Миг жизни. Глава 1. Начало

1
  В 1912 г на только построенной Амурской железной дороге появился новый железнодорожный поселок - Тихонькая, переименованный в последствии в город Биробиджан. Город располагался между реками Бира и Биджан у основания живописной сопки. В конце сороковых и в начале пятидесятых годов это был небольшой городишко, состоящий в основном из двухэтажных деревянных бараков. Центр пересекали три основные улицы: Калинина, Ленина и Шолом Алейхема. В городе не было водопровода, газа, центрального отопления, канализации, за исключением кирпичного дома, где жило руководство города. Возле этого дома располагался пустырь, с деревянной трибуной, на котором во время праздников проходили митинги. В городе был великолепный парк на острове, куда можно было попасть по мосту. Это был естественный лес на берегу Биры обтекаемый протокой. Вдали синело предгорье Хингана, где добывали олово. Во время осенних дождей Бира заливала весь город. В городе было два завода: обозный и металлоизделий. Люди жили бедно в основном за счет подсобных хозяйств и скота. Все держали коров, свиней, кур.
Мой отец, А.М. Лещинский, родился  7 апреля 1908 года в м. Степанец  Каневского района.  В 1914 году семья переехала в Черкассы. До 1918 года учился в хедере. В 1918 году поступил в  Реальное училище. В 1920 году училище расформировалось, и он поступил в «Труд-школу». В 1922 году семья поменяла место жительства на Киев. Там начал работать у кустарей до 1926 года. А потом чернорабочим на разных предприятиях. Одновременно поступил в вечернюю рабочую школу. В 1928 году поступил в Еврейский педтехникум, который в 1930 году переименовали в Пединститут. В 1932 окончил институт и мобилизовался на работу в Биробиджан. С 1932 по 1934 работал учителем математики и завучем в Амурзете. В 1934 году переехал в Биробиджан.
Мама, Зильберварг Фрида Яковлевна, родилась 9 октября 1914 года в украинском селе Лысенка, недалеко от Хмельницка. В 20-е годы  там появились петлюровцы, они издевались над людьми. Семья мамы вместе с группой сельчан ушли из села  Лысенка и пешком дошли до Звенигородки, где жил брат ее отца, и устроились там жить.

2
Окончив школу, она поехала работать в Днепропетровск. С ней был старший брат - Гриша. Они жили на частной квартире, помогали родителям, потому что на Украине был в ту пору большой голод.
Сестра ее мамы - Малка с мужем уже жили на Дальнем Востоке; В 1928 году они выслали  маминым родителям вызов и заодно сообщили маме  с братом в Днепропетровск, что они должны ехать в Биробиджан.
Она  решила отправиться в Биробиджан с братом. И вот - они  на дальневосточной станции Тихонькая. Вокруг болото, комары, грязь и много переселенцев. Решили ехать в Амурзет, к тете Малке. В Хабаровске несколько дней ждали парохода. Наконец дождались красавца "Карла Маркса", он очень долго шел по Амуру против течения, но, в конце концов, добрались до места. А на берегу услышали знакомый голос тети Малки: "Дети, ваши родители уже на станции Тихонькая". Это было для них большим сюрпризом и счастьем.
В Амурзете /расшифровывается это название так - Амурское земельное еврейское товарищество/ - чисто, светло, сухо. К каждому пароходу все дружно приходят на берег, чтобы встретить новых переселенцев. Маму вызвали в районо и направили на педагогические курсы. А брат устроился работать в МТС. Машинно-тракторная станция (государственное сельскохозяйственное предприятие, обеспечивавшее техническую и организационную помощь сельскохозяйственной техникой крупным производителям сельскохозяйственной продукции колхозам, совхозам, сельскохозяйственным кооперативам).
Сыграли значительную роль в организации колхозов и создании их материально-технической базы. В 1958 году упразднены. МТС осуществляли обслуживание и ремонт тракторов, комбайнов и другой сельскохозяйственной техники и давали её в  аренду колхозам.
Курсы поначалу были в Екатерино-Никольске, а потом перевели в Биробиджан. Слушателей на этих курсах было немного, всего 18 человек: трое с Украины, остальные прибыли из разных стран Аргентины, США, Канады, Литвы, Белоруссии. Жили все дружно, в основном на частных квартирах. А по окончанию курсов маму направили в тот же Амурзет.
Так и началась ее педагогическая работа. Эти Киперман была директором школы. Школа была маленькая деревянная. Учителей не хватало, Абрам Моисеевич Лещинский преподавал математику, а дополнительно вел уроки химии. Эти предложила вести физкультуру и пение.
В июне 1933 года вышла замуж за А.М. Лещинского, и с ним в 1934 году уехали в Биробиджан. Поступила в педучилище. После его окончания работала в еврейской школе, директором которой был А.М. Лещинский.
3

Наша семья жила на улице Калинина,37, в двухэтажном деревянном бараке на втором этаже. До этого мои родители жили в глинобитном бараке в одной комнате еще с одним соседом. Новая квартира была огромная по тем временам. На каждой площадке жили по две - три семьи, мы же были одни. Большая кухня, зал, /когда-то это было две комнаты/, спальня, коридор.
   Были две печки на кухне и в зале/голландка/, топили до 8 ведер угля в день зимой. Никаких удобств не было. Туалет на улице в сарае, один на весь дом, вода в колодце за соседним домом. У нас было два огорода, один за городом и один возле дома. Еду готовили зимой на печке, летом на примусе, который стоял на лестничной площадке вместе с соседскими. В зале было 4 окна, письменный стол, огромный старинный буфет. Книжный, и платяной шкафы, комод, диван, этажерка. Посредине стоял раздвижной стол, всегда раскрытый со стульями. В квартире было много комнатных цветов: фикус, олеандра, роза, пальма и т.д. На соседней площадке жили: семья Шевченко Федя и Тамара с дочерьми Лорой и Людой. Рядом с ними в одной комнате Айзенберги- Шмылык и Броня с дочерью Таней и в другой комнате Туравинина Надя с сыном Витей, потом родился Саша. Витя и Лора были чуть младше меня и это были мои первые друзья детства. На первом этаже жили под нами Котляр Сема и Сима. Ее фамилия была Виторган и у нее была дочь в Канаде. Я ей подписывал конверты на английском языке. Рядом с ними жили Ирина с сыном Юрой, напротив жила Малка Пекарь, родная сестра моей бабушки Инды, с детьми Толиком, Леной и Димой, ее муж умер где-то в конце войны. Рядом жила семья Эдельман с детьми Надей и Бозей.

   О раннем детстве помню только по рассказам, в два года меня напугали в больнице, когда я болел дифтерией, из соседней  палаты кто-то надел на себя простыню и зашел, после этого я стал заикаться, но меня вылечила какая-то бабка. Когда меня научили говорить свою фамилию имя и отчество, я залезал с кошкой под стол и говорил ей: 'Скажи, меня зовут Леонид Абрамович Лещинский'. А однажды, когда погас свет, и я захотел кушать, мой старший брат намазал мне хлеб с горчицей. После этого я долго не любил горчицу, но очень любил сахар, и если что-то было не сладко, я кричал: "горячо", а когда на улице нашел 10 копеек пошел в город покупать сахар, случайно меня увидел сосед и привел домой. Помню, как в пятилетнем возрасте писал печатными буквами письмо в Киев папиной сестре тете Фане, как на новый год родители ушли и мы с братом Феликсом и сестрой Майей отмечали праздник сами, играли в игры, пели песни, срезали сюрпризы с завязанными глазами и т.п. Помню, как первый раз папа принес мне мороженое в вафельном кулечке, и мама приносила мои любимые пончики. Поэтому, наверное, меня звали Ленчик-пончик. Перед  школой меня отдали в детский сад, там процветала дедовщина, когда давали шоколад, кусочек нужно было отдавать Валерке Остину. До этого со мной сидела нянька, которую я помню очень смутно. Воспитателем у нас была Софья Романовна Якубовская и заведующая Марья Зельковна Гарб. Помню, как все удивились, когда хором читали стихотворение наизусть, а я, глядя в книжку, тоже декламировал вместе со всеми, хотя только пришел.
4
   Помню, как увел Зелика Гарба показать, где я живу, это было не далеко на соседней улице. Когда за столик, где я кушал, посадили новенькую- Галю, я сразу влюбился, в школу мы пошли за ручку и сидели за одной партой, хорошо помню, как первый раз пошел в первый класс. Из дому в садик я пошел один, а оттуда нас повели строем, на мне были черные брюки и белая рубашка. Из первого класса запомнил, как мы пели грустную песню о Ленине, и Сема Шнайдер заплакал. Учила нас Мирра Яковлевна, потом она уехала, и во втором классе к нам пришла Клавдия Иосифовна Бумагина / Ее отец, лейтенант Иосиф Бумагин, в конце войны в Польше повторил подвиг А.Матросова/. О том, что ее отец герой Советского Союза и совершил подвиг, я узнал, когда был уже взрослым. Первый класс я закончил на все пятерки, нас было четверо отличников: Леня Школьник, Саша Богданов, Феликс Шварцбург и я. Помню, как гостям показывали мои тетради. Мой старший брат Феликс дружил тогда с Дорой Барембойн, она приходила к нам в гости и подарила мне детское лото. И еще у Феликса были друзья Миша Фаин и Володя Баремблюм, они брали меня с собой, когда ходили на карьер купаться, ездили на велосипедах за голубикой и багульником, Феликс вез меня спереди на раме. Как-то раз, к нам в гости пришли директор музея Нина Васильевна Капитонова ( ее муж был известный радиожурналист Наум Айзман) с дочкой, я показал дочке альбом с марками, которые собирал Феликс, марки ей понравились и я, не долго думая, подарил их ей.

   Феликс поступил в пединститут, на физмат мама поехала с ним помочь устроиться и взяла меня с собой. Жили мы у маминой двоюродной сестры, тети Даши / у дедушки Янкеля была сестра тетя Хайка, она жила в Биробиджане в круглом доме, а потом переехала в Хабаровск, у нее было трое детей: Даша, Арон и Витя. Витя умер молодым, в армии его посадили на губу, он простудился, начал болеть и умер/. Тетя Даша занимала половину дома на ул. Тургенева, 10. У нее было трое детей, старшая Рая, Осик и Алла. Алла была чуть младше меня, и мы с ней дружили. В Хабаровске со мной происходили смешные истории. Когда меня позвали на кухню кушать, я шел с книгой и читал, и не заметил, что погреб открыт и свалился прямо Осику на спину, а когда мы гуляли по ул. Карла Маркса я, засмотревшись на красивые дома, споткнулся и упал в лужу. Вернувшись домой, я рассказывал друзьям о Хабаровске. Дедушка Янкель работал в МТС, его портрет постоянно украшал доску почета. Помню, как однажды мы пришли к нему в кузницу, и он показал нам новый паровой молот, мы еще на нем копейку расплющили.
 В 1954 году в Москве проходил съезд работников сельского хозяйства, и он был его делегатом, как лучший кузнец области. Его наградили золотой медалью ВДНХ. Помню гармошку, которую он подарил мне, когда вернулся домой. Дедушка с бабушкой Индой устроили себе золотую свадьбу /первую в Биробиджане/, и о ней даже писали в газетах.
    О папиных родителях я знаю мало.  Его мама  Бася-Брайна  умерла в 1914, когда он был маленьким, его отец Моисей Лазаревич , был браковщиком леса и умер в 1940? в возрасте 61 год от туберкулеза,  у него было десять братьев,  Их мать, моя прабабушка  Рути, уехала в 1930 году в Израиль и прожила там до возраста 96 лет. Папа не поддерживал с ней отношений т.к. за это могли посадить.
5
Мы жили возле железной дороги, иногда возле нас останавливался вагон-кинотеатр, и мы бегали смотреть кино. До сих пор помню название одного фильма: "Застава в горах", говорили, что в нем участвовал Дорин брат, он в это время служил в пограничных войсках. Летом у нас было много развлечений: я любил катать обод от колеса велосипеда с помощью каталки из проволоки, ходил на ходулях, когда было наводнение, катались на плотах и даже устраивали настоящие морские бои, а один раз мне Феликс сделал парус даже.
 Возле железной дороги сбрасывали огромные кучи бревен, там были внутренние ходы и "пещеры" и мы очень любили играть в  прятки и в войну, в казаков разбойников, кроме этого у нас было много других интересных игр: испорченный телефон, фантики, кандалы, рыбка, и т.п.

  Зимой мы катались на лыжах и коньках. Однажды я был в гостях у Ноны Зильберварга, моего двоюродного брата и мы с ним на коньках цеплялись за автобус, и так катались, пока водитель не поймал. Он довез нас до последней остановки и там высадил. Мы пешком на коньках через огороды потопали домой. Соседи у нас часто менялись, вместо Ирины поселились Левинсоны, а потом Котляревские с двумя дочерьми Аней и Полиной. С Аней мы дружили, помню, у них была охотничья собака - Находка, сокращенно Наха, я любил с ней играться, а однажды мы так с ней разыгрались на снегу, что она порвала мне все пальто. А еще помню такой случай: мы играли в прятки и я, когда бежал, толкнул дверь подъезда, которая была на сильной пружине, дверь ударила меня в лоб, потом Анина мама мне делала перевязки. Через пару лет история повторилась, мы столкнулись лбами с Осиком Озерянским и обоих повезли в больницу и даже зашивали. Когда у нас был экзамен в пятом классе я повел одноклассников за багульником пешком, но там кто-то его обобрал, и пришлось возвращаться ни с чем, да еще на обратном пути поднялась пыльная буря с грозой, еле до дому добрались. Феликс запасался литературой для работы, мне очень понравились брошюры по астрономии, я даже выступил на вечере старшеклассников с докладом "Планеты солнечной системы", правда из-за трибуны меня не было видно, и я встал перед трибуной. Когда дошел до Юпитера, то забыл что говорить дальше, но все дружно зааплодировали и выручили меня.

   В сарае я раскопал обломки велосипеда, каким-то чудом собрал и катался, сначала под рамой, а потом и нормально. Соседи продолжали меняться, вместо Шевченко поселились Михельсоны Гриша и Дора с двумя детьми Мишей и Сашей, потом появились еще двое Толик и Алла. Миша учился у мамы. У Гришы было образование 5 классов, но благодаря помощи папы он закончил семилетку, а потом и техникум, работал он электриком. Однажды, когда я учился в 6 классе, сделал фотоувеличитель. Феликс в институте занимался фотографией и у нас остался фотоаппарат и фотоувеличитель, в котором сгорел трансформатор. Я решил использовать обычную лампу от сети и для этого сделал большой корпус из 3литровой консервной банки, нашел патрон с лампочкой, но с коротким проводом, тогда присоединил к нему еще провод, скрутив оголенные провода вместе, можно представить что произошло, когда я включил вилку в розетку. Но я не успокоился, поставил табуретку на стул, залез и решил поменять пробку, я намотал на нее толстый провод и вкрутил. Не помню, откуда посыпались искры: толи из глаз, толи из пробки и я очутился на полу. Когда пришел в себя, то увидел через окно, как сосед дядя Гриша с помощью специальных когтей лезет на электрический столб.

6
   Я отсоединил провод с вилкой и через пару дней, когда все забылось, с самым невинным видом попросил соседа помочь мне подсоединить шнур и тогда лишь понял, что провода нужно изолировать друг от друга. Помню, как папа привез мне из Москвы школьную форму с фуражкой и ремнем, и конструктор. Любил я также играть в войну. Бочонки от лото раскрашивал в два цвета, это были солдатики, строил крепости, танки делал из спичечных коробков с вставленной спичкой. Любил выпиливать лобзиком, в пятом классе записался в кружок "Умелые руки", где выпилил из фанеры и собрал шагающий экскаватор, руководил кружком Е.Н.Фельдман, потом у него же я занимался в фотокружке, и потом на киностудии. В это время в доме пионеров организовали завод «Пионер», директором был Леня Казавчинский, он дружил с Димой Пекарем, и жил в соседнем доме. В последствие он стал знаменитым кинооператором, профессором. Мы изготавливали багетные рамки и многое другое.  А в школе освободили один класс, сделали стеллажи и разместили цыплят, мы их выращивали, даже ночью дежурили. После 4 класса я был в пионерском лагере и второй раз от дома пионеров уже в старших классах. А еще В 5 классе я начал носить очки и обнаружил, что если прикрыть рукой стекло, то я вижу тех, кто сидит сзади. В то время я влюбился в Симу  и все уроки сидел и смотрел на нее через очки. Потом написал записку, где приглашал ее на свидание, но она не пришла и на этом любовь кончилась.
Когда начинался ледоход на реке  Бира в середине апреля,   мы с Валеркой Паньковым сбегали с уроков, чтоб не пропустить тот самый первый момент. Это было потрясающее зрелище, грохот, скрежет, слышен звон льдин, наезжающих друг на друга, Когда бывали  большие  заторы, лед взрывали. Что только не плавало со льдом  вмерзшие бревна, стожки сена, даже жалобно блеющую козу видели. Как только вскроется река, становится холодно, мы на берегу ловим льдины, даже на них поплавать умудрялись. Были и неприятности, иногда кто-нибудь тонул.
А еще на переменах выходили на лестничную площадку, где был черный ход, и тайком играли в зоску, т.к. учителя запрещали эту игру. Зоска представляла собой  кусок кожи с шерстью, к которому прикрепляли плоскую свинцовую бляшку размером 3-4 см в диаметре, и, стоя на одной ноге, другой ногой подкидывали (внутренней боковой стороной ступни) эту битку в воздух, не давая ей упасть на землю, считая подбросы, если упала - очередь переходила другому. Кто больше подкидывал - тот и победил. Были специалисты, набивавшие до 300 раз. Летом бегали на теплое озеро возле парка ловить ротанов на червей, которых копали у нас за дорогой.

Осенью 1957 года мои родители тожественно отметили 25-летие педагогической деятельности, было много гостей. Им подарили китайский ковер и радиолу,  наградили значками «Отличник просвещения».
Вообще основными праздниками у нас были «Новый год»,  «1Мая» и  «7 Ноября», на праздники готовили вкусные блюда: паштет из печенки, холодец, фаршированную рыбу, винегрет. Пекли коржики и торт "Наполеон".
7
На зиму варили варенье из смородины, голубики, малины, яблочек – «ранеток», квасили капусту.
Делали наливку из черной смородины: Спелые ягоды черной смородины очищали от плодоножек, листьев, веточек и другой посторонней примеси, промывали в холодной воде и наполняли бутыль с широким горлышком, пересыпая послойно ягоды сахарным песком. Завязывали бутыль чистой тряпочкой, и помещали на солнечное место до появления сока. Когда появлялся сок, бутыль время от времени встряхивали. После того как сахар растворился, добавляли водку или спирт по вкусу, чтобы жидкость полностью закрывала ягоды. Ставили на один месяц в прохладное место, разливали в бутылки после процеживания и через 3-4 месяца подавали к столу.
 Резали кабанчика, и засаливали сало.  Бабушка приносила замороженное молоко от своей коровы. Но потом Н.С.Хрущев  запретил держать скот в городе.

   Очень оригинально в 6 классе мы встретили новую молодую учительницу по истории. На перемене перевернули учительский стол, положили портфели наших отличников, на них Валерку и прикрыли картой по истории и взяли на плечи стол, когда прозвенел звонок на урок, вышли в коридор под звуки похоронного марша. А.Д. выглянула из учительской, охнула и исчезла, а вместо нее появилась завуч - Мэра Александровна, которую мы очень боялись и тогда исчезли мы. Она поймала только выкарабкивающегося из-под карт и портфелей Валерку. На уроке физики у Анны Дмитриевны мы решили провести опыт. Когда на перемене дежурные выгнали всех с класса, связали тонким проводом лампочки и концы опустили с двух сторон в парты. Когда начался урок, кто-то заметил, что лампочки как по команде качаются, и через некоторое время весь класс с увлечением следил за интересным явлением, забыв про учителя. Или же втыкали в оконную раму иголку с ниткой и привязанной гайкой, когда дергали за нитку, гайка ударяла по стеклу. Когда в 7 классе к нам пришел новый учитель физики и классный руководитель Е.В. двоюродный брат моей мамы, то первое что ему сделали, подсыпали карбид во все чернильницы. Запах стоял невозможный. Он спокойно сказал: "Встаньте, пожалуйста, те, кто это сделал и, как ни странно, они встали. "А теперь соберите чернильницы и вымойте". С тех пор он нас покорил. Ездили мы с ним на рыбалку с ночевкой, организовывали много интересных дел, и многому он нас научил, и, может быть и его доля есть в том, что я потянулся к технике.

В 7 классе мы выиграли общешкольную игру "Сделай сам" и нас наградили поездкой в Хабаровск. На новый год мы под  руководством Е.В. сделали из фанеры Кремль на сцене и спутник, который двигался среди звезд, созвездия из лампочек поручили мне, как главному астроному. А еще выступал наш шумовой оркестр, где я играл на крышках от кастрюль, Алик на бутылках, подвешенных на веревке и неравномерно заполненных водой, девчата играли на расческах и пели частушки нашего сочинения. Натолкнуло на это следующее: мы с Леней Школьником и Валеркой Паньковым, моим лучшим школьным другом, начали сочинять про всех стишки и пускать по классу, потом Цивьян и Бобылев сочинили поэму о голодном Cемене/был у нас ученик - "золотая голова", говорила математичка, "Щука", как мы ее звали, который очень любил поесть/. Е.В. попросил всех поэтов остаться и предложил сочинить частушки на школьные темы. Вот некоторые из них:
8
   Во дворе стоит "победа",
   А мальчишки тут как тут,
  Там Митялин и другие
   Микропорочку крадут.
  /Ее использовали для теннисных ракеток/
   
  Что за шум и что за драка,
  Парты прыгают кругом-
  Желятовский забияка,
   Тузит Канева ремнем.
   
  Похудел Семенов Саша,
  Ведь всегда голоден он -
   Съел на химии 2 булки
   И пол бочки аш два о.
   
   Остин учит все уроки
  Кроме зоологии
   У него за верблюдами
   Мчаться львы безрогие.

   На каждый новый год мама шила мне маскарадный костюм: клоуна, старика Хоттабыча и т.п. Наша пионервожатая А.Н.Монастыренко вручала мне призы. Помню, как на переменах она вытаскивала у меня из кармана пионерский галстук, который я не хотел носить и прятал в карман. В 7 классе меня приняли в комсомол, правда, только со второго раза, так как это был период, когда с дисциплиной у нас не все было в порядке. Вообще наш класс был "трудным". В пятом классе к нам добавили группу ребят из 4 начальной школы и в 6 классе группу ребят исключенных из других школ.


9
   После 7 класса Е.В. ушел от нас и вернулся в 10. И хотя дисциплина была хорошая, но уже чувствовалось упрощение материала и умение обходить острые вопросы, кроме этого он часто носом подталкивал очки на место, что отвлекало нас от основного, т.к. мы считали сколько раз за урок, он это сделает. После 8 класса мы в колхозе подружились со Светой, и все время работали вместе. На родительском собрании после окончания трудового лагеря наша классная руководительница Л.Н. отметила, что наш дуэт хорошо работал. Глядя на выпускное фото, где Света стоит рядом со мной, через много лет я начинаю догадываться, что она была влюблена в меня, но тогда это до меня не доходило.
Помню, когда мы снимали фильм «Наши мамы», пришла на хлебозавод наша дружная команда: Сёма Эпштейн, Валера Паньков, Лёня Грушко, Паша Рогинский, после съемок нас завели в комнату бракованной продукции и угостили вкусными пирожными с кремом.  А во время съемок фильма «Случай на елке», я держал фонарь, освещающий главного героя, потом качнул фонарь, и по его лицу прошла тень. Ефим Николаевич крикнул: «Качай все время». Получилось здорово.
После восьмого класса от дома пионеров мы отправились на экскурсию по Амуру на теплоходе в г. Комсомольск на Амуре. В дороге было много приключений. С нами был руководитель авиамодельного кружка В.В.. Он любил выпить и ночью его пьяного вымазали зубной пастой, помадой и сапожным кремом, эти принадлежности мы всегда брали в колхоз, в лагерь, в походы. Он ночью проснулся, пошел в туалет и увидел себя в зеркале, после этого он пошел и измазал всех так же.
   Когда мы прибыли в Комсомольск, спали на сцене в доме пионеров, там висел экран с трубой внизу и кто ночью вставал в туалет стукался лбом об эту трубу.
 
   1961 год был богат историческими событиями. И не только историческими. Школа менялась на глазах. На уроках литературы, которую нам преподавала Галина Гордеевна Хорошун, наша самая любимая учительница, мы обсуждали книги Г.Медынского «Честь», В.Аксенова «Звездный билет», писали сочинение на тему «2001 год в моей жизни», что не было предусмотрено никакими программами. Мое сочинение было названо среди лучших.
В это время пошла мода на узкие юбки, что приводило к изменению походки, т.к. в них можно было только семенить, юноши шили брюки настолько узкие, что приходилось внизу вшивать молнии. Появилась новая прическа «Канада», вытесняющая «полубокс», в ходу были слова «чувак», «чувиха». Комсомол пытался вести борьбу с проявлениями гнилого западного влияния: стилягами, тунеядцами и т.д. Не пускали на уроки, прорабатывали на собраниях, рисовали в комсомольских прожекторах. Но бесполезно, новая волна захлестнула большую часть молодежи.
Читать дальше:
 http://www.proza.ru/2015/05/06/1025


Рецензии
Шалом! Намой дилетантский взгляд Вы прекрасно пишите. Желаю новых творческих успехов.
Ю. Юровский

Юрий Юровский   05.06.2017 21:34     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.