Гайгеры

 Выражаю благодарность: Сергею Писклову – хозяину агроусадьбы в Мире – за интересную жизненную историю, рассказанную им  ночью у горящего костра, и благодаря которой в моей голове родилась идея, появился новый сюжет и новые герои.

                                              
                                             ЧАСТЬ ПЕРВАЯ   
                                                ПРИЕХАЛИ
                                             
                                                1.

     Когда машины Радецких въезжали в тихий и уютный посёлок городского типа под названием Мир, утреннее солнце всё ещё находилось низко над землёй.  Сергей Визглов открыл глаза и не поверил в то, что именно это место так сильно звало его сюда, что именно оно шептало ему о настоящей полноценной жизни, которую он за свои тридцать пять лет так ещё и не увидел, не почувствовал. Может быть из-за того, что душа его требовала на много больше того, что у него было. И он часто ощущал, что не живёт, а гниёт в забытой богом деревушке «Грабово», состоящей из двух улиц и трёх десятков домов, расположенных у чёрта на куличках.
  Высоко поднимающиеся в небо необъятные тополя - и такие же древние, как сам Мир - приветствовали его мощными раскидистыми ветками. Он смотрел на них через открытое окно автомобиля и удивлялся тому, что жители посёлка до сих пор их не спилили, не вынесли им приговор. А ведь эти деревья-великаны могли запросто рухнуть на частные дома, в соседстве с которыми они росли.
- Вот и приехали, дорогая! – воскликнул Сергей, показывая своей жене и двум дочкам, что он ни капельки не волнуется и ничего не боится. - Смотрите, какой красивый городок. Он обязательно покорит ваши сердца.
- Скорее доведёт нас до развода! – высказала своё мнение Светлана.
- Ничего-ничего! Главное не дрожать от страху, – усмехнулся Сергей в ответ и заулыбался. – Всё у нас будет хорошо. Вот увидишь.
  Грузовой «ГАЗончик» и «Нива» - знавшие первых динозавров на земле машины Радецких - спускаясь по склону дороги, проскочили мимо детского садика, продуктового магазинчика и повернули на кольцо центральной улицы, внутри которого расположился рынок и небольшой парк с памятниками и скамейками. 
- Светка! – выкрикнул Игорь Радецкий и сбавил скорость «Нивы» до двадцати километров в час.
- Чего тебе?
-  Не дрейфь, конфетка!
-  Да, пошёл ты в тыкву! Тебе легко говорить. У тебя нет на шее ни жены, ни детей. И терять тебе нечего. А мой дурак ради этого сомнительного магазинчика
продал всё, что у него было.
- Всегда есть что терять, - громко вздохнул Игорь, - Не только вы так серьёзно рискуете! Мы с Семёном тоже чуть ли не «ва-банк» пошли. 
- И моего дурня за собой потащили.
- Мыгы. Кто не рискует, тот не пьёт шампусика.
- Друзья детства! Не разлей вода! – не унималась Светлана. - Жаль, что моя матушка  вас всех ещё в детстве не перестреляла из двустволки, когда вы к нам в сад за белым наливом полезли.
- Патронов на всех не хватило бы.
- Хватило – зря сомневаешься! Сейчас моя голова бы ни о чём не болела.
- Ага,- заржал Игорь. – Сидела бы сейчас посреди своего садика, в носу колупалася, яблочки грызла и думала, куда ж все нормальные мужики подевалися.
  «Нива» тормознула возле двухэтажного дома, справа от которого располагались въездные ворота на участок, прилегающий к этому дому. Около ворот уже стоял «ГАЗончик», загруженный старой мебелью.
  Сергей открыл дверцу и выскочил из машины. Светлана проводила взглядом удаляющегося мужа, который, по всей видимости, бросился открывать замок на воротах, а ведь ключи были не только у него. 
   Участок, на который вскоре въехали машины Радецких, был совсем неухоженный, заросший бесполезной высокой травой, борщевиком и дикими кустарниками. Но он радовал наличием на нём детской площадки, двух сараев, беседки, двухкомнатного домика для гостей, старого открытого бассейна, гаража и шикарного вишнёвого сада. 
   В прохладном воздухе, наполненном ароматами цветущих растений, ощущалась чистота и свежесть. Сергей, стоя возле «Нивы», слушал птиц. Они веселились во всю, пели и пересвистывались. Дразнили друг друга. День для них уже давно наступил.   
   Визглов ждал этого дня, как заключённый в тюрьме ждёт своего освобождения: с тревогой и неуверенностью в то, что всё будет хорошо и с невыносимою тоскою. Он презирал этот день за то, что ему придётся сегодня отдать все свои сбережения – всё до копеечки (даже деньги, вырученные за продажу дома) – в общую копилку, в дело, которое может погубить его окончательно, бесповоротно и выкинуть на обочину жизни.
   Из грузового автомобиля вылезли: Семён Радецкий, его жена Елизавета и пятнадцатилетняя дочь красавица Маринка.
  Семён дождался, когда из «Нивы» выбралось семейство Визгловых, и заговорил тихим, но внушительным голосом, которому мало кто хотел бы возражать.
- С этой минуты главный тут я.
- Это даже не обсуждается, - сказал Сергей.
- Именно я нашёл это выгодное для нашего будущего магазинчика помещение,- продолжил свою речь Семён. – Этот дом и землю – всё я!
- Минуточку, - тут же вспыхнула Светлана, -  я сразу уточню! Деньги, чтоб всё это выкупить пошли и ваши и наши.
- Ну, это ж сейчас не важно, - занервничала Елизавета.
- Ещё как важно!
- Во ненормальная! – завозмущалась Елизавета. – Кто про шо, а она про деньги.
- Цыц,  курицы! – повысил голос Семён. - Раскудахтались! Моя это идея приехать сюда, и я первый буду нести ответственность за наше общее дело. Поняли меня!
- Ку-ка-ре-ку! – ответила за всех Танька – дочь Сергея, которой только-только пять исполнилось.
- Папульчик, короче! – не выдержала Маринка. – Я хавать хочу.
- Значит так, Серёга, ты со своим семейством заселяешься в две комнаты на втором этаже. Мы с Игорем позавчера твою мебель и вещи туда затащили.
 Лицо Светланы тут же перекосилось, и она не сдержалась:
- Ох, какие молодцы! А нас подождать было трудно?
- Спасибо, - пробормотал Сергей.
- Игорь займёт комнату рядом с вашими комнатами,- не обращая внимания на реплику Светланы, продолжил объяснять Семён. - А мы этот домик на улице. Кухня будет у нас общая, сделаем её в одном из сараев. А пока пользуйтесь электроплитками и микроволновками. У кого, что есть. Поняли меня?!
   Сергей и Игорь молча кивнули.
- Тогда я больше никого не задерживаю. Располагайтесь.

                                                                 2. 

- А тебе не кажется, что Семён должен был с нами посоветоваться? – произнесла Светлана, разбирая самый большой баул, вытягивая из него куртки, кофты и прочие тяжёлые вещи.
  Всё это она развешивала в старый шкаф у стены, который им достался от прежних хозяев этого дома. 
- Семён ни с кем не посоветовался, потому что знал, что вы, бабы, между собой точно не договоритесь, - ответил на её реплику Сергей.
- Ох, как!… Смотри мне, глазами не хлопай! Он деньги все себе присвоит, и даст тебе под зад. Держи ухо востро и своё мнение имей, а то, глядишь, завтра твоё мнение ему вообще будет не нужно. 
- Не учи меня, ладно! Я и без твоих соплей разберусь. Смотри, какая комната у нас с тобой большая. Ну разве не прелесть?
  В ответ Светлана зашмыгала носом и отвернулась от мужа. А комната действительно была просторная. Двуспальная кровать, расположенная у стены, казалась маленькой на такой площади.
  Старинное массивное зеркало (тоже оставшееся от бывших хозяев) висело возле входных дверей. Странно, что его никто не забрал, всё-таки оно стоило немалых денег. Тут же Сергей поставил два мягких кресла с высокими спинками и, долго не думая, определил между ними чайный столик. Отсюда удобнее всего было смотреть телевизор, который нашёл себе место справа от окна.
- Всё, Светка, кончай! - занервничал Сергей. - Не люблю этого бабского болота!
- Мама, помоги!!! – завизжала Дашка из соседней комнаты. – Мама!!!
   Сергей и Светлана переглянулись и выскочили, не сговариваясь, на крик старшей дочери. 

                                                                     3.

- Я подошла к кровати, и кто-то схватил меня за ногу… и я упала, - всхлипывая, рассказывала Дашка.
   Сергей, стоя на коленях, заглядывал под кровать и светил туда мощным фонариком, который он в своё время сам смастерил.
- Да, нет здесь никого и ничего, - разозлился Визглов,- тебе показалось!
- Он хотел затянуть меня под кровать! – не сдавалась Дашка, но по ней было видно, что она уже отошла от шока и явно что-то придумывала, чтобы обратить на себя внимание.
- Кто он?! – зарычал Сергей. – Ну, что ты придумываешь?!
- Не кричи на неё! – приказала Светлана. – Не понимаешь, что ребёнка переполняют эмоции. Перемена места и переезд этот трёхчасовой! А ты орёшь на неё, как зарезанный… Иди ко мне, моя хорошая, я тебя пожалею.
  Дашка протянула руки к маме и прижалась к её телу. Так уж устроены эти малолетние пищалки, без мамки ну ни как.
- Ладно,- прошептал Сергей, - надо чего-нибудь тяпнуть. А то нервишки совсем расшатались. У тебя где-то там «Новопосит» был.
- Водочки тяпни! – рявкнула разозлённая жена. – Что ты как не мужик?!
 В такие моменты он её ужасно не любил. Особенно, когда она говорила, что он не мужик, что он тряпка, а сама всю жизнь при этом только и жила за счёт тех денег, что он зарабатывал, вела себе потихонечку домашнее хозяйство, особенно не утруждая себя лишними хлопотами.
  Не верила она никогда ни в него, ни в его успехи. А ведь он не дурак. Другие люди это видят и ценят, а она… А она, наверное, тоже права – так как ничего особенного в жизни он не добился. Только попытки, попытки – и все без результатов.
  Детская комната была намного меньше комнаты Сергея и Светланы. Она казалась узкой. Может из-за того, что слева и справа от входа у стен ютились полуторные кровати, и  проход между ними составлял не более метра. У окна стоял письменный стол – то же не их – а кого-то из бывших владельцев.
Располагался от одной стены до другой. На этом столе хорошо смотрелись бы монитор с клавиатурой, да его рабочие документы, но оставлять всё это на растерзание детям, он не мог себе позволить. Им только дай дотронуться – и можешь сразу прощаться.   
- А давай, действительно, вечерком отметим наш переезд, -  встрепенулся Сергей. – Всё-таки, должны мы запомнить первый день жизни на новом месте.
Вон Игоря позовём, он любит такие мероприятия.
- Я пас! – раздался голос Игоря из коридора. – У меня сил совсем не осталося. Вчера всю ночь заснуть не мог. Поэтому на меня не рассчитывайте.
- А чего, давай! – улыбнулась Светлана. – Что от скуки киснуть. Я салатик забацаю, а ты шампанское откроешь.

                                                                     4.

    Визглов вышел во двор и увидел Семёна, который косил траву.
- Семён, ты чего делаешь? – спросил Сергей.
- Ты, что не видишь?! – буркнул Семён.- Надо как-то благоустраиваться. Не жить же в таком ужасе.
- Нет, друг, так не пойдёт.
- Это почему же? – удивился Семён.
- Я знаю, что ты мужик трудолюбивый, но ты сюда не пахать приехал, а дело доходное организовывать.
- Ну и?
- Руководить людьми тебе надо. Ты же тут главный.
- Вон с Игорем, идите, разбирайте сарайку. Кухню будем там делать.
- Семён, все домашние дела надо оставлять на вечер, иначе мы здесь пропадём.
- И что ты предлагаешь?
- Строй всех и объявляй рабочий день. Пусть сразу к жёсткости привыкают. До шести, нет, до восьми вечера занимаемся только делами магазина. Готовим помещение, определяем, что нам надо, покупаем и делаем ремонт.
- Пущай бабы сегодня отдохнут,- прошептал Семён. - Для них этот переезд такой стресс.
- Семён! – заорал Сергей. – Я всё продал до копейки, что у меня было. Ты понимаешь, что это значит?!
- Да не реви ты, я всё понимаю.
- Раз понимаешь, так давай. Ты у нас самый главный.
  Семён тяжело вздохнул, посмотрел по сторонам, вставил два пальца в рот и засвистел, что есть мочи. Через пару секунд вокруг него стояла вся его команда, даже Танька и та выскочила из дома.
- Ну, что, отдохнули?! Приступаем к работе!
- Ты шо сдурел, стары? - вскрикнула Елизавета.
- Цыц, я сказал?! – повысил голос Семён. -  Рабочий день у нас с семи утра до семи вечера. Я даю задания, а вы выполняете. И извиняйте, по-другому пока не будет!
- Прямо рабство какое-то, - возмутилась Светлана. – Я на такое не подписывалась. Сергей, что это всё значит?
- То и значит.
- Определяйтесь, - выкрикнул Семён. – Кому не нравится, прошу вон!
- Всё-всё, не волнуйся ты так, предок, - пропела Маринка. – Мы тебя поняли. Чё нам делать?
- Веники и тряпки в руки и убираться в помещении, где у нас будет магазин.
  Семён повернулся к Сергею и моргнул ему.
- Серёга, ты составляешь список всего, что надо для ремонта. Показываешь мне и приобретаешь, если я дам добро.
- А я чё? – тихонечко спросил Игорь.
- А ты! – чуть ли не завыл главнокомандующий. – А ты! А ты марш сарайку разбирать. Чтоб к обеду её разобрал. Где мы, твою мать, будем обедать?!!
- Ты хоть видел, чё там творится?
- Нет, не видел.
- Там чего только нет, – сообщил Игорь. - Я даже ружьё охотничье с патронами нашёл.
  Услышав про ружьё, Семён моментально среагировал:
- Ружья тебе ещё не хватало! Схавай подальше. Я тебя умоляю.
- Да я чё?
- Братик, ты меня знаешь!  - зашумел разгневанный Семён. -  Увижу, что опять хернёй занимаешься – тресну по шеи и на ферму к коровам отправлю.

                                                                  5.

      Поздно вечером, практически ночью, когда большинство улеглось спать, Сергей и его жена вышли тихонечко во двор, пробрались к беседке и сели за столик внутри неё. Света зажгла свечку, и та осветила бутылку шампанского, два фужера и салат из фруктов, заправленных йогуртом, в небольшой тарелке.
  Сергей открыл бутылку, так, чтоб она не раздавала лишнего шума, и разлил шампанское в фужеры.
- Убью, Семёна. Я из-за этого гада сегодня ноготь сломала.
- Семён – молодчина! – выпалил Сергей. – Мы с ним не пропадём.
- Я не хочу на таких правах делить наш бизнес, мы такие же главные в нём, как и он. И это обязательно надо вбить в его тупую колхозную башку, чтоб он понимал кто мы такие.
- Остынь, он всё понимает. – Сергей протянул фужер вперёд, чтобы «чокнуться» и тихонечко добавил. – Давай за переезд. Чтоб всё у нас на новом месте было хорошо.
- Давай, - тяжело вздохнула Светлана.- Ты просто не понимаешь меня, милый. Как ты сейчас себя поставишь, так к тебе потом и будут относиться.   
  Визгловы наконец-то «чокнулись» и пригубили шампанское. Сергей поставил полупустой фужер на стол, а Светлана допила из своего всё до дна. Они молча взяли столовые ложки и поковырялись в тарелке с салатом. Сергей выудил дольку апельсина и съел её.
   Вдруг неожиданно он услышал, что кто-то ломиться в их сторону через высокие кустарники. В темноте не было видно того, кто это делал и Сергей спросил:
- Эй, кто тут?
    Ответа не последовало. Визглову сразу показалось странным, что этот кто-то
выбрал себе такой непроходимый путь. Свете это тоже не понравилась, она встала из-за стола и посветила свечкой в направлении издаваемого шума. Она заметила, как ветки одного из кустарников пригнулись прямо до земли, затем вновь вернулись на своё место.
- Сергей, - взвизгнула Светлана. – Там явно кто-то есть.
- Сейчас разберусь! - выкрикнул Визглов и бросился в сторону кустарников.
   Он проломился сквозь колючие ветки и обжёг руки крапивой, которая оказалась ростом не меньше кустарников.
- Кто там, Сергей?
- Да собака или кошка какая-то, наверное… и уже удрала падла!
  Визглов посмотрел по сторонам и, ничего не увидев, стал возвращаться назад. Он практически уже дошёл до беседки, как что-то тёмное метнулось ему под ноги, ударилось, заскулило и бросилось, куда глаза глядят.
- Твою мать! – запоздало выругался Сергей. – Я же говорил что это какая-то собака.
- Точно собака?
- Да я не разглядел.

                                                                  6.

    Во втором часу следующего дня Визглов привёз клеевой раствор, плитку и прочую дребедень, необходимую для ремонта помещения на первом этаже. Прежде чем вылезти из машины, он закрыл глаза и попытался представить себе, как снаружи будет выглядеть их магазинчик, но не увидел ни какой картинки.
  Представляя себе вывеску «Продуктовый», он вдруг понял, что магазину нужно название. Какое-нибудь хорошее, позитивное.  К примеру…
  И тут в дверцу машины что-то сильно стукнуло. Сергей резко закрутил ручку, опуская стекло в дверце. Он осторожно высунул голову, чтобы посмотреть, в чём дело, и кто-то ему гавкнул прямо в ухо.       
  Визглов от неожиданности, пытаясь одновременно поднять стекло и засунуть любопытную голову обратно, сильно ударился подбородком. Голова его так и осталась снаружи, зато стекло он поднял на столько, сколько смог. Руки его оказались намного проворнее головы.
- Привет, обосравшимся! -  появился перед лицом Сергея Игорь Радецкий. – Сигареты привёз?
- Ты… я…- проскулил Визглов, и когда почувствовал, что его голос вернулся к нему, заорал, не сдерживая эмоций, - Пошёл ты в жопу, долбатинец! Да я тебя сейчас… твою мать!
- Тихо-тихо, - стал успокаивать его Игорь. - Это мне твоя жёнка рассказала, как вы ночью собаки испугалися.
- Было дело, - произнёс Сергей раздражённым голосом и вылез из машины. – Принимайте добро, а я пойду отолью.
- Иди-иди, конечно, если у тебя там, в мочевом пузыре, ещё что-то осталося.
- Лучше б ты помолчал, – посоветовал  Визглов.
  Когда он вернулся к «Ниве» из неё уже всё достали. Сергей собрался загонять машину на участок, но увидел Елизавету, переходящую дорогу с корзиной, заполненной продуктами.
- Привет, Лиза! Помочь?
- Не надо, я сама. Семён без нормальной еды скоро завоет или на стену полезет. Ему не дай вовремя пожрать – это сто процентная катастрофа. Сначала облает, а потом пол дня не будет разговаривать.
- По нему видно, - кивнул Сергей,-  ещё килограмм десять и со стула не сможет жопу поднять. И так пыхтит как паровоз.
- Ну не такой он у меня и тяжкий. Килограмм сто пять не болей. 
   Внезапно возле «Нивы» тормознул громадный джип и из него вышел невысокий накачанный мужичок с двумя золотыми перстнями на пальцах правой руки. На его лице красовалась аккуратно-подстриженная бородка.
- Эй, кто здесь хозяин? – спросил он и выпятил свою волосатую грудь вперёд.    На нём были надета белая майка и длинные шорты. Ну и, конечно же, шею украшала пантовая цепь. 
   Сергей взглянул на него, пытаясь понять, что это за мудак и какие черти его сюда принесли.
- Я спрашиваю, хозяин кто здесь? – гаркнул что есть мочи мужик.
- Ну я! - сдавленным голосом сказал Визглов.
- Иди сюда. Разговор с тобой есть.
    Визглов проглотил ком, подступивший к горлу, и сделал шаг в сторону наглеца.
- Что случилось? - спросил он.
- Пошли в машину присядем, пошепчемся. Не буду же я при твоей бабе тебе предъяву кидать.
  Внутренний голос подсказал Сергею, что всё это панты. Что мужичок набивает себе авторитета. А сам, скорее всего, даже не сидел. Просто бабки водятся, вот и строит из себя крутого. Хотя кто его знает. С первого взгляда человека не раскусишь.
- Лиза, иди… чего здесь стала,- рыкнул на жену Семёна Визглов и залез в джип.
- Меня зовут Борис Пулкин, - сообщил хозяин крутой машины и закурил сигару,- чтоб знал, с кем имеешь дело.
- Я слушаю вас, - выдавил из себя Сергей.
- Вы поторопились купить этот участок. Даже у серьёзных людей разрешения не спросили.
- Я не понимаю, о чём вы говорите, все необходимые разрешения мы получили.
- Я повторяю, серьёзные люди давно положили глаз на это здание и участок. Предлагаю один хороший вариант, и у вас не будет проблем, и серьёзным людям не придётся беспокоиться. Я вам заплачу за этот дом и участок в два раза больше, чем он всем вам стоил.
- Смешно, - ответил Визглов, - шесть лет этот дом и участок никому не был всерьёз нужен. Бывший хозяин уже даже не надеялся его продать. А как мы его выкупили, так он ещё кому-то понадобился.
- Его никто не покупал, потому что серьёзные люди не давали на это добро.
- Странные эти серьёзные люди. Сами не покупали и другим не давали.
- Не переживай, они знали, что делали. Ну что: мы договорились?
 Сергей открыл дверцу и прежде, чем выйти из джипа, он наклонился к Пулкину:
- Вы уж извините меня, Борис, но мы пока с вами ни о чём не договаривались.
Такие вещи не решаются за пять минут.

                                                                 7.

   О разговоре с Пулкиным Сергей сообщил Семёну и Игорю во время дружного перекура в беседке.
- Надо было меня позвать, - разгорячился Семён. -  Я ему бы показал серьёзных людей. Колёса от его «ландроверы» сами бы домой поехали, а он бы за ними с рулём побежал. В таких случаях я парень простой, как две копейки. Объясняю быстро и доходчиво.
- Надо бы выяснить, кто он такой, - произнёс Визглов.
- Рано или поздно сам расскажет,- вякнул Игорь. – Чё ты нас не позвал? В следующий раз трое будем базарить.
- Ладно, проехали,- повысил голос Визглов. - Я сегодня насчёт фасада задумался. Он должен как-то привлекать покупателя. Вывеску рекламно-зазывающую может какую придумать, название магазинчику надо… Если честно, ничего толкового в голову не лезет.
- «Рад энд Виз», - быстро придумал Игорь. - Радецкие и Визгловы. С вывеской «рады визеть».
- Радецкие… Радуга… Радужный…- задумался вслух Семён.
- Может тогда уже лучше «Солнечный», - внёс своё предложение Игорь. – Ярче звучит.
- Или «Хлебный», - сказал Семён.
- Или «Водочный» - не сдавался младший Радецкий. – «Колбасно-копчёно-водочный».
- Cам ты хрен селедочный, - разозлился Семён.
- «Вкусный хлеб», -  присоединился Сергей.
- «Горячий хлеб», - в один голос выкрикнули Радецкие.
- Где мы возьмём этот горячий хлеб, - буркнул Визглов.
- Во, я придумал! – обрадовался Семён. – Пущай бабы об этом подумают.
- Ты хочешь небольшой мировой революции со стопроцентными жертвами? – так, на всякий случай уточнил Сергей.
- Пущай учатся находить общий язык,- решил Семён и встал из-за стола. – Сидеть в тенёчке, конечно, хорошо, но надо бы и поработать что ли.

                                                                 8.

    Игорь второй день подряд разбирал один из сараев, который они с братом решили переделать под общую кухню. Все вещи он пытался сразу куда-то определить. Лестницы, вёдра, грабли, топоры и тому подобное он складывал у второго сарайчика, забитого хламом ещё больше, чем первый. Картон, полусгнившее рваньё-тряпьё – и многое другое, что не имело по его мнению полезной ценности и могло гореть – скидывал в общую кучу в десяти метрах от сарайки. Позже он планировал вылить на кучу бензин и кинуть на неё зажжённую спичку.
  Замедлял эту работу анализ каждого предмета, каждой вещички. Пригодится или не пригодится. Перетащить это сюда или затащить туда. А среди вещей действительно попадались такие, на которые не возможно было не обратить внимание. Первой находкой, которая подняла ему настроение, стал почти целый ящик с абрикосовой наливкой, явно не отечественного производства. Покрытые изрядным слоем пыли бутылки чуть ли не шептали ему: открой меня и попробуй её. Ох, какая она вкусная – грех не отведать!
  Разобрав к вечеру второго дня сарай наполовину, Игорь постелил фуфайку на полу и подтянул к себе фанерную коробку из-под посылки. Внутри неё лежали чьи-то семейные фотографии.  И он стал их разглядывать. Снимки были цветные, на них он увидел: женщину лет тридцати с очень приятный добрым лицом, мужчину в военной форме и мальчишку лет пяти. Если мужчина и женщина на снимках казались весёлыми, то мальчишка выглядел грустным и усталым. Ни на одном из снимков мальчишка не улыбался.
   Игорь кинул несколько взглядов на бутылки с наливкой. Медленно поднялся и подошёл к ним. Восемнадцать стеклянных нестандартных бутылок. Руки сами потянулись к одной из них. Он открыл её и принюхался. Приятный тонкий аромат абрикоса раздразнил его окончательно.
   Сделав глоток, Игорь стал ждать, что с ним станет. Он ощутил приятный огонёк в желудке и повторил пробу. Умеют же делать гады хорошее пойло, пронеслось в голове молодого мужчины…и вдруг всё резко потемнело.
   Пришёл в себя Игорь через час. Он открыл глаза и понял, что лежит на фуфайке, которую расстелил для отдыха. Голова чуточку шумела, но это его совершенно не беспокоило.
   Игорь стал подниматься, но вдруг что-то резко надавило ему на грудь, и он вновь завалился на спину, зацепив локтём пустую бутылку. Ощущение было такое, как будто огромная рука– в несколько раз больше человеческой – упёрлась ему в грудную клетку и оттолкнула назад.

                                                                   9.

    Сергей слез с крыши по лестнице, которую держал Семён, и заскулил, как раненый щёнок:
- Я не согласен. Мыть будем её, а затем красить.
- А я говорю,- гаркнул Семён, - будем перестилать новым шифером.
- У нас нет на это денег!
- Нельзя так мелочиться… Я не понял?! Ты здесь главный или я?
- Ах, вот как ты заговорил?! – вскипел Визглов.
- Да пойми, пень ты с колодой, внешний вид играет большую роль.
- Я это не отрицаю. Но мы должны экономить наши средства. И заметь – они тают прямо на глазах.
- Не реви на меня, индюк! – ответил Семён, краем глаза заметив, что на него смотрит Маринка. – Как я сказал, так и будет.
- Поступай, как знаешь! – рявкнул Сергей. - Но не говори потом, что я тебя не предупреждал!
  Визглова вновь одолело знакомое чувство беспричинного страха. «Всё бесполезно, ты занимаешься никому ненужной ерундой», - шептал ему голос из прошлого, - «Ты как прыщ на жопе: выскочил и не даёшь покоя. Не было б тебя и проблем не было бы».
  А ведь, действительно, он сам притянул к себе проблемы. Жил он с семьёй в деревне и ни на что не жаловался. И дом у него  был свой, и работа, не дающая сдохнуть с голоду, а он, как только узнал о планах Радецких, тут же всё бросил и ринулся вместе с ними за поиском призрачной удачи.
  Ему постоянно в жизни не везло. Он был хроническим неудачником. Когда-то даже планировал два крупных дела – и не одно у него не вышло. Почему же он вдруг решил, что в этот раз всё будет по-другому?
 
                                                                     10.

       Перед самым сном в спальню Сергея и Светланы завалился пьяный Игорь.
- Ничего не понимаю, - развёл руками он. - Я их не трогаю - они сами становятся пустыми! И-к!
- Кто они?
- Пузыри-и-ки с бухлом… И мне при этом всё хуже и хуже… И-к!
- Игорь, иди спать! Я сегодня совершенно не в настроении.
- Не… не… это ещё не всё-ё, что я хотел сказать. Цыц!
- Ну что ещё?! – разозлился Визглов. – Мы, Игорь, между прочим, сюда не бухать приехали.
- А кто бухает, и-ик? Я что ли? – Игоря аж передёрнуло. – Они сами становятся пустыми. Я их не трогаю… Тут вот в чём дело то… Нечистая сила у нас тут прикольная завелась… И-к! Я хочу встать, подняться, а она меня в грудь толкает. Еле встал, с третьей попытки только удалось.   
- Иди: проспись! -  не выдержала и закричала на младшего Радецкого Светлана. 

                                                                11.

    Визглов резко открыл глаза из-за того, что почувствовал, как кто-то прикоснулся к его плечу ледяными пальцами, провёл ими по груди и остановился в области солнечного сплетения.
  Волосы на голове Сергея чуточку зашевелились. Он оторвал её от подушки и уставился на грудь, а затем стал сверлить темноту глазами.
   В комнате вроде тихо, никого и ничего  подозрительного не видно. Но Сергей мог поклясться  кому угодно, что на самом деле почувствовал чьё-то прикосновение. Оно было нестерпимо холодным и пронизывающим тело.
- О, Боже, помоги,  -  внезапно во сне зашептала Светлана.
   Сергей покосился в сторону жены. Она облизала губы, повернулась на бок и тут же закричала:
- Нет… не надо! 
   Сергей схватил её за плечо и стал трясти, чтоб вырвать из цепких лап кошмарного сна. В это же мгновение что-то острое резануло его под самым глазом. Он вскрикнул от неожиданности и увидел, как подскочила в кровати его
жена:
- О-ёй… о-ёй, - пробормотала она, - неужели это только сон.
    И как только она замолчала, во всё горло, разрывая свои голосовые связки, завизжала Дашка. Визглов мигом слетел с кровати и выскочил в коридор, в котором сам по себе загорелся свет. Он мимолётом глянул на выключатель и заметил, что тот заляпан кровью.
     Сергей ворвался в детскую комнату, и крик ужаса застрял у него в глотке. В комнате вместо двух кроватей стояла только одна – и то она находилась по середине этого узкого помещения. И с этой кровати на него смотрел перепуганный до смерти мальчишка.
- Они опять лизали мои руки, - произнёс он.
- Папа, он дотронулся до моего лица, - взволнованный голос Дашки заставил Сергея повернуть голову влево.
   На кровати у стены стояла старшая дочь.
- Всё уже хорошо, доченька, я с тобой,- сказал Визглов. 
- Папанька, -  ворвался в его сознание голос Татьяны и он увидел её на том месте, где только что находилась кровать с перепуганным мальчиком.
- Папанька, мне страшно,- завыла она.
   Сергей включил свет, протянул руки к младшей дочери и взял её на руки. Колготы у неё были мокрые. Она тряслась как заведённая кукла, её колотило от страха.
    В голове Визглова всплыл выключатель, заляпанный кровью. С дочерью на руках, он вышел в коридор и встретился взглядом с перепуганной женой. Выключатель был чист, но свет в коридоре горел.
- Ты же сейчас не включала свет? – так на всякий случай спросил Визглов.
- Включала… пару секунд назад. Что у тебя с лицом?
- Не знаю… такое было ощущение, как будто какой-то зверь меня царапнул.
- Что за зверь?
- Света, если б я знал! Я его даже не видел…   


ЭТО ТОЛЬКО ОТРЫВОК ПОВЕСТИ. ЦЕЛИКОМ ПОВЕСТЬ МОЖНО НАЙТИ:

http://www.litres.ru/aleksandr-bulahov/gaygery/   - ЭТО ЭЛЕКТРОННАЯ КНИГА

https://zelluloza.ru/search/details/22056/  - ЭТО ЧИТАЛКА НА ЦЕЛЛЮЛОЗЕ


Рецензии
Увидела этот роман на сайте 4stor.ru, перешла по ссылочке сюда, скачала себе на книжку и прочитала залпом просто. Сначала показалось, что повествование из серии "страшный дом", я такие люблю. Потом начались безумия, и я наслаждалась ими (тоже мои предпочтения в ужасах), но так быстро всё завертелось и концовка приятно поразила! Мне нравится фильм "Идентификация", но здесь всё гораздо глубже и многослойнее. Александр, мне понравилось вот это погружение в галлюцинации, граничащие с реальностью и потом выяснение того, ЧТО есть реальность... Когда дочитала, с трудом вернулась в свою реальность. Спасибо за эту образность в сюжете. Непредсказуемость. Динамичность. И открытый конец. Вкусная книга!

Алина Багазова   23.07.2015 18:58     Заявить о нарушении
Алина, огромное спасибо за Ваш коментарий. Мне тоже очень нравится, как Вы пишите. Пробовали ли Вы работать в соавторстве и что из этого получалось? Расскажите немного о себе и о свём творчестве. Буду рад, если напишите письмо на мою почту: bulahov_a@mail.ru С уважением к Вам!

Александр Булахов   23.07.2015 20:32   Заявить о нарушении
Спасибо, Александр, за теплые слова. Сегодня напишу вам на e-mail:)

Алина Багазова   24.07.2015 09:39   Заявить о нарушении