4. Пепелище

Листья падали медленно, будто во сне. Они кружились и танцевали на практически неощутимом ветру, своим шелестом создавая мелодию осени. Я шел под этим багряно-золотым дождям, запрокинув голову и подставив лицо слишком синему для этой поры небу. Оно было бесконечным и бездонным, заставляя сердце замирать от осознания собственной ничтожности, от понимания величия этого мира, который был задолго до тебя и пребудет после.
Где-то рядом плеснулась вода, заставив оторваться от созерцания и мыслей о вечном. Как оказалось, я, сам того не заметив, дошел до широкого ручья, над которым строптиво гнул спину похожий на кота каменный мостик. Он кое-где раскрошился, деревянные резные перила в нескольких местах были поломаны. На одном из столбиков трепетала язычком пламени алая лента. Мост среди леса? Кому понадобилось его здесь перекидывать?
- Милый, это просто сон, зачем ты ищешь логическое объяснение?
- Объяснение есть всегда. Даже во сне, - оборачиваюсь и смотрю на Нее. Впрочем, это не так просто сделать, ведь среди деревьев мелькает лишь подол ее белооблачного платья. Кажется, она танцует, смеется, кружится, заставляя палую листву взлетать и плясать вместе с ней.
- Какой ты забавный! - смеется. Этот заливистый звонкий смех будет еще долго преследовать меня, чудиться на улице, даже в звуках давно знакомых мелодий и песен.
- Почему я не оказался там, куда собирался? Я хотел вернуться...
- Куда? К себе? Милый, к себе вернуться невозможно. Или ты научился ходить по снегу, не оставляя следов?
Начинаю злиться. Это неправильно, знаю, она не заслуживает моего гнева, у меня нет права испытывать даже недовольство, но руки сами собой сжимаются в кулаки, зубы стискиваются до боли, глаза зло щурятся, а из горла рвется рычание, которое куда больше подошло бы какому-нибудь дикому зверю. Впрочем, сильно ли я отличаюсь от зверя? Опасный и коварный, лишь до поры скрывающийся под шкуркой безобидного зверька?
- Выходи! Я не намерен сегодня играть в игры! - я бросаюсь следом за ней, едва ли себя контролируя. Меня обуревает ярость, неуместная и необъяснимая.
- Смешной мальчик, - она возникает за моей спиной, делает шаг вперед и обнимает меня холодными руками... Пламя злости гаснет не просто мгновенно, оно исчезает без следа, как его и не было, не остается даже дыма. Я останавливаюсь, ошеломленный и опустошенный, медленно оборачиваюсь, она все еще держит меня за плечи и пытливо заглядывает в лицо, смешно по-птичьи склонив голову к плечу.
- А ведь ты злился не на меня, правда?
- Правда, - мой голос охрип, говорить почти не могу, только шептать пересохшими губами.
- Подумай об этом. Найди в себе ответ. Иначе этой злостью ты уничтожишь не только себя, но и все, что тебя окружает. Оглянись.
Осматриваюсь и замираю, снова скрипя зубами, но на сей раз от отчаяния и безысходности. Мы стоим на пепелище. Осеннего леса больше нет, только черные обгоревшие остовы деревьев, пересохшее русло ручья и превратившийся в руины мостик, когда-то похожий на рассерженного кота... Я превратил этот мир в руины.

10.11.2014


Рецензии