La musica

Мысли о музыке из переписки с друзьями


ИЗ ПРОШЛОГО…


• ВОСПОМИНАНИЯ О МОЛОДОСТИ. Я прекрасно помню, как бегал за консерваторщицами в молодости, и никакая музыка классическая, например, произведения Баха, Генделя, не мешала. Возможно, она чуть-чуть  гармонизировала мои эмоции, но поддерживала, как теперь, по прошествии многих лет, мне кажется, страсть в утонченном виде сохранялась и, в то же время, думается, подпитывала гордыню – «Ты выиграл сражение со страстью» и так далее. Тот же Бетховен, который взмывает твое сердце ввысь, на самом деле возводит его на высшую ступень гордыни, а человек непонимающий чувствует будто бы приближение к Богу. Это напоминает то состояние, которое Отцы Церкви называли прелестью. Но что еще ожидать от мира сего?

• ВОСПОМИНАНИЯ О ЗРЕЛОСТИ.  Я чувствовал ущербность материализма, слушая Баха, Генделя, я восхищался их величественной гармонией и понимал: не могут теперь, в эпоху безверия, творить такое. С другой стороны, я видел обратную сторону музыки: ее служители, особенно женщины, чрезвычайно сенсуальны (то есть чувственны), в них силен артистизм (верно Феодосий Кавказский наименовал музыку лицедейством), те же человеческие страсти. В молодости я любил слушать концерты. Потом любовь прошла – я чувствовал эту атмосферу театральности, которая вторгалась в меня и создавала некую дисгармонию. Потом предпочитал слушать музыку дома. С возрастом для меня стала приемлемой старинная музыка – Корелли, Бах, Гендель. Но однажды я посетил мощи святого отца. Овладело мною чувство, доселе незнакомое. Я думал, может ли музыка его выразить? Нет, не может. Это ощущение требует тишины, покоя. Нашел я тогда дома пластинку с русской музыкой XV века. Послушал стихиру Федора Крестьянина. Вот – музыка духа! А не вся эта красивая католическая мерзость! Все эти бахи, гендели, как я говорил уже – они лишь приподнялись над землей, но не сумели преодолеть до конца ее тяготения. В них чувствуется сладостное упоение этим миром, иногда доходящее до настолько облагороженных форм, что люди зовут эту музыку духовной. Но это – ересь бесовская, прелесть сатанинская! Еще интересное наблюдение: когда молишься по-настоящему, внутренне, чувствуешь вхождение ума в сердце, как говорили Отцы. А музыка не входит в сердце, она теребит предсердие. Может, это странное сравнение, но о похожем говорил отец Рафаил (Карелин). И, наконец, хоть и привела к вере меня эта еретическая и богопротивная музыка гнилого католико-протестантского запада, но теперь я думаю, что лучше бы я пил воду из чистого источника, читал Святых Отцов, доверил бы им свой разум, а не мудрствовал лукаво, «кайфуя» под эту классику, почитаемую сынами мира сего (то есть, служителями его, в конечном итоге, работниками того, кого зовут kosmokrator).


ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О МУЗЫКЕ



• О прогрессе музыкального искусства и судьбах артистов. В чём Вы видите подлинный прогресс музыкального искусства? Я, например, вижу лишь регресс - если Бах еще пытался воспеть Господа, то чем дальше - тем больше отдалялись от Него, Бетховен грозил кулаком Небу, Паганини хвастался сделкой с Дьяволом, Скрябин хотел сделать Мистерию, которая преобразила бы мир без Бога... Где прогресс? нет его. Он – в приближении к Абсолюту, который способен выразить только один музыкальный язык. Но что делать симфоническим оркестрам и т. д. Но, конечно, это все равно, что спрашивать: "Что делать публичным домам?". Невелика разница: консерватория – это сборище синагогических куртизанок, а там - обычных, нефарисействующих. Еще неизвестно, кому больше градусов дадут черти в аду...

• ИСКУССТВО И МОРАЛЬ. «Стрекоза и муравей» - это предостережение от развлечений века сего, каковы музыка, театр и прочее. Самое страшное, что человеку опасно развивать свои способности, не очистив душу. Особенно в музыке, которая действует помимо слова, «проникая в сердце, минуя разум» (так говорил режиссер Ингмар Бергман о кино, и это же во стократ более относится к музыке). Я понял, что музыканты – это просто более утонченные актеры, или идолопоклонники. Как говорил я раньше (уже в молодости): музыкант – это либо актер, либо служитель… То есть лицедей или идолопоклонник. А Вселенская Церковь одинаково осуждает и тех, и других, не допуская до Святой Чаши. Так проживешь, расчёсывая сердце звуками скрипки, а когда придёт пора отвечать, тогда что я предъявлю? Вы верно пишете о вреде музыке. Она, в большей или  меньшей степени, - патология (от слова pathos). Я помню, как у меня еще в молодые годы поднималось давление от симфоний Бетховена, что подогрело мою давнюю гипертонию, которая дает знать себя и теперь.

• О ТОМ, ЧТО МУЗЫКА ДОЛЖНА СОЗДАВАТЬСЯ ВО СЛАВУ БОЖИЮ. это верно, но католики тоже Бога славят. Молитвенный опыт, выраженный в музыке, может быть прелестным, бесовским Игнатий Брянчанинов пишет: «В новейшие времена языческая жизнь явилась первоначально в недре папизма; языческое чувство и вкус папистов выказываются с особенною яркостию в применении искусств к предметам религии, в живописных и изваянных изображениях святых, в их церковном пении и музыке, в их религиозной поэзии. Все школы их носят на себе отпечаток греховных страстей, особливо сладострастия; там нет ни чувства целомудрия и благопристойности, ни чувства простоты, ни чувства чистоты и духовности. Таковы их церковная музыка и пение. Их поэт, описывая освобождение Иерусалима и Гроба Господня, не останавливается призывать Музу; он воспевает Сион вместе с Геликоном, от Музы переходит к Архангелу Гавриилу. Непогрешающие папы, эти новые кумиры Рима, представляют собою образцы разврата, тиранства, безбожия, кощунства над всем святым».

• ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ТРАДИЦИИ НА МУЗЫКУ. Лютеранство - это ересь, следовательно, когда слушаешь музыку еретика, то ты приобщаешься духа ереси, то есть, не исключено, духа бесовского. <приводится ссылка на статью Св. Игнатия о лютеранизме> это – слово Игнатия Брянчанинова. А он не мог ошибаться. Так как после смерти явился духовной дочери и сказал ей: все, что написано в моих книгах, все – истина

• различия в музыкальной традиции как раз из-за различия в религии.


ИЗ ИСТОРИИ МУЗЫКИ.


• ДРЕВНЕРУССКИЕ ПЕСНОПЕНИЯ И МУЗЫКА ЗАПАДА. Насчет древнерусских распевов - я согласен с Вами. Выражаясь по-мирски, это музыкальный язык богов. Даже жалко, что в то время, когда это искусство было в своем подлинном расцвете (теперь мы видим лишь реконструкцию, другое дело, зачастую художественно прекрасную), наша страна была вела достаточно изоляционистскую политику. Это было хорошо, так как народ наш был защищён от всех тех ересей, которыми наполнен до предела Запад, но, с другой стороны, европейские народы с бОльшим трудом могли приобщиться к русскому искусству того времени, искусству, которое было от Бога, о котором и подумать не могли иноземные богоотступники. Возможно, если бы тот же самый Иоганн Себастьян Бах услышал бы эти распевы, он бы сказал "Вот где подлинная музыка во славу Божью! Все мои хоралы - это лишь чистая дрянь по сравнению с русскими распевами. Заняться бы ими до конца  дней своих и прославить Бога истинно!" Мне так думается, хотя музыка этого великого мастера дышит космофилией (о чем убедительно говорил отец Рафаил (Карелин)). Самые совершенные и возвышенные его хоралы дышат духом Запада, ты так и хочешь представить готический храм во всей его сурово-холодной красе. Наши храмы несут внутреннее тепло, здесь есть определенный метафизический холод. Бах не мог иметь подлинного духовного опыта, поэтому Божественное бытие было для него абстракцией, к которой он всё-таки стремился, но не мог достичь, ибо вне Церкви - нет спасения, а следовательно, и верного мистического познания. В его музыке слышны подмены, очень тонкие, но выраженные.

• ПЕСНОПЕНИЯ ЦЕРКВИ И МИСТИКА МОЛЧАНИЯ. Если еще раз вернуться к русским распевам, я постараюсь высказать свои переживания. Поначалу я воспринял их как некую чуждость своему духу, но затем я понял смысл этой чуждости. Душе, заполненной мирскими звуками, не дано понять таинство молчания (silentium). Всякая музыка разрушает духовную тишину, она не совместима с ней. А распевы являются именно таким уникальным языком, который дает опытно познать мистическую красоту Православия, понять сущность Святой Веры Божьей. Поэтому музыка – это изобретение дьявола, которое благочестивые христиане почитали достойным пламени. Интересен случай, что жена одного известного православного священника, ставшего старцем и умершего во Бозе в 2000 году, была известной скрипачкой, а когда пришла к вере, - продала скрипку и отменила все концерты. Вот так говорит духовная интуиция человека, с которой спорит гордый рассудок. Но в конечном итоге рассудок проигрывает. Хорошо, когда здесь, а когда там (на том свете) - то совесть будет жечь человека огнем неугасимым.

• ОБ АНГЛИЙСКОЙ СЮИТЕ БАХА. хорошая музыка. но, может быть, эта музыка нравится моему падшему естеству. А человек рожден для страдания. Почему ты понимаешь, что св. Отцы правы? Потому что их писания ломают твою душу, не дают тебе надежды на "нормальную" жизнь. Поэтому бесы и их наместники на земле - либералы ненавидят Игнатия Брянчанинова. человек рожден страдать и трудиться. Ему нет утешений в падшем состоянии. Надо зхаполниьть душу делами доброделания и милосердия. А то скажут на том свете: "поди, попляши", как в басне И. Крылова

• ОТВЕТ МЕЛОМАНУ.

Вы пишете о непонятности моего определения анализа музыки с позиций Православной веры. Моя цель – не музыкальный, не музыковедческий, а психологический характер. Я согласен с Вашим замечанием по форме, а не по существу. Между прочим, в музыке очень часто психологические и субъективные образы запечатлеваются в веках, что мы видим, например, с известными симфониями Моцарта, сонатами Бетховена, которым давали названия отнюдь не сами авторы. С другой стороны, есть устоявшиеся каноны, по которым кодируют определенные чувства (например, квартовые интонации кодируют волевые порывы, секундовые – грусть и т. д.). И по чувствам многих можно делать выводы. Мое определение «с позиций Православной Веры» - неверно, лучше – «традиции» или даже «аскетики». Я сопоставлял чувства, заложенные композиторами, с чувствами, заповеданными и запрещенными христианам.
Насчет оценки творчества музыкантов Вы задаетесь вопросом, откуда ее можно взять. В Социальной концепции РПЦ, упомянутой Вами, музыка хвалится, но мнение Церкви выражено в постановлениях Соборов, Апостольских правилах, в ряде которых есть осуждение игры на скрипках и на других инструментах. В работах святых отцов есть много цитат, которые недвусмысленно осуждают музыку. Да, есть и иные мнения, но мнение Церкви – в согласии большинства Отцов. Если мы подсчитаем «голоса» с той и с другой стороны – я не уверен, что опередят почитатели музыки. Да и если нарастить искусственно с помощью нейтральных и уважительных голосов, то они будут за счет двух причин: незнания в достаточной степени музыкального искусства данным Отцом и святоотеческая осторожность в осуждении, а также разговоры об идеале музыки, то есть к тому, к чему надо стремиться музыкантам. Но, как, между прочим, и Вы пишете, музыка столетиями все больше и больше отходила в сторону воспевания греховных страстей. Вы отмечаете Баха как последнего великого Музыканта. Я отчасти согласен, но в его творчестве уже проявился тот букет страстей, который был взращен последующими поколениями.
Насчет музыки в Ветхом завете. Не все, что было в Ветхом завете, должно быть в Новом. Никто ведь не призывает побивать камнями за грехи. А насчет музыки – некоторые отцы понимали упоминания инструментов аллегорически – например, «псалтирь души». Такие мысли я встречал в произведениях, например, Василия Великого или Климента Александрийского Даже если и это не так, то мы не знаем музыки того времени. И классическая музыка вряд ли – преемница того искусства. Корень ее – ересь католицизма. Итальянский монах Гвидо Д’Ареццо придумал ноты в 1090-х годах, уже после отпадения папистов от Святой Церкви (1054). И третий аргумент против – великая прелесть почитать себя продолжателями святых.
Допустим, действительно некоторые отцы чтили музыку и слушали ее. Но они могли себе это позволить как послабление после тяжелой битвы. Но мы не имеем прав на такие льготы, ибо мы не то что исповедовать Христа во время гонений, но даже элементарные заповеди исполнить. Надо душу свою направить на покаяние, милосердие и доброделание, а не тешить своё тщеславия и похоть очес.

• О ТОККАТЕ, АДАЖИО И ФУГЕ ДО МАЖОР (КОММЕНТАРИЙ К АНАЛИЗУ В СТАТЬЕ «ДУМА О МУЗЫКЕ»). Я делал выводы, опираясь на данное исполнение (ГАСО СССР под управлением Лео Гинзбурга, оркестровка Л. Вайнера), так как в свое время оно произвело на меня впечатление. Как говорил Антоний Сурожский, молодость горит, а старость издает тихий свет. Вот я и повелся в свое время на страсти бесовские.


КОРОТКО О ГЛАВНОМ.


• У коренных представителей северных народов больше негритянской кожи, чем Божьей музыки среди классики


Рецензии