Юго-Запад

           Павел мчался на дикой скорости по кольцевой. Друг Кеша классно вёл машину, ничего, что отцовскую. Бээмвуха была ещё ой-ё-ёй и на девчонок действовала безотказно. Забавно, что Павлу в последнее время попадались матери-одиночки. Знакомишься с такой, блондинка, ноги и всё такое, а потом вдруг оказывается, что пока она на свидании, дома мама сидит с ребёнком. Павел считал таких девчонок вторым сортом, брошенки, какие дети у них вырастут? Он смутно догадывался, что со временем категоричность в этом вопросе пропадёт, но сейчас сразу же заканчивал отношения. Не по нему это, и точка.
           Бээмвуха остановилась у клуба, вышли, заказали пиво. Музыка была прикольная, и Павлу стало весело. Что с того, что с хатой пока непонятки? То ли получится жить самостоятельно, то ли мать мозг выест, но не отпустит. Для неё он - свет в окошке, смысл жизни, да и однушку до сих пор сдавали - всё же доход. Всё равно всё утрясётся, или приведёт он ей девчонку с ребёнком - сама его выставит.
           - Братан, привет!
           Рядом возник Илюха, школьный друг.
           - Ты прям из детских снов, братан!
           Обнялись, прошли за столик. Обстановка что ли была романтическая, но Павла как будто кто-то потянул за язык. К тому ж Илюха родной чел, сто лет не виделись! Павел рассказал всё - и о том, что двадцать три уже, а женщины постоянной так и нет. И о проблемах своих с предками, c работой и деньжатами. На работе было всё вроде ничего, но карьеру сделать нельзя. Так госпредприятие же, тётки одни великовозрастные, руководить ими смешно, да и неприятно - сухостой и нищета. Павел мечтал о крупной госкорпорации, с перспективой, обалденными проектами и длинноногими красотками-секретаршами. Деньжата тоже в общем-то шли, но смешные по московским меркам.
           Илья слушал, кивал. Заказали по второй, перешли на покрепче. Кеша станцевался с одной симпатичной, ушёл с ней куда-то.
           - А с предками-то что? Неужели совсем гибло? - спросил Илья.
           - Да не так чтобы. Мёртвые они челы, в прошлом веке живут, при эсэсере. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Следят за мной, считают нездоровым, боятся, что женюсь.
           - Ясно, братан. Вечный конфликт отцов и детей, Тургенева, помнишь, проходили?
           Время неслось быстро, девушки становились с каждым часом всё красивее. На самом деле, что он скис? Молодой, свободный, в Турцию надо в мае махнуть. Подумаешь, курс доллара всё не падает! Какие наши годы.
           Павел отправил смску Кеше: "Чувак, ты с нами?" Ответ пришёл минут через десять: "Езжайте, ребята, задержусь тут". Ясно, Кешу потеряли по крайней мере до утра.
           - А ты как, Илюх? Чем живёшь, что куришь?
           Илюха немного даже выпрямился от вопроса, хлебнул напоследок и сказал "поехали, покажу".
           Пискнула смска от матери "мне в гроб ложиться?" Павел отправил "поживи ещё, завтра буду".
           Они рассчитались, сели в Илюхин поюзанный фольксваген и отчалили. Ехали долго, оказались где-то на Юго-Западе, вышли у подъезда хрущёвки.
           - Куда ты завёз меня, братан?
           - Иди, иди, друг. Нам проспаться надо.
           У двери Илья сам ключом открыл дверь (мог бы и позвонить!), показал, что на цыпочках надо идти. Квартирка была так себе, маленькая, обшарпанная, видно, что не своя.
           - Давно снимаешь?
           - Да год уже, как Санька родился.
           Павел плюхнулся на стул. Решили больше не пить, спать завалиться. И так хорошо посидели, поговорили. В мозгах светлее стало, несмотря на алкоголь. И так бывает...
           Из соседней комнаты раздался плач. "Всё-таки разбудили, дурак я", - тихо сказал Илья. "Кого разбудили?" - не понял Павел. "Да ребят моих", - Илья вздохнул и на цыпочках пошёл в комнату.
           Через минуту он вышел, держа на руках плачущего младенца в ползунках.
           - Сын мой, смотри.
           - Обалдеть, - только и выдохнул Павел.
           Вслед за Илюхой из комнаты вышла голубоглазая девчонка, блондинистая, только очень уставшая.
           - Ира, очень приятно.
           За палец она держала ещё одного мальчика, постарше. Он шёл сам, другой рукой тёр глаза и, похоже, ничего не понимал.
           - Это тоже твой?
           - Теперь мой, - Илья улыбнулся и прижал парня к себе.
           Ещё час, почти до рассвета, они пили зелёный чай с плюшками (Ира печь умеет!), говорили за жизнь и неплохо опять посидели. Илья рассказал, что старшего сына усыновил, теперь крутится на двух работах, и ничего. Ребята растут классные, и оба уже на него стали похожи. Ира смотрела своими морскими глазами, а Павел понял, что он ничего не понял. И уснул прямо на стуле.
           Утром он проснулся на раскладушке (спасибо братану - перенёс), мужчины доехали до метро, пожали друг другу руки. Илья поехал на свою работу, а Павел отправил смску "ма, после работы дома". И тоже поехал на работу. На госпредприятие.

                                                                  30.03.2015


Рецензии