Ее не отпустить...

Арн сидел в бархатном кресле и наблюдал, как мелкие крупицы в вине плавно опускались на дно бокала, составляя осадок. Молодой человек предпочитал скрываться в тени шумного клуба и не привлекать к себе лишнего внимания. Со стороны он казался одиночкой, который намеренно избегал общества джентльменов с их светскими беседами, но если бы он был таким человеком, его бы нога никогда не переступила через порог старого скверного заведения. Он попал в клуб «Сладкая карамель» не случайно, но никто, в том числе и он сам, не мог ответить на один простой вопрос: почему его сердце указало ему на тернистый путь, осуждаемый в высшем круге? Что-то толкнуло его на отчаянный шаг, предположим, одна из заноз прошлого засела в нем, тревожила денно и нощно, и боль от нее стоило заглушить: люди по своей натуре любят клин клином вышивать, возможно, это и сослужило главной причиной столь низконравственного выбора досуга. О деятельности клуба знали многие, но о том, что творилось внутри на самом деле – только некоторые: в маленьком заведении отцы выставляли своих невинных дочерей на продажу за карточные и прочие долги. Арн рассчитывал купить себе любовницу, собеседницу и зависимую от его желаний невольницу, которая будет привязана к нему не обручальным кольцом и чувством долга, а потребностью в сытой комфортной жизни.

Ближе к полуночи занавес сцены подняли, открывая голодной публике трех девушек. Все они были дорого и изысканно одеты и, безусловно, у отцов этих девиц когда-то имелась хорошая репутация. В их образование вкладывали, как в бизнес, их оберегали от бед и учили танцам, музыке и этикету.

– Дамы и господа, первый номер, – произнес ведущий, направляя свет прожекторов на брюнетку невысокого роста.

Арни она сразу не понравилась. Девушка была хороша собой, но в ее глазах томилось слишком много боли и разочарования. Ему не хотелось успокаивать свою любовницу, из жалости пренебрегая ее телом. Серые мышки вызывали в нем только негативные эмоции, ибо с такими леди невозможно познать всех оттенков страсти, всего вкуса сладости.

– Номер два! Прекрасная Катрин!

Мужчины оживились не на шутку, и торги пошли полным ходом. Несомненно, невеста под номер два заслуживала особого внимания: западали в душу длинные ресницы, пышная грудь, мушка над верхней губой и очаровательные белокурые локоны. Ее талия не нуждалась в поддержке корсета и отличалась стройностью березки. В ее бирюзовых глазах открыто читалась игривость: Катрин выдерживала роль кокетки, которая старалась продать себя как можно дороже и ей это явно было под силу. Однако, Арн продолжал крутить носом. Он не видел в ней свою женщину и свою отраду.

– Номер три! Утонченная Габриэла – дочь графа Даля. Ее красота… – последняя невеста предстала перед своими покупателями.

Арн сделал глоток вина и вдохнул аромат напитка. На его губах заиграла скромная улыбка, будто он прочувствовал мимолетное удовольствие и не хотел его открыто выказывать. Молодой богач нашел свою невесту и готов был отдать за нее большую часть тех денег, которые у него имелись. Габриэла… Он мог наслаждаться этим именем, как букетом из поздних сортов винограда в его бокале. Право, Арни думал, что уйдут из клуба с пустыми руками, но ощутил, что уйдет без сердца. Габриэла не была похожа ни на одну из женщин, которых он встречал. Она была прекраснее любых похвал. На юной девушке было длинное шелковое платье, которое дерзко выставляло напоказ ее худощавую фигуру, ее бледную кожу и темные, как воронье крыло, глаза. Ее губы были цвета сочных плодов вишни, которые тот час хотелось попробовать на вкус. Ее длинные рыжие волосы были ниже ее бедер, и локоны паутинкой торчали в разные стороны. Она была ухоженной, но в тоже время в ней было много хладнокровия. Габриэла не винила никого за свою судьбу, не пыталась вскружить голову мужчинам, благодаря горячей крови: она держалась с гордо поднятой головой и смотрела на Арна с взглядом победительницы. Не скромница, но и не жертва, которая падет к ногам со временем. Она знала себе цену, но готова была продаться за гроши.

–Покупаю, – властно произнес Арн, желая как можно быстрее забрать девушку из клуба.

Он оплатил по долгам ее отца, отдал слишком много, но ему казалось, что Габриэла стоит этих денег, и, возможно, он еще и не доплатил за эту красавицу. Молодой человек не знал с чего начать их знакомство, их тайное общение, поэтому всю дорогу домой он наблюдал, как она дышит, как блестят ее глаза, как она украдкой вздыхает и машет перед лицом веером. Коляска, запряженная четырьмя резвыми лошадьми, быстро катилась по дороге к его поместью, но ему казалось, что время замерло. Арх хотел впустить ее в свой дом, как пташку в клетку, и, наконец, услышать ее чарующее пение. Его сердце спешило, оно устало от одиночества и мечтало об отклике. Душа его трепетала, как никогда прежде. Больше всего на свете, он хотел вызвать в ней такие же чувства, из-за чего осторожничал, боясь спугнуть.

Оказавшись в большом обставленном доме, он почувствовал жуткую неловкость, хотя изначально планировал быть строгим и коварным хозяином поместья, но с Габриэлой он растаял, поступился своим убеждениям. Она была в его владениях, подобно цветку в темном подвале, единственным милым сердцу обитателем.

– Могу ли я что-то для Вас сделать? – уверенно спросил он, снимая тяжелое осеннее пальто.

– Да, – без лишней скромности молвила девушка. – Я бы хотела потанцевать с Вами.

Арн замялся, не зная, как реагировать на ее слова. Он никогда не танцевал, стараясь на балах быть зрителем, но не активным участником. Его, как и всех знатных детей, еще в подростковом возрасте обучили всем танцам, которые могут понадобиться при званых вечерах, но в жизни ему еще не доводилось кружить в объятиях девушку. Арни скромно улыбнулся, чтобы спрятать некое неудобство и поставил пластинку в новенький граммофон, который успел покрыться небольшим слоем пыли. Ритмичная мелодия вальса подталкивала парня к невесте, которая тепло улыбнулась ему. Арн нежно взял ее руку в свою ладонь, оплетая другой рукой ее талию. Ее сладко-терпкий аромат вызвал в нем безумное желание. Он позабыл о верных шагах в танце, о музыке… Богач смотрел ей в глаза и переходил на ее яркие губы. Габриэла принадлежала ему – он купил ее и ни с кем не должен был делиться ее вниманием.

Девушка склонила голову, привстала на носочки и нежно прошептала ему на ушко:

– Внешность обманчива, как и блеск глаз.

Ее клыки впились в шею, отыскивая пульсирующую вену. Кровь полилась в ее рот, проливаясь частично мимо и скатываясь струйками по его шее, по уголкам ее губ. Сладкий нектар насыщал ее блаженством, отправлял в состояние нирваны. Его ноги стали двигаться в такт музыки. Арн сжимал ее в объятиях и не отпускал, позволяя красотке испить из него, как из золотого кубка,  утоляя свою жажду. Он чувствовал металлический запах своей крови, чувствовал, как его тело теряет легкость и приобретает стальные оковы, но не мог оттолкнуть Габриэлу… это было выше его сил. Его невеста так же предала его, переступив порог его дома. Это, видимо, была его судьба. Он мог стерпеть все, но не мог отпустить ее… Она должна была остаться с ним не смотря ни на что.


Рецензии