Мысли о Хибинах

     Мои первые мысли о Хибинах появились, как ни странно, совсем не вблизи северных широт. Они появились недалеко от экватора, а точнее, на прекрасном Канарском острове — Тенерифе. «С чего бы это?» — спросите Вы. Да, с того, что здесь, на острове, я совершил свое первое горное восхождение на вулкан Тейде.
     Уже через пару дней, отдыхая в отеле после успешного возвращения, я подумал: «Теперь мне нужны горы и желательно поближе!» Ну, а так как мой дом находится в Санкт-Петербурге, то и горы надо найти там же. Да, вот не задача — нет их в Ленинградской области. Как бы усердно я не искал в разных источниках, посвященных «горовосхождениям», не находил ничего. Кроме карельских скал — не более восьмидесяти метров высотой, здесь не было, ровным счетом, ни одной горы.
     И вот, безнадежно гуляя по спутниковым картам «Всезнающего Гугла», я замечаю небольшое серое пятнышко. Приближаю изображение. Т-а-а-а-к... Кольский полуостров... Кировск... Горы? Ура, горы! И самое главное недалеко — каких-то тысячу километров! Ну... Далековато конечно, но в любом случае ближе любой заграничной горы и примерно в три раза ближе Кавказского хребта.
     Хибины не стали моей второй горой. Не стали и третьей, и не четвертой.  За Тейде был Олимп, потом Сьерра-Невада, Пиренеи, Кебнекайсе, Ида, а Хибины так и оставались самыми близкими далекими горами. И чем больше я мечтал и узнавал о них, тем сильнее понимал, что идти туда нужно не на день-два, как я делал это до сих пор, а основательно — дней, скажем, на семь, а лучше на десять.
     Три с половиной года прошло с тех пор, как я впервые прочитал в «Википедии» статью о Хибинах. Передо мной, под низкими северными облаками, Хибинский массив. Стою на старом бетонном перроне станции Имандра, смотрю вдаль и думаю: «Вот мы и встретились — мои далекие близкие горы».





Андрей Сальников
6 сентября 2015 года


Рецензии