Бухой Саурон

Глава 1.

   Кольцо Всевластия, сверкая ослепительным золотом и алыми буквами, с воем падало в жерло вулкана, вместе с обезумевшим Горлумом, который орал и дико радовался, не обращая внимание на своё падение в лаву и рушащийся вокруг него Мордор...
   - Блин, укурок, опять стырил у меня волшебного табачка, весь дом свой опять разметал, орал про кольца и конец света! - орал Сэм, пиная Фродо после днюхи и очередной вечерней попойки по этому поводу, - Гэндальф и тот рукой махнул, и сказал, что больше не придёт с таким урожаем, всё из-за тебя, скотина мелкая! Ничего, сейчас тебе всё будет!
   Около Торбы-на-Круче, родного дома Бэггинсов, росла злая толпа хоббитов, все молчали и держали в руках вилы с топорами.
   - Вот он, скотина! - гордо показал Сэм, бывший лучший друг Фродо, линчевателям их будущую жертву, которую пинками повёл к ним...
   - Братцы, что ж вы творите? - спросил было Фродо и заткнулся от мощного удара Сэма под дых. - Бейте его, ребята! - проорал он, - За кольца чудного и вызывавшего грёзы дыма, которых он лишил нас!
   С диким воем, как эльфы и орки в Великой битве из грёз обкурившегося сверх меры вороватого хоббита, достойного племянника своего дяди, хоббиты кинулись покарать своего нашкодившего сверх меры сородича.
   Через месяц Гэндальф пришёл, одарив снова всех благодарных хоббитов сумкой волшебного табака, а заодно стащил из тайника в доме линчеванного Фродо своё утраченное после попойки волшебное Кольцо Всевластия, одел себе на палец и в момент возвращения себе всей силы говорит: "А как мудро я поступил, великая сила теперь опять у меня, и я вроде как ни при чём, и свидетеля больше нет!". Потом он под покровом ночи тихо ушёл порабощать мир, напугав хоббитов неким Сауроном, своим более старым прозвищем.
   Ведь всё-таки сказки о злом волшебнике или любом другом страшном злодее, против которого якобы борешься. Ясное дело, в суровой действительности это -  просто твоя кличка для местных или узнавший твои тёмные секреты враг, чаще просто лишний свидетель, помогают замазать свои тёмные дела и убрать лишних свидетелей после того, как они тебе хорошо и не за дорого помогут. Очевидно, что надобно обернуть всё это замаскированной под великую и доступную лишь "избранным" тайной, не давая шестёркам, считающим себя героями, даже примерно догадаться до ясной картины происходящего, не светиться же делами лишний раз, как в тот раз, когда он стащил у гондорских королей красивые эльфийские кольца!   
   Ну, ещё надо для успешного завершения очередного дела снова наврать с три короба назгулам и оркам из Мордора под именем Саурона, что орда страшных и беспощадных хоббитов-людоедов во главе с тёмным огнеглазым демоном Гэндальфом только спит и видит, как бы поработить мир немеренными войсками, и готовят армию головорезов, чтобы поработить свободный народ орков с трудолюбивыми урук-хаями. Ну, там запытать и съесть павших прямо на поле боя несчастных орков. Заодно, на этом легко посредством показа спецэффектов и поставками "волшебного табака" содрать с орков кучу денег якобы в пользу выдуманного с понятными целями магического ордена, как он сдирал с самих хоббитов. Про налаживание поставок того самого "табачка" с Гондора с предварительным устрашением орков, чтоб сами туда не ходили и по дешёвке не покупали товар без посредничества Саурона-Гэндальфа, и напугать гондорцев страшным Тёмным Властелином, ну, чтоб гондорцы не проявляли таких инициатив сами, и упоминать не надо.

Глава 2.

   Довольный сегодняшними делами, волшебник Гэндальф мирно ехал на лошади по вечернему лесу, улыбаясь и изредка похлопывая по большой торбе с волшебными порошками, чтобы они не сваливались в плотные комки, как залежавшаяся соль. А спрессованной солью в виде кругляшков он любил торговать с лесными народами, мешочек оной у него с собой очень кстати был. Ехать к своему коллеге по бизнесу с пустыми руками было как-то несподручно. Да и шляпу надо новую, бороду сбрить и пр., а то слишком его хорошо знают на тёмных перевалах в столь приметном обличье, а при таком-то образе жизни это может крайне плохо кончиться, как для Сарумана, например, который продавал салют с лекарствами и ни с кем не делился. Дурак он был, думал, Изенгард его защитит. Конкурента устранить было легко, перестал поставлять лесным людям дефицитной соли и того разноцветного табачка, и тихо свалил на козни Саумана. Они его и выследили, линчевав втихаря. Со вздохом волшебник остановился на привал и закинул за седую бороду флягу пива. В Мордор опять ехать, как неохота!
   Это и стало для него роковым действом, так как тихий лес с шелестом трав и листвы благоприятствовали одной хорошей компании почтить доброго мага своим присутствием. И не успел Гэндальф собраться ехать дальше, как получил стрелу в шляпу. Испуганный и с посохом наперевес он развернулся к противнику. Без шляпы и с развевающимися седыми космами он смотрелся устрашающе, но компанию это не смутило. Орки и люди с хоббитами, по трое от каждого клана, целых девять разъярённых граждан, вооружённые до зубов, стояли перед ним.
   Яростно прореветь, в чём собственно дело, хоббиты ему не дали, а кинули из пращи камни, рассекли ему лоб и лицо. Люди повалили волшебника на землю и стали с увесистой бранью избивать ногами в кованых сапогах, орки делали всё то же, что делали их союзники, плюс били по голове тупыми сторонами своих огромных секир повышенной остроты. Гэндальф только ругался и проклинал в ответ на побои и плевки в лицо, за что лишился всех зубов, а люди и орки после конца избиения связяли Гэндальфа, огрев мечом плашмя и спалив факелом половину бороды, хоббиты под одобрительные крики остальных вытряхнули все нечестно приобретённые липовым волшебником товары, включая якобы целебный олений помёт, прямо на него самого, и все яростно закричали вразнобой, с проклятиями и самой нецензурной бранью на всех известных им языках: "Это ты, скотина, во всём виноват, ты разделял и натравливал друг на друга наши народы, придумывая тупые сказки про тёмные земли для нас, и про страшных хоббитов-людоедов для гордых орков, скотина, тупой ты п...с Гэндальф, он же, ... твою мать, тёмный владыка ... Саурон! Сто имён на сто мест, мразь! Обманщик, ... крыса тупая, убийца, шкура драная! Из-за тебя погиб Фродо, небось, свидетелем твоих ...ских дел был, так натравил нас на него, тварь поганая! Думал, вечно сможешь обманом грабить и отбирать честные деньги у нас всех, недоумок? Так знай же, что заблудившиеся орки попали в плен к хоббитам и в страхе, который ты на них всю жизнь наводил, всё рассказали. Мы их даже, гнойная ты ... каналья, не трогали и приняли с почётом. За твоей спиной, свинина ты гнилая, мы договорились о союзе против тебя, а у твоих взятых в плен и зарезанных дружков-эльфов всё про тебя узнали, тварь, что ты за гроши у них покупаешь всякие салюты-порошки-травы и нам втридорога их ... всучиваешь, мразь? И не давал оркам с людьми и хоббитами общаться, чтоб свою монополию поддерживать? Так Саруман людям всё рассказал, когда его прижали, мы все твои эльфийские руны твоим дружкам и тебе скормим, урод поганый!
   - Гэндальф, твои последние слова! - мрачно изрёк хоббит Сэм, жаждавший отмстить ему за всё больше всех, особенно за проданный обманом дом.
   - Братцы, что ж творите, меня огово... - начал было Гэндальф и с размаху получил по носу от сапога крепкого орка.
   - Тварь, помойная ямы, ты убил моего единственного сына! - проорал он - Бейте его, тварюку, ребята!
   С яростным воем и радостью это общее пожелание было исполнено.
   И через час настала справедливость, водивший всех за нос мошенник и торговец ядами с зельями, разжигавший рознь между честными людьми, орками и хоббитами, и которому почти удалось рассорить людей с гномами, получил по заслугам. Воины с гордо поднятыми головами шли домой, жалкие останки самого линчёванного обманщика сожгли, а его украденные у них и найденные у него в сумках золотые монеты поровну поделили между собой, а самое ценное несли в свои общины. И через месяц, на пышном братском совете, куда принесли уйму вкусного и тут же пригласили долго игнорируемых гномов, было принято единственно верное на этот момент решение: справедливо наказать всех соучастников этого мерзкого преступления. Смерть эльфам! - кричали довольные от жареной говядины орки, люди и хоббиты, а гномы с пивом одобрительно трубили в рог на весь лес.


Рецензии