Тиша и Вера

Алиса вошла в квартиру, не раздеваясь бросилась в свою комнату, швырнула портфель в угол, села на диван и невидящим взглядом уставилась в никуда.

 "Почему дочка не вбежала, как обычно, на кухню, не расцеловала, не заглянула в кастрюльки: "Мамуля, что сегодня вкусненькое на обед?" - встревоженно подумала Вера Алексеевна. - "Не дай бог, заболела опять; не успели вылечить от бронхита, и вот, похоже, снова скуксилась".

Вера заглянула в комнату Алисы.

 "Красавица, блондинка с длинными волосами, голубые глаза, кукольное личико... Вот только дурь втемяшилась в её головку - влюбилась в учителя физкультуры Андрея Сергеевича, решила - будет его женой и всё тут. Никакие уговоры не помогают. Ладно, хоть этот Андрей Сергеевич, похоже, человек разумный, не воспользуется любовью глупой девчонки".

- Алиса, что случилось?

- Мамуля, Андрей женится, свадьба через неделю!

 "Ну как ей объяснить, глупышке, что Андрей - серьёзный взрослый мужчина, не будет заглядываться на глупую восьмиклассницу, пусть даже очень хорошенькую. У него своя взрослая жизнь и свои взрослые отношения".

- Я не хочу жить! - зарыдала Алиса, - покончу с собой ему назло и записку оставлю, что он виноват в моей смерти!

- Не смей так говорить. Во все времена самоубийц презирали и даже хоронили не на кладбище, а за его оградой. Человек не вправе решать, когда ему уходить на тот свет. Нужно жить вопреки всему. Вспомни Ника Вуйчича, родившегося без рук и ног, живущего полноценной жизнью, не жалующегося на судьбу, вспомни телепередачу о девушке, тело которой парализовано, но она не только находит в себе силы не унывать, но даже поддерживает других, вспомни выдающегося физика Стивена Хокинга, много лет болеющего амиотрофическим склерозом и прикованного к инвалидному креслу, нашего Алексея Мересьева, наконец, который без ног, на протезах совершал боевые вылеты во время Великой Отечественной. Запомни, как бы не было плохо, никогда не сдавайся!

- Мама, а ты страдала когда-нибудь?

                                      ***

Вере приснился кошмар. Возле неё копошился клубок змей. Она различила чёрную гадюку, белого питона с такими же белыми глазами, кобру и ещё нескольких, названий которых она не знала.

Стараясь не думать о приснившемся, она отправилась в душ, по дороге включив кофемашину.

У неё все хорошо, почему же такое приснилось?

Серёжа скоро вернётся из командировки, они уже кольца обручальные купили, через месяц свадьба. Отчего же так тревожно на душе?

Вера прожевала бутерброд с сыром, выпила кофе, быстро наложила лёгкий макияж, оделась, взяла сумочку и отправилась в свою контору.

 "Надо отпроситься с работы пораньше, в женскую консультацию забежать..."

Домой она возвращалась в приподнятом настроении.

 "Наверное, Серёжа уже дома, вот обрадуется новости!" - возбуждённо думала Вера. - "Беременность семь недель! Неужели ей удалось вскочить в последний вагон? Как, всё-таки, её повезло. И не надеялась замуж выйти, всё-таки уже за тридцать, и вдруг встретила Серёжу - умного, красивого; все одинокие подруги ей завидуют, скоро свадьба, а теперь ещё и ребёночек у них будет!"
Открыв дверь в квартиру, Вера увидела в прихожей на вешалке дублёнку Сергея и модный женский полушубок из рыжей лисы.

 "Знала бы, что гости придут, купила бы пирожных к чаю. Серёжа к сладкому равнодушен, а она давно уже на диете, безуспешно пытается похудеть. Ну ладно, сейчас о диете можно забыть, беременным позволяются маленькие удовольствия!"

 "Твоя корова скоро придёт!" - вдруг услышала Вера голос, показавшийся ей знакомым.

 "Да нет, у них сейчас подведение итогов календарного года, она всегда задерживается". - ответил Серёжа.

Из спальни послышались звуки возни, поцелуев.

На ватных ногах Вера прошла в сторону спальни, распахнула дверь.

Серёжа страстно целовал Ларису, из планового отдела, миниатюрную брюнетку с крысиными коричневыми глазками-пуговками, с длинными хищными ногтями, выкрашенными всегда тёмно-вишнёвым лаком.

 "Боже мой, и она называет меня коровой!" - почему-то мелькнула нелепая мысль.
Лариса неспешно встала, мелькнув очаровательными ягодицами, скрылась в ванной.
Вера не заметила на лице Серёжи ни капли раскаяния.

Ей хотелось громко сказать что-нибудь хлёсткое и обидное, но она лишь шёпотом выдавила из себя: "Серёжа, как ты мог!"

Расставшись с Сергеем, Вера замкнулась в себе, лишь сознание, что у неё скоро родится малыш, поддерживало её жизненные силы.

Беременность развивалась нормально, но, как-то вечером, когда она поздно возвращалась с работы, на неё напал, как потом выяснилось, наркоман, вырвал сумочку, а когда Вера упала от резкого толчка, ещё и пнул ногой в живот.
Женщина почувствовала, что у неё началось кровотечение.

 "Лишь бы с ребёнком ничего не случилось", - только и думала она.

В больнице выяснилось, что плод сохранить не удастся. А Вера так мечтала о дочке...

Как-то в воскресенье, подруга Алёнка, одинокая как и Вера, пригласила в парк. Циничная, меняющая любовников как перчатки, относящаяся к мужчинам как к расходному материалу, годному лишь для удовлетворения её похоти, Алёнка была полной противоположностью Веры, верящей в искренние чувства и вечную любовь.
Несмотря, а может быть, и благодаря своему отношению к противоположному полу, некрасивая, похожая на грача, с большим носом и маленькими, глубоко посаженными глазками, Алёнка пользовалась огромным успехом у мужчин, даже, можно сказать, была роковой женщиной; столько было поклонников, "сломавших об неё зубы". Один даже попал в психиатрическую клинику из-за несчастной любви к Алёнке. Просто она безошибочно чувствовала время, когда отношения были на пике и всегда вовремя расставалась с мужчинами, бросая их первой, а это так невыносимо для самолюбия самцов. Правильно сказал Ремарк: "Кто хочет удержать - теряет, а кто готов отпустить - владеет всем миром".

Они познакомились, когда Вере было пять, а Алёнке - шесть лет.

Маленькая, стриженная "в скобочку" в каком-то затрапезном фланелевом платьице, бойко подошла. "Петушок или курочка?" - проговорила незнакомка таинственным шёпотом. Верочка сначала не поняла, что хочет от неё эта странная девочка. Оказалось, в руке у неё была травинка мятлика.

Вера и Алёнка чудесно провели время в парке: покатались на каруселях, выпили в кафе по бокалу белого сухого вина, съели по мороженому в вафельном стаканчике и уже собирались возвращаться домой, как вдруг они услышали возбуждённые крики мальчишек на спортивной площадке: "Бей фашиста, дай ему хорошего пинка! - доносилось из зарослей сирени. Какое-то шестое чувство заставило Веру броситься по направлению к площадке.

Мальчишки играли, словно футбольным мячом, каким-то грязным шерстяным комочком.

- Ребята, что вы делаете? - спросила обычно застенчивая Вера, не вступающая в разговоры с незнакомыми.

- Да мы тут Гитлера недобитого нашли.

Вера подошла ближе. В пыли лежал окровавленный полумёртвый котёнок. Один глаз его был выбит и висел на ниточке нерва. Котёнок не подавал никаких признаков жизни.

Она присела на корточки, расстелила прямо на пыльной земле свой нарядный кашемировый кардиган и завернула в него котёнка.

- Тётя, зря вы его спасаете, это же фашист, Гитлер, - сказал один из мальчишек.

- Почему Гитлер? Как вы можете быть такими жестокими?

- Гитлер, потому что у него усы и чёлка как у Гитлера!

Вера ничего не ответила, уходя с площадки. К ней подошла Алёна.

- Ну вот, жалостливая ты наша, снова какую-то животинку подобрала!

- Не знаю, выживет ли. Надо к Николаю Михайловичу везти!

Подруги поймали такси и отправились к знакомому ветеринару - доброму Николаю Михайловичу.

Дверь открыла  его жена - пухленькая Ирина Петровна.

- Спит он, устал, роды у чихуа-хуа принимал. А что там у вас?

Вера приоткрыла кардиган.

- Николай, вставай, работа для тебя! - крикнула Ирина Петровна.

Из спальни раздалось недовольное кряхтенье.

Николай Михайлович вышел, держась за поясницу, но увидев Веру и Алёну, расплылся в улыбке.

Он осмотрел малыша, огорчённо покачал головой:

- Спасти глаз точно не удастся, да и жизнь - не знаю получится ли. Оставляйте, попытаюсь помочь.

Вера протянула Николаю Михайловичу деньги, но он отказался: "Бесплатно буду лечить, сегодня хороший бакшиш от "мамаши" роженицы получил".

Котёнок, Вера назвала его Тишей, выжил, но был очень слабым, болезненным. Женщина решила оставить его себе. "Кому он нужен - некрасивый, одноглазый, да ещё и вправду раскраской напоминающий Гитлера - чёрно-белый, с чёрной чёлкой и чёрным пятнышком под носом, словно усы..."

 ...Уже несколько недель Вера чувствовала недомогание - она стала опухать, задыхаться, даже подняться на её второй этаж стало для неё проблемой.

 "Пройдёт," - думала она, но ничего не проходило, с каждым днём симптомы болезни становились всё более явными.

Однажды, принимая душ, намыливая грудь, она почувствовала уплотнение в молочной железе.

Вера даже не  сомневалась, что это самое плохое, ведь мама умерла молодой от той же болезни.

 "Как же теперь Тиша будет без меня?" - думала она.

Обследование показало, что предчувствия не обманули, у неё рак молочной железы, как предполагали врачи, спровоцированный изменением гормонального фона из-за поздней беременности, закончившейся выкидышем.

Затем была тяжёлая операция, химио- и радиотерапия...

-Ты поняла про кого эта история? - спросила Вера Алексеевна Алису.

- Неужели про тебя, мамуля?

- Да милая. Выброси теперь все глупые мысли из головы и пойдём обедать.

- Мамуля, а я помню Тишу. Мне три годика было, когда он умер от старости. Ты так плакала...


Рецензии
Спасибо!
Мне понравилось.

Валентина Душина   17.10.2016 20:57     Заявить о нарушении
Спасибо большое, дорогая Валентина!
Рада Вашему отзыву!
С теплом,

Наталья Эстеван   18.10.2016 01:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.