Рассказ 4

Арсентий Юрьевич (в дальнейшем для удобства – А.Ю.)был замечателен не только гипертрофированной въедливостью и дотошностью, но и многими другими замечательными качествами. Его вулканическая энергия и самоуверенность, переходящая в самовлюбленность, заставляла его искать новые сферы деятельности для приложения своих сил. Самоуверенность, помноженная на непрофессионализм, сыграла с ним злую шутку. Все, чем бы он ни занимался, превращалось в фарс. Одно из поприщ, которое А.Ю. выбрал как сферу своей деятельности, стала экономия расходной части бюджета компании «Альфамарин». Бюджет любой компании складывается из доходов и расходов. Чем больше разница, тем успешнее компания. Не имея достаточных знаний, чтобы увеличить доходную часть А.Ю. приложил все силы, чтобы уменьшить расходную часть. С Ленинским размахом и комсомольским задором А.Ю. взялся за новую для себя сферу деятельности. Плоды его деятельности сразу почувствовали как в офисе, так и на судах. Подменяя собой бухгалтерию, А.Ю. стал проверять командировочные расходы сотрудников: он скрупулезно следил за расходами на питание и расходами на общественный транспорт, распекая за слишком частые поездки, узнавал, куда сотрудник ездил и с какой целью, сверяя с какими-то своими записями. Все это он старался делать в присутствии судовладельца, при этом искоса поглядывая на него, чтобы удостовериться, что судовладелец оценил его рвение и рачительность. Доходило до абсурда. Место стоянки судов компании «Альфамарин» было расположено в труднодоступном месте, куда можно было добраться только на такси. А.Ю. лично нашел самого дешевого частника, на древней «колымаге», и в приказном порядке заставил сотрудников, ехавших в командировку, пользоваться только этой «колымагой». Колымага скрипела и чадила. Никогда нельзя было быть уверенным, что ты сможешь благополучно доехать до судна. Но этого оказалось мало, и А.Ю. нашел дополнительный способ сэкономить даже на этой колымаге: А.Ю. договорился с водителем, чтобы тот не довозил командировочных до самого места , а высаживал их примерно в 1 – 2 км от места назначения. Это расстояние сотрудники шли пешком, проклиная и экономию А.Ю., и самого А.Ю. Однажды А.Ю., чтобы сэкономить на такси, заставил идти сотрудника, с тяжеленными сумками, от гостиницы пешком. Район, где находилась гостиница, был промышленным, и ближайшая остановка автобуса была в 1,5 км от гостиницы. Шел сильный дождь, и сотрудник, не имея возможности держать зонтик, так как руки были заняты, сильно промок, а А.Ю. шел рядом, держа зонтик над собой, и рассказывал о преимуществах здорового образа жизни. Пытливый ум А.Ю. искал новые способы экономии, и находил их: судовые экипажи, направленные на замену, А.Ю. селил в гостинице по двое в одноместных номерах. Здоровые мужики, с традиционной ориентацией, возмущались и костили А.Ю. почем зря, особенно когда в гостинице их, с плохо скрытым ехидством, спрашивали, какой им нужен номер с одной кроватью или с двумя. Естественно А.Ю. уверял, что это делается только в целях экономии. Капитаны судов компании «Альфамарин» были абсолютно убеждены, что это изощренное издевательство, и называли поведение А.Ю. – «синдромом старпома». Наверно, в свое время А.Ю. сильно досталось от капитанов, в бытность его старпомом, и А.Ю. вымещал, накопившиеся у него комплексы, на подчиненных ему капитанах. Нет ничего удивительного в том, что вскоре он нашел еще один способ экономии -  оказывается, что сотрудники печатают документы непозволительно крупным шрифтом. А.Ю. быстро подсчитал экономию, если уменьшить размер шрифта до предельно малого. Сюда вошли и расходы на чернила, и частота замены картриджа, и расходы по доставке картриджа, умножил все это на какие-то, только ему известные поправочные коэффициенты. За месяц выходила солидная сумма. А.Ю. тут же побежал к судовладельцу, чтобы поделиться своими расчетами. Судовладелец пригласил А.Ю. в свой кабинет для разговора. Через некоторое время А.Ю. вышел из кабинета немного потухший и какой-то помятый, и мы поняли, что экономия чернил откладывается. Но не такой был А.Ю., чтобы долго унывать из-за «разноса» судовладельца. В погоне за экономией А.Ю. совсем перестал следить за качеством работ. Экономия стала самоцелью, тем более, что все последствия этой экономии А.Ю. ничтоже сумняшися перекладывал на плечи механиков. А.Ю. старался изо всех сил. В погоне за благосклонностью судовладельца, А.Ю. готов был пойти и на откровенную авантюру: Однажды какой-то проходимец предложил А.Ю.покрасить судно краской на водной основе, что-то вроде акварели. Перспективы вырисовывались радужные. От масштаба экономии кружилась голова. А.Ю. тут же ухватился за эту идею, и стал добиваться ее исполнения с энергией достойной лучшего применения. Нужно сказать, что процесс покраски судна – очень ответственная процедура. Подводную часть корпуса судна красят в ДОКе, раз в четыре года. И все это время краска должна держаться на корпусе судна в агрессивной среде – соленой воде. Предложенная краска облезла бы  в первые же дни, но расчет А.Ю. строился на том, что под водой этого не видно. Экономия на цене краски была огромная, но ущерб от коррозии металла был многократно выше. Наверно этот проходимец сделал А.Ю. предложение, от которого нельзя отказаться, т.к. А.Ю. долго пробивал эту идею. И все-таки идея была настолько авантюрна, что даже титаническими усилиями, А.Ю. не смог воплотить ее в жизнь. Технический директор обратился к судовладельцу и А.Ю. был вызван на «ковер» для дачи объяснений. После «разбора полетов» А.Ю. вышел из кабинета судовладельца немного поникший и помятый, как ребенок, которого вместо похвалы поставили в «угол».
Наверно хорошо, что А.Ю. во время завершил депутатскую карьеру, хотя скорее всего он ушел не сам, а его «ушли»( депутатская карьера слишком сладкая, чтобы оттуда уходить добровольно). Ущерб, который А.Ю. мог причинить, приложив руку к законотворчеству, был бы намного выше, чем ущерб от его деятельности на флоте, и мы стали бы свидетелями перлов, достойных Петросян-шоу.


Рецензии