Помни, для чего ты живешь сегодня

"В хитром прищуре твоих глаз
растворюсь вином
с тростниковым запахом"

Роман пил крепкий обжигающий кофе.
 
- Еще одни такие сутки, и я того… Он подмигнул молоденькой медсестре, сидевшей рядом. Подвинулся к ней поближе.

- Умру девственником, - прошептал он в ее очаровательное ушко.

Марина залилась румянцем. Роману нравилась эта маленькая девушка, ее милое стеснение побуждало его быть особенно нежным.

Внезапно раздался шум мотора, затем они услышали глухой звук удара. Роман вскочил, кофе пролился на его синий медицинский костюм. Врач выругался.

- В пекло скоровиков! Пьяные, что ли, ездят! – Он побежал к выходу приемного отделения, Марина засеменила следом.

Антон привычно подавил стон. Он вывалился из автомобиля, как труп, но сразу же встал на ноги. Одна рука все еще держала руль. Другой он махнул в сторону пассажирского сидения.

- Там, - сказал он подбежавшим медикам. Роман открыл дверь. На сидении лежал мужчина. Рома узнал его, несмотря на изменившееся, неестественно бледное лицо.

- Марина, зови всех, срочно! Носилки!

Медсестра встала, как вкопанная. Машина въехала в столб. Покореженная с боков и спереди, запачканная чем-то багрово-черным поверх серебристой краски, она внушала ужас, и у Марины уже не оставалось сил посмотреть на людей, которых эта машина привезла.

И она закричала.

Майка затащили внутрь. Пульс едва прощупывался. Он уходил. Трубку для искусственной вентиляции легких вставили в горло прямо на полу, в приемке. И срочно подняли в операционную.

В маленьком провинциальном городке была всего одна больница, а в ней – одна операционная. С одним хирургом. Еще двух и анестезиолога вызвали из дома. Когда приехали родственники – брат и жена Майка – операция шла полным ходом.
Марина пустыми глазами смотрела на дверь в операционную. Игорь, как умел, утешал Лилю, любимую жену брата, слезы беззвучно катились по ее красивому лицу. Они слышали возгласы оттуда. Майк умирал.

- Эй вы, медицинская братия! – крикнул Антон, и все взгляды устремились на него. Он стоял в неестественной позе, туловище было изогнуто, ноги отставлены назад, будто сломанные. Рукой он открыл дверь, заглядывая внутрь, и стало заметно, сколько крови впитала его одежда. Лиля с трудом узнала серую матерчатую куртку Майка, сейчас она была почти черная, густые капли упали с рукава, когда Антон опустил руку.

- Да что же вы делаете, идиоты! Я не для того тащил его целый день, чтобы вы убили его здесь!

Его лицо исказилось в гримасе ярости. Антон отшвырнул дверь, шагнул вперед, и упал. От звука падающего тела Марина встрепенулась.

- Вам туда нельзя. Там врачи работают. И вообще, вас осмотреть нужно, - добавила она.

Антон выплюнул сгусток крови. Кое-как поднявшись, он стоял, держась за стену. На полу остались красные разводы. Игорь посмотрел на стеклянную дверь, за которой трудились хирурги. Антон явно намеревался направиться туда. Вдруг он посмотрел Игорю прямо в глаза, с пронзительной злостью, и вяло ухмыльнулся.

- Не бойся, хуже ему могут сделать только они, - Антон ткнул пальцем в стекло. – Принеси мне выпить что-нибудь. Ну же, шевелись!

Его палец все еще касался стекла. На нем не было ногтя, и кожи тоже. Только косточка.

Игорь молча ушел.

Антон зашел внутрь. Дверь за ним закрылась, наступила тишина. Лиля слышала только свое дыхание. Казалось, прошла целая вечность, когда Антон, наконец, вышел.

- Мерзкие криворукие придурки. Как на них халаты не горят? Думают, надели белое, и стали ангелами!

- Что вы такое говорите, - прошептала Лиля.

- Противно мне, вот что, - Антон с жалостью посмотрел на нее.

- Это место, где умирают люди. Девочка-то это уже поняла, - засмеялся Антон. Марина испуганно сжалась в комок.

- Но не в этот раз, - добавил Антон. – Сейчас они справятся. Справятся… - Прошептал он.

Улыбка сошла с его лица. Антон спустился по лестнице, переставляя ноги, как марионетка, и вышел на улицу.

Игорь вернулся к Лиле с бутылкой водки в руках.

- Как ты? – Спросил он. – Где Антон?

- Ты его знаешь?

- Да. Видел один раз, на репетиции с Майком. А что… Что там?

- Состояние тяжелое… Стабильно тяжелое. Есть шанс…

Игорь нашел Антона. Он сидел на траве, прислонившись к кирпичной стене, и смотрел вдаль. Руками он зажимал живот. Сквозь пальцы лилась кровь. Его глаза сфокусировались на Игоре; он потряс его за плечо.

- Эй… Они говорят… Может…

- Он будет жить, - сказал Антон, и изо рта струей хлынула кровь. Он захрипел. Игорь отвел его руки, распахнул куртку. Из живота торчал какой-то железный предмет. Он пронзил его насквозь.

- Не надо. Я умираю.

Игорь, было, вскочил, но Антон схватил его за рубашку.

- Подожди… Послушай меня, послушай… Сядь… Пожалуйста. – Антон выталкивал слова, и кровь появлялась вместе с ними.

- Никто не поможет мне. И не надо. Я очень устал, слышишь? Не уходи.

Игорь обнял его за плечи.

- Ты ведь любишь своего брата?

- Да.

- Скажи ему… Когда… Скажи, чтобы он не винил себя. Убеди его. Скажи, что он не виноват.

- Как это случилось?

- Произошло столкновение… Его машина протаранила мою, и загорелась.

- Загорелась? – Переспросил Игорь.

- Я успел затащить его к себе, и вез… Я взял одежду Майка, и переоделся. Чтобы… Чтобы сначала помощь оказали не мне… Скажи ему, что я принял решение. Он не виноват, слышишь?

- Да. Я позову на помощь.

- Не уходи… Я не хочу умирать один.

Пальцы Антона крепко сжали руку Игоря.

- За всю мою жизнь, за всю мою проклятую жизнь, я не сделал ни для кого ничего хорошего. Но сегодня… - Антон криво улыбнулся. – Знаешь, я … Я не зря жил. Обещай, что Майк не будет горевать по мне, когда очнется.

- Я обещаю.

- Дай-ка выпить.

Игорь поднес горлышко бутылки к его губам. Антон не успел сделать глоток. Его пальцы разжались. Глаза потухли.

24.08.15


Рецензии
Когда воевать трудно это интересно, но больно особенно за погибших товарищей!

Олег Рыбаченко   11.11.2017 17:33     Заявить о нарушении
Это вы к чему написали?

Екатерина Крестникова   12.11.2017 02:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.