Славный путь

Прошло уже 70 лет после победы в Великой Отечественной Войне. С каждым годом тают ряды ветеранов, участников героических боев, живых свидетелей Великой победы. Величие победы запечатлено в литературе и искусстве, в воспоминаниях прославленных полководцев, увековечено в мраморе и граните. Но, так же как ветер постепенно, но неумолимо сглаживает неровности на камне, так и время стирает воспоминания о войне живых участников этих событий. История нашей победы – это не просто монумент, застывший в камне, но и живая память ветеранов. Война вошла в каждый дом и оставила неизгладимый след в каждой семье. Наш долг сохранить и бережно передать нашим детям и внукам воспоминания о войне отцов и дедов, не доживших до наших дней.
Я хочу рассказать о своем деде – Алексееве Афанасии Петровиче, заслуженном ветеране, участнике Великой Отечественной войны.
Он умер в 1965 году, когда мне было всего 10 лет. Воспоминание о нем складывается у меня из личных впечатлений и рассказов моих родителей. Я всегда с интересом, взахлеб, слушал рассказы о деде и гордился им.
Афанасий Петрович родился 8 ноября 1901 года в Белозерском районе, Вологодской области в семье крестьянина-бедняка. Трудовой стаж начался с 1914 года. Афанасий, а тогда просто Афоня, работал учеником в столярной мастерской у купца Капарулина. В этот период жизни его часто звали к хозяину, чтобы он перед сном чесал пятки хозяину. По семейным преданиям, если Афоня начинал дремать, то получал пяткой в лоб. Может быть, в это время у него уже начал формироваться внутренний протест, который и привел его в революцию. Кстати, намного позже, когда мой дед занимался партийной работой в Белозерске, он с удовлетворением наблюдал, как его бывший хозяин чистил городские тротуары. Как бы мы не относились к Великой Октябрьской революции сегодня, но в то время большинство простых людей с надеждой и энтузиазмом встретили идеи революции, и один из них был мой дед – Афанасий Петрович. Революция открыла ему новые возможности для самореализации. Он не был ни карьеристом, ни приспособленцем. Он свято верил в идеалы революции и боролся за них не щадя жизни. С 1917 по 1918 год мой дед работал в г. Горький на водном транспорте чернорабочим. Добровольцем вступил в Волжско-Камскую флотилию на миноносец «Прыткий». Позже, в тридцатые годы, судьба снова приведет его на флот, а пока он участвовал в ликвидации белочехов. После ухода флотилии на Каспий, дед был направлен в распоряжение уездного военкома на родину, в Белозерск.
Новой власти требовались и новые люди. У деда было всего 6 классов образования, но был молодой задор и желание приносить пользу Рабоче-крестьянской власти. Свои университеты он проходил не за школьной партой, а в борьбе за установление Советской власти: работал председателем Антушевского волисполкома Белозерского уезда, в апреле 1919 года вступил в ряды ВКП(б), и уже в мае уехал добровольцем на Петроградский фронт. Молодого деревенского паренька заметили и отправили учиться на курсы красных командиров. После окончания курсов он служил на том же фронте, был ранен, а, после выздоровления, служил командиром роты по охране водных сооружений в г. Вытегра Олонецкой губернии. Тяжелые годы Гражданской войны закалили его характер, утвердили его в правильности его выбора. Свою идейную убежденность он старался довести и до своих подчиненных. С 1921 по 1922 год он служил политруком роты в Карельском погранотряде на Финской границе. С 1922 по 1923 год он – политрук роты на Эстонско-Латвийской границе. Тяжелые условия службы подорвали когда-то крепкое здоровье. Он заболел туберкулезом и 6 месяцев пролежал в госпитале, а затем был освобожден от службы в РККА по состоянию здоровья и уволен в запас подчистую. А, проще говоря, был отправлен умирать домой. Дома, в Белозерске, мать сумела выходить его, и он выздоровел. С 1924 года по 1925 год дед служил на советской и профсоюзной работе в Белозерске. В то же время мой дед встретил свою любовь, мою бабушку Елизавету Павловну, с которой прожил в любви и согласии до конца своей жизни ( 41 год). По рассказам бабушки, история их любви развивалась стремительно: он жил на одной стороне Белого озера, а его будущая жена, в то время сельская учительница, на другой. Дед всего несколько раз видел бабушку, а потом позвонил ей по телефону и предложил выйти за него замуж. Бабушка не смогла устоять перед таким натиском и согласилась. В 1925 году дед был отправлен на учебу в КОМВУЗ. В 1927 году он закончил 2 курса, а третий год учился заочно, одновременно работая на партийной работе. С 1927 по 1930 год Афанасий Петрович работал на фабрике «Красная нить» секретарем парткома. Это время описано в книге «Бастионы революции», в очерке «Великая смычка». Очень жаль, что эта книга (наша семейная реликвия) была со временем утеряна. В 1929 году родилась долгожданная дочь, моя мама, Нинель (производное от имени Ленин). И, хотя дед не был сентиментальным человеком, он старался всячески ублажать и баловать ее. В 1932 году родилась вторая дочь – Инесса. Наверно имя ее дали в честь Инессы Арманд, но это только мое предположение. С 1931 по 1933 год дед работал культпропом Выборгского района в Ленинграде, затем был направлен на курсы комиссаров. По окончании курсов, в декабре 1933 года был назначен зам. начальника политотдела ВМУ им. Фрунзе. Был начальником практики у курсантов морского училища на легендарной «Авроре». В тридцатые годы Сталинские репрессии задели и нашу семью. Пишу это по отрывочным воспоминаниям моей бабушки, которые сохранились в моей памяти. Как-то деда вызвали в политотдел и спросили, кто может поручиться, что он ведет правильную линию партии. Дед назвал генерала, который, к этому времени, был репрессирован как «враг народа». Этого было достаточно, чтобы деда исключили из партии и сняли с работы. Бабушку тоже уволили с работы. Они сидели дома и с минуты на минуту ждали неминуемого ареста. Вокруг них образовался вакуум. Никто не приходил и не звонил. От ареста их спасло чудо. Кто-то, из хорошо знавших его работников райкома, увидел его фамилию в «черных» списках, и, на свой страх и риск, вычеркнул его из списка. В то время это был очень смелый поступок. Через некоторое время деда и бабушку восстановили в партии и на работе. С 1938 по 1939 год дед работал начальником политотдела 4-й бригады подводных лодок КБФ ( Краснознаменного Балтийского флота), а с февраля 1939 года и до начала Великой Отечественной войны, он служил военкомом в Военно-Морской Медицинской академии. Когда началась война, Афанасий Петрович был назначен начальником политотдела 6-й бригады морской пехоты. В боях за Ленинград он был контужен. С октября 1941 по июнь 1943 года, дед снова работает в Военно-Морской Медицинской академии, сначала в должности начальника политотдела, а после ликвидации института комиссаров, зам. начальника политотдела. В это же время, была запущена «дорога жизни» через Ладожское озеро – тоненькая ниточка, связывающая блокадный Ленинград с «большой Землей». Афанасий Петрович организовал и возглавил вывоз партийных документов через Ладожское озеро. К этому времени его семья, эвакуированная в сентябре 1941 года, проживала в Белозерске. Он не знал, что его младшая дочь – Наташа, умерла от воспаления легких в пятимесячном возрасте, а жена лежала в больнице с тифом. Какая же была радость у голодных и завшивевших девчонок (моей мамы и тетки), когда их отец приехал к ним с обозом из 4-х машин и забрал их в эвакуацию. Он отвез их в Киров (бывшая Вятка), а сам вернулся в блокадный Ленинград. С июня 1943 по 1945 год  работал начальником Агитпропчасти политотдела тыла КБФ. Последняя работа перед увольнением со службы по здоровью – старший инструктор политотдела Главного Управления подводных технических работ.
В 1954 году родился я. С этого момента, а точнее с конца 50-х годов, я могу рассказать о нем с большей эмоциональной окраской, без сухих фактов биографии. Мы жили в центре Ленинграда, в большом доме Сталинской постройки, на улице Чапыгина, дом 5 напротив телецентра. Это была большая трехкомнатная квартира, с высокими (3,5 м) потолками, но и проживало нас там 10 человек: дед с бабушкой, наша семья и семья моей тети. Я помню деда как невысокого плотного, очень уравновешенного человека. Я не помню, чтобы он когда-нибудь повышал голос, а тем более кричал. Если мы (я, моя сестра и двоюродная сестра) надоедали ему своими играми, дед просто уходил в свою комнату и закрывал дверь на ключ. Помню, как приходили к нам гости. Дед садился во главе большого стола ( за стол могли сесть человек 15). Угощение было скромным: картошка, селедочка, огурчики, бутылка водки или пара бутылок сухого вина. За столом больше разговаривали, чем пили. После первой рюмочки дед добрел и начинал рассказывать истории из своей жизни. Его слушали, не перебивая, и не только потому, что уважали его, а потому, что дед умел рассказывать, и ему было что рассказать. Помню его рассказ о том, как в голодные 20-е годы, он ездил в провинцию, чтобы достать хлеб для Петрограда, и его чуть было не убили на сельском сходе. Помню, как мой дед, капитан первого ранга и контр-адмирал Бельский (дед моего лучшего друга Витьки Бельского) водили нас на «Аврору» и как капитан «Авроры» отдавал им рапорт, а потом подписывал мне, 7-летнему пацану, памятную книжку об «Авроре. Помню, как плакала мать, когда деда не стало.
Его жизнь – это увлекательная история становления личности от крестьянского паренька до капитана первого ранга, заслуженного ветерана, орденоносца и просто хорошего человека. Он награжден орденами: Ленина, Красного Знамени, Великой Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды. Медалями: 20 лет РККА, за оборону Ленинграда, за победу над Германией, 30 лет Советской армии.

Сейчас мне почти столько же лет, сколько было деду когда он умер. Я пишу о своем деде, чтобы и мои дети и будущие внуки знали и гордились своими корнями, историей своей семьи, как горжусь ими я.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.