Лифт

Сестра постоянно просила меня не возвращаться домой так поздно и забросить концерты симфонического оркестра. Я работала преподавателем музыки в колледже всего два года и не могла отказывать начальству в организационных моментах, поэтому всегда была ответственной за грандиозные мероприятия юных студентов. Естественно, мне выписывали премии, но это не стоило всех трудов, которые я вкладывала. Бывало так, что после концертов я возвращалась домой к двенадцати ночи, а на семь утра снова спешила к студентам. Жизнь превратилась в каторгу из обязанностей. Многие бы могли сказать, что я сама загнала себя в ряды трудоголиков, но это было не так. Перед тем, как наша мать умерла, я пообещала ей, что буду заботиться о младшей сестре, а обещания я всегда сдерживаю. Не могла же я оставить родного человека с грудным ребенком социальным службам с их крошечной помощью. Хватало того, что ее бойфренд помахал рукой, когда узнал о ее положении.  Таким образом, пока младшая нянчилась с ребенком, я много работала и поздно возвращалась домой. Забота о ней была моим долгом…

В пятницу был очередной концерт. На такси у меня не было денег и пришлось добираться на последней маршрутке. Район у нас спокойный, спальный, поэтому по дороге домой я никогда не чувствовала страх. Улицы были хорошо освещены фонарями, во многих окнах еще горел свет. Оказавшись в подъезде, я окончательно успокоилась. Мысленно я представила, как пахнет рагу, приготовленное сестрой, и как хрустит чистое постельное белье.

Двери старого лифта со скрежетом открылись. Я зашла внутрь и нажала на самый верхний, двенадцатый, этаж. Дверь уже стала медленно закрываться, как рука мужчины остановила процесс. Мое сердце екнуло, когда в лифтовую кабину зашел высокий мужчина, с острыми скулами и темными как ночь глазами. Незнакомец был в длинном черном плаще с поднятым воротом, а на руках его были кожаные перчатки. Он нажал на кнопку и дверь за ним закрылась. Его глаза тут же впился в меня, и мне показалось, что он взглядом раздевает меня, предвкушая прикоснуться к голому телу. Его губы вытянулись в ироничной улыбке, появились ямки на щеках. Он так настырно посмотрел в мои глаза, что я вжалась в стенку лифта. Я сразу вспомнила все свежие сводки новостей о новом маньяке в городе. Тут же стала жалеть, что не последовала советам сестры. Мой телефон был полностью разряжен, но я все равно полезла в сумочку, чтобы достать его и попробовать включить. Мне неоткуда было ждать помощи. Никто не вызывал лифт, не нажимал нервно кнопку на своем этаже – кричать было бесполезно. Я слышала, как мое сердце отчаянно сжимается в груди, как нервы сдают свои позиции и погибают, обещая никогда не восстановиться. Мне стало плохо, нечем было дышать. Каждая секунда длится вечность. Лифт тарабанил и со скоростью улитки поднимал нас вверх, закрывая от внешнего мира.

«Господи… Спаси и сохрани» – повторяла я про себя.

Я даже не умела толком молиться, и в такие трудные минуты не могла вспомнить слова Заповеди. Отчаянье подкрепилось самыми страшными картинами преступлений, которые я только могла себе представить.

«Мамочки! Я же еще такая молодая…» – подытожила я.

– Почему такую красивую девушку никто не провожает? – сладким шепотом спросил незнакомец, приближаясь ко мне.

Я думала, в этот момент поседею, сползу вниз по стенке и стану плакать. Меня охватила паника, кожа покрылась мурашками, а глаз стал нервно подрагивать.

– Не стоит быть такой беспечной, скрипочка, – его голос напоминал шипение кобры, которая выпрямилась перед противником во всей своей красе.

Мой инструмент выпал из моих рук и ударился о пол кабинки. Губы пересохли, а во рту стал ком, который невозможно было проглотить. В груди там щемило, что я готова была взвыть. Возможно, если бы не эта боль, я бы уже хлопнулась в обморок от шока. Его ладонь впечаталась в стенку лифта, как раз возле моего лица, а свободная рука полезла в карман.

«Мамочки… он же достанет нож и приставит к моему горлу… Я покойница… Не жилец» – самые скверные мысли посетили меня в этот момент.

– Хочу представить вам новый газовый балончик с перцем! – торжественно произнес незнакомец, улыбаясь на все тридцать два зуба. – Вы ведь слышали про нового маньяка? Стоит быть начеку! Для Вас я сделаю скидку!

Он был всего лишь торговым агентом. Чертовым торговым агентом!


Рецензии