На автомате


Мне пора обратно ехать в Русь.
С. А. Есенин


«Все. Устал-устал-устал!» – подумал Славик.

Домой он вернулся чуть за полночь, простояв перед этим за барной стойкой ресторана свою смену.

Есть ему не хотелось. Он успел перекусить часов в одиннадцать.

Вещи были собраны ещё утром.

Да и что там было собирать?

Пару футболок, бельё, свитер, ветровку, мелочи он ещё вчера уложил в синюю дорожную сумку, стоявшую теперь в ожидании посреди комнаты.

«Бритвенные положу завтра утром», – подумал он, быстренько принимая душ.

Подарки уже лежали в сумке.

«Бутерброды тоже с утра», – продолжал рассчитывать он свои действия, наскоро вытираясь полотенцем.

«Да! Самое главное – не забыть шоколадки и леденцы», – напомнил он себе.

С этой мыслью обёрнутый всё тем же полотенцем Славик быстро прошествовал на кухню, взял из шкафчика пакет со сладостями, отнёс его в комнату и положил сверху – в раскрытую сумку.

Он любил ездить на дальние расстояния с мятной конфетой за щекой. А для бодрости всегда брал в дорогу горький шоколад – плитку-две-три.

«Кофе!» – встрепенувшись, подумал он, пошёл опять на кухню и уже хотел было достать с высокой полки термос, чтобы не возиться с ним утром, но передумал.

«На заправке попью, – решил он, – и отдохну заодно. А то сидишь-сидишь, едешь-едешь. Хоть постою минут десять, разомнусь».

Славик окинул взглядом кухню.

«Вроде всё взял», – подумал он, развернулся и пошёл обратно в комнату.

Он быстро постелил постель, выключил свет, с удовольствием забрался под одеяло и с наслаждением вытянулся так, что хрустнули косточки.

«Спать-спать-спать», – сказал он сам себе, закрыл глаза и сразу без единой мысли уснул.

Приснилась ему рыбалка.

Словно вспомнились поездки к Димке в Эстонию на озёра.

Вечер во сне был тихим и спокойным, вода – гладкой и похожей на зеркало, в ней отражались прибрежные коричнево-золотистые сосны. Славик даже чувствовал свежие запахи хвои и лесного озера. Он подсёк хорошего судака, завёл под него сачок, вытащил из воды…

…и проснулся.

– Фу ты! – в сердцах сказал Славик и даже сразу подскочил с досады.

Было обидно, что так и не вытащил из сачка, и не взял в руки серебристо-белую большую рыбину, тяжесть которой даже почувствовал, как наяву. И стало жалко, что прервался такой приятный и хороший сон.

Славик подавил азарт и вернулся в реальность.

На улице было темно, в комнате, соответственно, тоже. Он протянул руку, включил лампу, стоявшую на прикроватной тумбе, и взглянул на часы. Стрелки показывали три часа ночи – самое время для того, чтобы поспать ещё.

Но Славик чувствовал, что выспался всего за два часа и больше, как ни старайся, не уснёт – только потеряет напрасно время.

«Надо ехать!» – приказал он сам себе и резко встал.

Быстро чёткими движениями убрал постель, умылся-побрился-оделся, сделал бутерброды, завернул их в фольгу и выпил кофе с печеньем. Он никогда плотно не ел перед дорогой. Вымыв чашку, отнёс дорожный свёрток в сумку.

Потом проверил, закрыты ли окна, пуст ли холодильник, отключил воду и электричество, окинул взглядом квартиру, обулся, присел в коридоре «на дорожку», мысленно произнёс кОдовую фразу: «Документы-деньги-телефон-зарядка-ключи», выдохнул, встал, взял сумку, вышел, закрыл дверь и спустился на лифте вниз.

Машина стояла у дома. Славик, как будто предчувствовал вчера, что может проснуться среди ночи и ему не захочется бежать в гараж, а потому оставил «аппарат» у подъезда.

Он осмотрел колёса, поставил сумку на заднее сиденье, вытащил из неё пакет с конфетами и бросил его на переднее. Там же лежала традиционная дорожная бутылка минералки.

Радуясь освежающей ночной прохладе, Славик быстро сел в машину и пристегнулся.

«Надо бы Люсю настроить», – подумал он, заглянув в бардачок и посмотрев на навигатор.

Но засомневался.

«Зачем? – размышлял он. – Дорогу и так знаю. А она начнёт долдонить: „Вы превышаете допустимую скорость”, „Проедьте (слово-то какое!) девяносто километров”. А там, говорят, в одном месте дорога объездная, так она точно с ума сойдёт со своим „перепроложить?”».

Славик не стал трогать навигатор, закрыл бардачок, вставил ключ в замок зажигания, включил радио, взглянул на часы, завёл машину и поехал.

«Родина! Еду я на родину!» – пропел сакраментальную фразу радиоприёмник.

Славик порадовался музыкальному сопровождению, в точности иллюстрирующему события. Судьбоносный лейтмотив задал ему настроение, и всю дорогу наш герой двигался именно в этом приподнятом состоянии духа.

Улицы были безлюдными и тихими, окна в домах – тёмными, машин на дорогах не наблюдалось.

Славик почувствовал удовольствие.

Он любил ездить на дальние расстояния. И ещё ему нравилось выезжать и преодолевать часть пути ночью, когда дороги почти пустые и встречаются лишь одинокие фуры.

Наш путешественник обычно садился на хвост такому же одинокому, как и он, дальнобойщику и ехал за ним, как за надёжным ледоколом, не заботясь особенно ни о встречных машинах, ни об ухабах, ни о гаишниках.

«Так, – думал он, когда двигался по пустым рижским улицам, – до русской границы часа за три с половиной доеду. Будет около восьми. Интересно, во сколько у них пересменка? Как бы не попасть. Говорят, очередей сейчас нет».

Он вспомнил длинные долгие очереди «бензовозов», как называли легковушки приграничных жителей, гонявших в Россию за бензином, – в условиях безработицы другого заработка люди найти не могли. Славик порадовался, что этот «бизнес» прикрыли, что ему не придётся несколько часов стоять в очереди среди поля или покупать место в ней. И мысль о сэкономленной купюре тоже поддержала благостное расположение его духа.

Ещё он вспомнил, что теперь может ездить в Россию без визы как негражданин Латвии, страны, где родился, вырос и жил. Он мысленно от души традиционно и искренне пожелал здоровья и счастья недавно вступившему в должность русскому послу за то, что тот сразу «отменил» эти визы, чем сильно порадовал тысячи пилигримов, когда-то в одночасье оказавшихся за границей и совершающих ностальгические поездки на любимую далёкую родину.

Славик часто ездил в Россию.

Пенсионеры-родители отправлялись из Риги на весну-лето-осень в деревню под Воронежем, в старый дедовский дом с садом и огородом.

На лето к ним вывозили московских внуков – племянников нашего героя.

Герой же был человеком молодым и семьи не имел. Работал барменом в модном ресторане. И увлекался музыкой и рыбалкой. На данный момент был совершенно одинок, окончательно рассорившись и расставшись с девушкой Лолитой, отношения с которой давно зашли в тупик и дальше тянуться уже не могли. Славик чувствовал себя как вольный ветер. И в этот раз направлялся к родителям в отпуск, планируя не только помочь отцу перекрыть крышу, но и лелея надежду порыбачить от души на речке своего безоблачного детства. Все школьные каникулы он проводил в «родово;й» деревушке.

Наш путешественник ехал по спящим безлюдным улицам, слушал музыку, сосал леденец и смотрел за дорогой.

Уже за городом ему встретилась долгожданная фура, похожая в ночи на увешанную разноцветными светящимися гирляндами новогоднюю ёлку.

Он пристроился за ней, почувствовал себя совершенно счастливым и ехал-ехал-ехал.

В какой-то момент дальнобойщик помигал ему правой фарой, дескать: «Я отойду, прижмусь к обочине, впереди никого нет, обгоняй!», но Славик вежливо отказался, мигнув дальним светом: «Спасибо, мне не надо!»

«Мне и так хорошо», – подумал он.

Так они и ехали в темноте среди мрачных сосновых лесов и редких полей – две, словно привязанные одна к другой, машины. Одна большая и тяжёлая, вся в ярких лампочках, другая маленькая, легковая – под огромным звёздным чёрным небом – как ведущий и ведомый. С небольшой дистанцией, но с настойчивым стремлением преодолеть намеченное расстояние – и вперёд-вперёд-вперёд. Долго методично покрывая километры и приближаясь к заветной цели.

Часа через полтора ставшая «своей» фура свернула на заправку.

Славик огорчённо вздохнул, мысленно поблагодарил вожака, пожалел о том, что компания их распалась, посетовал, что «удобства» закончились и поехал в ночь один.

Он вспоминал, как ездил к Димке в Эстонию на рыбалку, в памяти его всплывали подробности: клёв, улов, баня, уха и шашлыки. Размечтавшись, Славик прикидывал, что сможет съездить к другу нынешней осенью, раздумывал, а не махнуть ли им на Чудское озеро и не позвать ли Димку к себе и съездить на озёра в Латгалию.

Потом его мысли переключились на Лолитку. Славик вспоминал, как они ссорились, расставались, мирились и как это вконец надоело ему, и он, подарив ей на прощанье смартфон, объявил об окончательном разрыве.

Радио пело свои дорожные песни, создавая хорошее настроение и подбадривая.

Навстречу изредка попадались одинокие дальнобойные фуры. Пара легковушек обогнала Славиков «Ситроен». Он подумал им вдогонку, что, наверное, те тоже спешат на границу.

Время от времени он выхватывал фарами по два ослепительно-зелёных луча-лазера – взгляды вышедших поохотиться на обочину дороги кошек, а иногда выбежавших из леса поджарых длинноногих лис.

Иногда он проезжал через небольшие посёлки, законопослушно снижая скорость и не читая их названия, написанные на указателях.

Постепенно звёзды стали исчезать, небо из чёрного превратилось в тёмно-серое, потом незаметно потихоньку сделалось светло-серым. Забрезжил рассвет, где-то за горизонтом зарозовело. И вскоре начали проступать ещё слабые, но настойчивые солнечные лучи. Небо становилось всё светлее и светлее, а зарево – ярче и ярче. И вот появился ярко-алый край солнца. Он рос и рос, увеличиваясь в размерах и наконец преобразился в огненный раскалённый шар, поднимавшийся выше и выше, и выше.

Впрочем, Славик гнал себе по дороге и ничего этого не замечал. Точнее, видел, что светает, но не отвлекался от вождения. И правильно делал, будучи предельно внимательным, сконцентрированным и не давая себе расслабляться и отвлекаться.

«Эх, рыбки половлю!» – мечтал он, предвкушая, как они с отцом отправятся на речку.

Мелькали деревья и кусты, стало видно мокрую от росы траву на обочине, показались редкие хутора поодаль от дороги, начали чаще встречаться такие же одинокие машины.

«Просыпается человечество!» – радостно отметил про себя Славик.

Рассвело окончательно.

Вскоре наш герой увидел какое-то запущенное здание со странным терминалом на самой дороге. Он удивился: такой постройки он не помнил. Славик посмотрел на неё и подумал, что, наверное, упустил какие-то детали или просто подзабыл.

«Интересно, а где я?» – как-то растерянно подумал он.

От этой мысли Славик словно проснулся и принялся вглядываться в дорогу в поисках указателей. По его подсчётам, до границы было уже не очень далеко.

Через какое-то время он наконец увидел синий указатель. До сих пор Славик не очень-то обращал на них внимания – ему было всё равно и абсолютно безразлично, как называются населённые пункты, мимо которых он проезжал и сколько до них километров.

Дорогу он знал – ездил по ней часто. Всё происходило как на автомате. Да и читать в темноте названия и километраж ему не хотелось. Он целеустремлённо двигался в заданном направлении – к русской границе.

Подъехав к указателю поближе, он увидел, что названия населённых пунктов написаны на нём не по-латышски – буквы были украшены незнакомыми надстрочными знаками. Машина наконец поравнялась с синим знаком, Славик прочитал всё внимательно и обомлел.

– Ничего себе! – произнёс он и нажал на тормоз.

Машина остановилась, а потрясённый и остолбеневший одинокий пилигрим ошалело уставился на синюю табличку с белыми буквами.

Славик наконец очнулся и осознал, что случилось.

– Приехал! – констатировал он и пропел. – Эсто-о-о-ония!

Вдалеке виднелся ещё один дорожный знак «Животные на дороге» с изображённым на нём лосем, вместо привычного бегущего оленя.

«Ничего себе, как меня занесло-то!» – недоумевающее подумал Славик и даже как-то почти весело усмехнулся, пытаясь понять, как же его угораздило поехать не той дорогой, совсем в другую сторону, промахнуться километров на двести, забраться в такую даль и ничего при этом не заподозрить.

Солнце весело смеялось в небесной синеве, и лучи его искрились-хохотали в каждой придорожной мокрой от бриллиантовой росы травинке.

– Н-да… – задумался вслух Славик. – Вот это я дал!

Но надо было выходить из положения. Он развернулся, остановился, открыл бардачок и достал навигатор.

«Так это я, получается, к Димке ехал рыбу ловить», – подумал он.

«А в здании том таможня раньше была», – совсем вернулся он в реальность, вспомнив об упразднённых евросоюзных границах.

Славик включил навигатор, задал маршрут, пристроил прибор на панель перед лобовым стеклом, со вздохом сказал: «Ну, Люся, выводи!» и поехал в обратном направлении.

– Проедьте пятьдесят километров, – безграмотно, но зато абсолютно компетентным голосом сказала Люся.

Славик повеселел, с готовностью прибавил скорость, машинально сунул успокоительный леденец за щёку и вскоре услышал:

– Вы превышаете допустимую скорость.

– Да, ладно тебе, Люсь! Всего-то на пару километров, – ответил он бдительному полумеханическому голосу.

Теперь он был в надёжных руках.

А через сутки с небольшим герой уже сидел с удочкой у родной речки под Воронежем и таскал из неё ершей и пескарей.


(«Конференция», Рига, 2015.)


Рецензии
Светлана, романтично описали приключение героя Славика. Самонадеянность часто подводит опытных водителей. Надо было к "Люське" сразу обратиться - она бы не подвела бы. А так лишних 200 км в одну сторону, и, получается в другую. Но зато романтично. Что для молодости лишние километры, пусть и "на автомате"?). Радость, да и только или как минимум не крупное (мелкое) разочарование.

Прекрасный рассказ. Как автолюбитель прочел с удовольствием. Правда, ночами ехать не люблю - хуже обзор, да и спать хочется. Даже с леденцом за щекой)).

Удач и хорошего вечера понедельника, дня нетрудного, а весьма интересного).

С наилучшими,

Орлов Игорь Ко   03.07.2017 18:01     Заявить о нарушении
Большое спасибо за понимание и добрые слова, Игорь!

С самыми светлыми пожеланиями

Светлана Данилина   03.07.2017 21:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.