворец. Как только сможешь выйти, найди в городе лавку господина Глода. У него ателье по пошиву платьев. Лучшее в городе. Никто ничего не заподозрит. Подумают, что ты отправилась приобрести себе очередной наряд. А дальше я помогу. И постарайся больше не разговаривать со мной. Не хочу, чтобы в случае твоего удачного исчезновения меня казнили.
           Выйдя из сада, Тамми специально, чтобы охрана слышала, стала благодарить  Маору, за то, что та показала ей такое удивительное место. Вежливо простившись с ней, девушка потребовала от охраны, чтобы ее проводили в императорские покои, поскольку она сама еще плохо ориентируется во дворце, что было совершеннейшей ложью, потому что любую дорогу стихийница запоминала с первого раза.
           Вернувшись, Тамми первым делом стала искать куда можно спрятать платок так, чтобы его никто не нашел и ничего не заподозрил. Она бродила по комнатам и открывала все попадающиеся на ее пути двери, пока не наткнулась на небольшое помещение, примыкающее к спальне, забитое женской одеждой от пола до потолка. Вдоль всех стен висели роскошные платья, вышитые шелком тончайшие сорочки, блузы, юбки, шарфы, плащи, шубы. Длинные ряды полок внизу были заставлены обувью всевозможных цветов и фасонов. У девушки даже глаза разбежались от обилия всего. Она усмехнулась, поняв, наконец, почему разозлилась Алиэн, объемы приобретенной для императрицы одежды действительно впечатляли. Порывшись среди вешалок, девушка нашла темный строгий плащ с глубокими карманами, аккуратно положив туда платок, она удовлетворенно вздохнула и пошла отдыхать на террасу. Самым странным было то, что муж не появился ни после полудня, ни к вечеру. Арха тоже вела себя непонятно, появилась лишь раз за ужином и была немногословной и какой-то рассеянной. С приближением ночи Тамми стала нервничать, шарахаясь от каждого шороха в страхе, что сейчас в спальню заявится супруг и все-таки предъявит на нее свои права. Но вместо Рэйнэна прибежал Тень, зверь улегся у изножья кровати и гипнотизировал хозяйку немигающим желтым взглядом до тех пор, пока она не рассмеялась и не позвала его к себе.
           - Знаешь, - шептала на ухо разомлевшему от ласк ашхару Тамми, - ты и вправду похож на Тень, появляешься бесшумно, исчезаешь внезапно. И если честно, то спать с тобой мне нравиться гораздо больше, чем с твоим жутким хозяином.
           Тень лизнул девушку в нос и жестко придавил лапой к постели. Тамми засмеялась, обозвав ашхара собственником, потом, удобно прижавшись к лохматому теплому телу животного, закрыла глаза и уснула.
          
                                                              ****
          
           Утро следующего дня стало для Тамми судьбоносным, за завтраком Арха сказала, что император отбыл на несколько дней из столицы по делам, и девушка чуть было дырку в стуле не протерла от нетерпения. Не могла дождаться, когда кормилица уйдет, чтобы продумать план дальнейших действий до мелочей. Арха выглядела грустной и подавленной, и не будь Тамми так увлечена мыслью о побеге, она непременно бы спросила женщину, что случилось. Достав платок, императрица вышла к охране и попросила передать его леди Маоре, мотивируя тем, что та вчера его нечаянно обронила в саду.
           К обеду у девушки дрожали руки и сердце выскакивало из груди, ашхар, словно чувствуя, что с хозяйкой что-то не так, не отходил от нее ни на минуту. Тамми остановилась на пороге комнаты и огляделась по сторонам, она нервничала, не зная, как поубедительней потребовать от охраны, чтобы ее вывели в город. Тень за ее спиной зарычал, дергая за подол платья.
           - Тень, - девушка наклонилась и обняла зверя, - ты пойдешь со мной? Мне одной страшно.
            Ашхар несколько минут смотрел на Тамми своим завораживающим желтым взглядом, потом громко заурчал и стал радостно вилять хвостом.
           - Спасибо, мой хороший, – радостно заворковала девушка. Оправив складки плаща, она состроила кислую гримасу на лице и, гордо вздернув свой маленький нос, шагнула за двери.
           - Мне нужно выйти в город, - заявила она охране, как только переступила порог. – Ты, ты, и ты пойдете со мной, - сказала девушка, тыкая своим маленьким пальчиком в стоящих рядом с покоями воинов. Один из них низко поклонился, обращаясь к императрице:
           - Ваше Величество, простите, но мы не можем отпустить вас в город в сопровождении всего трех человек, это очень опасно. Это приказ императора.
           Тамми, решив разыгрывать спектакль дальше, раздраженно топнула ногой и, сердито сдвинув брови, стала возмущаться:
           - Да что вы себе позволяете?! Может, вам освежить память? Я равная властелину! - недовольно ворчала девушка, глядя в побелевшее лицо стража. - Мне нужно платье купить. Или я должна спрашивать разрешение выйти каждый раз, как мне захочется приобрести булавку или шпильку?
           - Моя госпожа, я только хотел сказать, что вам положено большее количество охраны. Наш долг оберегать вас. Я ни в коей мере не собираюсь вам мешать, – у парня был такой несчастный вид, что Тамми поневоле стало его жалко. Но отходить от плана было нельзя, поэтому она гордо вскинула голову, стараясь не выдать, как сильно трясутся у нее руки и ноги, надменно произнесла:
           - Так исполняйте свои обязанности, любезный, и постарайтесь это делать так, чтобы я вас не замечала.
             В оцеплении порядка тридцати человек императрица двинулась вниз на выход из дворца. На плацу к ней подошел начальник охраны и поинтересовался, желает ли она ехать в лавку на лошади или хочет идти пешком. Воины на лошадях могли догнать Тамми очень быстро, а это девушке было совершенно не нужно, поэтому она, стараясь говорить как можно спокойнее, объяснила, что желает пройтись по улице и размять ноги. Для нее окрыли темный портал, и Тамми с ашхаром ступила на землю столицы, довольная собой, что ей так ловко все удалось провернуть. Улыбка ушла с лица мгновенно, как только она увидела количество стражи, готовое ее сопровождать. Это был не отряд, это была целая армия. Воины, затянутые в тугие латы, со всех сторон плотным кольцом окружали площадь. Сквозь такой кордон даже мышь не проскочила бы, и Тамми мысленно взвыла, проклиная своего заботливого супруга на чем свет стоит. Оставалось только надеяться, что Маора знает, как можно обмануть такую уйму беспрестанно наблюдавших за ней людей.
           До лавки господина Глода было несколько минут ходьбы. И когда Тамми остановилась перед витриной магазина почтенного мастера, воины перекрыли улицу со всех сторон, заполнив собой практически все пространство вокруг. Девушка стала на ступеньку, взявшись за ручку, в надежде наконец-то избавиться от назойливого внимания своих конвоиров, но следом за ней тут же двинулся один из солдат. Это стихийницу совершенно не устраивало, сжав зубы с такой силой, что послышался  их отчетливый скрежет, Тамми окинула мужчину с ног до головы долгим вопросительным взглядом.
           - Желаете посмотреть, как я буду раздеваться? Что ж, непременно поставлю супруга в известность об этом, - язвительно заметила она.
           С лица охранника схлынули все краски, он извинился, покорно закрывая за императрицей и рычащим на него ашхаром двери.
           В лавке господина Глода было уютно и светло. Окна были задрапированы мягкой, собранной волнами тканью, не позволяя желающим с улицы глазеть на высокопоставленных посетителей. Повсюду стояли манекены, одетые в великолепные платья, подсвеченные яркими светильниками. Под потолок уходили ряды полок с отрезами материй всех цветов и оттенков. Со стен, увешанных  сверкающими зеркалами, на Тамми отовсюду смотрело ее собственное отражение. В углу стоял странный резной ящик, из которого лилась приятная веселая мелодия. Сам господин Глод обнаружился за широким столом в конце комнаты. Мужчина  сидел, улыбаясь совершенно глупой и неестественной улыбкой. Тамми подошла к мастеру и щелкнула у него перед носом пальцами, тот, никак не отреагировав, продолжал нелепо улыбаться, уставившись в одну точку. За спиной Тамми раздался шорох, девушка обернулась на звук, из-за ширмы вышла укутанная в плащ Маора. Женщина приставила к губам палец, призывая соблюдать тишину. Подойдя к владельцу лавки, темная магиня положила ему на голову руку, окутывая почтенного господина сизым сиянием заклинания.
           - Что вы с ним сделали? – Тамми испуганно смотрела на застывшего как изваяние мужчину.
           - Ничего, слегка подправила ему память. Когда очнется, ничего помнить не будет. Даже читающие не помогут. У нас мало времени, пошли.
            Маора взяла девушку за руку и потащила к черному входу. Пройдя по подземному переходу, они вышли на пустынной узкой улице. Темная леди натянула капюшон плаща Тамми пониже на глаза, сунув ей в руки небольшой узелок.
           - Тут немного еды, на первое время хватит. Садись на ашхара и двигайтесь по этой дороге, не сворачивая и не останавливаясь. Здесь практически никогда не бывает людей, основная улица за стеной. Выберешься за город, не иди по открытым дорогам. Тебя кинуться искать через несколько часов. Главное - попасть в лес до заката, а ночью тебя там никто не найдет. И еще, - женщина достала из кармана небольшой красный камень, - Тавергард накрыт силовой сетью, просто так никто не войдет и не выйдет из столицы, сожмешь его в руке, когда будешь проходить сквозь магический купол.
           Тамми крепко обняла Маору и залезла на спину Тени.
           – Спасибо, - прошептала девушка, глядя на улыбающуюся женщину.
           - Удачи, - тихо сказала та в ответ.
           - Тень, вперед, – Тамми похлопала нетерпеливо переступающего с ноги на ногу ашхара по спине. Зверь зарычал и, сорвавшись с места, понес свою хозяйку прочь из города. Тень мчался так быстро, что Тамми не успевала следить за мелькающей перед глазами картинкой. Они остановились лишь на секунду перед призрачной сетью купола. Стихийница с силой сжала в руке камень, который ей дала Маора, и сеть без проблем пропустила их сквозь себя.
            Тамми оглянулась на простирающийся вдали город, с замиранием сердца думая, что часть пути пройдена и ей все-таки удалось сбежать. Чтобы вернуться домой, надо было обогнуть извилину реки, подняться на холм, а затем пройти сквозь лес.  Если ее следы обнаружат, то Рэйнэн без труда поймет, куда она направляется. Поэтому девушка решила спуститься вниз по течению, чтобы запутать своих преследователей, а там, обогнув холм, выйти прямо к лесу. Ласково погладив напряженного ашхара, Тамми прижалась к его спине и прошептала:
           - Вези меня к реке, Тенюшка.
            Зверь легко оттолкнулся задними ногами и со скоростью ветра понесся вниз к убегающей вдаль полоске воды. С того момента, как Тамми покинула лавку, прошло не более получаса, девушка, обнимая за шею бегущего ашхара, все время думала, что если бы не он, ей ни за что на свете не удалось бы выбраться за город так быстро. Ашхар замедлил шаг и вышел к пологому берегу широкой, бурлящей темными водами реки. Стихийница слезла с лохматой спины зверя и, подойдя к кромке воды, радостно улыбнулась. Вытянув руки вперед, она призвала стихию, река забурлила, по поверхности пошла крупная рябь, а потом вода стала подниматься в воздух. Ашхар, высунув язык, зачарованно наблюдал, как над гладью реки повисла изящная прозрачная лодка. Девушка обернулась и посмотрела на наблюдающего за ней зверя. Ей нужно было уходить, и она понимала, что дальше ашхар с ней не пойдет. Малышке вдруг стало так грустно и больно от предстоящего расставания с Тенью, она всей душой полюбила это грозное и страшное только с виду существо. Обняв животное за шею, она заплакала. Зверюга, жалобно заскулив, стала слизывать слезы, бегущие по нежным щекам хозяйки.
           - Пойдем со мной, пожалуйста, - жалобно стала просить Тамми.
           Тень фыркнул, встал и обреченно поплелся к воде, показывая всем своим видом, что одну он ее не оставит. Не веря своему счастью, радостная девушка, шагнула в лодку, утирая заплаканные глаза, и поманила за собой Тень. Тот недоверчиво тронул лапой призрачное суденышко и, убедившись, что оно действительно материально,  одним прыжком оказался рядом с хозяйкой. Тамми ликовала, она наконец-то могла полной грудью вдохнуть желанный воздух свободы. Раскинув руки как крылья, стихийница звала ветер. Воздушный поток ласково окутал тоненькую фигурку, поднимая вверх непослушные золотые локоны, и лодка, набирая скорость, понеслась вниз по течению, унося маленькую беглянку подальше от темной столицы, от жуткого черного дворца и от грозного темного владыки.
          
                                                              ****
          
           Лодка вынесла ашхара и стихийницу к подножию холма. Выбравшись на берег, девушка залезла на спину Тени. Ласково взъерошив густую шерсть животного, Тамми стала шептать ему на ухо:
           - Тенюшка, нам нужно в лес. Ты ведь отвезешь меня? Еще немножко осталось. Нам нужно успеть до вечера.
           Тень грустно вздохнул и, быстро перебирая лапами, побежал в сторону леса, огибая гору.
           Они выехали на опушку леса, когда солнце уже начинало склоняться к закату. Косые лучи золотыми бликами играли в пышных зарослях папоротника, отбрасывая на траву причудливые тени. Сквозь зеленое кружево листвы были слышны звонкие голоса птиц и размеренное жужжание насекомых. Мимо Тамми пронеслась огромная стрекоза, едва не задев ее своими прозрачными крыльями. В воздухе витал пряный аромат полевых ромашек, усеявших поляну перед лесом густым белым ковром. Стихийница слезла на землю, закрыла глаза, а потом, громко смеясь, упала в душистое облако цветов. Воздух свободы вскружил девушке голову, легко вскочив на ноги, она стала кружить по поляне как сумасшедшая, радостно хихикая и разговаривая с ашхаром.
           - Ты будешь жить со мной, Тень. Вот увидишь, - восторженно и сбивчиво повторяла девушка, - нам с тобой будет очень хорошо. Там нет жутких дворцов, ужасных магов и там нет ЕГО! Мы с тобой будем жить в лесу, Тень! Тебе там понравиться! Там много дичи и ты сможешь охотиться. И там он нас никогда не найдет!
           Она остановилась и, раскинув в стороны руки, вдруг закричала:
            - Он. Меня. Никогда. Не найдет, - она вертелась, как юла, запрокидывая к небу совершенно счастливое лицо, крича и срывая голос, - Я свободна! О духи! Поверить не могу. Я свободна!
            Тень улегся на траву и недоуменно смотрел на танцующую и поющую на поляне хозяйку, абсолютно не разделяя с ней ее веселья. Девушка, устав наконец прыгать по лужайке как заведенная, остановилась и, тяжело дыша, потрепала насупившегося зверя. Нужно было двигаться дальше.
           - Пошли, мой защитник. Что бы я без тебя делала?
           Солнце медленно, плавно, верно, садилось за горизонт, через несколько минут все должно было погрузиться в сумерки, а после - абсолютную темноту. Свой лес  Тамми знала как пять пальцев, она могла бродить в нем ночью с закрытыми глазами, безошибочно находя путь домой. Этот таил в себе что-то пугающее, темное, что-то, что заставляло стихийницу напрягать все органы чувств. Вздрагивать от каждого шороха. До ночи нужно было найти безопасное место, поэтому девушка быстрее гнала ашхара, зорко всматриваясь в окружавшую ее картинку леса. Взгляд наткнулся на сосну, ветви которой длинными лохматыми лапами висели вниз, накрывая пространство вокруг ствола подобно шалашу.
           - Хвала духам! - радостно сказала Тамми, направляя Тень в сторону найденного для ночлега приюта.
            Девушка быстро нарвала целую охапку папоротника, настелив его под нависающими над землей ветвями. Покрутившись вокруг сосны, она обнаружила  рядом заросли дикой малины, сорвав большой лист лопуха, стала укладывать на него сочные красные ягоды. Когда набралась целая горка, Тамми, довольно сопя, полезла со сладкой находкой под хвойный домик. Усевшись на мягкую зеленую подстилку, она развязала узелок, который ей дала Маора, выудив оттуда хлеб и несколько ломтей вяленого мяса. Ашхар плотоядно облизнулся, втягивая носом запах еды, а Тамми стала смеяться.
           - Ты мой голодный, на, ешь, – сказала она, протягивая зверю толстые куски, - мне и ягод хватит. А когда доберемся домой, наедимся до отвала. Я тебе такие места покажу…
           Мясо и хлеб мгновенно исчезли в широкой пасти Тени, а поскольку еды больше не было, зверь положил морду на колени хозяйки и, громко зевнув, закрыл глаза. Тамми доела малину, а потом долго сидела, облокотившись спиной о ствол дерева, запуская пальцы в густую шерсть дремавшего ашхара. Девушка не могла уснуть, ее распирало от радости, а еще она невероятно гордилась собой, ведь ей так легко удалось провести самого темного властелина. Где-то на задворках сознания у нее шевельнулась мысль, что когда муж обнаружит ее пропажу, то, скорее всего, будет искать, а искать он будет повсюду, слишком уж настырный. Но она для себя решила, что в деревню больше не вернется, во-первых, если ее там будут искать, то точно не найдут, а во-вторых, совершенно не хотелось, чтобы из-за нее снова кто-то пострадал. Прикрыв глаза, она мечтала… мечтала, как будет жить с Тенью в пещере у голубого озера, как по утрам они будут плавать в чистой прозрачной воде или ловить рыбу, а по вечером будут разводить костер, жарить пойманную ашхаром  дичь и Тамми будет петь… Петь солнцу, ветру, воде, петь жизни – жизни, которую она так любила. Волнение и усталость сделали свое дело, маленькая беглянка, скрутившись в кольце лап Тени, убаюканная его размеренным урчанием, наконец уснула.
           Тамми проснулась от странного свечения, пробивавшегося сквозь густые ветви импровизированного шалаша. Стихийница протерла глаза, находясь в недоумении, откуда среди ночи мог возникнуть яркий свет. Тихонько приподнявшись, она осторожно, чтобы не разбудить спящего ашхара, отодвинула в сторону длинную хвойную лапу. Все деревья вокруг мерцали мягким золотистым сиянием, по траве, как поземка, ползла сверкающая серебристая пыль. Воздух вокруг искрился сотнями маленьких ярких огоньков. Как зачарованная, Тамми двинулась навстречу волшебному сиянию. Она стояла в центре поляны, а сверкающий воздух окутывал ее, как коконом, мягким теплым свечением, осыпаясь на голову золотым дождем. Деревья вокруг вдруг ярко вспыхнули, из стволов стали появляться удивительно красивые существа. Гибкие, тонкие, золотокожие, с невероятными, неестественно синими глазами. Руки, лицо, тело, странных визитеров испещрял выпуклый, похожий на затейливую вязь узор. Вместо волос и бровей по их головам скользили волнистые, объемные руны. Они двигались так легко и невесомо, словно не шли, а плыли по воздуху. Одно из существ протянуло Тамми руку. С золотых пальцев поползли призрачные, переливающиеся струйки. Стихийница, услышала в своей голове их голоса и, хотя этого языка она не знала, но почему-то прекрасно понимала, чего хотят от нее золотые духи. Девушка потянула руки к мерцающим ручейкам, принимая в дар древнюю, как этот мир, силу. Лес вокруг озарила яркая вспышка, на ладошке Тамми снова загорелся странный переплетающийся символ, заключенный в круг. Свет мгновенно погас. Стихийница стояла, окутанная мраком ночного леса, потрясенно озираясь вокруг. В этом месте с ней снова и снова происходило что-то непонятное и странное, загадочный темный мир зачем-то делился с ней своей магией. Тамми дотронулась до ствола только что сиявшего дерева, с изумлением понимая, что оно живое, оно говорит с ней, и оно почему-то просит помощи. Она одернула руку, попятившись назад, подальше от пугавшего ее зова. Стало жутко, неуютно и страшно, метнувшись тенью под спасительный полог шалаша, девушка  судорожно обхватила обеими руками ашхара, в попытке унять сотрясавшую ее мелкую дрожь. Зверь приоткрыл один глаз, недовольно зарычал, а потом, подмял под себя Тамми, накрывая мощной лохматой лапой. В его объятьях было так тепло и спокойно, что, постепенно успокоившись, она наконец уснула.
           Следующий день Тамми с Тенью непрерывно двигались, по лесу. Девушка  позволила себе сделать передышку только раз, чтобы дать возможность голодному ашхару немного поохотиться. Пока Тень носился в поисках зайцев и куропаток, она насобирала ягод и вымылась в лесном ручье. Тамми надеялась добраться к вечеру до желанного прохода в свой мир, но поскольку, пытаясь сбить преследователей со следа, пошла другой дорогой, неудивительно, что в незнакомой местности она сбилась с пути. Половина дня ушла на то, чтобы вернуться назад и выбрать правильное направление. Девушка злилась на свою глупость, вместо того, чтобы уже быть дома, эту ночь ей снова придётся провести в чужом лесу. К сумеркам она нашла небольшое углубление между корней огромного дерева, натаскав туда папоротника и травы, соорудила теплое гнездышко. Засыпая в теплом кольце лап Тени, Тамми мечтала только об одном, чтобы эта ночь стала последней ночью, которую она проведет в этом жутком, пугающем ее мире.
          
                                                              ****
          
           Рэйнэн открыл глаза и увидел над собой проплывающие высоко в небе облака. Судя по освещению, было раннее утро. По руке щекотно пробежала какая-то букашка. Стряхнув насекомое, мужчина приподнялся и огляделся по сторонам. Туманная долина выглядела все так же мрачно и серо как обычно, сквозь наползающее на землю марево повсюду торчали обугленные стволы деревьев и кое-где пробивались пучки сухого кустарника. Владыка поднялся с холодной земли, задумчиво себя рассматривая. Он не помнил, как оказался выброшенным из контура, но то, как на его груди, разрывая тело нестерпимой болью, загорелся переплетающийся символ, помнил слишком хорошо. Маг дотронулся рукой до мышц над сердцем и удивленно заметил, что кожа там по-прежнему оставалась неповрежденной. Все произошедшее казалось каким-то странным и непонятным сном. Но Рэйнэн понимал, что ему ничего не привиделось, он точно знал, что магия миров никогда ничего не делает просто так. Оставалось только понять, почему преследуя того, кто проник сквозь запечатанный им магией крови проход, он получил ночью непонятную силу? Почему выбрали именно его? И куда делся тот, кто ушел за грань? Сырые клочья тумана неприятно скользили по обнаженному телу, кожа мгновенно покрылась мурашками. Мужчина огляделся вокруг и, не заметив ничего, что могло бы его заинтересовать,  решил, что пора возвращаться домой.
            «Интересно, - подумал Рэйнэн, - если он сейчас абсолютно голый появится в спальне перед женой, какова будет ее реакция?» Владыка прочертил руну перехода, шагая в клубящийся тьмой туннель.
           Выйдя в своих покоях, он осторожно подошел к двери, ведущей в спальню, и бесшумно ее приоткрыл. Комната была пуста. Кровать была застелена, малышка уже успела проснуться и куда-то уйти.
           - Ранняя пташка, - улыбнулся Рэйнэн.
            Развернувшись, мужчина пошёл в одеваться, думая на ходу, что даже лучше, что Тамми нет в комнате. Он вдруг почувствовал себя дико уставшим, а тратить силы еще и на споры с несмышленой женой ему и вовсе не хотелось. Едва успев натянуть штаны и снять с вешалки рубаху, он услышал торопливые шаги. В гардеробную комнату влетела перепуганная кормилица.
           - Сынок, где ты был? - Арха трясла удивленно взирающего на нее Рэйнэна, - где ты был?
            Женщина всхлипнула и, уткнувшись лицом в грудь владыки, горько заплакала.
           - Родная, меня не было несколько часов, а ты устроила истерику. Я и раньше не ночевал дома, не припомню, чтобы тебя это так расстраивало.
            Рэйнэн осторожно отодвинул от себя рыдающую Арху и продолжил одеваться, неспешно застегивая пуговицы на рубахе. Следующие слова кормилицы повергли его в шок.
           - Тебя не было три дня, Рэйни! Мы с Трэмраном не знали, что и думать. Где ты был, сынок?
           Ошеломленный император недоверчиво смотрел на Арху, с трудом веря в происходящее.
           - Три дня? Я отсутствовал три дня!? Тьма… Кто-то, кроме Трэма, знает, что я исчез? - темный владыка нервно стал натягивать на себя сюртук.
           - Нет, для всех ты отбыл на север по делам империи.
           - А что вы сказали моей жене? - Рэйнэн хищно уставился на внезапно замершую Арху.
            Кормилица нервно сцепила дрожащие руки в замок и снова заплакала.
           - Что с Тамми? - император подался вперед и больно сжал рыдающую женщину за плечи.
           - Она… Она сбежала, сынок, – горько всхлипывая, выдохнула Арха.
           - Что!? - яростно заревел темный, практически перестав контролировать свою сущность. – Кто посмел выпустить ее из дворца?
           - Ты дал ей слишком много власти, сынок. Никто не будет перечить равной тебе. Она очень умная девочка и быстро это поняла, - срывающимся голосом оправдывалась Арха.
           В порыве бешенства Рэйнэн ударил кулаком в стену, кроша дерево, разбивая перегородки.
           - Как давно?
           - Два дня, - Арха протянула руку в попытке дотронуться до задыхающегося от гнева  Рэйнэна, но он резко оттолкнул ее и вдруг заорал:
           - Ты куда смотрела? Где ты была, когда она сбежала?
           Арха упала на колени и, рыдая, обняла ноги любимого чада.
           - Сынок, прости меня, я так переживала за тебя, что совершенно упустила девочку из вида.
           Закрыв глаза, в попытке успокоиться и прийти в себя, Рэйнэн облокотился о стену. Потом подняв с пола плачущую кормилицу, обнял ее.
           - Прости, родная, я просто ужасно зол, не плачь. Я найду ее. С ней все в порядке, иначе я бы уже почувствовал, - владыка посмотрел на шрам, пересекающий его ладонь, и яростно сжал руку в кулак.
           Оставив Арху в комнате, он вылетел из покоев, сметая на ходу находящуюся у дверей охрану. Навстречу бежал уже оповещенный с помощью заклинания призыва первый советник.
           - Владыка, хвала Тьме, вы вернулись. Что…
           - Потом, Трэм. Все потом, - перебил его император. - Кто занимается поиском моей жены?
           - Я, владыка.
           - Ты что-то нашел?
           - Я старался не поднимать шума. Нам удалось узнать, что она вышла из магазина через черный ход, дальше следы ведут к реке. Где именно они с ашхаром вышли из воды, пока не удалось определить. Но мы прочесываем весь берег с другой стороны.
            Трэм едва поспевал за несущимся как ураган Рэйнэном. Император внезапно остановился, коварно усмехаясь.
           - Она спустилась вниз по реке и идет в обратном направлении, запутывая следы. Умная девочка. Отзови поисковиков, Трэм. Дальше я сам.
            Рэйнэн на ходу прочертил символ перехода и исчез в клубящейся тьме. Выйдя на высоком холме, с которого они с Тамми спускались, когда он вез ее темную столицу, владыка подобно хищнику стал разглядывать простирающийся передним план местности. Если малышка двигалась по воде, то выйти она могла только на пологом и ровном берегу, найдя глазами такое место, Рэйнэн мысленно прочертил от него линию до холма, а потом и к лесу. Определив, в каком направлении следует двигаться, маг широко раскинул руки, чтобы через мгновенье взмыть в воздух крылатой черной громадой. Всматриваясь в мелькающий внизу лес, он чувствовал, что она жива и где-то рядом, его зрение позволяло улавливать малейшее движение. Рассекая мощными крыльями потоки воздуха, парящий дракон медленно и верно приближался к своей добыче.
          
                                                              ****
          
             Погода испортилась, небо заволокли рваные серые тучи, обещая скорое приближение дождя. Тамми поежилась, укутавшись плотнее в густую шерсть Тени, спасаясь от холода рассветных сумерек. Она уже было собиралась закрыть глаза и снова вздремнуть, как вдруг услышала тихий шорох за спиной. Резко обернувшись, девушка вскрикнула и замерла, с омерзением глядя на приближавшуюся к ним тварь. Грязно-серое бесформенное существо, хищно распахнув беззубую бездонную пасть, медленно надвигалось, шевеля длинными скользкими щупальцами. В провалах узких глазниц монстра зияла пугающая чернота. Чудовище подобралось как перед прыжком и зловеще зашипело:
           - С-с-с-ш-ш-ш-ш.
           Ашхар мгновенно вскочил, вздыбил шерсть и, прикрывая собой Тамми, яростно зарычал, обнажив ровные ряды, острых, как бритва, клыков. Стихийница смотрела на шипящую желеобразную серую тварь и чувствовала каждой фиброй своей души леденящий холод и опасность, исходившие от нее. Собрав вокруг себя воздух в тугой кулак, она атаковала первой. Воздушная волна врезалась в существо и оно, отлетев на несколько метров, с силой ударилось о стоявшее на пути дерево, сползая по стволу грязной массой. Аморфная куча вздрогнула, и вот уже совершенно целая тварь, мерзко шевеля длинными щупальцами, снова надвигалась на перепуганную Тамми. Девушка с силой выдохнула и, закрыв глаза, стала призывать стихии. По земле поползли глубокие трещины, подул холодный резкий ветер, вздымая вокруг опасного существа вращающуюся пыльную воронку. Тварь широко распахнула чудовищный рот и хищно улыбнулась, почувствовав исходящую от жертвы волну магии. Каким-то невероятным образом монстр скользнул в широкую трещину и, поднырнув под земляным вихрем, бросился на Тамми, совершив сильный и плавный толчок, разбрасывая в полете щупальца как ловчую сеть. Ашхар, грозно рыча, прыгнул ему навстречу, закрывая собой тело стихийницы. С диким воплем сцепившиеся в клубок монстр и Тень стали кататься по земле. Тамми с безотчетным ужасом наблюдала, как могучий ашхар, вдруг заскулив, стал терять силы, вяло отбиваясь от скрутившей его твари. Девушка держала перед собой силовой огненный шар, понимая, что если бросит его в жуткое чудище, то убьёт и Тень. Не теряя ни на миг концентрации, она яростно закричала:
           - Тень, назад. Ко мне. 
            Обессиливший ашхар дернулся из последних сил, в ничтожной попытке оттолкнуть от себя лапами выпивающую его тварь. Тамми не успела нанести удар огненной стихией. Вокруг что-то неуловимо стало меняться. Резкий порыв ветра больно ударил в грудь. Потеряв равновесие, девушка упала на землю, с ужасом наблюдая, как внезапно налетевший черный ураган с силой отбросил в сторону глухо рычащего ашхара и, обернувшись вокруг неожиданно взвывшей серой твари бешено вращающимся коконом тьмы, буквально расплющил жуткого монстра. Хлопок, и… тело чудовища взорвалось в воздухе, забрызгав своими останками деревья, растекаясь по траве скользкой вонючей лужей. Темный смерч ударился о землю, распадаясь на тысячи сверкающих точек. Черные искры тускло замерцали, внезапно поползли друг к другу, превращаясь на глазах у изумленной Тамми в мощную фигуру темного императора.
           - Тень, – позвал Рэйнэн тоном, не требовавшим возражений, указывая пальцем в темный проход, возникший из ниоткуда за его спиной. Ашхар заскулил и, таща по земле длинный хвост, прихрамывая, поплелся в открывшийся портал.
           Повернувшись к Тамми, Рэйнэн окинул девушку долгим, тяжелым взглядом и тихо спросил:
           - Далеко собралась, маленькая?
           И этот тихий и вкрадчивый голос совершенно не вязался с холодной яростью, полыхавшей в глубине его глаз. Он был не просто зол, он был в бешенстве, Тамми чувствовала его состояние так, словно он был частью ее самой. Этот Рэйнэн пугал ее еще больше, чем то существо, от которого он ее только что спас. Судорожно сглотнув, девушка затравлено стала оглядываться по сторонам в поисках пути отступления.
           - Ц-ц-ц-ц, – цокнул языком Рэйнэн, отрицательно покачав головой, – неправильное решение, маленькая.
           Он сделал плавный, осторожный шаг навстречу, как хищник, загоняющий свою добычу в угол. Тамми резко рванула в сторону, но все было тщетно, с невероятным проворством, Рэйнэн, одним прыжком очутился рядом. Сжав Тамми своими огромными ручищами, он тряхнул ее с такой силой, что у девушки клацнули зубы.
           - Идиотка! Маленькая. Глупая. Идиотка, – зло чеканил Рэйнэн. - Ты хоть представляешь себе масштабы своей глупости? Вы погибли бы оба, ты и пытающийся защитить тебя ашхар.
           - Я не хотела. Я… - Тамми не смогла договорить, захлебнувшись собственными словами, видя, как в глубине бирюзовых глаз супруга загорается что-то настолько пугающее, что у нее по спине пошел озноб.
           Высоко в небе грянули первые раскаты грома, тяжелая капля упала на разгоряченное лицо владыки, и он вздрогнул. Тамми внезапно вспомнила, что темный маг не любит дождь. Потянувшись сознанием к сосредоточению своей магии, она сконцентрировалась, призывая спасительную стихию воды, в надежде остудить захлестнувшую мужа ярость. Небеса словно прорвало. Ливень хлынул сплошной стеной, окутывая фигуру Рэйнэна тонкой, прозрачной пеленой. Злые, холодные плети дождя хлестали его лицо. Одежда мгновенно намокла, но дождь уже не мог загасить бушевавшего в нем пламени. Одно движение - и он сжал ее в своих крепких объятьях. Безумие овладело Рэйнэном, мир сузился до хрупкой фигурки Тамми, ее пылающего взгляда, ее манящих губ, ее сводящего с ума запаха. С глухим рычанием он отпустил своего хищного, голодного зверя на волю. Он пил ее жадными губами, утоляя дикую, пожиравшую его изнутри жажду, вдыхая ее аромат, пропуская сквозь пальцы золото ее волос. Ему было мало. Он хотел ее всю. Раствориться в ней, утонуть в ней, почувствовать, как шелк нежной девичьей кожи скользит под его руками, как пульсирует внутри нее, его сжимающаяся в тугой узел плоть. Рэйнэн рванул на себя ткань мешавшего ему платья, прокладывая горячую дорожку поцелуев на теле девушки, оставляя на гладкой безупречной груди алые пятна своей страсти. Пьянея от нахлынувшей эйфории, он разорвал на себе рубаху в болезненно дикой попытке дотронуться до нее собой. Утолить ею испепеляющий его тело жар желания. Тихий стон вырвал темного владыку из всепоглощающего пожара. Затуманенный страстью взгляд наткнулся на огромные, полные слез, изумрудные глаза. И вдруг что-то щелкнуло у него внутри, он смотрел на нее, словно видел впервые. Красные, распухшие от его поцелуев губы, пленительно красивый изгиб нежных плеч, тонкая сеточка вен на шее, просвечивающаяся сквозь алебастровую кожу, мокрые спиральки рыжих волос, прилипшие к бледным щекам. Она была такая беззащитная, такая трогательно нежная, такая невыносимо желанная. Ему вдруг очень захотелось просто обнять ее и больше никуда не отпускать. Осторожно обхватив ладонями ее лицо, он в бесконечно нежном поцелуе прижался губами к ее заплаканным глазам, забирая горькие слезы, прогоняя страх, словно просил прощение за причиненную боль. Сняв плащ, он укутал в него жену, скрывая следы своего буйства и приходя в себя от пережитого страха. Прочертив в воздухе темный символ перехода, Рэйнэн поднял на руки свою бесценную ношу и шагнул в клубящуюся тьму.
             Он вышел с ней на императорской половине. Крепко прижимая к себе малышку, Рэйнэн на ходу высушил ее одежду, но девушка все равно продолжала вздрагивать всем телом, тихо, как-то по-детски всхлипывая. Владыка укутал жену плотнее в плащ, сел на кровать и, обволакивая ее всем своим телом в попытке согреть, стал убаюкивать как ребенка. Рэйнэн медленно раскачивался, еле касаясь губами непослушных кудряшек, повторяя как заклинание:
           - Все хорошо, все будет хорошо, моя маленькая.
           Он не знал, сколько прошло времени, это не имело для него никакого значения, весь мир в этот момент сосредоточился в хрупком, вздрагивающем в его руках теле жены. И темный владыка бессознательно продолжал прижимать к себе малышку еще сильнее, пытаясь забрать своим телом ее боль и страх.
             Она затихла, перестала дрожать, дыхание стало ровным и спокойным. Рэйнэн чувствовал, как оно щекочет его шею. Осторожно отодвигаясь, он взглянул в лицо Тамми. Девушка уснула у него на руках, губы слегка подрагивали, складываясь в какую-то горькую и совершенно беззащитную улыбку. Ему захотелось закричать, ударить кулаком в стену, пойти и что-то разбить, а лучше убить кого-нибудь, лишь бы не видеть этого несчастного выражения на ее прекрасном лице. Он мучил себя. Она лежала в его руках, такая близкая, восхитительная, теплая, а он боялся пошевелиться, боялся коснуться ее губ - розовых, влажных, манящих. Медленно поднявшись, император уложил спящую супругу на постель, потом, завернув ее в край одеяла, присел перед кроватью, с нежностью разглядывая ее лицо. Ему вдруг стало страшно, по-настоящему страшно, так страшно, что по спине пробежал ледяной озноб. Не успей он вовремя… Сердце внезапно болезненно сжалось, а потом застучало быстро-быстро, словно хотело вырваться из груди. С ним происходило что-то странное, что-то, чего он не мог ни понять, ни контролировать, и это напрягало еще больше. Тихо закрыв за собой дверь, Рэйнэн пошел к кормилице, он накричал на нее утром в порыве гнева, а она была единственным человеком, способным понять и принять его темную, мрачную, пугающую окружающих сторону души.
          
                                                              ****
          
           Арха стояла у окна, нервно теребя мокрый от слез платок. Увидев владыку, она бросилась ему навстречу, с надеждой и тревогой вглядываясь в суровое лицо.
           - Все хорошо, родная, - произнес Рэйнэн, заключая женщину в свои объятья, - я нашел ее.
           - Мне пойти к ней?
           - Не надо, она спит, - Рэйнэн подвел Арху к камину, усаживая ее в кресло. Кормилица смотрела в хмурое, усталое лицо сына, понимая, что его что-то угнетает и тревожит.
           - Что с тобой, Рэйни? Что-то случилось?
           - Мне плохо, Арха, – тихо прошептал император, опускаясь на пол возле кормилицы и укладывая голову ей на колени.
           Женщина наклонилась, поцеловав Рэйнэна, стала ласково перебирать длинные черные пряди.
           - Почему, мой дорогой?
           - Я не знаю. Болит, - сказал Рэйнэн, - здесь болит, - и он постучал кулаком по груди. - Смотрю на нее, и болит еще больше… Что это?
           Арха грустно улыбнулась, обняла руками лицо владыки, заставляя посмотреть в глаза.
           - Это любовь, сынок! Ты любишь ее! Ты сам еще не понял, мой мальчик, но твое сердце уже любит ее. Ее боль - твоя боль. Ее радость - отныне твоя радость. Я тебя предупреждала, Рэйни, ты не сможешь по-другому. Огонь драконов в твоей крови всегда будет сильнее холода тьмы.
           Бирюзовые глаза владыки с тоской смотрели на кормилицу.
           - Ты не говорила, что любить так больно… она выворачивает меня наизнанку… она мучает меня.
           - Любовь и боль зачастую неразделимы, сынок. Не познав свою боль, никогда не поймешь боль чужую и не научишься ценить счастье.
           - А ты? Ты любила когда-нибудь? - Рэйнэн вдруг понял, что ничего не знает о женщине, которая его вырастила.
           - Любила, но это грустная история, Рэйни.
            Арха опустила глаза, и владыка почувствовал, как задрожали ее руки в его ладонях.
           - Расскажи, родная. Ты никогда мне ничего не говорила о себе.
           - Ты никогда не спрашивал, сынок… - грустно сказала Арха. - У меня был муж и маленький ребенок, когда Керр забрал меня в замок. У Энринэль должен был родиться ты, и меня выбрали в качестве кормилицы для императорского наследника. Твоя настоящая мать была хорошей женщиной, и она упросила владыку оставить моего сына в ее покоях вместе со мной. Потом… Потом ты знаешь. Твоя мать умерла, а ты остался…
           Рэйнэн поднялся и, удивленно глядя на Арху, спросил:
           - У тебя есть ребенок?
            Арха вздохнула так, словно ей внезапно стало не хватать воздуха.
           - Был Рэйни, он умер.
           Рэйнэн потрясенно уставился на кормилицу.
           - Почему?
           Арха долго молчала. Словно прокручивала в своей голове воспоминания давно минувших дней, а потом заговорила:
           - В ту ночь мой малыш уснул у меня на руках…Ты проснулся… Ты так сильно плакал, а я никак не могла тебя успокоить. Я положила своего ребенка в твою кроватку, а тебя стала качать, но ты так сильно кричал… Я испугалась, что ты разбудишь и моего сына, и вышла с тобой в другую комнату, потом на балкон. Ты успокоился, но долго не хотел засыпать, все тянул ко мне ручки... Когда я вернулась с тобой в комнату, мой мальчик уже не дышал.
           - От чего он умер? - Рэйнэну вдруг стало дурно от внезапно посетившей его догадки.
           - Я не знаю, он просто больше не дышал. Он умер во сне, - Арха закрыла ладонями лицо и расплакалась. – Каждую следующую ночь я резала себе пальцы и засыпала солью, я боялась уснуть, боялась, что когда проснусь, тебя тоже не будет, сынок. Я смотрела на тебя и слушала, как ты дышишь. Я так боялась…
           Голос женщины утонул в сотрясающих ее рыданиях. Рэйнэн крепко сжал кормилицу в своих объятьях.
           - Прости меня, прости, что накричал утром. Ты единственная мать, которую я знал. Ты самая лучшая мать, которая у меня могла быть. Я люблю тебя, родная.
           Арха подняла на владыку счастливые, заплаканные глаза.
           - Ты никогда не говорил, что любишь меня, сынок.
           Рэйнэн поцеловал Арху в макушку и прошептал:
           - Я просто не знал, как назвать то, что я к тебе чувствую.
          
                                                              ****
          
           Рэйнэн, покинув кормилицу, вошел в свои покои в надежде, что малышка еще спит после пережитого кошмара, но неожиданно обнаружил жену бодрствующей. Тамми сидела в кресле у окна, сердито сдвинув брови и поджав губы, зашивая порванное им в порыве страсти платье. На полу мирно дремал ашхар, обкрутив ее ноги своим длинным хвостом, как веревкой. Воспоминания о своей несдержанности неприятно шевельнулось внутри, заставляя Рэйнэна испытывать неведомые доселе муки совести. Девушка посмотрела на мужа как на пустое место и продолжила шитье.
           - Зачем ты это делаешь? У тебя что, мало платьев? - раздраженно заметил Рэйнэн.
           - Пытаюсь восстановить то единственное мое, что у меня осталось, а те, что в шкафу, можешь носить сам, - буркнула Тамми, яростно сверкнув глазами.
           Темная сущность внутри Рэйнэна злобно оскалилась и с гневом вылезла наружу.
           - Моя жена не будет ходить как нищенка, - рявкнул он.
           Едва уловимое движение рукой, и платье на глазах удивленной Тамми вдруг стало таять, осыпаясь сквозь пальцы серой пылью.
           - Ты-ы, - только и успела возмутиться Тамми, глядя, как дверь за спиной мужа с грохотом захлопнулась.
           - Чудовище, - возмущенно выдохнула в спину удалившемуся супругу Тамми, -  темное, гадкое чудовище.
           Отряхнув ладони от пыли, девушка стала нервно мерить комнату шагами, платье было последним, что напоминало ей о прошлой жизни, о доме и о тех временах, когда она была счастлива и свободна как птица. События последних дней вихрем проносились в ее голове, и чем больше она вспоминала, тем сильнее в ее душе поднималась волна гнева и обиды. Да кто он такой? Что он себе возомнил? Разгромил деревню… Похитил из дому… Заставил выйти за него замуж… Лишил всякой возможности свободно передвигаться, мыслить…Как долго он еще собирается ее унижать и запугивать? Тень, как привязанный, ходил за девушкой по комнате следом. Взгляд Тамми наткнулся на скрытую в панели стены дверь, и коварно усмехнувшись, девушка открыла ее, ступая в просторную императорскую гардеробную. Первое, что попалось ей на глаза, были ровные ряды рубах, висящих слева. Взяв в руки одну, она схватила ее за обшлаг рукава и дернула на себя со всей силы. Ткань затрещала, но не поддалась. Еще больше разозлившись, Тамми бросила рубаху на пол и, потоптавшись по ней как белка, закапывающая орех, удовлетворённо улыбнулась. Откинув рубаху носком туфельки в угол шкафа, она выскочила из гардеробной и помчалась в кабинет мужа. Девушка исступлённо поднимала ворох бумаг, лежавших на столе, и наконец найдя то, что искала, сверкая счастливыми зелеными глазами, метнулась обратно к шкафу. Стащив с вешалки очередную сорочку, Тамми, закусив губу, стала вырезать ножницами на спине цветочки. Цветочки получались слегка кривыми, что обрадовало девушку еще больше. Придирчиво осмотрев результат своего творчества, она повесила рубаху на место и принялась за следующую. Через полчаса все сорочки темного владыки были безнадежно испорчены. Теперь одежду грозного мага украшали дырявые аппликации корявых зайчиков, котиков, осликов и прочих животных, на вырезание которых у Тамми хватило умения и фантазии. Оглядевшись по сторонам в поисках очередной жертвы, она подошла к правой стене, коснувшись рукой стопок брюк, аккуратно сложенных на полках. Вытащив оттуда один экземпляр, девушка мстительно прищурилась и одним махом срезала с ширинки все пуговицы. Следующим штанам не повезло больше, осторожно распоров шов сзади от талии до паха, Тамми вернула их на место. Закончив с брюками, девушка принялась за камзолы. Взгляд задержался на черном одеянии, том самом, в котором она впервые увидела в лесу будущего супруга. Гладкая, похожая на кожу ткань приятно холодила ладони рук. Одежда была невероятно красивой, поэтому девушка на секунду задумалась, стоит ли портить такой редкий экземпляр. Сомнения растаяли так быстро, как снег на солнце, стоило вспомнить, каким образом ее уволокли из деревни. Яростно ткнув ножницами в ткань, она удивленно моргнула: ножницы не причинили ей никакого вреда. Отбросив странную одежду в сторону, в беспомощной злобе девушка стала искать взглядом что-нибудь подходящее для воплощения своей мести, и увидела ашхара, радостно подбрасывавшего лапой куски обрезков императорской одежды, валявшихся на полу.
           - Тень, иди сюда, мой хороший, будем играть, - сладко промурлыкала Тамми.
           Тень подбежал к девушке и преданно уставился на нее своими желтыми глазами, нетерпеливо постукивая хвостом по полу.
           - На, жуй, будет весело, - сказала она, протягивая ашхару императорский мундир. Тень недоверчиво фыркнул, а потом, схватив край рукава зубами, стал медленно, с урчанием грызть наряд любимого хозяина.
           За спиной раздался осторожный шорох. Громкий вопрос заставил Тамми вздрогнуть и выронить из рук ножницы.
           - Развлекаешься, маленькая? - подозрительно спокойно произнес темный владыка.
           Ашхар, выплюнув заслюнявленный и пожеванный предмет императорской гордости, мгновенно ретировался за ворох свисающей с вешалок одежды, сверкая оттуда неестественно желтыми глазами.
           Рэйнэн обошел жену со спины, поднимая с пола теперь уже бывший когда-то парадным мундир. С удивлением заметив разбросанные по полу разноцветные обрезки, он резко выдернул из строя вешалок одну из рубах, зачарованно разглядывая испещряющие ее фигурчатые дыры.
           - М-м-м,- задумчиво произнес супруг, - это была моя любимая.
           - Я зашью, - Тамми нервно дернулась и попятилась назад.
           - Вряд ли, полагаю, шьешь ты так же паскудно, как и режешь, - едко подытожил Рэйнэн, разглядывая кривую фигурку то ли зайца, то ли ослика, украшавшую спину рубахи из безумно дорогого эдрагского шелка.
           Тамми смотрела на хмуро перебирающего вешалки супруга и понимала, что надо бежать подальше, пока он не пришел в бешенство. Тихонько развернувшись, она хотела улизнуть из комнаты и найти спасение у Архи, но была остановлена резким и злым:
           - Стоять! - глаза мужа превратились в узкие холодные щелочки. – Ну, и куда же ты собралась, моя маленькая? - вкрадчиво издевательски спросил владыка. - Может, теперь развлечемся вместе?
           Сделав шаг в сторону, девушка отрицательно затрясла головой.
           - У-у-у, - Рэйнэн скорчил обиженную рожицу. - Почему? Я тоже умею играть в игру «Раздень ее величество», - и он демонстративно потряс перед лицом Тамми изрезанными в лапшу брюками.
           - Нн- не надо, я больше не буду, – пролепетала Тамми, медленно отступая.
           - А я буду! - нагло заявил Рэйнэн, надвигаясь на девушку всей своей мощью, и улыбнулся какой-то совершенно злорадной и самодовольной улыбкой.
           Загнав  Тамми вглубь комнаты, он взял стул, поставил его по центру и, усевшись на него, расслабленно закинул ногу на ногу, сложив на груди руки.
           Тамми не успела моргнуть глазом, как от подола платья вдруг оторвалась длинная узкая полоска и, проползя по полу как уж, скрутилась тонкой, цветной спиралькой.
           - Видишь ли, маленькая, - тон Рэйнэна стал омерзительно-поучительным, - ты ведь маг, стихийный маг. Зачем же столько ненужных усилий, когда можно легко и непринужденно с помощью магии сделать ту же работу, причем с ювелирной точностью. Просто формируешь из потока воздуха острое лезвие. Смотри…
           Рука владыки вытянулась в сторону стихийницы, спуская с пальцев голубоватую дымку магии. Тамми охнула, глядя на то, как ее одежда медленно стала расползаться на тонкие ленты, словно кто-то кроил ее невидимыми ножницами.
           - Какой-то некрасивый кусочек получился, правда? – сердито надувшись, сказал Рэйнэн, оттяпав от платья длинную тонкую полосу. – Твои зайчики мне понравились больше. Но император и зайчики… Немужественно… Ты не находишь? Придумал. Будем вырезать дракончиков. Тебе нравятся дракончики, дорогая?
           Тамми отрицательно покачала головой, со смесью недоверия и шока глядя на дурачившегося супруга.
           - Жаль, - огорчился Рэйнэн, - а мне нравятся. Дилемма… мне нравятся, а тебе нет… С этим надо что-то делать… Значит, будем просто резать. Скучно с тобой, малышка, - притворно грустно вздохнул владыка, отрезая от платья очередную полоску.
              Кусок за куском воздушный нож отрезал от ее наряда лоскуты, пока остатки платья не осыпались на пол и Тамми не осталась стоять в тонкой нижней сорочке, совершенно мало скрывавшей находящееся под ней тело. Девушка дернулась, собираясь выбить стул под потешающимся над ней супругом воздушной волной, но руки и ноги внезапно стянули невидимые путы, и она лишь удивленно заморгала, не в силах сделать даже малейшего движения.
           Рэйнэн смотрел на Тамми, склонив голову на бок, словно разглядывая результат хорошо выполненной работы, а в его глазах плясал дикий, безумный огонь. Потом он вдруг резко встал, опрокидывая стул, и метнулся навстречу скованной магией жене, жадно сверкая глазами. Он подошел так близко, что Тамми чувствовала даже через тонкую преграду ткани жар, исходящий от его тела. Сильная рука коснулась ее щеки, мягко описывая большим пальцем контур ее губ, потом плавно двинулась вниз, поглаживая шею, ключицу и приспуская тонкую ткань с нежного плеча. Другая рука вдруг легла на ногу и заскользила вверх, поднимая подол рубахи и обнажая бедро, касаясь там, где нельзя было касаться, трогая там, где нельзя было трогать. Тамми начало не хватать воздуха, внизу живота внезапно стало мокро, липко, жарко, ноги подкосились, теплые волны побежали вверх, пробуждая в теле сладкую тягучую боль, заставляя вздрагивать от каждого прикосновения его пальцев, а он просто смотрел на нее, не отводя взгляда бездонных глаз цвета бирюзы, молча, прерывисто, тяжело дыша. И его бесстыжие руки творили что-то невообразимое. Это было так… Так непристойно, так горячо, так … Так унизительно-сладко… Тамми вдруг почувствовала себя продажной девкой, отдающей свое тело на милость  распутным ласкам, получающей удовольствие от блудливых, развратных прикосновений мужских рук. А супруг между тем медленно стал опускаться перед  ней на колени, осторожно притягивая к себе. И вот уже его теплые губы легко касаются обнаженной кожи ног, двигаясь выше, захватывая все больше и больше пространства, жадно втягивая носом пьянящий запах самой желанной в мире женщины, срывая с ее губ тихий стон. И вдруг все закончилось. Магические путы развеялись, а Рэйнэн, отодвинув от себя Тамми, удерживал ее руками за бедра, внимательно разглядывая испещряющую ее ногу татуировку.
           - Откуда у тебя это? - он коснулся затейливой вязи узора пальцами, обводя его контуры, вопросительно глядя на Тамми.
           - Я не знаю. Она у меня с детства, – она испуганно прикрыла рукой бесстыдно выставленное напоказ бедро.
           Рэйнэн поднялся, отпуская жену. С пальцев владыки сорвалось темное заклинание. Куски изорванного платья с тихим шелестом поползли обратно к Тамми, соединяясь между собой нитями магии, возвращая одежде первоначальный вид. Девушка недоверчиво прогладила рукой ткань теперь уже совершенно целого наряда. Широко раскрыв от удивления глаза, она посмотрела на почему-то притихшего супруга.
           - Так вот почему! Вот кого они защищали! - вдруг выдохнул внезапно дрогнувшим голосом потрясенный Рэйнэн. Сделав пару шагов назад, он медленно опустился в кресло и уставился на Тамми долгим, пристальным взглядом. Тяжелый вздох, и темный задумчиво произнес:
           - Ты ведь не знаешь, кем были твои родители?
            Девушка отрицательно покачала головой.
           - Ты знал моих мать и отца?
           - Сядь, - тихо сказал император. - Это длинная история.
           Несколько томительных минут он молча смотрел в пустоту перед собой, а потом тишину комнаты разорвал его хрипловатый рокочущий голос:
           - Тысячи лет назад не было империи темных магов. Древний, бесконечный, бескрайний  мир… Сотни королевств… Люди, драконы, эльфы, гномы, маги всех рас и мастей… Мир населяли удивительные, уникальные существа, которые были не просто приложением к общему ландшафту. Они были составляющей частью магии этого мира. Королевства дружили, ссорились, мирились и сражались между собой за территорию, ресурсы, магию или сферы влияния. И все было хорошо, пока в этот мир не пришли сморги. Серые бесформенные сущности появились из странного разлома, образовавшегося на месте одной из шахт по добыче тэранга. Тварей было мало, и поначалу показалось, что они никому не причиняют вреда, поэтому никто не забил тревогу, посчитав их безопасным видом - неотъемлемой частью древней цивилизации. Пока повсеместно не начали происходить странные, необъяснимые случаи исчезновения или гибели детей. Все выглядело как несчастный случай: кто-то падал со скалы, кто-то тонул, кого-то в лесу загрызали дикие звери. Но чем чаще гибли дети с даром, тем больше в окрестностях стало появляться странных серых существ. А потом стали погибать взрослые, сильные маги. И вот тогда оказалось, что сморги повсюду, их тысячи, и единственное, чем они питаются - это магия. Чем больше магии они поглощали, тем быстрее размножались и тем сильнее и неуязвимее становились. Сначала они нападали на детей, потому что уничтожить взрослого мага одному сморгу было не под силу. Но когда их стало много, они стали нападать стаями. Даже если магу удавалось убить трех-четырех особей, то оставшийся десяток набрасывался на жертву и выпивал ее источник до дна. Все чаще стаи сморгов стали нападать на мелкие деревушки, уничтожая за ночь все проживающее в них население. Серая армия росла с каждым днем. Маги древности объединились, пытаясь найти спасение от пожирающей их мир заразы. Однажды человеческому алхимику Фрадуфу удалось поймать сморга в магический сосуд-обманку. Принцип действия прибора довольно прост, стенки сосуда созданы с помощью заклинания бесконечного возврата. Чем больше забираешь магию сосуда, тем сильнее тот впитывает в себя отобранную силу. Рано или поздно, от бесконечного обмена ресурс сущности должен был истощиться. Каково же было удивление алхимика, когда тварь, поглотив собственную магию, просто сдохла. И еще большее удивление ожидало ученого, когда он понял, какой магией обладают серые существа. Магия, погубившая сморгов, оказалась магией смерти. Разлом, из которого вылезли жуткие существа, был дырой в мир мертвых, и владетелю этого мира нужна была власть. Власть над миром живых. Величайшие маги старого мира с помощью сосудов Фрадуфа получили магию, способную защитить от нашествия серых сущностей. Города и поселения укрыли силовой сетью, в которую вплели магию, отобранную у сморгов. Из добровольцев создали легионы для охраны территорий. Воины добровольно позволили надеть на себя амулеты смерти, позволяющие контролировать и уничтожать сморгов их же магией. Странный разлом удалось запечатать, взорвав шахту и накрыв сетью. Мир и порядок стали возвращаться в Древний мир. Но иллюзия гармонии и покоя очень скоро стала рассеиваться, как туман. Пришла беда пострашнее, чем сморги. Из Древнего мира стала исчезать магия. Сначала незаметно стали вырождаться редкие растения с частицей магии, потом животные, а потом все реже стали рождаться дети с даром древних. Оказалось, что сеть, опутывающая города, с вплетенной в нее частичкой сморгов, постепенно убивает магию этого мира. Слишком губительно оказалось дыхание смерти для жителей древности. Странно, но оно не причиняла вреда только магам с темным источником силы, вероятно, потому, что тьма сама по себе, является частью мира мертвых. Ради спасения всех населяющих мир существ, его разделили. Это был величайший прорыв древних. Хранители силы разделили один мир на семь разных, тысячи магов отдали для этого свои жизни. Единственной целью разделения было создание мира, в котором бы оставался разлом. Магия смерти, запечатывающая шахту, темным не причиняла вреда, поэтому разлом остался в мире темных магов. Темные создали империю, названную в честь того самого камня, дающего им силу - Тэранган. Когда опасность миновала, защитную сеть оставили только над разломом и Тавергардом - столицей темных, чтобы не причинять вреда оставшимся в империи носителям магии. Некоторые из них пожелали остаться в мире темных, слишком много там было родных, близких и любимых. Темные поклялись защищать иных носителей магии в память о Древнем мире.
           Клятву нарушили Авергарды, а следом за ними и остальная темная знать. Дело в том, что невероятная сила рода происходила от смешения кровей и магии. Для получения наследника нужно было вливание новой крови. Смешанные браки были распространены в древности, и поначалу наследников получали без труда. Со временем дурная слава Авергардов сыграла с ними плохую шутку. Ни одна заботливая мать, будь то драконница, стихийница, эрида, читающая или какая либо другая магианна, не желали отдавать свое любимое чадо жестокому, пусть даже императору. Вот тогда началась настоящая охота на женщин из других магических рас. И как закономерность - иные восстали. Твои родители были магами Древнего мира. Повелительница стихий и боевой чародей клана «видящих». Твой отец возглавил восстание. Теперь понимаю, почему. Каждый день, глядя на свою маленькую дочь, он знал, что когда догадаются, какая сила таится в его девочке, за ней придут. Придут и отнимут. Возможно, если бы их план удался, империей сейчас правила лига древних в содружестве с теми темными, которые были заодно с повстанцами. Но их предали. Взятые в кольцо войска кланов были разбиты. Твоя мать несколько миль тащила на себе израненного отца, в одиночку отбиваясь от армии темных. Их настигли в Туманной долине. Теперь знаю, они хотели прорваться сквозь полог, отделяющий миры. Если бы Нэлея бросила Ингероса, она бы успела. Но она не смогла или не захотела… не знаю. Стихийница позволила императору и его армии подойти очень близко… Позволила поверить, что сдается… А потом спустила с поводка все стихии и сожгла себя и мужа. Огненный взрыв уничтожил половину имперского войска. В том огне сгорел мой отец. До сих пор по ночам вижу, как обугливается его плоть у меня на глазах. Не то, чтобы я жалел о нем... Но он все же был моим отцом.
           Рэйнэн замолчал. Вся эта история ввергла Тамми в пучину хаоса, она смотрела на мужа, пытаясь принять и осмыслить все, что он сказал.
           - Я не понимаю, зачем нужно было убивать себя, почему они меня оставили? - голос предательски задрожал, на глаза девушки навернулись слезы.
           - У них не было другого выхода. Твоего отца все равно казнили бы как зачинщика восстания, и поверь, ему не дали бы умереть быстро. Жизни твоей мамы ничего не угрожало. Скорее всего, она стала бы новой женой темного властелина. Но твои родители знали, что их обязательно приведут к читающим, чтобы просмотреть воспоминания и найти всех оставшихся в живых мятежников. И вот тогда темные узнали бы о тебе. Твои родители погибли, пытаясь защитить свою маленькую девочку.
           Какое-то время они сидели молча, только изредка поднимая глаза и скрещивая взгляды. Тамми прокручивала у себя в голове все сказанное мужем, и у нее появлялось все больше и больше вопросов, но она все не решалась спросить его об этом. Наконец, не выдержав, она заговорила:
           - Татуировка, она что-то обозначает? - и девушка покраснела до корней волос от воспоминания того, каким образом супруг ее обнаружил.
           - Принадлежность к клану, она появляется на теле, как только рождается ребенок с силой, у тебя особая вязь - символ стихий переплетается с символом видящих. Ты ведь еще что-то хочешь спросить? Спрашивай, - совершенно серьезно сказал Рэйнэн.
           Глядя в спокойное, сосредоточенное лицо мужа, Тамми начала понемногу успокаиваться.
           - Существо, которое на меня напало… Что это было?
           На долю секунды Тамми показалось, что смуглое лицо владыки неожиданно побледнело.
           - Сморг, малышка. Это был сморг.
           Тамми сглотнула, с ужасом понимая, что могла не дожить ни до этого вечера, ни до этого разговора.
           - Ты же сказал, что сморгов уничтожили, а разлом запечатали?
           Рэйнэн тяжело вздохнул, глядя на Тамми в упор.
           - Это и есть та причина, по которой ты здесь.
           Девушка молчала и теперь абсолютно растерянно взирала на Рэйнэна, от его ответов вопросов становилось еще больше. Видя ее замешательство, он заговорил первым:
           - Кто-то провел серых тварей через сеть… они искали проход в другой мир и, вероятнее всего, искали тебя. Я нашел тебя раньше, поэтому и забрал с собой. Не знаю, в чьей игре ты являешься ключевой фигурой, но самое безопасное место для тебя теперь - это оставаться рядом со мной.
           - С чего ты взял, что им нужна именно я? – Тамми никак не могла понять, какую связь Рэйнэн видит между ней и сморгами.
           - Ты не просто оказалась в мире людей, тебя там спрятали, я могу только предполагать, что твои родители знали причину, по которой тебя будут искать твари из потустороннего мира. Твой отец был способен видеть будущее. Первый раз я увидел тебя, когда погнался за сморгом. Магия миров перенесла меня в древний лес… ты пела и танцевала под дождем, и сама того не зная, пробудила во мне силу, проявление которой я ждал всю свою жизнь… Магия миров ничего не делает просто так, она дала мне подсказку… И я стал тебя искать… Я забрал бы тебя еще тогда, у озера, но ты… Ты убежала так быстро… и это немного изменило мои планы.
           Тамми потрясенно выдохнула:
           - То есть, тогда у озера ты видел меня не первый раз?
           Рэйнэн покачал головой.
           - Я больше месяца искал тебя до того, как встретил у озера.
           - Ты что, не мог мне все сразу рассказать, зачем было громить деревню и пугать людей?
           Девушка, сердито насупившись, посмотрела на мужа,  у которого внезапно округлились глаза и брови поползли вверх.
           - А ты бы мне поверила, маленькая? – спросил Рэйнэн, пораженный до глубины души такой постановкой ею вопроса.
           Тамми взглянула на императора и подумала, что расскажи он ей тогда всю эту историю, она не то что не поверила, а и слушать бы не стала пугающего ее незнакомца.
           Видя, как на лице девушки отображается вся гамма сопутствующих эмоций, Рэйнэн усмехнулся:
           - Ну, вот видишь, я был прав.
           - Ну, хорошо, - упрямо продолжила Тамми, - ты забрал меня, якобы спасая от сморгов, а женился ты на мне зачем?
           Вопрос малышки загнал владыку в тупик, потому что теперь причина у его поступка была совершенно иная, чем тогда, когда он только нашел Тамми, но посвящать ее в свои планы он не собирался. Пока не собирался. Расскажи он ей о том, что к ней чувствует, она, возможно, станет бояться его еще больше, поэтому Рэйнэн схитрил.
           - Ты как себе представляешь статус молодой невинной девушки, которую император привел с собой во дворец? - Рэйнэн иронично выгнул бровь и уставился на мгновенно растерявшуюся жену.
           - Гостья, наверно, - сказала Тамми, пожав плечами.
           Рэйнэн заговорщически подмигнул сердитой супруге:
           - Нет, милая, это называется любовница. Или статус любовницы тебя устраивает больше?
            Тамми стала красной, как варёный рак.
           - То есть, ты хочешь сказать, что я тебе еще и спасибо должна сказать за то, что ты притащил меня в свой мир и пытаешься защитить непонятно от чего?
           - Это и твой мир, Тамми, ты его часть, неужели ты не поняла, неужели не чувствуешь? - Рэйнэн протянул к девушке руку, захватывая ее тонкую ладонь в свою.
           Тамми вдруг вспомнила, как впервые почувствовала магию этого мира, когда ее сюда привезли.
           - А что касается благодарности, - Рэйнэн лукаво улыбнулся. - Лучше не надо, у тебя такая богатая фантазия… Боюсь, в следующий раз, когда ты меня станешь благодарить, мне придется ходить по дворцу голым, - и он кивнул головой в сторону гардеробной с испорченными вещами. - Хотя… если тебе так нравится, могу раздеться хоть сейчас.
           - Нн-не надо, - малышка испуганно затрясла головой, выдергивая руку из ладони мужа.
           - Жаль, - грустно вздохнул Рэйнэн. - Хотел показать тебе свою татуировку. У меня красивее, - и на его лице неожиданно появилась совершенно озорная улыбка.
           Тамми смотрела на мужа и не могла поверить, что это тот самый человек, от которого она еще утром пыталась сбежать. Улыбка сглаживала суровые черты лица, превращая его в невероятно красивого мужчину.
           Рэйнэн, стремительно поднявшись, подошел к столу и положил руку на плоский камень, вызывая слуг. Повернувшись к жене, он объяснил:
           - Я попросил принести еду сюда, нам нужно поговорить, не возражаешь?
           Тамми кивнула, но теперь недоумевала еще больше. С каких пор он спрашивал ее мнения? Что вообще происходит? Этот Рэйнэн казался ей подозрительно вежливым и странным.
             Дождавшись, пока слуги расставят еду и покинут комнату, он протянул девушке руку, приглашая за стол. Галантно подвинув за женой стул, Рэйнэн, усевшись напротив, стал наливать вино в бокалы. Тамми посмотрела на еду и внезапно поняла, что ужасно проголодалась. Во время побега ей удавалось есть только ягоды и пить воду из ручья. Запах, исходящий от блюд, заставил желудок болезненно сжаться, но она не решилась что-то положить в тарелку, памятуя о том, что муж хотел поговорить с ней, да и у нее было много вопросов, на которые очень хотелось получить ответ.  Судя по тому, что супруг назвал имена родителей, он, наверное, хорошо их знал, поэтому Тамми просто подмывало спросить его о маме, и она, настроившись, собралась заговорить.
           - Поешь сначала, - остановил ее владыка и стал накладывать ей тарелку ароматное жаркое с овощами, - сомневаюсь, что ты нормально питалась последние два дня.
            Видя, как Тамми набросилась на еду, Рэйнэн с силой сжал зубы, пытаясь ничем не выдать клокотавшего в нем гнева. Он понимал, что удрать из дворца жене кто-то помог, и у него просто чесались руки свернуть шею тому, кто это сделал. Мало того, что малышка мерзла и голодала в лесу, она вдобавок ко всему чуть было не погибла. К тому же Рэйнэн очень боялся, что она может попытаться убежать снова, а заставить ее успокоиться и отказаться от глупых мыслей могло только вранье, и хотя владыка патологически не переносил ложь, соврать ей в данном случае было единственным выходом.
           - Не хочешь мне рассказать, кто помог тебе сбежать? – как бы между прочим спросил Рэйнэн, спокойно потягивая вино из бокала.
           - Мне никто не помогал, - Тамми запихнула в рот картошку и испуганно уткнулась взглядом в тарелку, понимая, что ее ложь звучит совершенно неубедительно. Но как ни странно, муж сделал вид, что поверил, согласно кивнув, и продолжил пить вино, изредка задумчиво поглядывая на нее.
           - Давай договоримся, ты больше не будешь пытаться убегать, а я отправлю тебя домой, как только разберусь со сморгами и найду тех, кто за ними стоит.
           Тамми изумленно посмотрела на Рэйнэна, не смея поверить тому, что она только что услышала.
           - Ты отправишь меня домой? - недоверчиво переспросила она. - Ты правда это сделаешь?
            Рэйнэн загадочно улыбнулся.
           - Конечно, если ты захочешь.
             Уточнять, что под домом он имел в виду «Гнездо драконов» - родовой замок его матери - владыка не стал. Замок был расположен в орлиных горах на высокой скале, окруженный со всех сторон прекрасными водопадами. Это было место, которое Рэйнэн действительно считал своим домом, частенько убегая туда от государственных забот и назойливого внимания темных претенденток на его руку и сердце. Лучшего места для создания семьи нельзя было и придумать. Сомнений в том, что Тамми там понравится, у него даже не возникало. И теперь, наблюдая за тем, как на лице жены появляется выражение абсолютного счастья, в груди растекалось странное тепло.
           - Ты шутишь? – Тамми подняла на Рэйнэна сияющие изумрудные глаза. - Я захочу, я обязательно захочу, - девушка, вдруг что-то вспомнив, неожиданно сникла. - А ты позволишь мне взять с собой Тень?
           - Ашхар сам выбирает себе хозяина, я не могу его заставить. Если он захочет пойти с тобой, я буду не против, - Рэйнэн поднял бокал, салютуя радостно улыбающейся жене.
           Тамми не могла поверить, что все ее проблемы решались так просто, нужно было всего лишь поговорить по душам с темным владыкой и во всем разобраться. И теперь он вовсе не казался ей чудовищем, даже наоборот, тот факт, что он собирался отпустить ее домой, спас от сморга и пытался заботиться о ней, делал его в глазах девушки практически положительным мужчиной. Практически, потому что ее смущали моменты, когда он вел себя как дикарь, позволяя себе непристойности, от которых у девушки до сих пор горели уши, но Тамми списала их на то, что, вероятно, владыка таким образам просто хотел ее наказать за побег и испорченную одежду.
           - А как долго ты собираешься искать того, кто охотится за мной? - девушка очень надеялась, что ей не придется ждать долго.
           - Я не знаю, - ответил Рэйнэн, - у меня есть кое-какие догадки и круг возможных подозреваемых, но информация требует тщательной проверки. В любом случае, в моих интересах распутать этот клубок как можно быстрее.
           - Если тебе нужна моя помощь, ты скажи, – Тамми с готовностью посмотрела на владыку. Но он лишь рассмеялся и ответил:
           - Ты мне очень поможешь, маленькая, если не будешь подвергать свою жизнь опасности. Захочешь выйти в город, просто скажи мне. Кстати, не желаешь пройтись со мной? Я тут случайно обнаружил, что мне совершенно нечего надеть, - Рэйнэн теперь уже откровенно поддевал явно смущающуюся от его намеков жену.
           Тамми было ужасно неловко за причиненный мужчине вред, и теперь она не знала, как реагировать на его предложение о прогулке.
           - Ну же, - подначивал ее Рэйнэн, - заодно покажу тебе город, ты ведь его толком и не видела.
           - Ладно, - неохотно согласилась Тамми, стараясь всем своим видом не показывать, что на самом деле ей очень хочется пойти и посмотреть темную столицу.
           - Тогда доедай и пошли, - улыбнулся Рэйнэн. Он встал и направился в сторону кабинета для того, что бы вернуться через несколько минут одетым в замшевые брюки, высокие сапоги и куртку с широким капюшоном, подвязанную широким ремнем. Теперь владыка больше был похож на охотника или простолюдина, чем на знатного вельможу.
           - Найди для себя плащ с капюшоном подлиннее, - попросил он Тамми, - не хочу, чтобы нас узнали.
           - Мы что, пойдем вдвоем? А как же охрана? - Тамми уже привыкла к тому, что за ней по пятам все время ходит толпа воинов.
           - Ты что, думаешь, она мне действительно нужна? – усмехнулся Рэйнэн. - Если мы пойдем с охраной, то город будет смотреть на тебя, а не ты на город.
           Тамми накинула плащ, натянув капюшон так, что теперь он скрывал половину лица. Владыка взял ее за руку и стал рисовать руну перехода. В воздухе вспыхнул яркий символ, а потом стало разворачиваться пространство, выпуская клубы тьмы. Стихийница с удивлением поняла, что она опять понимает и значение символа, и странные слова приветствия, звучащие из портала.
           - Почему ты каждый раз просишь у тьмы разрешения на путешествие? - поинтересовалась она.
           Рэйнэн замер и теперь, нахмурившись, изучающим взглядом смотрел на жену .
           - Ты не можешь понимать язык тьмы, в тебе нет темного источника?!
           - Я не знаю, правильно ли поняла, но она ответила что-то вроде: «Приветствую тебя, идущий сквозь тьму», - пожала плечами Тамми.
           Рэйнэн сложил руки на груди и задумчиво уставился в клубящийся тьмой проход.
           - Что-то не так? - девушка растерянно разглядывала застывшего изваянием владыку.
           Как будто очнувшись ото сна, император взял жену за руку и, потянув в темный проход, сухо сказал:
           - Пойдём.
          
                                                              ****
          
           Они вышли из тьмы в пустом узком проулке и, завернув за угол, оказались на заполненной людьми широкой улице. Тамми стала крутиться по сторонам, с любопытством разглядывая величественную архитектуру города. Столица жила своей жизнью, заполненная шумом и повседневной суетой. Она радовала глаз сверкающими витринами магазинов, проплывающими мимо великолепными экипажами, уютными уличными ресторанчиками с затененными беседками, увитыми диким плющом, снующими по улицам жителями. Мимо них пронесся мужчина с огромной корзиной свежей выпечки, оставляя за собой в воздухе пряный шлейф корицы. Проходя мимо фонтанов с льющейся из чаш тьмой, Тамми не выдержала и, остановившись, запустила руку в струящийся черный поток. Тьма, плавно обогнув ладонь, просочилась сквозь пальцы, устремляясь вниз туманными ручейками. Словно не поверив происходящему, девушка подставила потоку вторую руку. Тьма лилась, как вода, сквозь пальцы, не оставляя на руках даже следов своего присутствия. Звонко рассмеявшись, Тамми повернулась к владыке, на лице которого, полускрытом длинным капюшоном, блуждала теплая улыбка.
           - Нравится? - Рэйнэн смотрел в смеющееся лицо жены, замирая от растекающегося в груди странного жара.
           - Очень, - восторженно выдохнула она, - как это работает?
           - Немного магии, немного науки, - Рэйнэн поднял вверх руку, формируя заклинание, и фонтан замер, бегущие струи повисли в воздухе серой незыблемой массой. Брови Тамми изумленно застыли на взлете, она ткнула пальцем в невесомый поток, и он прошел насквозь, как иголка, прокалывающая ткань.
           - Фонтан сделан из тэранга, источника темной силы, - пояснил Рэйнэн, похлопав рукой по черному камню, из которого были сделаны чаши. - Внизу вкопан механизм, позволяющий втягивать и выталкивать потоки, а руны бесконечности и константы,  вычерченные на дне, делают этот процесс постоянным и неизменным.
           Стихиница перегнулась через бортик и увидела на дне два светящихся символа, потом, взгляд случайно упал на уложенную темной брусчаткой дорогу, сквозь которую были видны силовые линии магии, вплетенные в древние руны.
           - Это заклинания, поддерживающие сеть над городом? - спросила она владыку.
           Рэйнэн недоверчиво посмотрел на Тамми.
           - Ты видишь каркас пентаграммы?
           Удивленно моргнув, она ответила:
           - Я вижу линии силы и знаки силы, я не знала, что это часть пентаграммы.
           - Странно, - произнес владыка, хмуро взирая на супругу.
           - Что странно, что я вижу магию? - Тамми испуганно попятилась от нехорошего предчувствия, кольнувшего под сердце.
           - Эти линии - часть пентаграммы удерживающей парящий дворец Авергард. В них нет ни капли магии древних, только темный источник. Сам город построен поверх магического каркаса, а все здания сделаны из того же камня, что и дворец, создавая как магнит, поле, удерживающее глыбу со зданием в воздухе. Идея заключалась в том, что иные носители магии не способны будут причинить вред ни городу, ни дворцу, потому что, не имея темного источника силы, они просто не способны увидеть магию, опутывающую столицу. Но ты каким-то невероятным образом  видишь то, чего не должна видеть, понимаешь, то, что не должна понимать.
           - И что мне теперь делать? - девушку вдруг охватила непонятная тревога и паника.
           - Ничего. Просто будь со мной рядом. А сейчас не отходи от меня ни на шаг, - Рэйнэн взял жену за руку, крепко сжимая ее изящную ладошку, и увлек за собой дальше по улице.
           - Куда мы идем? - поинтересовалась Тамми, понимая, что они движутся к окраине города.
           - Рынок, – загадочно коротко объяснил владыка. - Если ты не видела знаменитый рынок Тавергарда, считай, ты не видела столицы. К тому же, там можно купить одежду.
           Темный император лукавил, одежду для него всегда доставляли по заказу во дворец, ее шили у одних и тех же мастеров, но толчея рынка позволяла Рэйнэну находиться так близко к жене, как в обычной обстановке она никогда не позволила бы. И самое главное, рынок был заполнен простым людом, поэтому  владыка посчитал, что Тамми, выросшая среди им подобных, наверняка будет чувствовать себя там удобно и комфортно.
           Чем ближе они подходили к рынку, тем гуще становилась толпа шествующих туда людей. Рэйнэн обнял одной рукой Тамми за талию, плотнее прижимая к себе, другой рукой он прокладывал им дорогу, не позволяя хаотично двигающейся живой массе зацепить или толкнуть его хрупкую спутницу. В воздухе витала неповторимая атмосфера веселья и праздника, отовсюду были слышны громкие голоса, смех, крики. Пространство между прилавками было заполнено шумной толпой, и вся эта людская масса беспрерывно ходила, торговалась, галдела. Вперемешку продавались и мясо, и рыба, и овощи, и одежда, и посуда – чего здесь только не было. От большой телеги с наваленными на нее диковинными красными фруктами шел такой восхитительный запах, что Тамми невольно сглотнула, проходя мимо. Владыка мгновенно остановился и бросил торговцу мелкую монетку, взяв с кучи большой сочный плод.
           - Это эуриан, невероятно вкусно. Попробуй, - Рэйнэн, очистив ножом кожуру плода, протянул его жене. Девушка откусила кусок, и на ее лице появилась блаженная улыбка. Она с жадностью стала вгрызаться в сочную мякоть, отчего по подбородку и шее побежали тонкие липкие струйки. Рэйнэн отвернул голову, не в силах смотреть на это зрелище, подобная картина вызывала у него одно желание: коснуться губами испачканной шеи жены и слизать с нее сладкий, тягучий сок. Тамми, увидев  замешательство владыки, решила, что ему тоже хочется есть, но он вежливо отказался в ее пользу.
           - Возьми, это твоя половина, - сказала девушка, протягивая мужу оставшийся кусок.  Рэйнэн замер и какие-то доли секунды пристально смотрел на нее, а потом, быстро наклонившись, стал откусывать от фрукта кусок за куском, каждый раз касаясь губами ее ладоней. Тамми покраснела, понимая, насколько недвусмысленно выглядит то, как он ест из ее рук. А владыка между тем достал из кармана платок, сначала вытер ее лицо, потом руки, а потом на полном серьезе произнес:
           - Ну, все, теперь мы с тобой связаны вечной страстью.
           Тамми растерянно покосилась на улыбающегося толстого продавца, все это время за ними наблюдавшего, потом перевела взгляд на Рэйнэна.
           - Ты чем меня накормил?
           - Эуриан еще называют плодом страсти. Говорят, если женщина вкусит плод и угостит им мужчину, то они воспылают друг к другу вечной страстью, - Рэйнэн сложил на груди руки, с улыбкой наблюдая за реакцией жены. Малышка взялась пунцовыми пятнами, в глазах появился гневный блеск.
           - Т-ты… Да как ты… - Тамми стала задыхаться от нахлынувшей обиды.
           - Чего ты злишься? Ты же сама мне предложила, - невозмутимо констатировал император.
           - Я не знала. Я же ничего не знала… А ты, ты сделал это специально, - начинала заводиться стихийница, стуча кулачками в мощную грудь мужа. Он поймал ее руки и стал громко смеяться.
           - Я пошутил, извини. Эуриан действительно называют плодом страсти, но не из-за того, что я тебе рассказал, а из-за очень притягательного, искушающего запаха и ярко-красного цвета.
           - Ты невыносимый, - буркнула сердитая девушка. А потом, увидав, что торговец фруктами, глядя на них с Рэйнэном, весело посмеивается, застенчиво улыбнулась, и тоже стала звонко хохотать. Продавец, выбрав несколько крупных эурианов, протянул их императору со словами:
           - Возьми, парень, заслужил. Ты придумал хорошую историю, я теперь буду ей завлекать покупателей. Думаю, от женщин, желающих накормить своих мужчин, отбою не будет.
           Поблагодарив хозяина фруктов за щедрость, они двинулись дальше, весело беседуя и поедая подаренные плоды. Внимание Тамми привлек шумный балаган, вокруг которого собралась толпа зевак. Хозяин аттракциона, высоко подняв руку, демонстрировал публике большой рубин, ограненный в форме сердца.
           - Всего один серебряный, - кричал мужчина, - и эта драгоценность сможет украсить прелестную шейку вашей избранницы, если ваша любовь к ней будет жарче пламени и сильнее страха. Ну, кто не побоится достать камень из огня?
           После этих слов он бросил сердечко в огромный чан с раскаленными углями и,  поворошив содержимое кочергой, присыпал камень внушительной горкой. Мошенник был уверен, что засунуть руку в раскаленную массу и выудить оттуда драгоценность не сможет никто, поэтому и брал за попытку столь мизерную цену.
           - Понравился? – спросил Рэйнэн, видя, как жена напряженно наблюдает за бесполезными потугами мужчин достать из котла драгоценный камень.
           - Красивый, - девушка неопределенно пожала плечами, смутившись от того, что муж заметил ее заинтересованность. А владыка тем временем, обняв ее, потащил за собой, на ходу доставая из кармана серебряную монету.
           - Я хочу попробовать, - громко крикнул он, всовывая ухмыляющемуся проныре деньги.
            Тамми заворожено наблюдала, как муж, закатав рукав, медленно засовывает руку в краснеющую жаркими сполохами кучу углей. Толпа притихла и, затаив дыхание, следила за Рэйнэном, а когда он вытянул руку, протягивая на ладони жене сверкающий красный рубин, зашлась ликующими воплями.
           - Держи, оно твое, - прошептал император, опуская в ладошку малышки еще теплое от огня рубиновое сердце.
           - Зачем ты это сделал, ты, наверное, сильно обжегся? - Тамми стало подташнивать от мысли, что последствия его необдуманного поступка должны быть ужасающими, вероятнее всего, сейчас он испытывает жуткую боль от ожогов.
           - Все хорошо. Не волнуйся, - усмехнулся Рэйнэн, демонстрируя жене совершенно целую, без видимых следов повреждения руку.
           - Но как?! - Тамми видела, что владыка не использовал магию, поэтому не могла понять, почему на его коже нет и следа от такого близкого соприкосновения с огнем.
           А в это время хозяин аттракциона, спохватившись, что рубин уходит у него из-под носа за бесценок, стал кричать, что попытка не считается, потому что котел уже успел остыть. Рэйнэн молча подошел к чану и, выудив оттуда раскаленный уголек, засунул его опешившему мошеннику за шиворот. Под всеобщий хохот собравшейся вокруг поглазеть толпы, с диким воплем неудачник стал прыгать как заведенный, пытаясь вытряхнуть обжигающий тело подарок владыки.
           - Ну как, не остыли? - усмехнулся Рэйнэн, наблюдая за подвывающим от боли парнем.
           - В-все х-хорошо, камень твой, забирай, – простонал тот, прикладывая к покрывшемуся волдырями животу намоченную в воде тряпицу.
           Владыка обнял за плечи вконец смутившуюся Тамми и стал пробираться сквозь кольцо окруживших их людей. Но взбудораженная произошедшим на их глазах действом толпа не желала расставаться с парой победителей, требуя продолжения развлечения.
           - Целуй его! - крикнул стоящий рядом с Тамми мужчина. - Такой смельчак, крошка, заслуживает крепкого поцелуя! - веселящийся люд зашелся оглушительным хохотом.
           Подхватив смелый призыв, возбужденная публика окружила пару, требуя от Тамми поцелуя в награду за полученный подарок. Девушка, затравленно озираясь по сторонам, вымученно улыбнувшись, подняла растерянный взгляд на мужа в надежде, что он что-то придумает. 
           - Боюсь, я ничем не смогу тебе помочь, - притворно грустно вздохнул Рэйнэн. - Придется целовать, иначе они не отстанут.
           Он опустил руки и замер, предоставляя нервно покусывающей губу жене свободу действий.
            А толпа, вконец развеселившись, громко скандировала, привлекая все больше и больше любопытных зевак.
           - Це-луй! Це-луй! Це-луй!
             Тамми тяжело вздохнула и встала на цыпочки, потянувшись к застывшему памятником себе мужу. Губы девушки замерли в сантиметре от губ владыки. От него пахло эурианом. Экзотический запах фрукта смешивался с терпким ароматом сандала, которым пахла кожа императора, создавая неповторимый шлейф чувственности, исходящий от него. А еще от Рэйнэна пахло мужчиной… сильным, опасным, уверенным в себе мужчиной. И от этого сочетания по телу стихийницы пробежала мелкая дрожь. Прикрыв веки, она осторожно дотронулась губами до сомкнутых уст мужа, на мгновение удивившись тому, какие они мягкие и теплые. Губы Рэйнэна пришли в движение, касаясь ее легким, невесомым, как дуновенье ветра, поцелуем. Тамми вздрогнула и, распахнув глаза, столкнулась с таинственно мерцающими бирюзовыми омутами глаз мужа. Рука властелина плавно легла на затылок девушки, бережно притягивая все ближе и ближе, и… Тамми вдруг потеряла ощущение реальности от захватившего ее в плен нежного трепетного поцелуя, растекающегося по телу жарким эфиром, заставляющего сердце порхать легкокрылым мотыльком. Словно теплый воздушный поток поднял ее ввысь, как перышко, кружа над внезапно разверзшейся под ногами пропастью. Размылись краски, исчезли звуки, мир вокруг колыхался нежной, убаюкивающей волной, и… поцелуй прервался, оставляя в душе Тамми ощущение потерянности и пустоты.
           - Пойдем, - хрипло прошептал Рэйнэн, подхватывая малышку на руки и пронося сквозь строй подбадривающих его зевак.
           - Не потеряй свое сокровище, - крикнул кто-то им вслед.
           - Не потеряю, - тихо сказал Рэйнэн, крепче прижимая к себе притихшую жену, унося ее подальше от посторонних взглядов и чужого назойливого внимания. Отойдя на приличное расстояние, он опустил ее на землю и взял за руку.
           - Тебе правда не больно? - Тамми жалостливо посмотрела на крепкую ладонь мужа, сжимавшую ее руку.
           - Открою тебе секрет, - владыка загадочно подмигнул малышке, - огонь не может причинить мне вреда. Эта особенность досталась мне в наследство от материи. Так что если надумаешь поджечь меня, как Акатэю, то все, что у тебя получится, это испортить мне одежду. Хотя, если подумать, все, что могла, ты уже испортила.
           Рэйнэн нарочно подшучивал над Тамми, ему нравилось смотреть, как мило она смущается, покрываясь пунцовой краской стыда. В такие моменты она казалась ему невероятно трогательной, ранимой, беззащитной и желание обнять ее, зарывшись лицом в пушистые локоны, было таким сильным, что причиняло почти физическую боль.
           - Не нужно было уничтожать мое платье, - буркнула сконфуженная стихийница, потупив взор.
           - Не нужно было убегать, - осторожно заметил Рэйнэн.
           - А не нужно было меня пугать, - стала сердиться Тамми.
           - А давай не будем ссориться, - засмеялся император, - я тебя в гневе боюсь. Ты сейчас разгромишь весь рынок, а мне потом платить убытки.
           Тамми даже дар речи потеряла от такого наглого заявления, а пока она пыхтела как еж, пытаясь высказать свое негодование по этому поводу, Рэйнэн, приподняв ее за талию, потащил куда-то в сторону со словами:
           - Смотри, кажется, то, что нам нужно.
             Целью владыки оказался большой торговый павильон, внутри которого висела разнообразная мужская одежда. Хозяин, увидав внушительного вида кошелек, висевший на поясе у Рэйнэна, стал заливаться трелью, нахваливая свой товар, выкладывая перед потенциальным покупателем все новые и новые образцы рубах. Император, отобрав тройку, собирался уже расплатиться, как был остановлен неожиданным вопросом супруги:
           - Зачем ты берешь рубашки черного цвета? Ты и так выглядишь слишком пугающе и мрачно, - и Тамми, попросила у продавца подать ей темно-синюю, голубую и светло-серую рубахи. Рэйнэн с интересом наблюдал за манипуляциями жены, придирчиво рассматривавшей качество ткани и швы попавшей к ней в руки одежды.
           - Повернись спиной, - скомандовала девушка. Владыка недоверчиво нахмурился, но все же повернулся.
           - Прекрати крутиться, - сердито фыркнула Тамми вертевшему головой и пытающемуся из-за плеча разглядеть, что она собирается делать, мужу.
             Девушка приложила поочередно рубахи к плечам, потом расправила по ширине, проверяя, сойдутся ли они на его мощной спине. Убедившись, что с размером продавец не обманул, она удовлетворенно кивнула головой, дернула владыку за рукав, заставляя повернуться к ней лицом.
           - Мы берем эти, - сказала она продавцу, многозначительно посмотрев на почему-то совершенно глупо улыбающегося супруга. Рэйнэн, не отводя от Тамми взгляда,  бросил на прилавок деньги.
           - Заверни все, что она выбрала, - отрешенно сказал владыка. Окрик жены подействовал на него подобно ушату холодной воды.
           - Ты что делаешь?! – возмутилась Тамми, схватив со стола брошенные монеты, и посмотрела на мужа как на государственного преступника, - это рынок!? Как можно покупать что-либо не торгуясь? Любезный, - обратилась она к торговцу, - мы возьмем эти три и те три черных, если вы уступите треть на всем.
           Продавец покосился на увесистый кошель. Жадность подсказывала ему, что высокий господин не станет мелочиться и заплатит ему всю сумму, стоит только немного запудрить мозги его спутнице. Поэтому, включив свой излюбленный торговый прием, действовавший безотказно на всех женщин, он стал нашептывать девушке:
           - Прекрасная госпожа, ты посмотри, какое качество ткани, какой цвет. А пошив… Лучше, чем у меня, не найти на всем рынке. Разве это такая уж высокая цена для такого великолепного товара? Думаю, твой красавец-муж будет доволен, что ты не пожалела для него пары лишних монет, а уж его благодарность…
           - Думаю, мой красавец-муж будет более доволен, зная, что я не пущу его по миру своим расточительством, - оборвала сладострастное словоизлияние торгаша Тамми, - Нет, так нет,- отрезала она, - значит, мы найдем более сговорчивого продавца, - и с этими словами она схватила ухмыляющегося Рэйнэна за руку и стала тащить прочь от прилавка.
           Продавец, видя, что теряет выгодного покупателя, тут же пошел на попятную.
           - Госпожа, вернись, я согласен.
           - Зато теперь не согласна я, - нагло заявила Тамми.- Кажется, я видела там впереди точно такие же рубахи и в два раза дешевле. Да и качество у них получше было.
           Продавец покрылся багровыми пятнами и, вылетев из-за прилавка, стал семенить за стихийницей и жаловаться:
           - Житья от этих конкурентов нет, госпожа. Это все Драхнус, сожри гракх его коварное сердце, специально мне цену сбивает. И товар ведь у него дрянь, хозяйка. Клянусь тьмой, дрянь. Я ткани у лучших поставщиков беру, а этот мошенник на распродажах. А потом легковерным гражданам подсовывает и говорит, что качество как у меня, но в два раза дешевле. Я тебе уступлю госпожа, сколько ты хотела, уступлю… и еще одну в подарок… Только ты уж всем расскажи, что у мастера Бо лучший товар на всем Тавергардском рынке, а Драхнус - прощелыга и мазурик.
           Тамми, сделав вид, что она делает огромное одолжение, покупая рубахи у мастера Бо, стала отсчитывать деньги. А незадачливый продавец все крутился вокруг нее, сетуя на свою нелегкую жизнь.
           - Вы мне, кажется, подарок обещали, - напомнила девушка торговцу.
           - Конечно-конечно, хозяйка. Выбирай.
            Продавец стал услужливо предлагать товар на выбор. Тамми взяла белую рубашку, решив, что для торжественных случаев она владыке очень пригодиться. Забрав сверток с покупками, девушка всунула его Рэйнэну, который за все то время, что она торговалась, не проронил ни слова, еле сдерживая рвущуюся из него улыбку. Владыка никогда не думал, что такое простое действо, как покупка одежды, может доставить столько удовольствия. Он решил, что больше не станет приобретать для себя ни одной вещи без жены. А еще ему очень хотелось что-то купить для нее. Неважно что, лишь бы увидеть на ее лице выражение радости и счастья.
           - У тебя хватка, как у заправского дельца, - заметил Рэйнэн, когда они отошли от прилавка, - пожалуй, стоит познакомить тебя с имперским казначеем. Ему сколько денег не дай, вечно не хватает.
           - Когда ты беден, хочешь-не хочешь приходиться считать каждый грош, - грустно улыбнулась Тамми.
           Рэйнэну очень хотелось узнать, как она жила раньше, поэтому он осторожно спросил:
           - И часто тебе приходилось считать гроши?
           - Не могу сказать, что мы с бабушкой сильно бедствовали, но и не жили никогда на широкую ногу. Мы собирали травы, готовили из них снадобья, лечили людей, а деревенские за это расплачивались с нами, когда едой, когда деньгами, а когда и просто благодарностью. Я привыкла с детства все делать сама. А торговаться у меня лучше всех получалось, – засмеялась Тамми, - меня Ноэль с братьями всегда с собой на базар брали, если им что-то купить нужно было.
           Упоминание о светловолосом охотнике внезапно испортило владыке настроение. Представив себе, что точно так же малышка покупала одежду и ему, у Рэйнэна возникло желание схватить жену в охапку, утащить в замок и спрятать ото всех.
           - Давай купим что-нибудь и тебе, - предложил Рэйнэн, - а то нечестно получается. Ты мне столько рубах купила, еще и денег сэкономила.
           - Зачем тратиться, - смутилась Тамми. - Я ведь все равно ничего с собой не заберу.
           - Куда не заберешь? - удивился император.
           - Домой. Ты ведь пообещал, что вернешь меня домой, когда все закончится.
           Рэйнэн стал мрачнее тучи. Он не собирался ее отпускать. Ему хотелось встряхнуть ее, зарычать, крикнуть, что она принадлежит ему, что он никогда ее никому не отдаст. Сердитый и молчаливый владыка натолкнул Тамми на мысль, что он огорчился из-за ее нежелания купить для нее что-то в благодарность.
           - Ты сегодня уже сделал мне подарок, - девушка осторожно дотронулась до руки  императора и посмотрела ему в глаза.
           - Ты о чем? - хмуро спросил Рэйнэн.
           Тамми вытянула из кармана рубин и протянула его на раскрытой ладони мужу.
           - А его с собой возьмешь? - Рэйнэн не знал, зачем он ее об этом спросил, но ему так хотелось услышать, что эту безделицу она не захочет выбросить или вернуть.
           - Возьму, - тихо сказала стихийница. - Ты честно выиграл его для меня.
           - Пойдём, - император схватил жену за руку и очень быстро куда-то потащил. Он привел ее к небольшой лавке, на входе которой большими буквами было написано «Золотых дел мастер». Войдя в помещение, Рэйнэн положил на стол рубин, обращаясь к сидящему за ним степенного вида седовласому мужчине.
           - Нам нужна оправа и цепочка для камня.
           - Ну, надо же. Вытянул! – изрек ювелир, пристально разглядывая Рэйнэна. - Я уж думал, пройдоха будет бесконечно издеваться над таким красивым камнем. А деньги на оправу у вас есть, мой молодой герой?
           - Найдутся, - усмехнулся владыка, снимая с пояса кошель с монетами.
            Старый мастер скрылся за незаметной дверью в стене, а спустя минуту вернулся с деревянной шкатулкой, инкрустированной серебром.
           - Есть у меня одна эльфийская поделочка, - прокряхтел мастер, вытаскивая из ларца невероятной красоты изделие. К сверкающей цепочке крепился каркас для камня, состоящий из переплетающихся между собой тончайших резных веточек с лепестками мельчайших цветочков, усыпанных каплями росы. Ювелир поднес рубин к оправе, и она ожила. Тонкие усики потянулись к драгоценности, оплетая ее узорной паутинкой, вырисовывая по поверхности причудливую вьющуюся вязь. Узор вспыхнул голубым сиянием и замер, превращая рубиновое сердечко в изысканный кулон.
           Рэйнэн взял в руку украшение, отдавая мастеру взамен весь кошелек с деньгами.
           - Здесь более чем достаточно, - обратился владыка к внимательно наблюдавшему за ним ювелиру.
            Он знал, что все созданное руками эльфов, по сути, было уникально. Цепочку нельзя порвать, а кулон невозможно украсть и перепродать. Лучшего подарка для  малышки ему было не найти.
           - Ты позволишь? - обратился он к Тамми, расстегивая замочек на цепочке.
           Девушку терзали сомнения, с одной стороны кулон был таким красивым, волшебно красивым, а с другой неприлично дорогим. Стихийница видела, что оправа для рубина стоит целое состояние, а она так опрометчиво пообещала владыке, что примет от него этот подарок. Случайно посмотрев на не сводившего с нее глаз Рэйнэна, Тамми вдруг поняла - эту битву со своей совестью она проиграла. Он смотрел с такой надеждой, что у нее не хватило мужества отказать. Повернувшись к мужу спиной, она опустила капюшон и приподняла волосы, позволяя супругу застегнуть украшение на ее шее.
           По цепочке пробежала сияющая синяя дорожка и, свернувшись змейкой в камне, ярко мигнув, погасла. Тамми развернулась, потом, смутившись от пристальных взглядов наблюдающих за ней мужчин, опустила глаза и тихо прошептала:
           - Спасибо.
           - Боюсь, на фоне такой красавицы померкнет любое украшение, - произнес ювелир, с восхищением разглядывая открывшееся лицо Тамми.
           Рэйнэн ревниво натянул на жену капюшон, зыркнув на мастера так, что у него мгновенно отпало желание говорить прекрасной незнакомке какие-либо еще комплименты.
           Попрощавшись, владыка с женой покинули лавку, а ювелир, выглянув в окно, провожал уходящую пару долгим заинтересованным взглядом. Кошелек, туго набитый деньгами, приятно тяжелил руку. Старый мастер вынул из кошеля золотую монету, улыбнувшись отчеканенному на ней изображению императора. Сомнений в том, что в его лавке только что побывал темный властелин, у него не осталось.
          
                                                              ****
          
             Вернувшись во дворец, Рэйнэн оставил Тамми в императорских покоях на попечение порядком успевшего соскучиться за ней ашхара. Зверь ходил за девушкой по пятам, и все время норовил лизнуть ее в лицо, от чего малышка весело смеялась, ласково ероша его густую черную шерсть. Ужин с женой император пропустил. За три дня отсутствия во дворце дел скопилось целая уйма, и до вечера пришлось просматривать письма, отчеты и бумаги. Собрание совета он перенес на завтра, в надежде пойти туда вместе с Тамми. Закончив с документами, владыка отправился в комнату матери и долго лежал в теплой воде купели, вспоминая все события прошедших дней. Его никак не покидала мысль, что он когда-то уже видел переплетающийся из семи петель символ, вспыхнувший у него на груди, отчего возникало ощущение того, что он упускает какую-то очень важную деталь. А самое странное, он был уверен, что это как-то связанно с его маленькой супругой. Воспоминания о стихийнице и ее поцелуе разливались в душе темного властелина горячей хмельной волной, и он передумал ночевать сегодня вдалеке от нее. Весело насвистывая, Рэйнэн направился в свои покои, на ходу придумывая коварный план соблазнения жены.
           Сидя на кровати, Тамми расчесывала волосы, изредка прикасаясь рукой к висевшему на груди кулону. Застежку на цепочке почему-то заклинило, а поскольку Арха так и не зашла к ней, то попросить помочь снять драгоценный подарок владыки было некого. Девушка решила, что ничего страшного не случиться, если она одну ночь поспит в нем. У нее никогда не было таких красивых украшений, все, что она могла себе позволить раньше, это бусы из стекла или красивых ракушек. Свет от пульсара, попадая на рубин, отбрасывал красные блики, отчего казалось, что внутри камня полыхает жаркий огонь. Мечтательно улыбаясь, она не услышала тихих шагов, приближающихся к спальне. Дверь в комнату отворилась, и стихийница едва успела прикрыться, поспешно натягивая на себя одеяло.
           - Ты что здесь делаешь? - возмущенно спросила Тамми, глядя на босого, полураздетого мужа, заходящего в спальню.
           - Как что? - Рэйнэн невозмутимо снял рубаху, бросая ее на стул, - я здесь живу.
           - Т-т-ты что, собираешься ночевать здесь? – девушка потрясенно смотрела на приближающегося к ней мужчину.
           - Вообще-то я всегда здесь ночую, - ответил Рэйнэн, по-хозяйски заваливаясь на кровать, вытягивая ноги и закладывая руки за голову.
           Тамми натянула на себя повыше одеяло, нервно теребя его край. Стараясь не смотреть на мощный обнаженный торс мужа.
           -  А-а-а это обязательно, спать со мной в одной постели?
           - Видишь ли, маленькая, может, тебе не говорили, но муж и жена обычно спят в одной постели, - Рэйнэн повернулся на бок, лицом к ней и, подперев голову рукой, теперь удовлетворенно улыбался, сверкая глазами.
           - Я тебе еще не жена, - осторожно заметила Тамми.
           - М-м, - томно потянул мужчина. - Предлагаешь исправить эту досадную оплошность?
            И Рэйнэн быстро наклонился к ней близко-близко, нежно прикасаясь теплыми губами к изгибу плеча. Тамми словно молнией ударило. Медленно отползая по кровати от находящегося слишком близко супруга, она смотрела в завораживающую бирюзу его взгляда и блуждающую на его лице лукавую полуулыбку, с удивлением понимая, что он играет с ней, как огромный кот с маленькой мышкой. Тамми чувствовала себя рядом с ним невероятно глупой и наивной, но единственное, что не переставало удивлять девушку, это то, что странный супруг перестал ее пугать. Теперь она была уверена, как бы силен не был этот человек, но без ее разрешения он к ней не притронется.
           - Может, ты все-таки найдешь себе другую кровать? – пролепетала Тамми в жалкой попытке заставить мужа покинуть спальню.
           - Зачем? - Рэйнэн скорчил недоуменную мину. - Прошлый раз, когда я нашел себе другую кровать, ты сбежала. И потом, ты, как жена, в первую очередь должна заботиться о моей репутации. Ты только представь, какие по дворцу поползут слухи… Император настолько плох в постели, что жена выгнала его из супружеского ложа сразу же после первой брачной ночи. Поэтому спать ты будешь здесь и со мной, маленькая. А все остальное… - и супруг сделал загадочное лицо и хитро подмигнул Тамми, - только когда попросишь. Помнишь, мы ведь договорились?
           Тамми открыла было рот, пытаясь возмутиться, но так и закрыла, не успев ничего сказать, потому что муж, игнорируя ее праведный гнев, повернулся к ней спиной, натянул на себя одеяло и, щелкнув пальцами, выключил свет. Девушка еще полчаса сидела в темноте, с опаской разглядывая размеренно подымающуюся спину, судя по всему, спокойно уснувшего Рэйнэна. Соорудив из подушек между ними стену, Тамми улеглась поудобнее и провалилась в сон, так и не почувствовав, как сначала с помощью магии муж, подняв подушки в воздух, зашвырнул их в дальний угол комнаты, а потом, осторожно подвинувшись, нежно поцеловал, заключая ее в свои объятья.

сайт  автора:   http://snezhnaya-aleksandra.ru


            Конец ознакомительного фрагмента


Рецензии