Верный друг

                        Предыстория

 Предысториями к моим сказкам служат  жизненные ситуации, происходящие непосредственно со мной или же свидетелем которых я являюсь. Так предысторией к сказке «Верный друг» послужил следующий случай:
В 2012 году я жила и работала в Крыму в санатории «Белоруссия». И вот я проводила свой отпуск  в Харькове у мамы. Мы вместе поехали в гости к моей троюродной тёте Лиде. Так получилось, что мы не виделись с ней много лет. И мы встретились, как новые люди. Встреча была эмоциональной и трогательной. Ведь столько всего изменилось за годы, в которые мы не виделись и ничего не знали друг о друге.
А у тёти была любимая игрушка из искусственного меха, которую она нашла на улице. Видно, кто-то выбросил. Так она её постирала и посадила на диван.  Игрушка была некрасивая – ни то бегемот, ни то кабан – большая, толстая, с короткими лапами и толстой мордой без носа. Но  красивым у этой игрушки был мех – белый с чёрными пятнами – как у собаки далматинца. И, поскольку тётя Лида знала, что я рукодельница, то она попросила меня сделать из этой уродливой игрушки - красавца далматинца.
И мне  пришлось всю игрушку полностью распороть, перекроить и сшить заново.  Так у тёти Лиды теперь есть Цезарь, как назвала этого красавца внучка Лилечка. И стала часто приходить к ним играться. И далматинец Цезарь  приносит всем радость. Правое ухо у него поднятое, чтобы слышать хорошие мысли, а левое чёрное опущенное.  И голубые пластмассовые глаза с нарисованными ресницами смотрят мечтательно и дружелюбно.
Так и родилась у меня сказка «Верный друг».

 
 
    В одном магазине продавались мягкие игрушки-зверюшки. Все они были красивые и потому дорого стоили. Но, не смотря на это, их охотно покупали своим детям родители. А одна игрушка была неудачной или неудавшейся – неуклюжей, толстой – ни то бегемот, ни то кабан, с большим животом и короткими лапами. Да, Чебурашка и то был бы по сравнению с ней гораздо симпатичнее.
И, хоть эта игрушка была самой дешёвой, но её никто не хотел покупать. Может, только из-за своего меха, который действительно был красивым, она и оказалась в этом престижном магазине. Ведь вся она была белого цвета в чёрную крапинку, словно собака из породы далматинцев.
 И так игрушка сидела и вздыхала, так как была не у дел. Срок её пребывания в магазине оканчивался, и потом её спишут, как бракованную. И кто его знает, как потом сложится её дальнейшая судьба. Ведь совсем не виновата она, что ей так не повезло, что её сделали такую уродливую. И это было обиднее всего.
Когда в магазине никого не было, то другие игрушки над ней то и дело смеялись, говорили, что её никто не купит, что её спишут и выбросят – в общем, ничего хорошего, ни единого доброго слова в свой адрес эта игрушка не слышала и безутешно горевала по ночам.
И вот, наконец, её мольбы были услышаны. Как-то раз я зашла в этот магазин. И как  увидела эту несчастную игрушку, то всей своей душой почувствовала что-то родственное с ней и тут же купила её. Радости у этой игрушки не было конца.
- Вот теперь мы с тобой будем жить вместе, и дружить, - говорила я, когда пришла домой. –  У меня есть умелые руки, и я могу сделать из тебя красавца. Ты хочешь, чтобы я тебя переделала?
- Очень! Очень! Пожалуйста! – взмолилась игрушка, - а то я  ни на что хорошее в жизни уже не надеюсь!
- Ну, тогда тебе придётся немного ещё потерпеть, так как мне придётся тебя всего распороть и потом сшить заново.
- Да, я на всё согласен! Делай со мной всё, что хочешь!
И вот, я щёлкая ножницами, быстро распорола игрушку, перекроила её по новой выкройке, которую нарисовала сама и стала сшивать.
И так, из этого бегемото-кабана получился пёс-далматинец красавец – грациозный, с гордо поднятой головой и голубыми мечтательными глазами. Правое белое ухо у него было удивлённо поднятым, а левое чёрное - опущенное.
-  Ну как, посмотри теперь на себя, нравится? – обратилась я к вновь рождённой игрушке и поднося её к зеркалу.
- О да, конечно! – радостно воскликнул далматинец, весело болтая своим розовым языком. – Спасибо большое, теперь я могу быстро бегать и прыгать!
И только я опустила его на пол, как тот вскочил и побежал по комнате.
- Ты живой! Вот это да! – удивилась я.
- Да, я теперь живой, так как ты вложила в меня свою душу, когда переделывала меня. А теперь я всегда буду к твоим услугам, Гав!
- Спасибо, ты очень любезен. Но только я уже слишком взрослая, чтобы играть с тобой. А вот у меня есть хорошая девочка Лиля, которой ты будешь очень нужен.
- Гав! Хорошо, я согласен послужить Лиле.
И  так я отвезла игрушку Лилечке. Она ей очень обрадовалась, обняла, поцеловала. И сказала.
- Я буду звать тебя Цезарь.
- О, какое прекрасное имя! – восхитился пёс, - мне оно тоже нравится. Оно располагает к благородству. Правое моё ухо всегда открыто для добрых слов и мыслей. А левое моё чёрное ухо опущено. Таким образом, я буду говорить тебе правду. Я - собака, которая может говорить и не только…
С этими словами пёс стал быстро уменьшаться в размерах и сделался величиной с мышонка, а потом стал увеличиваться и сделался таким, что девочка могла сесть на него верхом и поехать.
- Вот так, я могу быть маленьким и умещаться в твоём кармане, - говорил далее Цезарь. – Но как только если вдруг почувствую, что тебе угрожает опасность, то я как выскочу, как выпрыгну и как увеличусь. А потом – ррр!
- А если это будет собака? – спросила девочка.
- Тем лучше. Ведь собака с собакой может всегда договориться!
И так Цезарь стал для Лили не только добрым верным другом, но и охранительным талисманом. Она стала носить его с собой в  карманчике, когда выходила на улицу или в магазин. Но верхом на Цезаре Лиле можно было ездить либо рано утром,  либо поздно вечером,  чтобы никто не видел…



Рецензии