Пар из-под крышки

Елене Садловской
с благодарностью за сюжет

…а он себе идёт
Вперёд
И лаю твоего совсем не примечает.

И. А. Крылов
«Слон и Моська»


Ночной аэропорт.

Стойка регистрации.

Очередь пассажиров рейса Рига – Лондон.

– Ну, ничего не соображает! Иди ты сюда, бестолочь! – слышит Елена у себя за спиной раздражённый женский голос, почти крик, с примесью визга, шипения, негодования и клокочущей ярости.

Нервозный заряд просто физически ощутимо мечется в наполненном ожидающими людьми пространстве.

Женщина, стоящая позади героини рассказа, уже давно выходит, просто выпрыгивает из себя.

Последние десять минут она нетерпеливо и отчаянно крутила головой, глядя по сторонам и судорожно выискивая глазами своего потерявшегося спутника.

Даже спиной Елена чувствует, как нервничает её соседка по очереди.

Но какая-то доля гнева, видимо, всё-таки растворяется, потому что виновник стресса, в сердцах названный красочным словечком «бестолочь», наконец появляется.

Дальше разговор продолжается на английском:

– Ты где был? – взвивается вверх пронзительный высокий женский голос.

– Не нервничай, дорогая. Я ходил курить, – успокаивает свою шумную спутницу подошедший мужчина.

– Курить! Регистрация уже идёт! Что так долго? – не унимается она.

Голос её высок, силён и, несмотря на базарные ноты, красив.

– Я же успел! – легко, словно сделав удачный прыжок, говорит он.

– Я тут с ума схожу! – видно, что женщине доставляет удовольствие брызгать эмоциями.

– Не волнуйся! – и Елена даже чувствует спиной, как он успокаивающе кладёт руку на запястье своей экзальтированной спутницы.

– Очередь же идёт! – раздражённо дёргает плечом та, и это движение тоже слышно в её голосе.

– Но я уже здесь! – приводит он практически тот же аргумент.

– Мы могли опоздать! – никак не может успокоиться женщина.

– Моя прелесть! Всё будет хорошо! – улыбается мужчина, и Елене даже кажется, что в этом месте он мог бы поцеловать её в плечико. И улыбку его она тоже чувствует – слышит в интонациях голоса.

Собеседник мегеры – сама невозмутимость. Он просто излучает спокойствие и позитив.

И все попытки взвинченной женщины поругаться натыкаются на стену добродушия и благостное расположения духа.

Мужчина, как умный опытный тренер, слабо и шутя отбивает все атаки неумехи-новичка, своего подопечного.

В общем-то, женщина могла бы уже успокоиться и прекратить сцену «бури и натиска» – её спутник рядом с ней, регистрация идёт, очередь потихоньку продвигается вперёд.

Но той надо выплеснуть негативные эмоции и агрессивную энергетику, переполняющие её.

Излить гнев на мужчину она уже не может. Тот умело и красиво отражает все её выпады и не лезет в драку.

«Слон и Моська!» – комментирует про себя Елена.

И тут соседка, будучи не в силах угомониться и замолчать, переходит на русский язык и начинает выпускать пар по-другому – в форме своеобразного пересказа событий – яркими мазками и оценочными категориями.

Рассказывает она всё то ли Елене, то ли её спине, то ли просто в пространство. Хотя и другие пассажиры тоже имеют возможность прослушать спектакль.

Речь актрисы обильно и смачно снабжается ненормативной лексикой.

Причём на некоторых выражениях её особенно заклинивает, и она упорно повторяет их.

Мужчина – само недоумение. Потому что иногда беспомощно вставляет по-английски:

– Говори, чтобы я понимал. Прошу тебя!

Но женщина испытывает удовольствие от того, что ругает своего спутника последними словами в его же присутствии.

– Кретин! Связалась с этим придурком! Притащила в гости! Латвию показать! Турист…! – изливает она кипящие и булькающие чувства в воздух.

Молчать она не может, её просто распирает от переизбытка эмоций. А от плохой энергетики надо избавиться.

Елена осознает, что её назначили главной слушательницей. Деваться ей некуда, и потому она, чувствуя себя неким принимающим устройством, внимает этой театральной постановке. Ей даже становятся интересны детали. Всё-таки ожидание рейса – занятие скучное и монотонное. А если прибавить к этому, что времени два часа ночи и безудержно хочется спать, то любое событие становится хорошим развлечением.

– Даром, что женился! Идиот! Посмотрела бы я на него! Кто за тебя пойдёт! Песок уже сыплется! Старый козёл! – бурлит обжигающий гейзер за спиной Елены.

– Говори, пожалуйста, по-английски, – опять вежливо просит мужчина, только что названный козлом.

Он, видимо, чувствует, что его сильно и от души ругают, но ничего не понимает.

– Ага! – бурчит женщина уже потише и, как будто смилостивившись, добавляет для своего спутника на английском. – Я говорю, что очередь подходит.

Елена втайне сочувствует ему.

– Ну что ты лыбишься? Всё хорошо! – продолжает женщина по-русски.

Она чувствует потребность продолжить рассказ и сообщает или в пространство, или Елениной спине:

– Год с ним мучаюсь! Пошла бы я за него! Нужен он мне был сто лет!

Елена улыбается про себя – ситуация комична. Стоящие перед ней пассажиры, до которых долетают обрывки фраз, начинают озираться и пытаться разглядеть участников события. На их лицах тоже появляются улыбки.

– Хоть квартира в Кенсингтоне! И на том спасибо! Только что за жильё не платить! – продолжает женщина.

Елена начинает вникать в ситуацию и даже сочувствовать беспокойной соседке по очереди.

Хотя жаль ей обоих: его – потому что бесцеремонно и некрасиво обманут, её – потому что ничего хорошего от своего брака по расчёту она не получила. Но, видимо, меркантильные соображения были выше других причин.

Однако подходит очередь Елены на регистрацию, она отвлекается на таможенные процедуры и на время забывает о своих соседях.

Странную пару она видит уже в самолёте. Попутчики проходят мимо её кресла.

Женщина-блондинка стройна и миловидна, модно и с изыском одета. Хорошо держится и умеет преподнести себя, привлекает внимание. На вид ей немного за сорок. Хотя явные следы ботокса делают её одутловатое лицо намного моложе. Она выискивает глазами свои места, но при этом не забывает по-особенному и оценивающе взглянуть на пассажиров-мужчин.

Её спутник уже давно немолод, у него жилистая фигура, большая рельефная шея, морщинистое лицо, высокий лоб, а блестящая макушка лишена растительности. Он смешно смотрится рядом со своей подругой, едва доставая головой до большой заколки, держащей её длинный выбеленный хвост.

На лице женщины выражение недовольства. Мужчина прекраснодушен и спокоен, он терпеливо, мягко и философски мудро улыбается.

У каждого свой интерес.


(«Конференция», Рига, 2015.)


Рецензии
Понравилось, Светлана.
Думаю, "внутреннее раздражением" этой дамы своим спутником остаётся на прежнем уровне, то есть-постоянно.

Алекс.

Алекс Кон   03.07.2017 22:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Алекс!
Думаю, что Вы правы.

Светлана Данилина   04.07.2017 00:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.