Наваждение

«Истеричка, кретинка, коза безрогая» - Наташа стояла на остановке, смотрела в след удаляющейся маршрутке и ругала себя, на чем свет стоит.
 Стояла, не смотря на то, что катастрофически опаздывала на работу, что было весьма не желательно. Люсьенда, ее начальница и заведующая отделом рекламы, и так бросала в ее сторону косые взгляды. Наташа стояла, пока машина не скрылась за поворотом. И только после этого уныло побрела «творить рекламу». Именно это выражение употребляла Люсьенда.
- Опять? – проговорила Олька в полголоса, как только Наталья с размаха «приземлилась» на свой стул. 
Наталья уныло кивнула.
- Не поверишь, Олька.- почти прошептала она. - Но как только его вижу, сразу забываю все свои прекрасные намерения, как будто кто-то за язык тянет.
- Может, ты влюбилась?- Олька проговорила это серьезным шепотом.
Наташка пожала плечами.
- Он действует на меня, как красная тряпка на быка. Просто не знаю, что делать. Вечером даю себе слово не ругаться, но как только попадаю к нему в маршрутку, все начинается сначала. Просто крышу сносит.
- Не пробовала на другой маршрутке ездить?
- Пробовала. Но знаешь, парадокс: если выхожу раньше и на работу езжу с другим водителем, то домой, как не стараюсь непременно с этим. Стыдно уже. Не было случая, что бы мы с ним не поцапались.
- Из-за чего?- Олька склонила голову на бок и стала похожа на маленькую птичку.
- Ой! – Наташа только рукой махнула.- Сегодня я к нему прицепилась. Он резко затормозил пару раз, ну и «утрамбовал» народ, я: «что дрова везешь?». Слово за слово. Он мне орет: «Высажу!», а я «Не имеешь права!» и так далее.
- Ну, правильно ты ему замечание сделала.
- И ничего не правильно. – Наташа вздохнула. – Он кошку задавить не захотел, а я все прекрасно видела, только язык придержать не могла. Больше не могу с ним ругаться, хоть переселяйся.
- Попробуй извиниться. – Олька улыбнулась. – Иногда помогает, и отношения налаживаются.
Наташа наклонила голову и задумалась. Олька время от времени давала ей прекрасные советы, она была психологом от рождения и по образованию.
- Опять бездельничаете! – услышала она над головой голос Люсьены. – Наталья, когда «йогурты» сдавать будем? Все сроки вышли. Ольга за тобой «пицца».
Люсьенда сделала замечание мимоходом, но Наталья и сама знала, что ситуация с шофером маршрутки выбивает ее из колеи, и она уже  не «вписалась» в график последней работы. К сожалению, начальница была права.
Наталья и Ольга, молча, прокорпели над эскизами до обеда. В час дня Наталья бросила карандаш на бумагу и взялась за голову.
- Ничего не получается. – прошептала она .- Я лишусь, работы и престану ездить в этой чертовой маршрутке.
- Скучно станет. – услышала она насмешливый голос Ольки.
Пойдем кофейку глотнем. Я кое-что придумала.
Наташа посмотрела на нее внимательно и покорно встала.
Девушки зашли в небольшое кафе напротив здания рекламного агентства и заказали по чашке кофе и по бутерброду. Когда Олька перестала жевать и прикурила длинную ментоловую сигарету. Наталья нетерпеливо произнесла:
- Ну?
- Тебе надо извиниться по телефону и эта ситуация перестанет ТАК тебя преследовать. – Выпустила дымок Олька.
Наталья уставилась на нее, как на полоумную.
- Но я не знаю его телефона!
- Как зовут его, ты знаешь?
- Знаю. Михаил, Михаил Боголюбов.
- Прекрасно, а на заднем стекле маршрутки его сотовый. Так все водилы делают, чтобы можно было договориться с ними о шабашке. Только ты на бумажке все запиши, прежде чем ему звонить, а то собьешься.
Наталья вздохнула:
- Я подумаю.
Домой Наталья подъехала, когда начли зажигаться фонари. Она остановилась на тротуаре, подождав, когда привезшая ее маршрутка отъедет, и перебежала на другую сторону. Наталья простояла на остановке около часа, дожидаясь Михаила, и уже решила перенести мероприятие списывание телефона на завтра, когда появилась его машина. Он лихо подкатил к остановке и, по-видимому, заметил ее, потому что, повернул голову в ее сторону.
Наталья встретилась с мужчиной глазами, вздрогнула и опустила голову. Только, когда маршрутка отъехала, девушка опомнилась и быстро записала телефон на заранее приготовленный листочек. Олька как всегда оказалась права, на заднем стекле  были нарисованы крупные цифры.
Наталья примчалась домой. Сыпанула кошке Муське в чашку сухого корма, скинула плащ и  присела за стол, сочиняя речь.  К десяти вечера все было готово. Наталья посмотрела на часы еще не поздно зачитать свою петицию. Она бодро взяла трубку, стараясь не задумываться о том, что делает, набрала номер.
- Алло, я слушаю. – Наташа сразу узнала его голос, и сердце у нее, почему-то екнуло.
- Здравствуйте. – пролепетала  она. Навыки рекламного агента, отрепетированные тремя годами непрерывной работы на этом поприще, улетучились в одно  мгновение. – Я Наташа, я ваша постоянная пассажирка,… по утрам. – добавила она заикаясь.  На том конце неопределенно хмыкнули.
- Хотела извиниться за скандалы, очень нехорошо. Простите!
В трубки помолчали. 
- Спасибо. – Голос Михаила звучал глухо. – Спасибо и спокойной ночи.
Наташа кивнула, как будто он мог ее видеть, и отключилась. Бумажка с приготовленным текстом так и осталась лежать на столе, непрочитанная.
Утром Наталья опаздывала, она поздно заснула, так как полночи промучилась над вопросом: «Как она завтра сядет в маршрутку к Михаилу?». Утром на сомнения не осталось времени, она с волнением стояла на остановке, но ее ждало счастливое разочарование. Приехал другой водитель. У Боголюбова появился сменщик. О чем свидетельствовало новое удостоверение, прикрепленное к лобовому стеклу.
День прошел относительно спокойно. Наталья даже сдала «йогурты» и получила поощрительный кивок Люсьенды.
«Интересно где он сейчас?» - подумала она, выходя из офиса, и тут же себя одернула: «Не будь дурой, у него, небось, жена и дети».
Маршрутка с незнакомым водителем, уже в сумерках докатила ее домой.
 Наташа подходила к дому, когда от стены отделилась мужская фигура.
- Что-то Вы сегодня поздно, Наташа. – Произнес Михаил и протянул ей букет красных роз.
Наталья остановилась и отчаянно покраснела. «Хорошо, что темнеет» - промелькнуло у нее в голове.
- Михаил. – пискнула она вслух и машинально взяла букет.
- Да. Я тоже пришел извиниться и если можно, то помириться. – улыбнулся он. От его белозубой улыбки, сверкнувшей в сумерках, у Наташи сердце ушло в пятки, рискуя никогда не вернуться обратно.
- Я очень рада, – выдохнула она, - но как вы меня нашли?
- Просто не возможно ни заметить стройную блондинку, постоянно устраивающую мне выговоры.
Наталья смутилась.
- Я… Она беспомощно посмотрела на Михаила. – Хотите чаю?
- Очень.- Михаил улыбался.


Рецензии