Ёжик

Дочь наша - поздний ребёнок. Мы с мужем прожили вместе уже без малого девять лет, он с энтузиазмом  помогал мне  воспитывать моего сына от первого брака, я получила второе высшее образование. Вот тогда-то и нашлось у нас время на продолжение рода. Ничего, уверяли мы друг друга, не страшно: матери тридцать семь, отцу, правда, на одиннадцать лет больше, зато есть старший брат, и ему уже сейчас почти шестнадцать, значит, успеет выучиться, сможет поддержать сестру, когда родители будут старыми и немощными или вообще уже не будут...  Да и продолжительность жизни в Германии неплохая, успеем вырастить.

Девочка получилась  такой, как нужно:  среднестатистический вес, идеальные показатели по всем параметрам сразу после появления на свет, живой и умный взгляд... Оставалось совсем немного: поставить на ноги, привить нормы, дать образование. С образования мы и начали! Давным -давно было запланировано, что наше потомство будет расти в двуязычной среде. К этому располагало всё: русскоговорящая мама, отец-немец, брат, владеющий и русским, и немецким. Русскую сторону активно поддерживали мои родители, немецкую – вся объединённая Германия. Процесс, что называется, пошёл.

Мы с мужем строго поделили сферы влияния.  Первую половину дня с дочкой занималась я. Кормила, гуляла, читала, учила уму-разуму – всё на русском. После обеда муж принимал смену. Нет, не до вечера, на пару часов, но в эти часы ребёнок был немецкоязычным. По выходным, когда дома были все одновременно, каждый из нас, общаясь с малой, придерживался своего родного языка. 

Дочь росла, умнела – и молчала. Поначалу это никого не волновало. Но когда она и после того, как ей исполнился год, не заговорила, мы напряглись. В полтора года ребёнок выдавал только «мама» и «папа».  К двум тоже не больше того. Понимала всё! Слушалась, играла, была весёлой и покладистой. Тонкие звоночки родительской тревоги переросли в полноценный набат.  Поскольку трудно было предположить, что дитя в два года дало обет молчания, предполагались более страшные вещи... Энциклопедии услужливо выдавали  определения типа мутизма и логофобии. И вот, когда лучший логопед города был уже готов нас принять,  дочка начала говорить. Причём почти сразу пусть простыми, но предложениями. На двух языках: с папой по-немецки, с мамой по-русски. И языки никогда не смешивала. Как сказал логопед, наконец-то закончила сортировку!

К трём стало совершенно ясно: её потребность в вербальной коммуникации превзошла все ожидания...да что там, все опасения! Темы для разговора не иссякали, вопросы сыпались на нас лавиной на двух языках. Мы пожинали плоды воспитания...

Но и в наблюдательности нашей дочери отказать было нельзя.
- Папа, а почему я могу и на русском, и на немецком? И мама так может! И Витя! А ты вот по-русски разговаривать не умеешь!  Почему не умеешь? – допрашивала она своего отца.
Он ответил совершенно по-мужски:
- А это твоя мама меня не научила! Я её по-немецки научил, и тебя научил, и Витю! А мама меня – нет!

(Вот точно так отвечал мой отец, когда двое его старших внуков, мой сын и мой племянник, в совсем ещё юном и несмышлёном возрасте приставали к нему с вопросом, почему это у него на голове не волосы, а лысина.
- А это вы у бабушки спросите! – простодушно говорил он доверчивым детям, бросая многозначительный взгляд в сторону мамы и шельмовато улыбаясь, но в сторону, так, чтоб мальчиши не заметили. А те уже задавали бабушке зловредный вопрос:
- Баба, а почему у деда...
Вероятно, предполагали, что бабушка каким-то образом отвечает за дедушкину лысину – чего дед, собственно, и добивался. Ну любил человек поддразнить жену...)

Дочь наша всегда готова защищать своего папочку.
- Мама! Ты почему папу не научила?! – налетает она на меня коршунёнком. И тут же – о, у неё всегда есть план! – сообщает:
- Ну ничего, ничего, папочка, не огорчайся, я тебя сама научу, вот прямо сейчас и научу!

Всё это время она мечется между нами двоими и идеально распределяет языки: для отца информация  только  на немецком, для меня –  только на русском.

С трудом дотащив тяжёлую книгу с картинками, взгромождает её на диван, поднатужившись, влезает сама:
-  Садись, папа! – маленькая толстенькая ручонка требовательно похлопывает по дивану на том месте, куда должен сесть отец. - Тут такие картинки! Я тебе расскажу, как всё по-русски называется, а ты повторяй за мной! И сразу научишься!

Я внутренне хохочу, однако же не без гордости отмечаю: неплохое решение, совмещение визуальных и аккустических сигналов далеко не худшая методика при изучении иностранных языков...

Муж бросает мне  хитрющий взгляд (ну кого это мне так напоминает!))) и усаживается рядом с учительницей.  Я, в любопытном ожидании, пристраиваюсь неподалёку в уголке, но не очень заметно, не слишком бросаясь в глаза, а то как бы не погнали... Упустить учебный процесс я не имею права, поскольку у меня  есть свои соображения  по поводу его возможного протекания.

Книга раскрывается с лёгким шуршанием. На первой странице зубастый, страшный, лохматый...
- Вооолк! – выдыхает дочка чуть ли не баском и испуганно округяет глаза.
- Вооолк! – повторяет за ней муж, перенимая и интонацию, и мимику.
Дочь довольна, она улыбается и кивает белокурой лохматой головёнкой, кудряшки покачиваются в такт кивкам...

На следующей странице нарядная рыжая Патрикеевна.
-Лиса! – вещает малая масляным голосом. Этот персонаж ей внутренне значительно ближе и потому удаётся ещё лучше.
- Лиса! – повторяет ученик.
 
Учительница снова одобрительно кивает и переворачивает страницу. А там любимый дочкин литературный герой, колючий круглощёкий ёж с румяным яблоком на спине.
Пухлый пальчик упирается в ежа. В предвкушении последующего успеха дочь старательно выговаривает:
- Ёзык!
- Ёзык! – не менее старательно вторит ребёнку отец.
Улыбка исчезает с дочкиного лица, как будто её стёрли. Но маленький человек не сдаётся:
- Ё-зззык! – медленно произносит дочка и ждёт.
О! Она знает, с кем имеет дело! Её папа умный, точный и последовательный! Он всё и всегда хочет сделать правильно!
- Ё-зззык! – повторяет мой муж, не прочувствовав коварства неродной ему речи.
И тут наша дочь срывается с дивана, становится перед отцом в позу «рассерженная тётка» - ну это когда руки в боки и глаза щёлочками – и, забыв о том, что её папа не понимает по-русски, кричит ему на мамином языке:
- Папа, я тебе лусским языком головю: ёзык! Ты слысыс: ЙО-ЗЗЗЫК! Поцему не понимаес?!

Муж смотрит на меня несчастными глазами :
- Ты видела? Видела? Я всё сделал так, как она велела! А она всё равно недовольна!
 
Откуда ж ему было знать, что русская речь нашей трёхлетней дочери представляет собой поле непаханное для понимающего её логопеда?...


Рецензии
Житейские истории, воспоминания приятно читать, когда есть изюминка, любопытные детали. В данном произведении есть.

Щукин Андрей   07.05.2018 08:09     Заявить о нарушении
Андрей, спасибо Вам.

Оксана Малюга   08.05.2018 21:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.