Рассказ бывалого моряка морская травля

      
Павел Остроухов
                                          РАССКАЗ     БЫВАЛОГО    МОРЯКА

                                            (м  о  р  с  к  а  я      т  р  а  в  л  я)

          Шли мы как-то Персидским заливом из арабского порта Картофан в индийский порт Кочкино.

          В то время война была между США  (Соединёнными Штатами Армении ) и этим…ну как его …Гусейном долбанным. Про него ещё говорят, что он – побочный сын Сталина.  Усы у них очень похожие, почти одинаковые .

          Не помню уже, кто нас тогда зафрахтовал – то ли американцы, то ли этот Хусим со сталинскими усами, впрочем, нам было по-абандону: мы идём, а нас штевает, лишь бы  плашкоут исправно платили.  Рейсы были чартерные: мы фрахтователя трампом обеспечивали.

         Идём себе, скорость небольшая – всего-навсего каких-то сорок-пятьдесят узелков. Кеп решил не гнать пароход, потому что в Картофане всю ночь отшвартовывались, толпа от усталости с ног валилась, особенно наш шипшандлер по фамилии Донкерман. Или Гольфстрим, - точно не помню, помню только, что немецкая фамилия.  А ! Вспомнил: Лоцман была его фамилия, а ещё точнее – Вассерман.   Он из ФРГ подался в Россию на заработки   и к нам на пароход нанялся.

       Все спят, храп по пароходу разносится такой, что переборки вибрируют,  тамбучины ходуном ходят, а дифферент то на правый борт, то на левый  борт , особенно когда выполняешь циркуляцию или  противоторпедный маневр.  Тогда зыбь до клотика достаёт, переваливает через дымовую трубу и исчезает в бушующей мгле океана. А в общем, пока всё ничего: море спокойное, тайфун мы обошли по дуге большого круга, и идем себе поочерёдно, спокойненько так то магнитным, то  истинным  меридианом, отсыпаемся.
 
      Меня как раз вахтенным помощником капитана назначили на время отдыха, как самого выносливого  -  я лучше всех  выносил утку (извините, качку) , но ещё лучше выносил в Бомбеевке. есть порт такой в Индии, из проходной порта пустые бутылки. Мы  их меняли у индийских индейцев на кокосовую самогонку, которая чем-то напоминает скот-виски.

      Стою на мостике, миогда по шторм-трапу поднимаюсь на штифтинг,  веду пароход  в соответствии с морской конвенцией, так что полный овертайм.
 
      Откуда ни возьмись – форс-мажор : волна прёт. Огромная такая, выше вашого сельсовета.

       Что делать ? Достаю из шкафута кабестан, чтобы эту волну получше рассмотреть, запеленговать и, если понадобится, лечь на альтернативный курс.  Только смотрю – шипшандлер-то  наш на комингсе трюма спит себе сном кита-младенца,  бухтой скойлался , отдыхает после ночного аврала.

    А волна накатывается, накатывается - может смыть его к Нептуновой матери, если ничего не предпринять. И что делать ? Конечно, согласно правил Соласа полагается в таких случаях  хватать обгалдеры и развешивать кранцы  на реллингах  по всему фальшборту. Так-то оно так, только об’являть общесудовую тревогу бесполезно – всё равно никто не проснётся, а пока в истинный курс входить будешь, произойдёт миссинг и останется от шипшпндлера одна лишь  фамилия в памяти народной на радость крабам, барракудам и прочим муренам с акулами.

     Если унесёт этого Фрицмана в это самое Красное море, отвечать мне. Кому ж ещё ? Можно  даже под суд попасть, под Международный  Морской Арбитраж, а там, в Эрмитаже, долго церемониться не будут, там строго: сразу в коносаменте штрафную просечку сделают и прийдётся тогда в подменном экипаже гальюны драить, а то и рыбу шкерить в подшкиперской.   И вообще – пока суд да дело, будут  меня до прихода в порт держать в канатном ящике, а там, сами понимаете, комфорта – кит наплакал. Даже видика нет.

    И принимаю единственно правильное решение. Чтобы удар волны если уж не погасить, то хоть как-то скомпенсировать, на всю катушку врубаю брашпиль.  Даю первый реверс, второй, третий – всё без толку:  очень уж крутая волна идёт: всю ватерлиинию закрыла и ни одного сектора горизонта не видно.

   Моментально принимаю другое единственно верное решение: ищу выброску, чтобы этого Зильберминца закренговать. Даже ратьер включил, но выброски нигде не нахожу. Обычно она всегда под рукой на капитанском мостике, только вот сейчас, как назло, куда-то подевалась, хоть оверкиль объявляй.
 
    Глянул туда, посмотрел сюда и вижу выброску – где бы вы думали ? Наш старший помощник  младшего гальюнщика принайтовил ею  полубак к ботдеку. Чуть приотдашь – даже кальмару понятно, что случится : произойдёт полная девиация , неизбежный бейдевинд, а может, даже и оверштаг, потому что, сами понимаете, - тогда всем люверсам хана. Нельзя выброску трогать,  а делать что-то нужно, и причём немедленно.

   И я принимаю третье единственно верное решение: врубаю на всю мощность палубную трансляцию . Как  раз шла передача «Буйный океан» и пели в той передаче песню Юрия Козы .
 Там ещё слова есть такие:

«НА МАЛЕНЬКОМ ПЛОТУ
Я ТИХО УПЛЫВУ…..»

   Слова героические, - аккурат по теме, и громкость я врубил такую, что Зиммельгиссер, ну, шипшандлер этот моментально проснулся и успел смайнаться в лайф-бот, который находится под. твиндеком.

   А волна не успела нас долбануть – дело-то происходило в Аравийском море , война была,  пели тогда американские америкен-бои песню на слова  еврейского поэта Михаила Светлова:

"...Я РАНЧО ОСТАВИЛ,
УШЁЛ ВОЕВАТЬ,
ЧТОБ ЗЕМЛЮ В КУВЕЙТЕ
ШЕЙХАМ ОТДАТЬ..."

  Развели "Американ-бои" "бурю в пустыне" и где попало набросали мин.
 Мины падали по всей географии – они в морях кишмя кишели. Мы их, эти мины, бывало, футштоками от бортов отпихивали, заводили рында-булинь через канифас-блок на глаголь-гак и контрабандой в порт Матрас буксировали. Взрывчатку из мин вытамбучивали и презентовали её индийским кастем-офицерам. Они ею глушили рыбу в Ганге и Брахмапутре и Карнапхули (Карнапхули, если не знаете, - индийская река, на берегу которой порт Кулькутта). Поэтому кастем-таможенники закрывали глаза и другие органы на то, что мы на Международном мМркетинге аукционировали всё, чт оставалось нам от этих торпед.
 
    И никто, даже Морской Регистр - никто не мешал нам наваривать на карман наши дивиденды.

    Так вот, волна накатила на один из этих подводных фугасов и взрыв такой произошёл, что осколки разлетелиись сюрвейером, оцарапали лобовую надстройку и сбили весь лишний шкрап с кнехтов.

 Матросы потом довольны были – работы меньше, не нужно вручную шкрап с кнехтов отшкрябывать.  Обошлось без человеческих жертв, чего не скажешь об якорях: один из якорей пострадал. Был плавучим якорем, но добануло его взрывной волной и стал он мёртвым якорем.

     С тех пор шипшандлер Мессершмит  мне настолько благодарен за спасение своей жизни на море, что регулярно, 365 раз в году – на День Военно-Морского Флота, на День торгового флота, на День Портофлота, на день Швартовщика, на День Отшвартовщивка, на день Бича,на День Подводника, на День Надводника, на День Водника, на День Рыбака, на День Моряка, на День Речника, на День Озёрника, на День Болотника, на День Ручейника и другие дни, включая День Жены и Тёщи моряка,  делает  мне презенты – всякими полезными вещами отоваривает. То пару ботов подкинет, то кису (матросская сумка)  с почти новими кильсонами, а недавно прислал целый анкерок фруктов, что называются ПОПОЙЯ. Их нужно вол время ПОПОЙКИ употреблять. А после ПОПОЙКИ ПОПЕТЬ можно.

     Он вообще сейчас нехило живёт – гульлдены и тугрики, замолоченные  на  нашем лайнере, пустил в овертайм, организовал собственную артелку, стал нехилым супервайзером. Настолько нехилым, что все - даже тальманы  и докеры  с ним теперь считаются. Считаются, только рассчитываться не хотят.
   
    Пользуясь своим ватерфейсом, или, как у вас на берегу говорят, имиджем, он недавно сделал мне кайфовый крюйс-пеленг: добился в Брандвахте, чтобы моё имя занесли в Книгу Рекордов Ллойда , что, как известно, даёт право на пожизненный кофе-тайм по безработице с надбавкой за удалённость от моря , поэтому живу я сейчас на полном гака-борте, как рыбка-лоцман при акуле-молоте.

    А когда сильно за морем соскучусь, фрахтую каботаж последнего типа и отвожу душу – снимаюсь в рейс.

 Вообще, съёмка в рейс, как и съёмка в фильме – дело стоящее. Получается всё Вэри-Вэл до самого О,кея. К тому же Всемирное Общество Сочувствия Утопающим вручило мне большую-пребольшую Золотую Медалищу. Я положил её в Международный Твёрдовалютный Фонд, а там такие суперпроценты набегают, что хватает на всё. И на всех. А иногда даже и остаётся кое-что.

    Хватит и внукам, и правнукам на безбедное существование.

    Недавно мы с шипшандлером Зельцманом совершили круиз по местам нашей морской славы – прошли по всем морям – побывали в Белом море,в Жёлтом море, в  Красном море, в Чёрном море, в Аравийском море, проездом завернули в Индийский океан, побывали в Арабском заливе.

   На берегу Красного моря, в ПГТ (посёлке городского типа) Джидда шипшпндлера Бухмана аборигенские эмигрейшены на берег не пустили из-за угрозы пиратского нападения где-нибудь в кабаке или таверне, что, в общем-то, одно и то же.

   Ну и что?  Ноу проблем, как говорили древние папуасы.

   Эмиры, что эмиратами заправляют,  сами на наш швертбот прибыли в полном составе, как положено, на персональных верблюдах и верблюдицах. Верблюдиц они  ласково называют верблядями.
 
   Верблюдов и верблядей мы пришвартовали к скобтрапам, дали им жвачки Бубль-Гум и устроили с шейхами такой бимс….У них насчёт спиртного строго, - они ж мусульмане-охуиты, ихний закон и Коран запрещают им даже нюхать это дело, нигде даже биры (пива) не купишь.

   Даю команду:  "Свистать всех вниз !  Открыть кингстон на бочке с ромом!" Только оказалось, что ром в бочке вытек в неисправный шпигат и по льялам вытекал, вытекал... Постепенно ром  вытек за борт.

 Вот почему всю дорогу сопровождали нас пьяные дельфины! Вот почему они не отставыали от нас, как мы их ни прогоняли.
 
   Но я, как всегда, нашёл выход: мы поддержали компанию поддерживающей гирокомпасной жидкостью. Закусывали кницей, свежайшими спардеками и пиллерсами, запивали вымбовкой.
 
   Банкетка получилась от души:  эмиры и шейхи – ребята - что надо: каждый привёл с собой свой гардеман. Гардеман – это такой персональный  абордаж для регулярных занятий групповым-секстаном.  Там есть молодые гейши и старые гетеры.

  Правда, одна гетера, турачка недокойланная,   не тот клюз пыталась подставить Шварцману, а ему её  форшетевень  не понравился, а ей не понравился его румпель. И разошлись они встречными параллельными курсами, как в море две селёдки.  И хорошо, что разошлись, а то  мог бы Шварцман намотать на винт и что тогда? Стал бы он брасопить. Встретилась бы она ему - ох  пересчитать бы он ей  шпангоуты !

 А так - всё  штиль-штилем:  шкертик его не пострадал. Никакого тайфуна: рандеву не состоится, а если состоится, то тарана, ни абордажа не будет.

   Если не считать этого мелкого тробла, пообщались хорошо, правда, все склянки перебили. А эмирыв  с шейхами, когда со своими гейшами и гетерами койлались на борт к верблюдам, травили смычки до самого жвака-гался. Мы, глядя на них, чуть концы не отдали. Со смеху.
 
    Шипшандер Гольдман фрахтовал меня совершить ещё один трамповый круиз в его Мурляндию, но я пока своё "добро" не дал. Другое дело - если б на озеро Титикака, или в Катманду, или в Гондурас. А то и в Гваделупу.

 Так что сижу пока в своём Крыжополе.

 Ещё один товарищ приглашал в Сибирь, на речку Уй.

 Говорит, там стерляди хорошо ловятся.
 А мне интересно было бы посетить Попенгаген или  вРоттедам.


    Неплохо бы подскочить хоть ненадолго на Мыс Доброй Надежды - он называется так потому, что там живёт девочка Надя. Добрая-добрая. Такая добрая,что по доброте своей не отказывает ни одному встречному матросу.

   Вот такие у меня дела.

   Такая у меня, старого моремана, селявуха, как говорил старик Лаперуз в своём прощальном слове перед тем, как его скушали аборигены Гавайских островов.

   Они были изысканные гурманы - на завтрак у них был Жан Франсуа Лаперуз, а на обед - Джеймс Кук.

   Гавайцы пригласили в гости коллег-папуасов из Новой Гвинеи. Угостить Лаперузом и Куком. Новогвинейские товарищи были очень довольны: восхищались и завтраком, и обедом.

   Гостей-новогвинейцев хозяева-гавайцы тоже съели. Всех уплели. Всех до одного!  На ужин.

   Не потому, что были голодны, а из уважения.

   Однако, пора на подвахту: лягу-ка я в дрейф,  пришвартуюсь к подушке, врублю сонар в режиме ШэПэ и до самого утра буду слушать шум подводных лодок.
      
                        ************************************
         
       
      


Рецензии
Все подшкиперы в нашем шпигате метали харч от смеха до самого жвака-галса,то и дело бегая на клотик за компрессией.

Станислав Сахончик   27.09.2015 06:12     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.