Душа не яблоко

Ох… Да что же моя душа так трепещет, не уж-то не может найти места в грешном теле? Ее крик слышен даже сквозь шумную музыку – ее мучительный стон достигает мозга. Я делаю звук громче, накачивая себя чужими эмоциями, будто я машина на автозаправке. Я открываю нараспашку окно и разрешаю ветру беспардонно ворваться внутрь и прикоснуться к моей коже, вызывая рябь. Басы слышат все соседи и прохожие на улице – мне плевать. Мне нужно сделать выбор, определить свой сценарий, не слушая трелей сердца. Я надеваю белое длинное платье и делаю последний штрих красной помадой на губах. Пришло время собирать мозаику.

Он ждет меня в ресторане и встречает с букетом алых роз в руках. Я не хочу прикасаться к шипам, не хочу улыбаться в ответ, но делаю так, как того требуют хорошие манеры. Думаю, что бокал полусладкого вина заглушит душу, иначе от ее скрипа я сойду с ума. Я сама не своя, притворство вылезает из меня и помогает играть свою роль, но я созрела к тому, чтобы выбрать свой путь. Я уже достаточно окрепла и стала на ноги – мне больше не нужны были рядом мужчины, с которыми посредственно.

Больше двух лет я поддерживала два романа. Первый мой любовник был состоятельным пижоном, который из кожи вон лез, чтобы подстроить меня под свой мир. С ним я чувствовала себя воспитанницей женской гимназии, а его представляла в роли учителя с розгами. Мне надо было соответствовать его статусу и быть холодной настолько насколько это требовало его общество. С другим любовником я ощущала легкость и веселье, была ребенком с наивным взглядом на мир. Но в этих отношениях не было надежности, не было осознания того, что он ради меня свернет горы. Я приезжала к нему раз в месяц на выходные и была действительно счастлива. Но выходные заканчиваются слишком быстро, и их насчитывалось меньше, чем будней.

Я медленно пью вино и смотрю по сторонам. Мне все равно, что говорит мой пижон и что у него стряслось в семье. Я не могу говорить пока стук сердца – основная партия сегодняшнего дня. Терпкий вкус обжигает горло и медленно согревает все тело: я больше не чувствую внутренней дрожи. Все прошло. Я смотрю на него и еще размышляю над тем, смогу ли я прожить жизнь, ходя по струнке. Вроде, он пробрался под мою кожу и уже часть меня самой. Лишиться его компании – это как лишиться частички себя. Но я уже не слышу мольбы моей души, я ничего не слышу, кроме своих трезвых мыслей, но скоро и они подкачают меня. Я прошу подлить вина, и со мной никто не спорит: бокал вновь полон и я заново наслаждаюсь букетом, который ведет к свободе от сомнений.

– Ты собираешься в Германию на следующих выходных? – спрашивает он, медленно орудуя ножом по мясу.

– Как всегда, – скучно отвечаю я, все еще не прикасаясь к своему блюду.

– Я подумал, что лучше будет нам съездить вместе. Я понимаю, что ты будешь занята работой, однако мешать не стану. Проведем несколько вечером вместе в каком-то роскошном отеле.

Мой телефон стал тихо вибрировать в сумочку – звонил другой любовник. Я не сбрасываю, смотрю, как околдованная на имя и не могу выбрать правильное решение: зеленый и красный выбор. Я персонаж «Матрицы», я Нео с шилом в заднице, у которого почему-то еще есть третий вариант.

– Кто звонит? Что-то срочное?

Я лениво поднимаю взгляд и хочу сказать ему, что мне звонит тот… другой из Германии, но молчу. Снова молчу, позволяя душе кричать. Нет… хватит! Стоп! Я отключаю телефон и швыряю его в сумку, как пачку сигарет: по телефону не расстаются.

Одна душа, одно сердце. Их не разделить на равные доли и не утолить ими жажду. Мне подают запеченную половинку яблока в клиновом сиропе и желают приятного аппетита. Я ковыряю вилкой и так и не отведываю десерт. Напрасная трата продуктов. Напрасная трата времени двух людей. Впервые за два года я достаю кошелек и отсчитывая полную суму плюс чаевые. Я больше не нуждаюсь, чтобы за меня кто-то платил. Я хочу играть по своим правилам.

– Не важно, кто звонил. Главное, чтобы ты больше не звонил.

Я ухожу из ресторана, но точно знаю, что на этом наша дешевая пьеска не закончится. Но я терпеливая – подожду. На одну маску меньше. Впереди у меня еще одно расставание и еще один ужин. Когда же я смогу уже добраться до своего истинного лица и отдать душу одному единственному… одному Богу известно.

Я сажусь в такси и прошу водителя сделать музыку громче – теперь мне надо заполнить чем-то тишину, ведь дороги назад нет. Моя душа, не яблоко, сердцевина самая сладкая. Дорога домой тянется вечность, телефон разрывается… Но все это пустяки. Где-то там, я знаю, меня ждет мой человек.

Стелла Ланг


Рецензии