Тихий омут

Дверь магазина со скрежетом отворилась, и внутрь зашел седовласый старик с противной бородавкой на щеке. На его исхудавшем теле болталась желтая клетчатая рубашка и классические брюки. Под мышкой он сжимал утреннюю газету.
– Здравствуй, – произнес старик, снимая перед молодой девушкой белую панаму.
– Доброго времени суток, – ответила Натали из-за прилавка, поправляя чистенький бирюзовый фартук.
В жаркий летний день магазин сладостей пустовал, отчего продавец обратила все свое внимание на единственного клиента. На ее лице тот час появилась широкая улыбка, оголяющая два белоснежных ряда зубов – своего рода приветствующий рефлекс на каждого вошедшего в лавку потенциального покупателя.
– Сегодня печенье или конфеты? – поинтересовалась Натали, отрывая одноразовый пакет от крючка, на котором висела целая пачка.
Старик еле перебирал ногами, пытался преодолеть расстояние от входной двери до витрины со сладостями. Вместо оперативного ответа девушка слушала мерзкое трение подошв тапочек по недавно вымытому линолеуму: старость – не радость. Натали восхищалась тягой пожилого человека к постоянному движению и жизни, хоть он и тратил ее время на жалкое зрелище. Девушка с нетерпением ожидала клиента у прилавка, как самый преданный фанат фаворита на финише во время Олимпийских игр.
– Наташенька, – мягко произнес пожилой человек, – я положусь на твой вкус. Завтра ко мне приедет внучка и мне хотелось бы побаловать ее чем-то вкусненьким.
– Вчера привезли лимонное печенье, которое прямо тает во рту. Объедение, пальчики оближите! Грамм триста хватит?
– А на больше пенсии не хватит, – сознался старик, подмигивая молодой девушке.
После пенсионера в магазин зашла пышная женщина средних лет и долго кружила над товаром, с пристрастием гурмана заглядывая в расставленные коробки. Она расспрашивала Наталью о каждом виде конфет, интересуясь составом и сроком годности товара. Девушка из кондитерской лавки спокойно отвечала на каждый вопрос, зная наперед, что клиентка уйдет с пустыми руками: такому сорту людей не нужны были сладости, коих было предостаточно в магазине, они жаждали выговориться, поговорить с кем-то.
– Как дорого нынче стоят конфеты, – вздохнув, молвила клиентка.
– Не только конфеты… Сейчас все дорого стоит. И сама жизнь дорого обходится, – ответила продавец.
Перед Натальей стояла идеальная кандидатура на роль жертвы: несчастная, подверженная стрессам, одинокая женщина. С незнакомки можно было выкачать всю жизненную энергию, не оставляя ни капли ей самой. Натали, как опытный энергетический вампир, зачастую брезговала питаться теми, кто тратил энергию на ссоры и негативные мысли. Такой пищей девушка, несомненно, насыщалась, но подобная «постная каша» сидела у нее в горле. Ее воротило от жертв, любивших жаловаться и ныть. Тем более, забирая энергию у людей, у которых не было припрятано излишка, полученного от положительных эмоций и правильного образа жизни, ей стоило помнить о фатальных последствиях своих действий – кому-то могло не хватить заряда батарейки, чтобы дожить до следующего дня. Им бы самим неплохо было подкрепиться, тогда может и жизнь бы наладилась.
– Вы меня слушаете? – переспросила женщина, навязчиво смотря в глаза Натали.
– Извините, но это магазин, а не клуб по интересам. Либо покупайте, либо уходите.
Клиентка выпучила карие глаза и стала раздувать ноздри, как бык во время сражение с тореадором. Гнев был идеальным проводником между двумя людьми: один отдавал энергию, а другой без особых усилий принимал ее. Наталья даже ничего не сделала для того, чтобы потенциальная жертва попалась в ловушку: незнакомка сама предложила забрать самое ценное, что ей безвозмездно даровал мир. Дальше реакция потенциальной жертвы последовала знакомому сценарию: полились бранные слова и угрозы на повышенных тонах; кульминацией выступил демонстративный уход с гордо поднятым носом.
«Слишком много ненависти, которая сама пожирает тебя изнутри», – подумала продавщица.
Попадись дамочке менее опытный или более голодный энергетический вампир и ни один из докторов медицины не смог бы спасти ее жизнь – настолько мало энергии хранилось в сосуде. Натали спокойно отпустила неприятную клиентку и не пожалела о том, что не осушила ее до дна.
Следующим клиентом оказался молодой человек, по всей видимости, студент. В руках он бережно держал букет гвоздик, аромат которых перебивал его одеколон. Он весь святился изнутри, напоминая горящую свечу во тьме. На его лице еле заметно проскальзывали следы улыбки.
– Чем я могу Вам помочь? – спросила девушка, привычно улыбаясь ему в ответ.
– Продайте мне самую дорогую коробку конфет, – попросил парень, доставая из кармана портмоне.
Влюбленный дурак. Наивный глупец. Наталья была в восторге от того, что ей попался красавец, который вполне мог выстоять после энергетических потерь. Она достала лестницу и полезла за коробкой, при этом думая, как бы присесть молодому человеку на уши. Стоило задержать в магазине романтика, который спешил на свидание и явно не хотел терять ни минуты драгоценного времени. Мыслями он уже пребывал в другом месте и обнимал свою любимую, кружа в руках. Весь его мирок в эту минуту вращался вокруг долгожданной встречи.
Наталья чувствовала его обжигающую сильную энергию, которую хотелось испить, как стакан холодного лимонада в жаркий знойный день. Она с трудом сдерживалась, чтобы не вступить с ним в конфликт – это был самый легкий способ забрать желаемое. Но нет… Ей нужна была самая светлая и прекрасная часть его внутреннего мира. Наташе предстояло извернуться, дабы приковать внимание юноши к себе и отобрать его эмоции. В ее арсенале числились мелкие женские уловки, обманчивые слова, фальшивые ситуации и примитивная магия. Наталья сомневалась с выбором, поэтому тянула время, медленно царапая ноготком по коробке конфет, стараясь отцепить ценник. Ее дыхание участилось, в висках пульсировала горячая кровь – жажда переполняла ее сознание. Девушка нуждалась в подпитке своих жизненных сил, в эйфории, бурлящей в чужой жизни, – перед ней стоял царский обед, благоухание которого сводило с ума.
– На свидание спешите? – мягко спросила Натали, протягивая ему конфеты из черного шоколада.
– Да. Я столько лет ждал этого дня…
– Вы счастливчик! Вот только не хотелось бы Вас огорчать, но на вашей белой футболке красное пятно… Прямо возле плеча. По ошибки можно спутать со следом от губной помадой.
– Где? – в недоумении спросил парень, оттягивая ткань футболки вперед.
Натали показала на свою правую ключицу и улыбнулась одним краешком губ: вот и попалась рыбка на наживку. Парень занервничал, и, следовательно, стремительно терял свои силы, – стоило действовать, пока он не испортил чистоту и позитивность своей энергии. Продавщица вышла из-за прилавка и подала ему влажную салфетку, моментально начиная рассказывать незнакомцу несуществующие истории из своих несуществующих провальных свиданий. Ее речь невозможно было прервать: голос энергетического вампира убаюкивал.
Его бодрость, его запредельная радость, его воодушевление перешли к новой обладательнице. Наталья поддалась накатившей на нее легкой дрожи: ее чувства можно было сравнить со сладким блаженством от телесной близости с другим человеком, с первой затяжкой никотинового дыма и его моментальным действием на организм, с катанием на аттракционах. В ней появилось желание взять от жизни все, что только можно и сию секунду.
Парень прекратил тереть пятно и повернул взор к темноволосой красавице, которая выкачала уже столько энергии, что он еле мог выдавить улыбку. Он прикрыл ладошкой рот и позевал, ощущая усталость и истощение, как после рабочей тяжелой недели.
Лениво посмотрев на часы, клиент лавки вспомнил про свидание и поплелся прочь из магазина, оставляя другому человеку свои счастливые крылья из грез.
– Интересно, если бы его встретила старуха с носок в виде крючка, он бы заподозрил что-то неладное? – со смехом спросила Наталья у себя.
Дверь снова открылась, впуская в магазин летний сухой воздух. Новый клиент уже топтался на пороге и готов был озвучить свой заказ. Наталья развернулась к пришедшему человеку и натянула фирменную улыбку, от которой уже сводило скулы. Очередной несчастный человек… Благо, она пока не голодна.


Рецензии