Да, есть ещё женщины...

                                          Предисловие

В начале девяностых годов, после длительного отсутствия, я побывал в Санкт-Петербурге. Наличие бессчётного количества нищих детей на улицах города меня буквально потрясло. Друзья, как могли, успокаивали, пытаясь объяснить такую картину издержками перестройки.

А когда, спустя несколько лет состоялся мой второй визит в северную столицу, то число нищих не только не убавилось, а наоборот – резко возросло. И тогда у меня зародилась идея написать правду об этих несчастных детях.

Для того чтобы обстоятельно вникнуть в суть проблемы, пришлось тесно пообщаться с этими бездомными детьми. Конечно, я узнал от них много таких вещей, о которых даже страшно писать. Но и молчать об этом нельзя.


                                        Глава I

-Тётенька, подай копеечку, очень кушать хочется.- обратился к Ларисе мальчишка лет десяти-одиннадцати. Стоял он на Садовой улице у Гостинного Двора недалеко от станции метро "Невский проспект".

В те лихие девяностые детей-попрошаек в Санкт-Петербурге было несчётное количество. Некоторым из них поручали добывать таким путём деньги - родители-пропойцы, но большинству, в основном, бездомным, - предприимчивые аферисты приказывали заниматься этим промыслом, создавая из малолеток довольно крупные отряды, которые трудились на них с утра до вечера.

Эти отряды состояли из бригад, возглавляемых бригадиром-надсмотрщиком, который в течение дня зорко следил за своими подопечными, чтобы они "нечаянно" не опустили часть подаяний в свой собственный карман. За каждым побирушкой закреплялась определённая точка на многолюдном перекрёстке, а в конце дня бригадир объезжал местность и собирал дневную выручку. В задачу бригадиров также входила обязанность следить, чтобы в данной зоне не появился посторонний нищий.

Посмотрев на этого мальчишку, Лариса каким-то шестым чувством поняла, что он действительно голоден.
-Денег не дам- ответила она, -но если голоден, пойдём накормлю, здесь поблизости есть столовая.-
-Тётенька, я не могу отсюда никуда уходить, иначе меня изобьёт мой начальник-
-Вот как? И кто же твой начальник?-
-А он должен сейчас подойти-

Лариса отошла в сторонку и решила понаблюдать, как же в дальнейшем будут развиваться события. Через некоторое время её внимание привлёк подошедший к мальчишке парень, который о чём-то его расспрашивал, возбуждённо жестикулируя руками перед его носом, и тот, собрав имеющиеся деньги, среди которых было немало купюр, передал их этому парню.

Лариса, пошла в магазин, купила колбасы, булочку, бутылку лимонада, и всё это отнесла и отдала парнишке. Он охотно принял еду, пробурчав что-то вроде "спасибо",  и принялся есть. Надо было посмотреть в его глаза в тот момент. Со стороны казалось, что мальчишка голодал несколько дней – с такой жадностью он поглощал пищу.

                                        Глава II

Но Лариса этого уже не видела, погрузившись в личные тяжёлые воспоминания, она тут же ушла домой. Как же этот ребёнок напоминал ей сына, погибшего вместе с отцом в автомобильной аварии около двух лет назад.

Память вернула её в то страшное утро, когда в квартиру позвонили, а затем вошли двое мужчин, и тут же с порога стали расспрашивать о муже и сыне. Вспомнила, как её словно током ударило, сразу же поняла, что произошло что-то из ряда вон выходящее.

Предчувствие не обмануло. Муж с сыном возвращались с ночной рыбалки с Финского залива. На Приморском шоссе, уже при въезде в город, произошёл лобовой удар с встречной грузовой машиной, и оба, тут же погибли. Так, в одно мгновение от дружной и успешной семьи остались одни осколки.

Экспертиза показала, что машина, ведомая её мужем, наехала на какую-то железяку, после чего лопнуло переднее левое колесо, и её вынесло на встречную полосу.

Придя домой, Лариса впала в истерику. Вновь перед глазами всплыла жуткая картина опознания в морге, больничная койка и последующее одиночество.

На другой день ноги сами привели её к Гостинному Двору, мальчик стоял на том же месте, призывая сердобольных граждан подать копеечку. И картина вновь повторилась. Она зашла в магазин, купила несколько сосисок, запечённых в тесте, пакет молока, и молча протянула мальчишке.
-Спасибо, тётенька, за Вашу доброту ко мне – произнёс он, и на его глазах выступили слёзы.
-Как тебя зовут?- еле сдерживая волнение, спросила Лариса.
-Юра! А Вас?-
-Лариса Григорьевна- ответила изумлённая женщина. Её погибшего сына звали Юра.

                                          Глава III

Так они познакомились, и Лариса каждый день стала носить мальчишке что-либо съестное, которое тут же исчезало в его пустом желудке. Постепенно она узнала от Юры некоторые подробности его жизни.

Оказалось, что живёт он в подвале дома на набережной Фонтанки, недалеко от БДТ.* Подвал, с его слов, большой. Разместились там 7 человек, но постоянно живут только 5, остальные двое приходят периодически. Спят на матрацах, и хотя имеется 2 кровати, на них никто не ложится - слишком больно впиваются пружины, да и скрипят так, что невозможно заснуть. Когда Лариса спросила Юрия, как он оказался в таком положении, он замялся, и ответил, что расскажет об этом как-нибудь в другой раз.

Не трудно догадаться, как Лариса ждала этого другого раза. Буквально, на следующий день она вновь наблюдала со стороны, как бригадир получал от Юры деньги, после чего пригласила мальчишку к себе домой ужинать; там же, за столом, он и поведал Ларисе о своей жизни.

-Отец умер от пьянки три года назад, мать за это же пристрастие лишили родительских прав, а меня отправили в интернат в Гатчине. Есть ещё старший брат, но он сейчас в тюрьме.-

Многое успел рассказать Юра за этот вечер о своих мытарствах.

-Мы жили в Сиверской**, отец работал кочегаром в котельной, мать – уборщицей в местном клубе, брат-Генка бросил школу, стал воровать, имел несколько приводов в милицию, но продолжал, пока не попался по какому-то крупному делу и получил за это 6 лет тюрьмы.

Когда мать лишили родительских прав я учился в третьем классе. В интернате мне не нравилось, и я оттуда убежал. Так и живу уже почти два года. Первое время скитался на Витебском вокзале, а у железнодорожных касс просил милостыню, но там было очень стрёмно, часто ночью появлялась милиция, и приходилось убегать.

Один раз ко мне подошли взрослые ребята и потребовали, чтобы я убирался с этой территории, иначе обещали убить. Когда я заплакал, один из них – старший - меня пожалел, предложил накормить, пообещал определить на ночлег и продолжать кормить, но предупредил, что я должен эти условия отрабатывать – все заработанные за день деньги отдавать им. И я согласился.

Они привели меня на Фонтанку, показали, где я должен спать, и объявили парням, которые там находились, чтобы меня никто не трогал. Утром вновь накормили, и бригадир привёл на то место у Гостинного Двора, где Вы меня встретили. Днём удаётся забежать в подвал покушать, но обычно там почти ничего не остаётся, так как всё съедают те, кто успел прийти раньше. Зато вечером, когда возвращаемся, нас хорошо кормят.-


БДТ* – Большой Драматический Театр им. Г.В.Товстоногова
Сиверская** - посёлок городского типа в Ленинградской области.


                                         Глава IV

Когда Лариса услышала эту исповедь одиннадцатилетнего ребёнка, то лишний раз убедилась, как обманным путём жулики эксплуатируют детский труд, знала она и то, что бесполезно с этими вопросами обращаться в правоохранительные органы, так как система эта давно зарекомендовала себя с негативной стороны и наверняка имеет свой интерес с этого преступного бизнеса.

И всё-таки Лариса решила во что бы то ни стало вытащить его из этого болота, правда, пока ещё не знала, как. Для начала, предложила Юре остаться у неё на ночлег, проводила в ванную комнату, достала для него сохранившуюся одежду сына, а после душа постелила на диване и уложила спать.

Никто и никогда с такой теплотой и заботой к Юре ещё не относился, и мальчишка сразу проникся глубоким доверием к этой доброй и отзывчивой женщине.

И перед Ларисой Григорьевной встала дилемма, как поступить с этим беззащитным существом. Через две недели у неё кончается отпуск, а вскоре после него начнутся лекции в "Техноложке",* где она преподаёт. Тогда уж точно не сможет не только ходить и подкармливать мальчишку, но и уделять ему достаточное внимание. И в то же время чувствовала, что просто обязана ему помочь.

А Юра как будто бы переродился. Он внимательно относился ко всему, что она скажет, с полуслова выполняя любую её просьбу, и Лариса стала испытывать ответственность за этого мальчика. И хотя уже несколько дней он ночевал в её квартире, вынуждена была каждое утро отпускать его на закреплённую за ним точку у Гостинного Двора.

"Техноложка" - в те годы, Технологический институт им. Ленсовета.

                                         Глава V

Наступил день, когда Лариса решила поговорить с Юрием оставить своё ремесло, постоянно жить у неё, а с сентября месяца идти учиться в школу. И Юра вдруг расплакался и сообщил ей, что его бригадир, когда узнал, где он живёт, потребовал раздобыть на пару часов ключи от квартиры, и пригрозил, что убьёт, если тот кому-либо расскажет об этом.

-А он это сделает – продолжил Юра. – У нас уже разобрались так с Серёжкой, когда у него нашли в кармане деньги, припрятанные от бригадира. Зубр кричал, что Серёжка ворует деньги из общака, предназначенные на покупку еды для нас, потом бил ногами так, что у него кровь пошла изо рта, а ночью за ним приехали какие-то парни и увезли на машине. Больше мы его не видели.-

Такие откровения повергли Ларису буквально в шок.

-Когда он потребовал доставить ключи?- спросила она.
-Сказал не торопиться, велел войти в доверие, а когда появится возможность, принести ключи на Большую Конюшенную улицу. Там, прямо у Невского, находится мастерская по ремонту часов. Если его там не будет, сидеть и ждать.-
-Как его зовут?-
-Зубр-
-Как?!-
-Зубр. Мы все к нему так обращаемся.-
-Да, Юра. Не густо. Что же нам теперь делать? Ладно, сейчас иди спать, а утром снова иди на свою точку. У нас с тобой время ещё есть. Что-нибудь сообразим.

На другой день Лариса Григорьевна разыскала старого друга семьи, Игнатьева Павла Сергеевича, ранее возглавлявшего, следственный отдел города Белоострова Ленинградской области, а ныне работающего в Следственном Комитете Большого Дома на Литейном пр. 4

Вечером того же дня Лариса рассказала Павлу всё, что знала сама со слов Юрия.

-Ларочка, не беспокойся! Этот клубок мы распутаем. Обещаю, что мальчишку в обиду не дадим, вижу как ты к нему привязалась. Усыновлять, что ли надумала?-
-Ой, не спрашивай! Ведь я даже фамилию его до сих пор не знаю.-
-Ладно, завтра вечером я буду у тебя в гостях и поговорю с парнишкой. Когда он возвращается со своего поста?”-
-Минут двадцать восьмого уже дома.-
-Вот и ладненько! Жди часикам к восьми.-

                                           Глава VI

И встреча состоялась. Павел Сергеевич видимо понравился Юре, и он охотно, без всяких слёз, включился в беседу, рассказал и о Зубре, и о ребятах, живущих вместе с ним в подвале дома на Фонтанке, и о мальчике, Серёже, которого избил Зубр, а затем с большими парнями ночью его куда-то отвез, и о том, что должен принести Зубру ключи от квартиры. Прощаясь, дядя Паша напомнил Юре, что никто не должен знать об их разговоре, а когда по-мужски пожал Юре руку, тот аж зарделся от гордости.

Уже в 9.00 следующего утра начальник отдела по борьбе с организованной преступностью, полковник Игнатьев, провёл  совещание со своими оперативниками, перед которыми поставил для начала единственную задачу: выявить главарей мафии, в руки которых стекаются все, собранные с ребятишек деньги.

И оперативники тут же приступили к выполнению задания.

Пройдя 12 точек вокруг Гостинного Двора, Зубр отправился в уже знакомую нам мастерскую по ремонту часов на Большой Конюшенной улице. Вскоре туда стали один за другим заходить парни, как потом выяснилось, бригадиры, собирающие дань со своих подопечных в закреплённом за каждым из них микрорайоне. Оперативники насчитали их порядка двадцати человек. Вся эта процедура длилась относительно недолго,

Примерно, через полчаса Зубр, держа в руках солидных размеров сумку, вышел из мастерской, сел в запаркованную неподалеку машину и, совершенно не подозревая, что за ним установлена слежка, подъехал к дому № 39 по Третьей Линии Васильевского острова. Оперативники остались в своей машине наблюдать, что будет дальше.

Ждать пришлось довольно долго. У дома периодически появлялись и другие легковушки, из каждой выходил с сумкой либо сам водитель, либо его пассажир и направлялись в парадную дома № 39. У сыщиков появилась реальная возможность узнать номер квартиры, куда направлялись курьеры, чем они, естественно, и воспользовались. Попутно, на видеокамеру были сняты не только сами водители, но и номера их машин.

Уже поздним вечером, когда было включено уличное освещение, и все посетители данной квартиры разъехались, из дома вышли два человека, внимательно оглядели окрестность, убедились, что всё в порядке и вынесли из парадной три банковских инкассаторских мешка, один, видимо набитый мелочью, они выволокли к проезжей части тротуара.

Судя по тому, как они были одеты, стало ясно, что это не инкассаторы, а обычные охранники. Почти сразу к парадной подкатил мерседес. Они погрузили мешки в багажник, сели в машину и укатили.

Оперативники понимали, что вояж на мерседесе заключительный аккорд в передвижении суточной выручки и по ряду обстоятельств не рискнули сопровождать их, чтобы, не дай Бог, не засветиться. К тому же, было ясно, что такой маршрут деньги проходят ежедневно, поэтому без всяких опасений потерять след сняли дальнейшее наблюдение.

                                        Глава VII                                 

Постепенно Юра несколько раскрепостился в общении с Ларисой, стал более разговорчивым, а иногда и улыбался на отдельные её шутки. Однажды Лариса поинтересовалась, чем ему не понравилась жизнь в интернате и почему он оттуда убежал.

И вновь мальчишка чуть не расплакался. Рассказал, что учиться ему было трудно, на уроках над его ответами ребята часто потешались, а учительница била его указкой по голове.

-Как-то, после того, как воспитательница погасила свет в спальне,- разоткровенничался он, -я услышал, что один пацан рассказывал другому, будто в Питере полно тёплых подвалов с горячими трубами, и там можно очень хорошо спать зимой, а днём на вокзалах просить деньги на еду.

В город приезжают богатые туристы и многие из них охотно помогают бездомным. Поэтому, когда меня ребята вновь избили, сел на электричку и уехал.

Несколько дней жил на Балтийском вокзале, но там мне не нравилось, и я с одним парнем ушёл оттуда. На Витебском - намного лучше, есть товарная станция, и если ночью на вокзал приходила милиция, мы убегали ночевать в вагоны.- 

-А домой, в Сиверскую-то не ездил? Ведь там, поди друзья остались?- спросила Лариса.
-Не ездил. Те ребята меня сторонились, потому что отец с матерью почти всегда были пьяные, а старший брат воровал, об этом вся округа знала, и их родители запрещали со мною дружить.-
-Как отца-то звали, помнишь?-
-Николай. Ильин Николай Степанович. Но его так никто не называл. Почему-то все обращались: "Колян". И маму все звали "Нюрка", хотя на самом деле она Анна.-
-Юра, у меня скоро заканчивается отпуск, начну работать и не смогу больше днём приносить тебе еду. Как же ты будешь выходить из положения?-
-А так же, как и раньше, утром поем, а до вечера потерплю.-
-А, может быть будешь заходить домой обедать? Я тебе ключи оставлю.-
-Нет, нет! Прошу Вас, Лариса Григорьевна, не надо ключи- испугался он. –Зубр сразу узнает, и Вас обворует. Он же нас часто ощупывает, не припрятал ли кто деньги.-
-Да, что ни день, то новые проблемы. Ладно, уже поздно, готовься ко сну, я тебе постелила, а утро вечера мудренее.-

                                            Глава VIII

Меньше недели понадобилось опергруппе, чтобы выявить всю цепочку преступного сообщества, наживающегося - и очень неплохо - на эксплуатации беспризорных детей. В кабинете начальника отдела по борьбе с организованной преступностью полковника Игнатьева шло очередное совещание, на котором подводились итоги проделанной работы.

Когда заместителя начальника Следственного Комитета, генерала Кудасова, курирующего этот отдел, информировали о жестокой эксплуатации подростков, он сразу понял, что без прикрытия правоохранительных органов, такое формирование существовать не может. К тому же, столь нагло и открыто могут действовать лишь люди, уверенные в своей безнаказанности, иными словами - находящиеся под "крышей" далеко не рядовых работников правопорядка. Вот и пришлось в обход городского отделения милиции всю работу по обезвреживанию банды взвалить на плечи своих сотрудников.

Следствие показало, что в преступную группу входило более ста человек. Соответственно, и размах её действий был обширным. Все малолетние попрошайки Санкт-Петербурга находились под контролем этого ансамбля. Действовали преступники уже давно, а их "братва" представляла собой хорошо отлаженный механизм, суточная выручка главарей достигала баснословных размеров, даже без учёта тех денег, которые возвращались бригадирам со своими подельниками.

Производить аресты можно было начинать хоть сегодня, но необходимо было поставить точку и в намечающемся деле с ограблением квартиры Котельниковой Ларисы Григорьевны.

Здесь, мнения оперативных работников разделились. Одни предлагали взять преступников с поличными прямо на квартире, другие считали, что для заключения под стражу неоднократно судимого, Петра Зуброва, по кличке "Зубр", улик достаточно, и нет смысла провоцировать его на новое преступление.

Последнее слово осталось за генералом Кудасовым, который чётко расставил все акценты в этом деле. Он объяснил, что скорее всего квартиру "обнесут" воры-домушники, бывшие подельники Зубра по зоне, а сам он вряд ли примет участие в ограблении. Поэтому,  нужно обязательно загнать их в эту ловушку. Тем более, Зубр, требуя ключи у паренька, дал ясно понять, что промышляет квартирными кражами, так что, чем раньше их взять, да ещё с поличным, тем меньше вреда они принесут жителям города.

                                       Глава IX                           

Лариса вновь созвонилась с Павлом и сообщила ему, что Юра боится брать у неё ключи, категорически отказался приходить обедать, когда её нет дома, и попросила совета, как ей поступить. И Павел в тот же вечер, навестил Ларису. На этот раз он беседовал в основном с Юрой. Разговор между ними был довольно долгим, и Юра хорошо усвоил не только почему необходимо взять у Ларисы Григорьевны ключи и при первой же возможности передать их Зубру, но и то, как вести себя при разговоре с ним, если тот начнёт расспрашивать.

Прежде чем Зубр узнал, что Юра открывает квартиру Ларисы своим ключом, прошло несколько дней. Дядя Паша не велел ему самому заводить разговор на эту тему, и Юра чётко выполнял инструкцию.

Шли дни, приближался сентябрь месяц. Лариса понимала, что Юра абсолютно не готов к школе, понимала и то, что учиться ему совершенно не хочется, и не только потому, что он лентяй, а из-за того, что в школе-интернате, где он отставал от своих сверстников, над ним все издевались, тем самым отбив у него всякую охоту к учёбе.

Лариса решила во что бы то ни стало привить ему любовь к знаниям. Она купила учебники и по вечерам не меньше часа занималась с Юрой. А он настолько потерял веру в себя, что первое время не мог сообразить, как отвечать на самые элементарные вопросы, а ведь ей казалось, что он хорошо усвоил только что пройденный материал.


Проверяя как-то таблицу умножения, поняла, что и её он совершенно не знает, хотя изучают таблицу во втором классе, а Юра по возрасту должен учиться уже в пятом - а то и шестом - классе. Проблемы, одна за другой, накатывались на неё как снежный ком. Что уж греха таить, были моменты, когда опускались руки и, казалось, что ничего путёвого с этого парня не получится. В такие моменты хотелось всё бросить и вернуться к прежней одинокой жизни. Но мальчишка проникся к ней такой верой, так преданно смотрел в глаза, что  неуверенность тут же отступала, и откуда-то появлялись новые силы, которые помогали преодолевать трудности.

И Лариса решила не отдавать Юру в школу, оградить его ещё на один год от издевательств (а по-другому и быть не могло при его подготовке) коллектива, чтобы окончательно не подорвать его веру в свои силы. Она поставила перед собой задачу обучать его в домашних условиях, причём подготовить так, чтобы на будущий год он уверенно чувствовал себя уже в пятом классе.

Когда она поделилась с Юрой своими соображениями, он готов был прыгать от радости. Мальчишка почувствовал, что Лариса Григорьевна – совершенно посторонняя женщина - стала самым близким для него человеком, от которого зависит вся его дальнейшая судьба. Её тёплое обращение настолько согревало, что он готов был на любые жертвы, только чтобы этому человеку не было за него стыдно. 

                                         Глава X

Вечером, Зубр собирая деньги со своих подопечных, задержался возле Юры и поинтересовался - наладил ли тот дружбу с хозяйкой. Когда Юра показал ключ, Зубр повертел его в руках, дружески похлопал парня по плечу, посмотрел на часы и... сунул ключ Юре в карман. На следующее утро Зубр опять забрал ключ и куда-то его унёс, а примерно через час, уже вновь вернул его Юре. 

Возвращая ключ от квартиры, Зубр расспросил его, когда уходит хозяйка из дома, имеются ли у неё драгоценности, и где они лежат. Благодаря дяде Паше, Юра готов был к вопросам такого рода, и отвечал на них весьма уверенно. А когда Зубр поинтересовался о возможной сигнализации в квартире, выяснилось, что мальчишка даже понятия не имеет, что это такое – и Зубр логично рассудил - если бы таковая была, то хозяйка наверняка бы предупредила об этом пацана, тем более, что обедать он ходит, когда её нет дома. Не мог же он представить, что ещё перед вручением Юре ключей, оперативники позаботились, чтобы в квартире была установлена сигнализация, а мальчишка лишь разыграл перед Зубром заученную с дядей Пашей фразу.

Последующие события показали, что генерал оказался прав, Зубр не присутствовал во время ограбления квартиры, это сделали его подельники. Оперативники арестовали троих на месте преступления, а четвёртого – водителя - за рулём поджидавшей их машины, в проходном дворе соседнего дома. Ближе к вечеру начались массовые аресты участников мафиозной структуры, на что ушло почти двое суток.   

Следствие по этому делу продвигалось довольно медленно. И хотя обвинения арестованным были предъявлены почти сразу после их задержания, подследственные не торопились давать показания. Хорошо зная необходимые для них сведения из уголовного кодекса, отказывались беседовать со следователем без адвоката.

Понимая всю ответственность по результатам предстоящего процесса, заволновались и отцы города. В Санкт-Петербурге начальник городского отдела милиции, В. П. Филиппов, в срочном порядке собрал совещание не только первых лиц районных правоохранительных органов, но и начальников отделов по борьбе с организованной преступностью. С докладом о положении дел на текущий момент выступил генерал Кудасов.
Прозвучали из его уст и такие слова:

-Как же так, уважаемые работники невидимого фронта. У вас под носом в открытую творятся такие безобразия, а вы спокойно созерцаете на то, как орудуют мафиозные структуры и, прикрываясь малолетними детьми, обогащаются, заставляя весь день стоять с протянутой рукой для того, чтобы к вечеру забрать у них всё до единой копейки, откупившись за это  чашкой похлёбки с куском хлеба. Я никогда не поверю, чтобы наши правоохранительные органы не знали об этом. Закончится следствие, и мы строго спросим с некоторых из них, почему они закрывали глаза на творившееся безобразие.-

Говорил Кудасов довольно тихо, но если бы даже в этот момент отключился микрофон, его голос всё равно дошёл бы до каждого присутствующего. Некоторые работники слушали генерала с высоко поднятой головой, понимая, что он говорит о том, что давно наболело и созрело в их сознании, но по разным причинам они не решались открыто их высказать. Находились здесь и те, кто сидел, понурив голову, боясь поднять глаза. И надо сказать, таких было немало.

Прений по докладу не было. Выступили два-три представителя городской администрации да работник областной прокуратуры. После чего совещание закончилось.

Поразительно то, что никто из выступающих, включая докладчика, на совещании так и не коснулся вопроса о том, что делать с постоянно увеличивающимся количеством бездомных детей на улицах города?! Видимо, никто не задумывался о том, что эти дети - будущее нашей страны, её генофонд. Кем они станут, когда повзрослеют?! И время это не за горами.

                                          Глава XI                              


После того как Лариса решила не отдавать Юру в школу, а обучать в домашнихх условиях, первое, что она сделала, - написала на отдельных листках 10 столбиков таблицы умножения, положила на спинку дивана и поручила как можно быстрее выучить каждый столбик наизусть.

Вечером, приготовила ужин и стала дожидаться Юру, который вот-вот должен был прийти со своей точки. Однако время шло, а его всё не было. Поглядывая на часы, она заволновалась, а когда пробило восемь, оделась, вышла на улицу и напрвилась на Садовую, к Гостинному Двору, где он обычно стоял, но и там его не оказалось.

Покрутившись вокруг, она  настолько растерялась, что готова была идти в милицию и сообщить о пропаже ребёнка, но вовремя поняла, что её там просто не станут слушать, когда узнают, кем он ей приходится. В голову лезли всякие тревожные мысли, одна страшнее другой.

Расстроенная, разбитая, побрела домой. Открыла дверь и увидела Юру, сидящего за кухонным столом. Перед ним лежала целая горка мелочи, которую он раскладывал на кучки монеток одного достоинства. От радости, Лариса еле удержалась на ногах

-Где же ты был столько времени? Я так изнервничалась, не знала, что и думать,- со слезами расспрашивала она, без сил опустившись на стул.

-Лариса Григорьевна, я почти до восьми часов прождал Зубра. Он всегда в семь собирает деньги, а сегодня так и не пришёл. И другие пацаны ждали, боялись уходить. А сейчас сижу и считаю монетки, бумажки я уже посчитал и убрал в карман. Деньги отдам ему завтра. Ведь он меня не поколотит за это? Правда же, я не виноват?-

Что могла ответить женщина, только что пережившая стресс из-за страха потерять мальчика. Она подошла к нему, обняла и стала успокаивающе гладить по голове.

-Ничего, Юрочка, не бойся, никто тебя не обидит, и Зубр скоро навсегда исчезнет из твоей жизни, и ты, наконец, поверишь в себя. Потерпи, осталось совсем недолго.-

Юра буквально замер на месте. Опять в голове закрутилась мысль, что никто так ласково его не обнимал, и вновь он не смог сдержать слёзы радости, прижался к ней и пробормотал:

-Тётя Лариса, я люблю тебя.-

Если бы в этот момент кто-либо зашёл на кухню, то увидел бы довольно странную картину: сидят за столом двое людей "старый да малый," смотрят друг на друга и оба плачут.

На следующий день, вернувшись с работы, Лариса прослушала сообщение на автоответчике. Павел сообщал, что Зубр арестован, и Юра может смело оставить своё ремесло, теперь уже навсегда. Лариса сразу же побежала к Гостинному Двору, предупредила об этом Юру, и они вместе отправились домой. Сосчитав деньги, Юра обратился к Ларисе за советом:

-Лариса Григорьевна, а что теперь делать с деньгами? За два дня их у меня накопилось много.

Лариса и сама не знала, что посоветовать. По нынешнему курсу рубля, сумма была незначительной - около пяти долларов США, в то же время она понимала, что эти деньги, хоть и "грязные", но заработаны честным трудом, поэтому посоветовала пойти в магазин и купить книгу, даже обещала помочь выбрать наиболее интересную.

Утром, уходя на работу, не стала будить парнишку, оставила на столе записку, где находится завтрак, и чем заниматься до её возвращения.

У Юры началась совершенно новая жизнь. Лариса ежедневно занималась с ним, причём занятия эти по обоюдному согласию продолжались по два, а иногда и по три часа. Юре нравился спокойный рассудительный тон Ларисы Григорьевны, которая никогда не повышала голос, даже если он после неоднократного повторения одного и того же материала, запинался и не мог правильно и кратко сформулировать ответ.

Конечно, такое его усердие не могло не принести положителных результатов. А когда, лихо отчеканил ей всю таблицу умножения и удостоился за это заслуженной похвалы, понял, что не всё так сложно в школьной программе, и если стараться понять, а не зубрить материал, то пройденное не забывается, а откладывается в сознании и сохраняется.

Постепенно вопросы, задаваемые Ларисой Григорьевной, перестали быть для него непонятными, соответственно и ответы на них выглядели осмысленными и толковыми. Лариса, педагог, что называется, от Бога, часто подбирала для Юры материал, выходящий за рамки школьной программы, а когда объясняла, делала это так, чтобы мальчику было не только понятно, но и просто интересно слушать.

Такой подход к обучению очень скоро показал, что Юра обучаемый и довольно сообразительный мальчишка. Поняла Лариса и то, что лишь нулевой запас знаний из начальной школы давал повод усомниться в его умственной полноценности. Вскоре она заметила, что за время её отсутствия Юра не только выполняет порученное ею задание, но и дополнительно занимается самостоятельно, за что она постоянно хвалила мальчишку, тем самым давая ему возможность поверить в свои силы.


                                  Глава XII

Следствие активно двигалось к завершению. Доказательная база, собранная оперативниками, была достаточная для начала судебного разбирательства, к тому же, ряд арестованных, понимая, что вина их доказана, и отказываться от предъявленных обвинений бессмысленно, охотно шли на сотрудничество, помогая следователям во время очных ставок разговорить наиболее упёртых. Правда, несколько человек, среди которых был и Зубр, так и не признали своей вины, даже убеждали следствие в том, что они чуть ли ни герои, потому что взяли шефство над беспризорными мальчишками, кормили их по три раза в день, а на вырученные за день деньги покупали им еду.

Категорически отрицал Зубр и свою роль в организации ограбления квартиры. Его адвокат сумел бы убедить суд в необоснованности привлечения его к ответственности по этому эпизоду, тем более, что и остальные четверо подсудимых выгораживали его, показывая, что никаких дел с ним не имели, а относительно ключа от квартиры придумали какую-то байку, и поскольку все говорили по этому поводу одно и то же, причём, довольно складно, судья, видимо, вынужден был бы признать непричастнось Зубра к этому делу.

Но обвинение было готово к такому повороту событий, и в зал заседания были приглашены двое свидетелей из числа тех, кто вовремя раскаялся и сотрудничал со следствием. Оба они сообщили суду, что видели, как трое из сидящих на скамье подсудимых приходили к Зубру в мастерскую по ремонту часов на Большой Конюшенной улице, где он и передал им ключ. 

Не удалось доказать на суде убийство мальчика, Серёжи. Беспризорные дети, живущие с ним в одном подвале, с большим трудом согласились свидетельствовать в суде, явились туда во главе с представительницей комиссии по делам несовершеннолетних и подтвердили избиение Серёжи, а на вопрос адвоката:

-За что он его избил?- ответили заученно:

-За то, что воровал деньги, предназначенные на покупку еды.-

Следствие также не сумело доказать и гибели мальчика. Когда судья спросил Зубра, куда он увёз забитого им почти до смерти мальчишку, тот спокойно ответил:

-Да, поколотил немножко за то, что он воровал из общака деньги, потому и отвёз его снова на Финляндский вокзал, и ругал себя за то, что его в своё время пожалел и взял на полное обеспечение. А куда он оттуда уехал, не знаю. Кажется, собирался в Петрозаводск.-


Судебный процесс длился более месяца, но желаемых результатов так и не принёс. Крышевавшие их чиновники остались на свободе. По разным причинам уголовные дела на них спустили на тормозах. Правда, кое-кто из "мелких сошек" после суда был уволен из правоохранительных органов, но верхушка "айсберга" оказалась нетронутой. Почему такое произошло, остаётся только гадать.


   Глава XIII

-Можно я Вас кое о чём спрошу?- обратился Юра к Ларисе Григорьевне.

-Конечно, спрашивай. Кто ж тебе мешает задавать вопросы?- удивлённо ответила Лариса.

-Вот Вы знаете обо мне всё, а расскажите, пожалуйста, о себе. Почему ко мне так хорошо относитесь? Ведь мои родители были пьющими, брат в тюрьме, друзей у меня не было, соседи не разрешали своим детям дружить со мною. Одного даже плёткой отлупили за то, что зашёл однажды в нашу избу.

Лариса не сразу нашлась, что ответить. Она считала, что пока рано посвящать мальчишку в свои личные проблемы – не дорос он ещё до таких разговоров. Но она ошибалась. Общаясь с нею, Юра очень быстро взрослел, и такой вопрос давно уже не давал ему покоя.

И Лариса вдруг поняла это и посмотрела на Юру совсем другими глазами. Она увидела в нём то внутреннее благородство, которого, как правило, нет у детей, тем более беспризорных.

Она взяла стул, посадила Юру напротив и без утайки рассказала ему всё, что случилось два года назад с её мужем и сыном.

Нетрудно представить, с каким вниманием он слушал эту исповедь. А когда узнал, что её погибшего сына звали Юрой, не сумел сдержать слёзы.

Нет, Лариса не собиралась разжалобить его, всё получилось как-то само собой. Но во время этого разговора Юра понял, что не каждый человек, как случилось с ним, опускает руки, когда в дом приходит несчастье, а наоборот, преодолевает беду и становится сильнее.

Пришло время, когда Лариса решила познакомить c Юрой свою свекровь, с которой она поддерживала добрые, доверительные отношения. В разговоре с нею Лариса призналась, что после гибели самых дорогих людей у неё пропал интерес к дальнейшей жизни, и что бы она ни делала, постоянно чувствовала себя одинокой. С появлением Юры в ней не только возродилась вера в будущее, но и появилась уверенность в том, что они оба необходимы друг другу.

Когда сослуживцы узнали об опеке Ларисы Григорьевны над беспризорным мальчишкой, они не только поняли причину такой привязанности, но и прониклись каким-то особым чувством к своей коллеге.

Работая с нею рядом много лет, они видели, как за последние годы несчастья одно за другим обрушились на неё, и на сегодняшний день Лариса осталась единственным представителем семейной династии преподавателей, в разные годы трудившихся в этом вузе. А список был довольно длинный, ведь её предки начинали работать со времени основания института, которому через пару десятилетий исполнится 200 лет.

Здесь до середины 60-х годов прошлого столетия работал и её отец, Григорий Юрьевич Володарский, который в 29 лет защитил докторскую диссертацию и был приглашён возглавить в одном из закрытых учреждений группу таких же молодых и талантливых учёных, занимавшихся разработкой новых видов топлива для космических кораблей.

Но, к сожалению, по-настоящему раскрыть свой талант ему не удалось. Когда в 1967 году погиб лётчик-космонавт В. М. Комаров, то истинная причина трагедии, установленная членами Госкомиссии, была строго засекречена, а советские граждане узнали лишь, что авария произошла из-за неполадок в топливном отсеке. Этой фразы было достаточно, чтобы служивые партийные боссы группу расформировали, а её участников лишили не только всех регалий, но и научных званий, исключив к тому же из рядов партии. Осталось только порадоваться, что на дворе уже был не 1937 год, и людей не расстреляли, как врагов народа.

В середине восьмидесятых правда всё-таки восторжествовала. Отца Ларисы пригласили в Смольный, где зав. отделом Обкома КПСС, Л. Н. Райков, принёс ему официальное извинение за сфабрикованное обвинение, предложил восстановиться в партии и вернуться к прежней работе. Григорий Юрьевич, сославшись на возраст и состояние здоровья, от предложения отказался. К этому времени он уже хорошо овладел профессией печатника и работал на одном из станков в типографии газеты "Строительный рабочий".

Но беседа в Смольном оказалась для него роковой. По дороге домой, у самой квартиры отказало сердце, и человек, вновь вернувшийся к пережитой трагедии, скончался от инфаркта, не дожив всего нескольких дней до своего пятидесятилетия. Это было началом новых трагедий в семье Ларисы. Как говорится, беда не приходит одна. И спустя два месяца на кладбище у могилы мужа умерла и мама Ларисы.

                                                 Глава XIV

Лариса мало кого посвящала в свою личную жизнь, а когда один за другим стали уходить родные ей люди, вообще замкнулась. В ней нАчал вырабатываться какой-то нездоровый комплекс, что все, кто ей по-настоящему дорог, покидают этот мир. Поэтому всевозможные тревожные мысли обступили её и тогда, когда Юра вовремя не пришёл домой со своей точки.

Больше всего Лариса не любила, когда ей выражали сочувствие, так как любые разговоры на эту тему моментально вызывали в ней страшные воспоминания.

Не каждому суждено до конца осознать состояние человека, пережившего такое горе. А вот с чёрствостью людской ей как-то не приходилось сталкиваться. Но и это пришлось пережить, когда она обратилась в органы опеки по вопросу усыновления.

Инспектор, которая принимала её по этому вопросу, узнав, что Лариса Григорьевна Котельникова живёт без мужа, не захотела вникнуть в суть дела и поспешила сообщить, что согласно Закону, на усыновление могут рассчитывать только супружеские пары, и то лишь те, которые соответствуют множеству требований к ним. А под те исключения, когда усыновление разрешается одному родителю, она не подходит.

Такой формальный подход к жизненно важному вопросу со стороны бездушной чиновницы вызвал в Ларисе бурный протест. И на вопрос, знает ли эта дама, что на сегодняшний день в стране 3 млн бездомных и безнадзорных детей находят себе пристанище на улице, получила "исчерпывающий" ответ: - Да, знает! Попутно пояснив, что государство принимает все необходимые меры для борьбы с этим явлением.

Понимая, что серьёзного и делового разговора с этой особой не получится, Лариса обратилась в вышестоящие инстанции данного учреждения. Там её внимательно выслушали, предложили подготовить необходимые документы для усыновления, которых оказалось довольно много, и объяснили, что чем раньше она всё сделает, тем быстрее решится её вопрос. И Лариса приступила к оформлению бумаг.

Примерно через неделю в квартиру Ларисы пришла комиссия опекунского совета, члены которой очень придирчиво расспрашивали, знает ли она, какую ответственность на себя берёт в случае положительного решения её вопроса, внимательно осматривали, в каких условиях будет жить усыновлённый ребёнок.

Увидев в квартире Юру, решили, что это сын, и, не удосужившись задать по этому поводу никаких вопросов, стали возмущённо рассуждать и строить различные предположения, что мальчишки между собой не поладят, станут ревновать, начнутся ссоры, а то и драки, и наступит день, когда мать захочет отказаться от усыновлённого ребёнка.

Беседуя на эту тему, члены комиссии продемонстрировали полную неосведомлённость об усыновительнице, так как даже не удосужились познакомиться с документами, которые представила Лариса в органы опеки.

Когда Лариса Григорьевна объяснила им, кто такой Юра, где она с ним познакомилась и как он оказался в её квартире, возникла немая сцена, все буквально раскрыли рты от удивления, и тут же председатель комиссии подошёл к ней, низко поклонился и крепко пожал руку.
- Вы – сильная и мужественная женщина! Дай Бог, чтобы всё у Вас сложилось так, как надо. Мы, конечно же, всё сделаем для того, чтобы этот паренёк остался с Вами.


    Глава XV

Постепенно Юра освоился в квартире Ларисы Григорьевны. После того как она выделила ему комнату сына, разрешила пользоваться всеми играми, читать книги из его библиотеки, Юра стал с большой надеждой смотреть в будущее, которое виделось в радужных красках.

Самое, пожалуй важное, что это будущее он постоянно связывал с Ларисой Григорьевной - мысленно представлял, как она постареет, и он, крупный учёный, будет помогать ей во всём: возить за город, ходить с нею в кино, театры, музеи. А если понадобится, сидеть у кровати и читать ей книги.

И хотя это были всего лишь мечты, далёкие от реальности, но одно то, что они рождались в его голове, уже говорит о многом, и прежде всего о том, каким чутким человеком он становился.

Как-то незаметно Юра пристрастился к чтению книг, которых в библиотеке его погибшнго тёзки было довольно много. Томики Льва Кассиля, Николая Носова, Корнея Чуковского, Самуила Маршака и других детских писателей, плотными рядами стояли на стеллажах теперь уже его комнаты. 

Как ни странно, право на усыновление Лариса получила без дальнейших проволочек. Видимо члены комиссии серьёзно восприняли свои ошибки, связанные с пренебрежением к ознакомлению с документами, представленными в комиссию по опеке, и чтобы как-то искупить свою вину перед Ларисой Григорьевной, cочли своим долгом помочь ей ускорить этот процесс.

А Ларису, вдруг, стала одолевать мысль, что она ещё ни разу не говорила с Юрой о своём желании усыновить его. "А если он не согласится?- думала она. -Ведь жива его мать, и какой бы плохой она ни была, для него она всегда будет мамой. Как же члены комиссии не задали ему этот вопрос, когда узнали, кем он мне приходится?- размышляла Лариса.
-Существует же закон, где чётко указано, что детей, достигших десятилетнего возраста, усыновляют лишь с их согласия".

И перед тем, как решением суда в деле будет поставлена последняя точка, Лариса рассказала Юре о своих планах и спросила его согласие на усыновление. Широко раскрыв глаза, он вместо ответа неожиданно спросил:
-И я смогу называть Вас мамой?!-
-А ты этого хочешь?- вырвалось у ошеломлённой Ларисы.
-Да, конечно,- обрадовался он и прижался к ней, обхватив обеими руками.

Во время рассмотрения дела об усыновлении, судья, перелистывая предоставленные документы, посмотрел на Ларису Григорьевну и спросил:
-Почему в деле отсутствует заключение экспертной медицинской комиссии о состоянии здоровья усыновляемого Вами ребёнка?-
-Причина единственная, уважаемый господин судья, - эта справка имеет для меня второстепенное значение. Я успела полюбить Юру, как сына, поэтому мне совершенно неважно, каким будет заключение медицинской комиссии, на моё решение это не повлияет.-

Через несколько минут они счастливые и радостные вышли из зала суда. А спустя ещё несколько дней Лариса Григорьевна получила в загсе новое свидетельство о рождении Юры; и с того дня он стал Котельниковым Юрием Николаевичем. Отчество ему Лариса решила не менять.
                                                   Глава XVI

Все эти дни Лариса продолжала заниматься с Юрой, причём время, запланированное на обучение, стало для обоих настолько обязательным условием, что какая бы работа их ни отвлекала, всегда выкраивали пару часов в день для уроков. Основное внимание уделялось арифметике, русскому языку и чтению. Вопрос об изучении иностранного языка оставался пока открытым.

Когда Лариса узнала, что школа, в которую она собирается отдать Юру, предлагает на выбор два языка - английский и немецкий, остановилась на английском. И вскоре два раза в неделю к Юре стал приходить преподаватель английского языка.

Индивидуальные занятия давали неплохие результаты. Со временем Лариса обратила внимание, что Юра обладает очень хорошей памятью. Он буквально на ходу запоминает довольно длинные стихотворения и, что характерно, научился легко и без всяких трудностей рассказывать содержание прочитанных книг. Увлечение чтением приносило свои плоды, запас его слов заметно пополнялся.

Много внимания пришлось уделить грамотности, с которой у Юры долгое время были серьёзные проблемы. Грамматику он усваивал медленно. Порой бывало, что он точно повторял вслух то или иное правило правописания и тут же, при письме, допускал досадные ошибки. Здесь пришлось проявить определённое упорство в достижении положительного результата.

Юра настолько во всём доверял Ларисе, что к любому её совету, а тем более замечанию, относился очень серьёзно. В том, что мама Лариса желает ему только добра и, как правило, оказывается права, ему пришлось не раз убедиться. По достоинству оценил он и то, что благодаря Ларисе Григорьевне, легко усвоил программу начальной школы, которая раньше была ему совершенно недоступна. 

Поэтому, когда Лариса Григорьевна посоветовала Юре при заучивании любого правила тут же приводить на него как можно больше примеров, то выполнение этого пожелания сразу вошло для него в привычку, и постепенно проблема грамотности перестала быть проблемой, а Юра вновь почувствовал силу совета дорогого для него человека.

К концу декабря Лариса решила подвести первые итоги занятий с Юрой. Она составила перечень вопросов по всем предметам, которые он изучал и выделила на подготовку ответов к ним по 2-3 дня, то есть устроила ему своеобразные экзамены по программе начальной школы.

Когда-то, начиная с четвёртого класса, такие экзамены учащиеся сдавали ежегодно. Восторженные отзывы о них она хорошо помнила ещё со слов своего отца.   

И здесь результаты превысили её ожидания. Юра настолько уверенно чувствовал себя как во время устного опроса, так и при выполнении письменных работ по арифметике и русскому языку, что она порой не могла скрыть от него свою радость. Примерно такое же впечатление по результатам контрольных работ осталось и у преподавателя английского языка.

Итак, к новогодним праздникам Юра оказался полностью подготовлен к обучению в пятом классе. А до конца учебного года оставалось ещё целое учебное полугодие. И, конечно же, Лариса решила готовить его к обучению не в пятом, а в шестом классе.

Глядя порой на Юру, слушая как он у себя в комнате читает вслух стихотворения, заучивает английские слова и составляет из них предложения, Лариса вспоминала того Юру, который предстал перед нею в первые дни их знакомства.

Тот Юра выглядел каким-то слабым, забитым ребёнком, с признаками явной умственной отсталости. А каким оказался на самом деле?! Добрым! Заботливым! Смышлённым!

И вновь она мысленно вернулась в Гостинный Двор и задумалась о тех детях, которые по различным причинам оказались не только без родителей, но и без крова, живут в подвалах и по-прежнему стоят на улице, выпрашивая копеечку.

Нет! Дураками и слабоумными дети не рождаются. Такими их делает наша действительность.
Страшно, что государству нет до них никакого дела. Почему?!

Куда же подевались Макаренки, Сухомлинские и многие другие народные учителя когда-то великой и могучей страны?

Они конечно есть, и хоть сегодня готовы пойти и возглавить трудовые коммуны, чтобы помочь несчастным детям найти себе достойное место под солнцем. Только опять вопрос упирается в непробиваемую стену.

И если Н. В. Гоголь в своё время писал: "Русь, куда ж несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа".

То сегодня, он наверняка сказал бы по-другому: "Русь, почему же ты движешься вспять?  Дай ответ. Не даёт ответа”



    Глава XVII
Говорят, к хорошему привыкаешь быстро. А вот Юра никак не мог привыкнуть и до конца поверить в счастье, что подарила ему новая мама, Лариса Григорьевна. Ему казалось, что наступит день, когда ей надоест заниматься с ним, одевать, кормить, стирать за ним, да и все эти хлопоты. Жила же она без него спокойно…

До знакомства с Ларисой Григорьевной Юра понятия не имел о том, что жизнь бывает без крика, подзатыльников, водки... И, конечно же, он страшно боялся потерять эту свалившуюся на него радость и очень переживал каждую свою неудачу.


Как-то, вернувшись с работы, Лариса увидела за столом Юру в слезах.
- Что случилось?- перепугалась она.

А Юра вместо ответа совсем разрыдался. Когда она с большим трудом его успокоила, мальчик сказал, что не может решить задачку и боится, что теперь Лариса Григорьевна от него откажется.

- Да как ты мог такое подумать?!- поразилась она.- Разве я для того тебя усыновила, чтобы отказаться? Ты ещё такой маленький, и в твоей жизни встретится много преград, которые будут казаться тебе неразрешимыми. И что?! При каждой такой неудаче ты будешь плакать и думать, что я от тебя откажусь? Нет, мой мальчик, теперь ты мой сын, и все трудности мы будем преодолевать вместе. Читай вслух свою задачу, одна голова – хорошо, а две - лучше.

Этот эпизод напомнил Ларисе разговор с одной из приятельниц, которая настаивала, чтобы Лариса отказалась от усыновления именно этого мальчика. Она убеждала, что хорошего, умного ребёнка от алкоголиков-родителей быть не может даже теоретически.
- Рано или поздно гены дадут о себе знать,- утверждала она. - Яблоко от яблони недалеко падает, придёт время – и он тоже начнёт пить.

Лариса понимала, что спорить с нею и доказывать бесполезно, такие люди никого, кроме себя, не слышат и никаких доводов не принимают. Поэтому, выслушав, попросила никогда больше к этому вопросу в разговоре с нею не возвращаться.


Она не стала рассказывать этой женщине, что в институте, в одной с нею группе учился парень, родители которого не просыхали от пьянок, а он, единственный на курсе, вместе с дипломом об окончании ВУЗа защитил кандидатскую диссертацию, и сегодня, возглавляет кафедру одного из престижных университетов страны.

Так что гены генами, а жизнь преподносит такие сюрпризы, что порой приходится сомневаться в достоверности некоторых научных открытий. Ещё отец с детских лет приучил её верить в добро, и в дальнейшем эта вера стала для неё главным смыслом всей жизни. Она стремилась понять любого человека, уметь всегда его выслушать, и, если надо, убедить в неправоте, а при необходимости помочь. Поэтому самый большой букет цветов на любом празднике всегда доставался ей.

Понимала Лариса и то, что её Юра хороший, искренний и добрый ребёнок, который в свои одиннадцать лет успел хлебнуть столько горя, сколько иному человеку не перепадает за всю жизнь. Каким он станет в будущем, сказать трудно, но не сомневалась в том, что она приложит все усилия, чтобы дать ему возможность проявить все свои лучшие качества.

Однако, она чувствовала, что иногда сама пасует в обращении с Юрой, чересчур опекает его, не давая развиться в ребёнке необходимому в жизни качеству - силе воли, а то и подавляет её. От этого он перестаёт верить в свои силы и испытывает страх перед каждой ошибкой. Но перестроиться в общении с ним пока не могла, потому что, хоть Юра и жил у неё уже больше года, она по-прежнему видела в нём беззащитного мальчика.

И все же она сумела его хорошо подготовить к шестому классу и перед отпуском пошла в школу, куда решила определить Юру, встретилась с директором и поговорила с нею о превратностях судьбы сына. К великой радости, она встретила понимание и поддержку в лице опытного директора, которая пошла им навстречу и разрешила Юре сдать экзамены за пятый класс. Он успешно всё сдал и был зачислен в шестой класс.

Утром Ларисе позвонил Павел Сергеевич, поинтересовался положением дел и планами на время отпуска, и когда узнал, что с отдыхом ещё не определилась, сказал, что есть некоторые соображения на этот счёт, и обещал подъехать после работы. А вечером, Павел, не дожидаясь разговоров об отпуске, сам затронул этот вопрос:

- Лариса, у нас в Комарово* пустует дача. Мы с Мариной свой отпуск уже отгуляли, и предлагаем вам с Юрой лето провести там. Марина сама не решилась предложить, поручила мне. Вот я и говорю: соглашайся. Мы же знаем, что с финансами у тебя не ахти, поэтому думаем, что это неплохой вариант. Вот тебе ключи, а мы с Мариной на выходные будем наведываться к вам в гости. Надеюсь, примете? – улыбнулся он.

Лариса понимала, что провести лето на Карельском перешейке будет для Юры самым лучшим отдыхом перед учебным годом. Свежий воздух, рядом лес, а в нем грибы и ягоды, рыбалка, плавание, загар… Да это был поистине царский подарок от старых друзей. И, конечно же, Лариса не стала возражать и заставлять себя уговаривать, а сразу согласилась. Она хорошо знала этот просторный бревёнчатый дом в Комарово, оставшийся после смерти родителей его жены, Марины, так как раньше частенько с мужем и сыном приезжали к ним отдыхать.

Комарово* – посёлок в Ленинградской области
                                                   
                                                    Глава XVIII
В первый же день пребывания на даче к ним заглянула женщина, назвавшаяся бабой Зиной. В разговоре выяснилось, что она живёт в Комарово постоянно и по-соседски приглядывает за несколькими домами этого садово-паркового хозяйства. Там, конечно же, есть сторож, но всё равно бывали случаи, когда в дома проникали бомжи и умудрялись не только жить в них зимой, питаясь оставленными в погребах летними хозяйскими заготовками, но и разворовывать всё, что может пригодиться, особенно тёплые вещи. Поэтому её визит не был случайным.

Познакомились. Баба Зина оказалась общительной старушкой. Живя одна, она настолько соскучилась по людям, что битый час проболтала у Ларисы. Когда уходила, посмотрела на Юру и сказала: "Ты, Лариса, готовь к утру сынка-то своего, возьму его с собой в лес за ягодами, уже поспели земляника да черника".

Дойдя до калитки, оглянулась и крикнула: "Зайду за ним часиков в семь. У тебя самой-то, видимо, по хозяйству будет дел много, а мальчишке негоже скучать. Только приготовь ему корзинку с перегородкой, я знаю, у хозяев такие есть, чтобы ягоды не перемешивались. Пусть парень поможет с заготовками на зиму. Знаешь, какое вкусное варенье из местных ягод! Вот принесу тебе попробовать, так сама начнёшь уговаривать меня лишний раз в лес взять".

Ягод Юра действительно принёс много. Но до заготовок дело не дошло. Уже к вечеру корзинка опустела. Ягоды были настолько вкусными и сочными, что Лариса охотно помогла Юре их доесть.

А когда в пятницу вечером приехали Павел с Мариной, Лариса и Юра угощали их уже свежим вареньем. Баба Зина с утра до самого обеда водила их по разным лесным местам, усыпанным земляникой и черникой. Они доверху наполняли свои корзинки. А после обеда готовили варенье по рецепту бабы Зины, благо магазин находился рядом, и за сахаром далеко ходить было не надо.

Хозяева тоже приехали не с пустыми руками. Они намариновали баранины для шашлыков, и Павел, вручив Юре ключи от машины, попросил принести из багажника и убрать в холодильник кастрюлю с мясом, а пару мешков углей занести в дом и оставить у выхода с веранды. Лариса, любуясь, наблюдала за мальчиком, который с гордостью выполнял поручение дяди Паши.

В субботу погода испортилась, правда, дождя не было, но небо так заволокло тучами, что ливень ждали в любую минуту. Дядя Паша позвал Юру во двор, зашёл в сарай, принёс оттуда какой-то металлический ящик на железных ножках, установил его под деревянным навесом и, высыпав внутрь целый мешок углей, достал из сумки длинные железные спицы и положил их рядом на столик.

- Сейчас, Юра, мы с тобой займёмся шашлыками. Поможешь мне нанизывать мясо на шампуры?- спросил он.

Юра стоял, как вкопанный, тупо глядя на то, что делает дядя Паша, и не мог проронить ни слова. Всё это он видел впервые и совершенно не понимал, что такое шампуры, как и для чего на них нанизывают мясо.

Павел добродушно и подробно объяснил Юре, что такое мангал, шампуры, что для чего служит:

- Очень полезно,- рассказывал дядя Паша, - прокладывать между кусочками мяса разные специи. Они придают уже готовому блюду своеобразный вкус и аромат. Вот посмотри сюда: здесь, в кастрюле вместе с мясом лежат лук и помидоры, я их порезал так, чтобы они хорошо накалывались на шампуры и не спадали на угли жаровни.

Через некоторое время мясо вперемешку с луком и помидорами было нанизано на шампуры, угли раскраснелись, и дядя Паша с Юрой приступили к заключительной фазе – расположили шампуры в отверстия на мангале. Тут же, под навесом, Марина с Ларисой накрыли стол, пригласили бабу Зину, и обед начался.

А вместе с обедом начался и дождь, да такой сильный, что его капли стали попадать даже на стол. Дядя Паша подошёл к столбикам, на которых держался навес, что-то покрутил, и сверху во всю стену размоталась огромная прозрачная полиэтиленовая плёнка. Под навесом сразу стало теплей и уютней.

Юра сидел за столом и боялся вставить слово, настолько всё было для него новым и неожиданным. И в то же время здесь, в Комарово, начиналось его взросление, он всё больше убеждался, что не всё в жизни так плохо, как ему раньше казалось, вокруг много добрых и заботливых людей, только надо уметь видеть и ценить это добро.

Закончился праздничный обед, ушла баба Зина, и все собрались на веранде. Дядя Паша принёс домино и позвал всех к столу.

- Ой, молодец,- воскликнула Марина,- а то в такой дождь нос на улицу не высунешь.

Все уселись за стол. Юра вспомнил, как в Сиверской мужики садились вокруг табуретки и на ней приставляли друг к другу такие же костяшки, а в чём смысл игры – не знал. Дядя Паша потихоньку объяснил, как и что надо приставлять и предложил условие: тому, кто проигрывает, рассказать стихотворение.

И, конечно, Юра оказался первым проигравшим, а все стали ждать, какое же стихотворение он будет рассказывать. Юра встал и спросил:

- Можно, я расскажу кусочек стихотворения "Сын артиллериста", всё я пока не успел выучить.
Увидев одобрение, громко и выразительно начал рассказывать:

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили еще с Гражданской,
Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском полку.

А у майора Петрова
Был Ленька, любимый сын,
Без матери, при казарме,
Рос мальчишка один.
И если Петров в отъезде,–
Бывало, вместо отца
Друг его оставался
Для этого сорванца.

Вызовет Деев Леньку:
– А ну, поедем гулять:
Сыну артиллериста
Пора к коню привыкать!–
С Ленькой вдвоем поедет
В рысь, а потом в карьер.
Бывало, Ленька спасует,
Взять не сможет барьер,
Свалится и захнычет.
– Понятно, еще малец!–

Деев его поднимет,
Словно второй отец.
Подсадит снова на лошадь:
– Учись, брат, барьеры брать!
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!–
Такая уж поговорка
У майора была…

- А дальше я пока не выучил,- закончил Юра.

Но и за этот отрывок он заслужил достойные аплодисменты. И когда Марина поинтересовалась, где же он нашёл такое чудное стихотворение, Юра с гордостью ответил:

- Это моя новая мама подарила мне библиотеку, и когда я нашёл его в одной из книжек, то решил выучить, но до конца не успел, мы уехали на дачу.

- А кто автор этого стихотворения, помнишь?- спросила Марина.

- Да! Конечно! Константин Симонов!- уверенно ответил Юра и вновь услышал общую похвалу.         
                                                   Глава XIX
Ночью дождь не прекратился, и Марина с Павлом с утра решили возвращаться в город. Перед отъездом пожалели, что не повезло с погодой, но всё равно отдых на свежем воздухе зарядил бодростью на всю рабочую неделю.

А баба Зина, когда пришла попрощаться, наоборот, была рада дождю, сказала, что теперь пойдут первые грибы для соления, и можно будет смело их собирать.

У Юры с Ларисой Григорьевной началась будничная жизнь. Не прошло и месяца пребывания их на даче, а Юра уже научился плавать, хотя поначалу боялся даже входить в воду. Как-то незаметно Лариса успевала его многому научить.

Ну и, конечно же, за лето они сумели вместе с бабой Зиной обойти все окрестные леса и обеспечить ягодами и грибами не только себя, но и Марину с Павлом. Лариса видела, как Юра менялся прямо на глазах. Он хорошо загорел, окреп физически, стал более разговорчивым, но почему-то сторонился соседских мальчишек, отдыхавших в Комарово.

Недалеко от их дома находилась спортивная площадка, где дети играли в разные спортивные игры, а когда Лариса предлагала Юре пойти познакомиться с ними, мальчик всячески отказывался.

Такое поведение не пугало Ларису. Она понимала, что Юра не знает детских забав, не умеет играть ни в футбол, ни в волейбол, поэтому не хочет лишний раз давать повод для насмешек над собой.

В то же время верила, что всё изменится, когда она после каникул определит его в спортивную секцию. Поняла и то, что Юра предельно честен с нею, сразу сознавался, если провинился, даже если мог скрыть это от неё, поэтому смело оставляла его одного, когда нужно было съездить в город.

Видя, как Юра тянется к чтению, привезла книги из его библиотеки, а через некоторое время заметила, что он пробует писать стихи. Нет, конечно, эти его творения стихами назвать невозможно. Но одно то, что у него появилась тяга к творчеству, говорило о многом.

Настал день, когда лето закончилось и наступила пора школьных занятий. Нельзя сказать, что Юра с нетерпением ждал этого дня, но желание продолжать учёбу у него было, Лариса в этом не сомневалась. Видно было, что в нём появилась уверенность в себе и своих возможностях нормально учиться.

Ещё в Комарово Лариса поинтересовалась, каким видом спорта Юра хотел бы заниматься. Оказалось, плаванием. И когда они вернулись в город, записала его в бассейн, в группу новичков. Через некоторое время он получил пропуск, в котором в левом верхнем углу имелась его фотография, а ещё через несколько дней такая же фотография, только крупных размеров, красовалась среди всех участников данного общества на стенде бассейна.

Первого сентября она еле дождалась конца рабочего дня и буквально бежала домой, чтобы скорее узнать, как у Юры прошёл первый день занятий в школе. И успокоилась лишь тогда, когда Юра рассказал, как директор школы, Татьяна Ивановна, проводила его в 6-й "б" класс, представила учащимся, а классная руководительница, Ирина Владимировна, посадила его за вторую парту с Катей Романовой, что было у них пять уроков, и всё, что рассказывали учителя, он понял, а к приходу мамы с работы уже выполнил домашнее задание.

Когда Юра показал Ларисе свой дневник, где им на классном часе продиктовали расписание уроков на первую четверть, она увидела предмет "информатика" и поняла, какую оплошность допустила, не познакомив его с элементарными правилами работы на компьютере, а ведь их в доме было целых два.

Но уже в первый месяц его учёбы убедилась, что по-прежнему недооценивает сына. А он с большим энтузиазмом рассказывал ей, чему их обучают в компьютерном классе, давая понять, что этот материал он хорошо усваивает.

Беспокоилась Лариса и о том, как её сын вольётся в новый коллектив. Она помнила, его непростую жизнь в интернате, поэтому с опаской, как бы издалека, итересовалась, как у него складываются отношения с одноклассниками, в то же время боялась, что кто-нибудь из ребят видел его у Гостиного Двора, и, не дай Бог, запомнил. К счастью, и здесь всё обошлось без эксцессов.                
               

    Глава XX

Спорт захватил Юру. Два раза в неделю он с большим желанием посещал бассейн. И хотя, как говорится, звёзд с неба не хватал, но в компании новичков чувствовал себя вполне уверенно. Правда, в соревнованиях пока не участвовал, но если плыл  одновременно с другими ребятами по разным дорожкам, то почти никому не уступал пальму первенства, и тренер, видимо, заметив его усердие, стал более внимательно приглядываться к этому мальчику.

До встречи с Юрой Лариса постоянно находилась под впечатлением того трагического дня, когда погибли её муж с сыном. Забота о Юре сразу отвлекла её от преследовавших тяжёлых раздумий. А когда образовалась семья, и Юра стал её сыном, появились волнения другого толка.

Ей иногда казалось, что это счастье временное, а настоящее - отвернулось от неё настолько, что в любой момент может вновь произойти что-то непоправимое. И в таком состоянии она пребывала довольно долго.

А когда пыталась со стороны посмотреть на своего вновь обретённого сына, то где-то внутри души не верила, что таким вообще может быть ребёнок, тем более вышедший из семьи алкоголиков. В этом возрасте даже родные дети начинают проявлять характер, капризничают, порой грубят родителям, не обращают внимания на их советы и замечания, демонстрируя своё непослушание.

У Юры этих качеств не было и в помине. Иногда Лариса даже хотела, чтобы он в чём-то провинился, но и это случалось очень редко. Юра по-прежнему беспрекословно, даже с гордостью, что к нему обращаются, выполнял любую её просьбу.

И когда Лариса пришла с этими сомнениями за советом к своей свекрови, та, выслушав её, очень чётко и грамотно разъяснила ей причины такого поведения сына.

- Лариса, доченька, пойми, в жизни каждого подростка наступает пора, которую в народе называют подростковым переходным периодом. Обычно у детей он начинается лет в 14-15 и длится порой до совершеннолетия, иногда чуть больше или меньше. За это время в их сознании происходит переоценка ценностей. И наступает момент, когда они на многие свои былые поступки начинают смотреть не детскими глазами, а глазами взрослого человека.

Соответственно и оценка их взглядов резко меняется, часто приобретая совершенно противоположное значение. В силу известных нам обстоятельств у твоего Юры этот процесс начался значительно раньше чем у других детей, а точнее, с тех одиннадцати лет, когда ты взяла его на воспитание.

Жизнь заставила мальчишку увидеть и сразу же оценить, как к нему относились до и после знакомства с тобою. Вот тут-то, в его сознании и произошёл перелом.
Мало того, что он сам дал оценку своей старой и новой жизни, но вдобавок ко всему, подсознательно повзрослел ещё не до конца понимая всей сути перемен, а когда понял, уже по-взрослому сумел всё расставить по своим местам.

А ты не хочешь видеть этого возрождения и по-прежнему смотришь на него как на маленькое беззащитное существо. Посмотри на себя его глазами и сразу поймёшь, каким он стал.

Так что, ты совершенно напрасно опасаешься вашего будущего. Я уверена, что с каждым днём ты начнёшь открывать всё новые и новые странички становления его, как личности.-   

Беседа со свекровью окрылила Ларису, а дальнейшая жизнь подтвердила насколько оказалась права эта умудрённая большим жизненным опытом женщина.

Когда Лариса стала несколько иначе смотреть на поступки своего сына, то обратила внимание, как часто по различным вопросам звонят ему одноклассники и поняла, что коллектив Юру принял, более того, ребята почувствовали зрелость в его рассуждениях, потому и идут к нему за советом.

Если судить о том, что Юра все предыдущие годы по сути в школе не обучался, то шестой класс он закончил в общем-то весьма положительно. Получил две тройки за год, правда по основным предметам - математике и русскому языку. Зато во всех четвертях имел пятёрку по литературе.

Ирина Владимировна хвалила его на родительском собрании, отмечала его начитанность, серьёзное отношение к общественной работе. Он отвечал за ежемесячный выпуск стенной газеты, в которую помещал и свои стихи. Подсказала как и над чем нужно работать, чтобы получить глубокие знания по всем предметам.

                                                      
                                                   Глава XXI

За прошедший год Юра подрос, раздался в плечах; увлечение плаванием приносило свои плоды. А когда ему исполнилось тринадцать лет, Лариса устроила сыну праздник, на который он пригласил несколько своих товарищей. Когда к ним пришли пять мальчиков из его класса и двое - со спортивной секции, она была несколько удивлена, что среди приглашённых не оказалось ни одной девочки.

Тем не менее праздник, на котором Юра услышал о себе много добрых слов, удался. А по просьбе одноклассников он даже читал некоторые свои стихи, которые ребята слушали с большим интересом. И надо отдать должное, стихи эти уже содержали определённый смысл и порой звучали совсем неплохо.

Летом Павел с Мариной вновь пригласили их отдыхать в Комарово, но, поскольку Юра изъявил желание поехать от общества Динамо, в бассейне которого он занимался, в спортивный лагерь, расположенный в посёлке Прибытково, то Лариса возражакть не стала и решила его туда отправить.

К тому же ей самой хотелось, чтобы Юра пожил в коллективе, тем более что на родительском собрании старший тренер объяснил, что, поскольку основной контингент – это дети от четырнадцати до шестнадцати лет, то жить они будут по Уставу, близкому к воинскому.

Лариса как-то не придала значения тому, что Прибытково расположено в двух остановках от Сиверской, где раньше, до лишения матери родительских прав, проживал Юра. Если бы она тогда вспомнила об этом, то прежде чем решиться отпустить его в те края, обязательно серьёзно поговорила бы с ним.

В лагере работал чёткий распорядок дня. Требования к воспитанникам были близки к армейским, за нарушение дисциплины ребята получали взыскания в виде нарядов вне очереди, например такие, как внеплановая уборка территории, дополнительное дежурство по столовой и даже запрещение на просмотр художественных фильмов, демонстрируемых дважды в неделю в местном клубе.

В виде поощрения спортсменам разрешалось в выходные дни в сопровождении тренера покидать территорию спортивной базы, чтобы пойти на рынок. В лагере имелось два бассейна, длиной 25 и 50 метров. К тому же рядом было озеро, поэтому можно себе представить, сколько времени отводилось на тренировку по плаванию для ста двадцати подростков, желающих улучшить свои спортивные результаты.

И хотя было запрещено самовольно отлучаться за территорию лагеря, Юра однажды пренебрёг этим правилом и не удержался от соблазна посетить родимые места. Никому не сказав, он после завтрака отправился на станцию, сел в электричку и уехал в Сиверскую.

Отсутствие парнишки вызвало в лагере настоящий переполох, позвонили Ларисе, которая тут же примчалась в Прибытково. Нетрудно догадаться о чём успела передумать за эти часы Лариса.

А Юра, тем временем, приехал в Сиверскую, без труда нашёл свой дом, увидел, что он со всех сторон заколочен досками, покрутился в округе и, не встретив никого из знакомых, поехал назад.

Когда он вернулся, наказание последовало незамедлительно. Начальник лагеря собрал расширенный тренерский совет, на который были приглашены командиры всех отрядов, и поставил вопрос об отчислении Юры из спортивного лагеря.

И несмотря на то, что Юра извинялся перед всеми и было видно, что он искренне переживает и раскаивается за свой проступок, а обещания его идут о души, большинство выступающих поддержали предложение начальника лагеря, и видимо, так бы все и решили, если бы не Юрин тренер.

Он рассказал, что никогда не ожидал такого легкомыслия от этого мальчика, который за всё время занятий в спортивной секции ни разу не нарушил дисциплину, поэтому считает данный  проступок случайным эпизодом в его биографии и попробует за него поручиться, причём надеется, что подобного нарушения дисциплины он больше никогда не допустит.

А в качестве наказания предложил не брать Юру в запланированный трёхдневный лодочный поход, оставив его на это время на базе.

- Такое наказание, - заключил он, - как раз и послужит проверкой данного им слова. А поскольку входные двери на территорию лагеря все три дня будут для него как бы открыты, то одно это поможет ему не только ещё раз разобраться в своём нарушении, но и воспитать в себе силу воли.-

Предложение тренера было принято всеми присутствующими. Лариса вначале всё-таки хотела его забрать с собою в город, но поразмыслив, согласилась с выводами тренера и решила ещё раз дать сыну возможность понять, что она ему верит.


  Глава XXII
Когда Юра возвратился после летнего отдыха из Прибытково, Лариса не хотела лишний раз напоминать ему о самовольной отлучке из лагеря и последовавшем за этим наказании. Конечно, она понимала желание сына разыскать родную мать и узнать, что изменилось в её жизни за последние пять лет.

Понимала и то, что рано или поздно придётся вернуться к этому разговору, раз уж он проявил интерес к этой проблеме и, наверное, захочет разузнать, где его мать и почему заколочен их дом. Поэтому решила не ждать, когда он снова задумает съездить в Сиверскую, а в начале учебного года сама заговорила об этом.

Мало сказать, что реакция Юры на вопрос о его матери удивила Ларису, она её буквально ошеломила. Никогда раньше она не слышала от Юры таких резких слов, а тем более не ожидала увидеть его таким несдержанным в выражениях. А началось всё с довольно безобидного вопроса:

–Юра, ты наверно скучаешь по своей родной маме, раз решил съездить проведать её- начала разговор Лариса Григорьевна.

-Абсолютно не скучаю, меня она совершенно не интересует- ответил сын. -Так пить, имея врождённый порок сердца, может только больная на голову. Наверняка уже давно отправилась вслед за отцом. Потому видимо и дом заколочен.-

-О чём ты говоришь? Нельзя даже думать так о родной матери, а уж тем более говорить.-

-О какой матери?! Вы моя родная мама, а другой нет и никогда не было, а была женщина-алкоголичка, которая довела старшего брата до тюрьмы, и я бы там сегодня сидел, если бы её во-время ни лишили родительских прав. Вы бы слышали как она радовалась, когда Генка приносил домой что-либо краденое. И меня постоянно упрекала, что я не беру пример со старшего брата и ничего не тащу в дом. Отец молчал, а она пилила.

А ездил я туда с единственной целью, хотел узнать адрес колонии, где находится брат, хотел написать ему письмо и рассказать о себе, и на собственном примере попытаться убедить, что есть другая нормальная, честная жизнь. Я очень надеюсь, что в тюрьме его перевоспитают, и когда он выйдет, захочет тоже стать порядочным человеком-.

Юра во время разговора очень распалился, чувствовалось, как он искренне надеется, что его брат вернётся из тюрьмы совсем другим человеком и начнёт нормальную, честную жизнь.

Лариса слушала его и с восхищением вспоминала слова свекрови, которая предсказывала ей, что с каждым днём будет открывать в Юрии новые качества становления его как личности. В то же время Лариса понимала, насколько он ещё наивен в своих суждениях.

Ну как объяснить Юре, что редко когда тюрьма исправляет вора, чаще наоборот - развращает, и поскольку знала, что сына уже невозможно сбить с пути истинного, не боялась его встречи с Геной, считая, что пусть лучше сам сделает выводы, как подействовали на брата шесть лет исправительно-трудовых лагерей.

Но встрече этой суждено было состояться лишь через несколько лет. Срок брату был увеличен, ещё до его выхода на свободу, за попытку побега. Но об этом Юра узнает значительно позже, после того, как Лариса с помощью Павла наведёт о нём справки. 

Тем временем ученик 7"б" класса Юрий Котельников приобретал всё больший авторитет среди одноклассников. Повышенное внимание к нему стали проявлять и девочки, многие из них завидовали Кате Романовой, с которой он сидел за одной партой уже второй год.

Юра чувствовал уважительный настрой ребят и своим отношением к ним старался не разочаровать их. По-прежнему раз в месяц выходила стенная газета. Правда, помощников, точнее помощниц, в её оформлении значительно прибавилось. Иногда ребята обращались к Юре с просьбой зарифмовать какое-нибудь посвящение своим друзьям или родителям, и Юра им никогда не отказывал. Но настоящего друга, которому можно доверять все свои сокровенные мечты, у него до сих пор не появилось, что Ларису немного огорчало.

У неё самой не было близкой подруги, и это её угнетало, не с кем было не только поделиться мыслями, но и посоветоваться о личном. Правда, Павел был таким другом, но он - мужчина, да и свекровь хоть и понимала Ларису с полуслова, но с нею она стеснялась откровенничать.

А вот для Юры Лариса стала не только мамой, но и близким другом, и советчиком. С нею он не стеснялся вести разговоры на любые темы. Безусловно, это её очень радовало.

Много раз Лариса ловила себя на мысли, что иногда балует сына, не позволяет ему лишний раз убрать за собой со стола, а делает это сама. Причём, если прежде Юра никогда не допускал таких вольностей, а наоборот, старался брать на себя всю мало-мальски тяжёлую работу по дому, во всём помогал ей, то сейчас расслабился, мог уйти в школу, даже не заправив за собой постель.

Да, дети есть дети! Стоит один раз проявить по отношению к ним слабинку, и тут же возникнет цепная реакция, им начинает казаться, что если дозволено один раз, то так можно делать всегда.

Понимая, что сама виновата в этом, решила исправить оплошность, и однажды, перед его уходом в школу, спросила:

-Кто в лагере заправлял за ребят кровати?-

Поняв смысл вопроса, Юра смутился и вернулся в комнату. Больше ему ни разу не пришлось напоминать об этом. Наоборот, он чаще стал интересоваться, что нужно сделать по хозяйству, не пора ли пропылесосить квартиру, да и по другим вопросам домашнего обихода.

                                                                    Глава XXIII

Шло время. Юра заметно взрослел. Теперь уже он не давал маме повода для замечаний по наведению порядка в квартире и строго следовал распорядку дня, к которому приучил себя ещё в начале шестого класса.

Подготовка к урокам занимала довольно много времени. Технические дисциплины, физика, алгебра и геометрия поначалу усваивались нелегко, но серьёзное отношение к выполнению домашних заданий давало прочные знания и неплохие оценки и по этим предметам. 

Лариса ценила старания сына и лишний раз не отвлекала его разными вопросами во время выполнения домашних заданий.

Несколько раз в составе сборной по плаванию он защищал честь школы. Отрадно, что в командном первенстве района они сумели опередить соседнюю среднюю школу, и это при том, что в Юриной – были только с пятого по девятый классы. Поэтому оставить позади себя такую команду считалось для ребят высшим достижением.


По окончании седьмого класса перед Юрой уже не стоял вопрос, куда поехать отдыхать летом. Спортивная база в Прибытково вновь приняла 120 человек от их спортивного общества.

Лариса же воспользовалась приглашением своей старой приятельницы, проживающей в Латвии, и поехала отдыхать на Рижское взморье.

Этот учебный год прошёл для Ларисы без особого напряжения. Нагрузка в институте позволяла выкроить на неделе ещё один свободный день - так что она успевала уделять сыну достаточно внимания.

После отдыха в спортивном лагере до занятий в школе оставалось две недели, и Лариса с Юрой провели их в Комарово у Павла с Мариной. Баба Зина обрадовалась этому приезду ничуть не меньше самих хозяев. Вновь женщины занялись заготовкой на зиму грибов и различных видов варенья, а мужчины, под руководством бабы Зины, снабжали их лесными богатствами.

Баба Зина за эти два года сильно сдала, как-то осунулась и потеряла былую удаль, покорившую сердца Юры и Ларисы. Да и по лесу уже не бегала с такой лёгкостью, как в былые времена, когда за нею невозможно было поспеть, и это несмотря на то, что уже тогда ей было 76 лет.

Когда они вернулись в город из Комарово, в квартире их ждал неприятный сюрприз – пришёл штраф на Юру за проезд без билета в общественном транспорте. Лариса вопросительно посмотрела на сына, тот с неменьшим удивлением - на неё.

-Мама я не ездил без билета в троллейбусе. К тому же, взгляни, здесь стоит дата нарушения 29 июля, а я тогда находился в Прибытково. Если ты мне не веришь, спроси у тренера, Виктор Иванович подтвердит.- обиженно сказал он.

-Конечно же, верю! Только чтобы поверили и в милиции, куда мы с тобою обязательно обратимся, необходимо будет представить справку, подтверждающую твоё присутствие в лагере. Интересно, кто же тебя так подставил? Кому из своих знакомых известны все данные о тебе, вплоть до года и числа рождения?-

Вместе стали думать, кто мог так некрасиво поступить, перебрали всех Юриных знакомых, кто был на его дне рождения, но так и не пришли ни к какому выводу.

Утром отправились на угол улиц Звенигородской и Марата в 28-е отделение милиции, откуда пришёл штраф, и рассказали дежурному о сложившейся ситуации. Тот довольно участливо отнёсся к их объяснениям, но задал тот же вопрос - кто из друзей мог это сделать? Понимая, что Юра вряд ли назовёт имя, обещал разобраться, но попросил представить документ, подтверждающий, что Юра в этот день находился в спортивном лагере.

Юрин тренер также проявил должный интерес к этому случаю, проверил по журналу, кто из спортсменов отсутствовал в это время в лагере. Таких оказалось двое, один - был отпущен на весь день с посетившими его родителями, а второй - опять-таки с разрешения тренера - ездил в аэропорт встречать друга, прилетавшего из Сибири на побывку.

Так уж оказалось, что этот второй, Максим Плотников, был гостем у Юры на дне рождения. Когда тренер попытался выяснить, ни его ли как безбилетника доставили в отделение милиции, где он назвался Юрием Котельниковым, Максим категорически отказался от такого обвинения.

Как говорится, не пойман - не вор, поэтому, когда после предоставления в дежурную часть соответствующей справки штраф был отменён, об этом случае постарались забыть.


 Глава XXIV

Снова для семьи Котельниковых начались трудовые будни, и постепенно жизнь вошла в обычную колею. Институт, лекции – для Ларисы; школа, уроки, бассейн – для Юры. В восьмом классе учёба давалась ему значительно легче, чем раньше. Запас прочных знаний принёс свои плоды, и уже не приходилось подолгу сидеть над домашними заданиями.

Однажды ребята пригласили Юру пойти с ними в соседнюю школу на праздник. С разрешения мамы он с друзьями пришел туда, где, по всей вероятности, ему предстояло учиться в десятом и одиннадцатом классах.

Вечер отдыха, в программу которого входили и танцы, проходил в большом актовом зале, где по обе стороны висели памятные доски с именами выпускников, окончивших школу с золотой или с серебряной медалями. Юра танцевать не умел, поэтому виртуально знакомился со всеми медалистами, а когда его приглашала какая-нибудь девочка на белый танец, вежливо отказывал, после чего чувствовал себя неловко. И тут же решил научиться танцевать.

И снова учительницей танцев была мама. Лариса не только научила его основным движениям вальса, танго и фокстрота, но и рассказала об этикете: как приглашать девушку на танец, как двигаться с нею по залу и обязательно, придерживая под руку, проводить после танца на место и поблагодарить за то, что девушка ему не отказала.

Когда через пару месяцев Юра снова побывал в школе на подобном вечере, то вернулся домой довольный, с гордостью сообщив Ларисе, что вдоволь натанцевался.

– Правда, вальс и танго были редко,– рассказывал Юра,– зато я научился под музыку танца выполнять в такт с девушкой разные "па".

Несмотря на, вроде бы, повышенный вначале интерес к танцам, Юра довольно скоро охладел к ним, почему-то решив для себя, что танцы – пустая трата времени. Говорил, что не страдает от безделия и лучше займётся чем-нибудь полезным. 

Часто дети, а порой и взрослые, не всегда стараются сосредоточиться на каком-нибудь деле. Некоторые часами ходят из угла в угол, не зная чем себя занять. К счастью, этого нельзя сказать о Юре. Конечно же, понимание ценности жизни и времени не сразу пришло и к нему. Лариса много сил вложила, чтобы приучить сына не тратить попусту драгоценное время.

Мы хорошо помним, как уходя на работу, она оставляла для него задания, которые необходимо было выполнить к её приходу. Помним и то, как Юра, для того чтобы доставить маме радость, постепенно увеличивал для себя объём работы, который на него возлагался.

Таким образом, ещё не понимая, какой пользой обернётся для него это старание, он фактически воспитывал в себе необходимое каждому человеку трудолюбие. Видимо, поэтому и посещение вечеров отдыха казалось ему пустым времяпрепровождением.

Ещё одно знаменательное событие произошло в семье Котельниковых. Как-то вечером позвонил Виктор Иванович, тренер Юры, и попросил Ларису Григорьевну зайти вместе с сыном к заместителю директора по учебно-воспитательной работе, Петру Васильевичу Макарову, к семи часам следующего дня, предупредив, чтобы не волновались, просто нужно решить один важный вопрос.

О чём пойдёт речь, он не сообщил, и тем самым заинтриговал Ларису и Юру. В назначенное время в кабинет, помимо Котельниковых, прибыли Максим Плотников со своим отцом и, конечно же, тренер Виктор Иванович.

Пётр Васильевич предоставил слово тренеру:

– После окончания летнего сезона ко мне обратилась мама моего воспитанника Юры Котельникова за справкой, подтверждающей присутствие сына 29 июля в спортивном лагере. Справка была необходима для предъявления в 28-е отделение милиции, откуда на его имя пришёл штраф после задержания и сопровождения в участок за неоплаченный проезд в городском транспорте.

Поскольку Юра в этот день действительно находился в лагере, меня заинтересовал вопрос, кто из наших спортсменов мог так подставить своего товарища. Хочу заметить, что, поскольку Максим в этот день находился в городе и хорошо знал все данные о Юрии, то, естественно, ему я и адресовал этот вопрос, на который получил категорический отказ в своей причастности к такому обману.

И вот сегодня я вновь в довольно узком кругу наставников Максима повторяю для него тот же самый вопрос, на который мы все здесь присутствующие хотим получить честный ответ. Пожалуйста, Максим, мы тебя слушаем.

Максим встал, расплакался и во всём сознался. Возмущённый отец сказал, что узнал обо всём только сейчас, в этом кабинете, и сделал вывод, что сын, конечно, понимал, зачем нас сюда пригласили, а, раз ничего не сказал мне, то, видимо, собирался и дальше отнекиваться.

Пётр Васильевич рассказал о том, какую работу проделал Виктор Иванович, чтобы установить истину в этом неприятном инциденте. В отделении милиции он предъявил для опознания несколько фотографий со стенда спортивного клуба, среди которых работники милиции сразу узнали Максима.

– Поэтому мы с Виктором Ивановичем решили, что если Максим и сегодня будет отрицать свою вину, то кроме всех прочих наказаний, мы отчислим его из нашего клуба. А так как он всё-таки сознался во лжи, то ограничимся строгим выговором и сообщением по месту учёбы.

На улице, у автобусной остановки, к Ларисе с Юрой подошёл отец Максима и принёс им извинения за плохое воспитание собственного сына. Максим стоял в стороне и как затравленный зверёк смотрел на отца.

За ужином Юра признался Ларисе, что сегодня впервые оценил на себе, насколько неприятно, когда совершают подлость по отношению к человеку.

– Спасибо тебе, мама, я ведь был намного хуже Максима, и пока не перебрался в подвал на Фонтанке, даже подворовывал, когда очень голодал.

– Юрочка, дорогой, не надо больше об этом. Постарайся забыть то тяжёлое время. Лучше думай о своём будущем.

– Мама, я сейчас так счастлив и, конечно, думаю о будущем, но и прошлое забыть невозможно. Оно часто помогает мне правильно оценивать многие поступки, как свои, так и чужие. Мне кажется, что я даже научился замечать в некоторых людях фальшь.

Помнишь, когда Виктор Иванович впервые спросил Максима, ни он ли назвался моим именем, а Максим сразу стал всё отрицать? Так я ещё тогда понял, что это сделал он, но почему-то и сам боялся в это поверить.

– Молодец, Юрка! Ты растёшь таким человеком, каким я мечтала тебя видеть, и это меня очень радует. Свой возраст ты уже перерос, рассуждаешь по-взрослому, и сбить тебя с пути истинного невозможно. Ведь не зря говорят: "Человек – сам кузнец своего счастья". Придёт время, и поймёшь, что эта пословица о тебе.

-Может и пойму. Но ты не сказала самого главного - благодаря кому я таким становлюсь?! У меня постоянно перед глазами светится тот счастливый день, когда ты буквально вытащила меня из пропасти, подобрав у Гостинного Двора...-

– Ладно, сыночек!- прервала его Лариса. – Ты уже поужинал? Там я тебе интересную статейку на кровать положила, обязательно перед сном прочти. Ты уроки-то все сделал?

-Да, мама сделал и, спасибо, прочту,- собирая со стола посуду в раковину, ответил Юра.

Примерно так сложились отношения между приёмным сыном и его новой мамой в этой семье. Полное взаимопонимание и доверие друг к другу дали свои плоды, и, когда подошёл конец учебного года, выяснилось, что восьмой класс Юра закончил без единой тройки.

Спортивные успехи оказались не такими впечатляющими, но тоже выглядели более значительными, чем прошлогодние. Лучше всего у Юры получались заплывы на короткие дистанции 100 и 200 метров. На более длинные – не хватало сил сохранять нужную скорость. Видимо, голодное детство сыграло свою роль. И несмотря на то, что выглядел он физически развитым юношей – широкоплечий и мускулистый, чего-то не хватало в его закалке, и даже упорные тренировки не помогали достичь нужных результатов.

Тем не менее, тренер возлагал на Юру определённые надежды, и когда началось командное первенство города, то из трёх претендентов, показавших в отборочных соревнованиях одинаковое время в заплыве на 100 метров, именно его включил в основной состав.

В эстафете 4х100 метров вольным стилем, команда оказалась за чертой призёров, а когда состоялся "разбор полётов", то как раз Юру тренер похвалил, ведь он не только улучшил свой личный рекорд, но и показал второй результат в индивидуальном зачёте.

Обычно не бывает в жизни всё гладко, обязательно случаются какие-то сбои, а порой вслед за радостью приходит и беда. Тьфу-тьфу (постучим по дереву), у Ларисы с Юрой жизнь шла как нельзя лучше.

Видимо, не только трагические события, которые каждому из них пришлось пережить, закалили их, но и сама судьба стала к ним более благосклонна. Во всяком случае, все планы, которые они намечали, будто по мановению волшебной палочки сбывались.

                                                                         Глава XXV   

Вот и этим летом, Ларисе на работе по льготной цене выделили две путёвки на круиз по Балтике. За восемь дней ей с Юрой удалось посетить несколько стран – Германию. Данию, Швецию, и Эстонию.

Ошибается тот, кто думает, что огромная информация, получаемая за короткий период пребывания в каждой стране, быстро улетучивается из памяти.

Как раз наоборот, поскольку всё путешествие было до мелочей продумано организаторами круиза, то и Лариса с Юрой надолго сохранили о нём самые тёплые воспоминания. А учитывая, что для Юры вообще всё было в диковинку, то станет понятным такой его повышенный интерес к рассказам экскурсоводов.

Корабль с романтическим названием "Поэзия" ночью находился в плавании, а днём на двое суток причаливал к берегу одного из заявленных в круизе государств, где всех ожидали автобусы, а приветливые гиды рекламировали экскурсии на любой вкус.

Например, во время первой стоянки в немецком городе Киль можно было посетить Городской музей и старинную картинную галерею, Краеведческий музей и библиотеку, Морской музей, собравший немалую коллекцию старинных кораблей, внутри которых туристы имели возможность прогуливаться по каютам.

Лариса с Юрой предпочли двухдневную обзорную экскурсию по городу, и это было правильное решение, так как они не только увидели достопримечательности Киля, но и узнали историю возникновения самого города.

А был он основан ещё в XIII-м веке и до середины XIX-го считался спокойным и тихим городом, который на весь мир славился артезианской питьевой водой. А потом Германии понадобилась северная военно-морская база, и город постепенно превратился в военный порт, где сегодня при въезде в него находится известный во всей Германии мемориал, посвящённый немецким морякам, погибшим во время мировых войн.

Увидели они и немало архитектурных памятников, среди которых особо выделили городскую ратушу, с 67-метровой высоты которой можно было полюбоваться главной прогулочной улицей. Побродили и по пристани канала, соединяющего Балтийское и Северное моря, где много лет подряд проводится летняя регата мира. Всех поразила исключительная чистота города.

Следующие два дня они провели в Копенгагене. Экскурсовод рассказала, как маленькая пристань из нескольких домишек для рыбаков постепенно превратилась в современный город, на сегодня самый крупный в Дании, хотя и насчитывающий менее шестисот тысяч жителей. Но одно то, что здесь имеется более шестидесяти музеев, говорит о его мировой значимости.

Своей приветливостью, оригинальностью, наличием множества древних сооружений, различающихся архитектурой, Копенгаген привлекает туристов всех стран. Именно в нём, через весь город тянется самая старая и самая длинная в мире пешеходная улица.

По некоторым данным, этому бывшему небольшому населённому пункту более 6000 лет, поэтому неудивительно, что на сегодня это один из самых культурных центров мира. 

Украшают город два замечательных парка. Один из них, Парк развлечений Тиволи, удивляет зрителей огромным количеством всевозможных фонтанов, сопровождаемых яркими вспышками разноцветных огней и фейерверков. Поднимает настроение и сказочный аромат цветов. Масса концертных площадок приглашает послушать музыку в исполнении джазовых и симфонических оркестров.

Ну, а если кому-то захочется тишины и покоя, то ему следует навестить второй, так называемый Королевский парк. Здесь можно провести время в одном из довольно уютных кафе, или погулять по Ботаническому саду среди многоярусных оранжерей. Говоря о достопримечательностях Копенгагена, нельзя не сказать о многочисленных каналах, путешествуя по которым мысленно прикасаешься к далёкой истории, создавшей весь этот тёплый колорит жизни.
 
Увидели Лариса с Юрой и дом, где жил, работал и творил великий сказочник мира Ганс Христиан Андерсен. Знакомя со столицей Дании, гид раскрывала перед туристами страницы истории знаменитых дворцов, замков и храмов, а рассказы эти были удивительными и незабываемыми.

Когда обозревали старинные постройки города, гид обратила внимание на круглую башню, к вершине которой ведёт по спирали узкий проход, проложенный без всяких ступенек. Как оказалось, в 1716-м году российский царь Пётр Первый по этой спирали на лихом коне достиг самой её вершины. Во время этого рассказа Лариса взглянула на Юру и поняла, насколько всё ему интересно. Было видно, как внимательно, буквально затаив дыхание, он слушал гида.

Когда после ужина они добрались до каюты, Лариса первой зашла в душ, а выйдя, увидела, что Юра уже сладко спит на своей кровати. Пусть спит. Их ждали два не менее интересных и насыщенных дня в Стокгольме.


Глава XXVI   

Стокгольм порадовал прекрасной погодой - свежий воздух и умеренная температура без малейшего ветерка располагали к длительному путешествию. Автобусы их ждали двухъярусные с открытым верхом.

У каждого сидения пара наушников, так что туристам второго яруса городской шум не мешал слушать гида. На этот раз им оказался довольно молодой мужчина, который представился Леонидом, и своей обворожительной улыбкой моментально завоевал расположение всех присутствующих.

Свой рассказ Леонид начал с истории зарождения Стокгольма. А она довольно интересная. Первые постройки относятся к XIII веку. Удачное расположение в устье пролива, соединяющего Меларен – третье по величине озеро Швеции – с Балтийским морем, помогло городу быстро превратиться в большой торговый порт, а во второй половине того же века стать одним из крупнейших населённых пунктов страны.

Лидирующего положения среди соседних государств, Швеции в те годы, пришлось добиваться войнами, и к началу XVII века она превратилась в одну из самых могущественных держав Европы.

Рассказывая об агрессивных тенденциях Швеции того времени, Леонид довольно умело обошел многочисленные войны между Россией и Швецией, которые начались ещё с середины XVI-го века, отметив вкратце, что этот материал всем россиянам хорошо знаком ещё со школьных учебников.

Видимо, поэтому он вскользь упомянул и другие её войны, лишь подробно остановился на том, как Швеция воевала с датчанами, объединялась, торговала и, обрастая территориями, становилась империей.

Стокгольм тоже рос и к тому времени стал одним из самых богатых и развитых городов Европы. А начинал он своё рождение на четырнадцати островах, которые ничем между собой не соединялись, зато к сегодняшнему дню в регионе насчитывается более 50 мостов, каждый из которых имеет свою интересную историю.

Известно, что в Швеции ежегодно, 10 декабря проводится церемония награждения лауреатов Нобелевской премии за особые достижения в различных областях науки и культуры. Ну и конечно же Леонид привёз туристов к зданию, где трудился изобретатель динамита Альфред Нобель.

Прежде чем посетить лабораторию, где Нобель долгое время работал вместе со своими братьями, Леонид рассказал в связи с чем появилась эта престижная на весь мир премия. Оказывается в 1888 году в газете в результате журналистской ошибки появилась статья о смерти Альфреда Нобеля, который в это время был жив и здоров, а умер тогда его старший брат, Людвиг.

Однако, вместо опровержения, в печати замелькали сообщения, резко критикующие Альфреда, как миллионера на крови, торговца динамитной смертью, и даже изобретателя по уничтожению человечества.

И, конечно же, Нобель не хотел войти в историю злодеем и убийцей. Поэтому и возникла идея завещать бОльшую часть своего состояния на учреждение премии. После такого вступления, Леонид провёл экскурсию по двум лабораториям, в одной из которых в 1864 году от случайного взрыва, каких на заводе случалось немало, погиб его младший брат Эмиль.

Затем показали фондовую биржу, где Шведская академия выдвигает и утверждает кандидатуру Нобелевского лауреата. Посетили музей Нобеля и его библиотеку. Завершили экскурсию по городу осмотром золотой башни городской ратуши, на которой красуются три короны герба. 

Через некоторое время автобус припарковался к ресторану "Кафе Виктория", который находится в центре города и знаменит тем, что является одним из самых старых в городе (открыт в 1884-м году).

Во второй половине дня предстояло переместиться с центральных районов Стокгольма на его окраину, чтобы познакомиться с так называемым Царством Стекла.

На сравнительно небольшой площади сосредоточено одиннадцать посёлков, в которых мастера-стеклодувы превращают раскалённое тягучее стекло в высококачественный хрусталь. Причём, каждый производитель до сих пор хранит свои секреты в его изготовлении.

Здесь же находятся фирменные магазины, где можно буквально за бесценок приобрести и хрусталь, и авторские работы из шведского стекла. Низкие цены Леонид объяснил тем, что каждое изделие имеет незначительный изъян, на который, как правило, никто внимания не обращает. Зато на выставках и в музеях завода демонстрируются как современные проекты, так и старинные коллекции стекла высочайшего качества.

Казалось бы, всё, что сегодня показали туристам в Стокгольме, вполне достаточно, чтобы остановиться, отдохнуть и "переварить" все ощущения от увиденного. Но автобус направился не в морской порт к лайнеру, а на юг, в деревню "Футевикен".

Деревня славится тем, что является самостоятельным независимым королевством. Знаменательно и то, что каждое лето сюда со всего мира съезжаются туристы, желающие как бы побыть в шкуре викингов*, познакомиться с их жизнью, познать условия их быта и даже поносить одежду, принадлежащую воинам тех далёких времён.

Гости знакомятся с местными условиями жизни, учатся у опытных мастеров какому-либо ремеслу. Завершает эту встречу всеобщий грандиозный банкет. Вот эту необычную деревню и посетили туристы с корабля "Поэзия".

По дороге к круизному лайнеру Леонид показал ряд магазинов, где за умеренную цену можно приобрести всевозможные сувениры. Прощаясь, каждому подарил памятку с перечнем всех культурных объектов города и их кратким описанием, тем самым предоставив возможность выбора, чем заняться на следующий день. Ознакомившись с нею, Лариса с Юрой решили посетить старейший в мире этнографический музей "Скансен".

Викинг* - скандинавский воин, участник морских завоевательных походов. На Руси викингов называли варягами, а в Западной Европе - норманнами.
                                                                     
                                                            Глава XXVII      

Делясь впечатлениями, Лариса с Юрой обратили внимание, что Леонид в своих рассказах о Швеции довольно часто употреблял слова "единственный", "первый", "самый древний" и т. п. Вот и к музею "Скансен" вполне можно применить любой из этих эпитетов. Начнём с того, что он первый в мире - расположен на открытом воздухе.

Приятно смотреть как ответственно шведы относятся к своему детищу, постоянно что-то достраивают или реставрируют, видимо и музей этот неплохо пополняет государственную казну, ведь его ежегодно посещают не менее 7,5 миллионов туристов.

Жители Стокгольма называют этнографический музей не иначе как "старая Швеция в миниатюре", и он того заслуживает, поскольку здесь на сравнительно небольшой полощади, (чуть более тридцати гектаров) человек полностью погружается в атмосферу прошлой жизни.

Вот и Юра с Ларисой, разглядывая старинные дома, не удержались от соблазна побывать внутри некоторых из них. Там их встречали гостеприимные "хозяева", в старинной шведской одежде и проводили небольшую экскурсию, по участку своего дома.

Оказалось, что практически каждый такой дом "населён" – внутри работают люди, готовые показать и рассказать туристам быт жителей того времени. И таких строений и усадеб, представляющих собой жилища XVIII-XX веков, здесь более 150. Во всех домах сохранены старинные образцы мебели для обитателей разных сословий.

Зашли они и в аптеку, где Юра проверил свои знания английского языка, когда "лекарь" рассказывал им о действии старинных рецептов лекарств. Неожиданно перед ними возник небольшой дом-дворец. Что он принадлежит богатым хозяевам, было понятно даже по тому, как перед ними раскланивалась на крыльце "прислуга". Да и мебель внутри дома значительно выигрывала перед той, которую им приходилось видеть раньше.

Дальнейшая прогулка привела их на улицу, где сосредоточились ремесленные угодья. Прямо перед домами можно было наблюдать, как работают разные мастера своего дела. Юра с Ларисой задержались у ткацкого станка, заинтересовавшись ловким движением рук работника, управляющего им. После совершения ряда манипуляций станок начал выдавать белоснежную материю, которая в руках стоящей рядом ткачихи через некоторое время превратилась в большой платок-накидку.

Поодаль, около другого дома, представлял свои умения стеклодув. Тут же, на столе, лежали изготовленные им произведения искусств в виде детских стеклянных игрушек и различных украшений для серванта.

Чуть дальше, и опять для всеобщего обозрения, демонстрировали своё мастерство крестьяне, взбивающие масло. А в нескольких шагах от маслобойни Лариса с Юрой зашли в пекарню, где с удовольствием отведали горячих, с пылу с жару, булочек.

Напротив владельцев этих ремёсел находилась лавка, там с определённой скидкой можно было купить любые понравившиеся изделия местных умельцев.

Налюбовавшись всеми этими красотами Лариса с Юрой отправились дальше. А когда подошли к ветряной мельнице, увидели небольшой вагончик, водитель которого, пригласил их прокатиться. Учитывая, что мини-Швеция представляет собою холм, к вершине которого и направлялись Лариса с Юрой, они с радостью приняли предложение водителя.

Поднявшись на самый верх и оглядывая окрестность, Юра обратил внимание мамы на движущийся вокруг музея поезд, состоящий из нескольких вагончиков. Открыв план музея они поняли, что допустили ошибку; ведь для того чтобы не тратить драгоценного времени на поиски запланированных для осмотра объектов, удобнее было добраться до них в вагончиках.

Направляясь к поезду, уже Лариса, услышала какой-то шум, напоминающий рёв зверей. Прислушавшись, поняли, что где-то рядом находится зоопарк, и поспешили к нему. Зоопарк здесь тоже необычный. Во-первых, в нём наряду с дикими животными, живут и домашние - которые свободно разгуливают по его территории и, видимо, настолько привыкли к посетителям, что совершенно не опасаются появляться рядом с ними.

Из диких - тут были скандинавские волки, медведи, рыси, саламандры, тюлени, лоси... Встретились и лемуры. Постепенно подошли к площадке, где радостно шумели детишки, которые прямо на аллее фотографировались в обнимку с молодняком домашних животных.

Возвращаясь из зоопарка Лариса с Юрой всё-таки решили осмотреть мини-Швецию из вагонов поезда. И не зря. Им удалось обнаружить большую детскую площадку, огороженную в виде забора густым цветником, побывать в аквариуме, заглянуть на арены цирка и кукольного театра, и даже покататься на каруселях.

Вернувшись на корабль, уже за ужином, обмениваясь впечатлениями с соседями по столу, они поняли, как мало успели увидеть за два дня в этом замечательном городе. А услышали они восторженные отзывы и о походе в водный музей "Aquaria", и о Королевской оружейной палате, и о многих других местах, заслуживающих внимания туристов.


Глава XXVIII      

Следущий город, Таллинн, в котором остановился корабль, стал заключительной фазой в их краткосрочном путешествии. Но Ларисе с Юрой не суждено было познакомиться со столицей Эстонии. 

Сразу после ужина у Юры заболел живот. Поначалу, он не придал этому значения, считая, что к утру всё пройдёт, и можно будет ехать с мамой на экскурсию. Однако, ночью стало невмоготу, его вырвало, появилось головокружение и поднялась температура.

Пришлось разыскать на корабле врача, поднять его с постели, и попросить зайти в каюту. Он внимательно осмотрел сына, но сразу ставить диагноз не решился, позвонил своим помощникам, и Юру на каталке доставили в медпункт.

Лариса вся бледная сидела тут же в приёмной и с нетерпением ждала результатов обследования. Минут через двадцать врач появился и сообщил, что у Юры аппендицит. Попутно поинтересовался, нет ли у мальчика аллергии на какие-либо лекарства.

К счастью, сразу после усыновления, Лариса сводила его на медицинскую комиссию и имела заключение об отсутствии у него каких-либо аллергенов. Доктор ввёл Юре антибиотик, а Ларисе предложил либо поместить в местную больницу на операцию, либо подождать пару дней до возвращения в Санкт-Петербург и уже там прооперировать.
 
-Время терпит-, сказал он, -но сыну необходимо соблюдать постельный режим, несмотря на то, что после этого лекарства будет чувствовать себя совершенно здоровым. Вы должны понимать, что воспаление аппендикса будет продолжаться, а любые лишние движения могут привести к осложнению. Особо не волнуйтесь, он будет находиться под моим наблюдением-.   

Прежде чем дать окончательный ответ, Лариса позвонила своей свекрови, которая много лет работала в хирургическом отделении городской больницы, и посоветовалась с нею. А когда получила от неё те же рекомендации, что и от врача на корабле, дала согласие.

Юра, действительно, после принятия лекарства быстро пришёл в себя и решил уговорить Ларису без него ехать на экскурсию, убеждая, что в каюте он запросто может находиться и один.

-Скажи, Юра, если бы всё случилось наоборот, ты пошёл бы на экскурсию, оставив меня одну в каюте?- спросила она.

- Нет, мама, я бы тебя одну никогда не оставил, но здесь же есть врач...

-Вот и славненько, я тебя тоже не оставлю одного. А Таллинн находится недалеко от Санкт-Петербурга, и мы обязательно здесь ещё побываем и не один раз. Давай лучше подумаем, чем заниматься целых два дня-.

-О, я знаю!- воскликнул Юра. Есть такая игра Судоку. У нас ребята приносили в школу целые книжки с головоломками, и здесь, на корабле, я видел их в продаже-.

-Я тоже знакома с такой игрой, лежи отдыхай, сейчас принесу-, ответила Лариса, и через некоторое время вернулась с двумя одинаковыми книжками.

-Вот посмотри, здесь имеется 3 вида головоломок: Easy – это значит самые лёгкие, Medium – головоломки средней тяжести и Hard – трудные. Ну, а поскольку всегда надо идти от простого к сложному, то и мы с тобою начнём с простейших. Ты правила то знаешь?-

- Да, я в школе их уже разгадывал, так что даже имею некоторый опыт.-

-Тогда, вот тебе книга и карандаш. Начинаем с первой головоломки. Интересно, кто быстрее справится!? Время пошло!-

Целый день Лариса с Юрой соревновались в скорости решения Судоку. Ларисе даже пришлось ещё раз отлучиться в киоск, чтобы купить стирательные резиночки, потому что каждый из них поначалу допускал массу ошибок и порой в одной клеточке по несколько раз приходилось перечёркивать старые и писать новые цифры. Так они до самого прибытия в Санкт-Петербург заполняли свой досуг.

Спустя неделю после возвращения к родным пенатам Юра вышел из больницы. Поначалу о тренировках по плаванию пришлось на некоторое время забыть. Но, как мы уже знаем, скучать Юра не привык, поэтому погрузился в чтение литературы, которой в его библиотеке было достаточно.

Постепенно подошло время учёбы, и первого сентября он переступил порог школы, в которой предстояло учиться последний год в выпускном девятом классе.

Время для него тянулось медленно. Впрочем, видимо, для всех детей оно всегда как бы замедляет ход, а Ларисе казалось наоборот: не успела оглянуться, а уже пролетела половина учебного года.

В дни свободные от тренировок по плаванию Юра зачастил ходить на каток, причём, поскольку он находился у самого дома, то первое время почти ежедневно выкраивал час - другой для его посещения. Лариса была довольна, что сын не ограничивается плаванием, а развивается физически разносторонне, и даже решила, что у него появилось новое спортивное увлечение.

Когда после родительского собрания Ирина Владимировна поинтересовалась, почему сын не ездит по выходным дням на каток вместе с классом, то Лариса даже не знала, что и ответить. А задав этот вопрос Юре, услышала:

-Мама, в ближайшую субботу я собираюсь поехать со всеми в ЦПКО*, раньше я стеснялся, потому что не умел кататься, у меня же в детстве не было коньков, и не хотел выглядеть белой вороной. Зато сейчас, когда научился, поеду со всеми ребятами на каток.-

Лариса тут же вспомнила, как в Комарово его невозможно было уговорить поиграть с ребятами, и лишь потому, что он не знал никаких детских спортивных игр. Поняла Лариса и то, что этот, казалось бы, незначительный штрих в характере Юры, говорит, что в мальчишке до сих пор живут отголоски прежней жизни и иногда дают о себе знать.


ЦПКО* - Центральный Парк Культуры и Отдыха

                                             Глава XXIX

Волновало Ларису и то, что у сына до сих пор нет друга. Конечно она видела, что ребята уважают его и многие с удовольствием желают проводить свободное время в одной с ним компании, но того единственного, с кем готов "в огонь и в воду" у него так и не появилоь. И Лариса решила выяснить причину такого своеобразного одиночества.

Юра как-то уклончиво ответил, сказав лишь, что пока не готов иметь настоящего друга. Но надеется, что скоро поймёт, кто из его товарищей захочет таковым стать.

Значение этой фразы Лариса поняла лишь во время праздника, когда в актовом зале в присутствии родителей учащимся выдавали свидетельства об окончании школы и говорили напутственные речи.

После торжественной части, директор предоставила слово выпускникам. Как водится в таких случаях, к сцене подошли несколько заранее подготовленных ребят, и каждый с большим теплом отзывался о своих учителях и о счастливых годах, проведённых в стенах родной школы.

Когда, в ожидании своей очереди, у сцены осталась одна девочка, с места поднялся Юра и встал за нею. И вот дошла очередь до него.

-Мне повезло обучаться в этой школе четыре года, потому что пришёл сюда только в шестой класс. И так получилось, что никто из моих товарищей не знает, где я учился и как жил до того времени.

Я вышел сюда, чтобы рассказать о человеке, который дал мне возможность сегодня находиться рядом с вами. И этот человек - моя вторая мама, Котельникова Лариса Григорьевна, которая, как и все другие родители, присутствует на этом празднике. Ей и посвящаю стихотворение, которое я назвал "Поэма о моей жизни"

И Юра начал читать.

Мне стыдно вспомнить своё детство, 
Семью свою – отца и мать.
И брата Генку-хулигана,
За то, что начал воровать.

Хотел забыть родного брата. 
Хотя я с ним и не дружил.
Меня он часто бил нещадно,
Всегда, когда не в духе был.

Родителей не помню трезвых.
Отец ремнём меня стегал.
И если шёл ко мне он пьяный,
То я из дому убегал.

Я не ходил к соседским детям.
Никто со мною не дружил.
Зато шалаш в лесу построил.
И очень часто я в нём жил.

А брат мой к водке пристрастился.
В хлеву с похмелья часто спал,
И так до ручки докатился -
В семнадцать лет в тюрьму попал.

Шесть лет! Не мало для воришки.   
Сегодня срок уже прошёл,
Надеюсь брат остепенился,
И из тюрьмы домой пришёл.

Я помню мать заголосила.
Всё причитала: "Ах!" да, "Ох!"
Беги сыночек в дом скорее!
Отец подох! Отец твой сдох!"

Когда отца похоронили,
Мать снова крепко запила,
За что и выгнали с работы,
Вот так у нас пошли дела.

Мать прав родительских лишили.
Меня отдали в детский дом,
Хоть там кормили и поили,
Мне страшно вспоминать о нём.

Я год учился в интернате,
Но знаний там не получил
Все издевались надо мною,
А педагог указкой бил

Когда я убежал оттуда.
То долго где попало жил,
Спал я на Витебском вокзале.
А днём у касс деньжат просил.

Питался тоже как попало,
И постоянно голодал.
А если где перепадало,
То потихоньку воровал.

Однажды парни подвалили,
Нарушив быт мой и уют,
Сказали, чтоб ушёл отсюда!
Коль снова встретят, то убьют.

Я знал, что так может случиться,
Собрался даже уходить,
Они вдруг жалость проявили,
Пообещали накормить.

С подачи их стал жить в подвале,
Нас разместилось шестеро парней.
Там было тоже плохо, но уютно,
И шло тепло с горячих батарей.

С тех пор меня кормили сносно.
Просил копеечку уже не натощак.
Зато всю выручку дневную
Я целиком сдавал в общак

И стал моим рабочим местом
Универмаг "Гостинный Двор".
Не понимал ещё тогда я,
Что жизнь моя – сплошной позор.

Что стало бы со мной, боюсь подумать.
Уже у самого обрыва я стоял.
Но предо мной возникла мать - Лариса,
Спасибо ей! Я в пропасть не упал.

Отчётливо я помню нашу встречу
Как ты ко мне однажды подошла
Пронзила взглядом и сказала тихо:
-Голодный ведь. Поесть я принесла.-

Не знаю, чем я заслужил такую почесть,
Чтоб каждый день ходить меня кормить.
А через месяц нашего знакомства
Решиться вдруг меня усыновить.

Инспектор детской комнаты узнала:
Что эта женщина живёт одна.
Поэтому спокойно ей сказала
Такие вот бездушные слова:

“Усыновлять разрешено семейной паре!
А Вы, как понимаю я! Одна.
И потому для Вас такую справку,
Не вправе подписать мы никогда”

Никто не верил в то, что для меня ты,
Отцом и матерью вполне способна быть.
Да и чинуши опекунского совета
Мешали всячески меня усыновить

И чтоб тебе преодолеть сопротивленье,
Пришлось всю чашу горькую испить.
Но всё-таки добиться разрешенья
На то, чтобы меня усыновить.

Всё время ставились различные препоны.
Вновь за отказом следовал отказ.
Лишь сам начальник опекунского совета
Узнал подробности и подписал приказ.

Я знаю, нелегко тебе со мною.
Страдала даже от обиды иногда.
Но будь уверена, моя вторая мама,
Добро твоё запомню навсегда.

За что меня ты одарила счастьем?
Как поняла, что я не из блатных?
Хотя по крови ты мне не родная,
Но для меня роднее всех родных.

Сейчас ты здесь, со мною, в этом зале!
Пусть все запомнят этот день на век!
А также пусть узнают и оценят,
Какой Великий Моя Мама Человек!

Когда Юра закончил читать эти строки, в зале ещё некоторое время стояла мёртвая тишина, а затем раздался шквал аплодисментов, под которые Юра спустился с трибуны, подошёл к маме и встал перед нею на колени. В этот момент добрая половина зала, как учащихся так и родителей, плакали. Оценила его поэму и Лариса Григорьевна. Она встала, подняла Юру с колен и, ничего не говоря, трижды его поцеловала.


Глава XXX

Понадобилось время, чтобы Лариса пришла в себя после такого необычного выступления Юры на выпускном вечере. Конечно, было приятно слышать эти слова из уст приёмного сына, и всё же она испытывала какое-то странное чувство сомнения: стоило ли ему вот так, перед всеми, оголять своё прошлое.

И опять её сомнение развеяла свекровь. Прочитав Юрино стихотворение, она тут же сообщила, что этим посвящением он преодолел тот барьер, который мешал ему чувствовать себя равноправным членом коллектива, в котором он находится.

-Ты думаешь, почему у него до сих пор нет настоящего друга? Уверяю тебя, причина в том, что он боялся его потерять ещё до того, как встретит, потому что не знал, как тот ко всему отнесётся, когда услышит от Юры такие откровения.-

-Да, Вы правы, когда я задала Юре этот вопрос, он примерно так мне и ответил.-

-Вот видишь, так что отбрось всякие отрицательные эмоции по этому поводу, лучше радуйся, какой замечательный парень у тебя растёт.-

Тем временем Юра уже находился на сборах в спортивном лагере в Прибытково, где команда готовилась к товарищеской встрече с одноклубниками из Волгограда.

Виктор Иванович с утра до позднего вечера трудился в бассейне, где индивидуально занимался с каждым членом команды и требовал от них так относиться к тренировкам, как будто предстоит самая решающая встреча во всей их спортивной карьере.

А Юра, как, на зло, никак не мог войти в форму. Причём, иногда показывал настолько низкий результат, что опускались руки, и пропадала вера в свои силы. Порой даже казалось, что это его потолок, и большего достичь не удастся.

Однако, Виктор Иванович убеждал Юру, что это временный спад, который бывает у многих впечатлительных людей, а его опыт подсказывает, что стоит спортсмену один раз улучшить на дорожке своё личное достижение, как результаты резко пойдут вверх.

И Юра всё-таки сумел себя перебороть, заставить от всего отключиться и настроиться исключительно на улучшение своего личного рекорда. И слова тренера подтвердились.

Буквально в течение недели после этого разговора Юра успешно преодолел в себе неуверенность и один за другим стал побивать собственные рекорды. Больше всего радости доставило улучшение времени в заплыве на 800 метров вольным стилем. А мы помним, с каким трудом ему давались длинные дистанции.

Пока Юра находился в Прибытково Лариса отдыхала в Комарово у Павла с Мариной. Правда, Павел наведывался в основном на выходные дни, так как отпуск его ещё не подошёл, зато с Мариной они отлично отдохнули от всяких домашних дел.

Когда Марина прочитала поэму, которую Юра посвятил Ларисе, то поинтересовалась, общается ли Юра с братом, и где тот находится после отбытия наказания. Услышав, что о нём нет никаких известий, порекомендовала попросить Павла, чтобы он через своё ведомство получил полную информацию.

Естественно, Лариса воспользовалась таким предложением, а заодно попросила узнать и о судьбе Ильиной Анны – кровной матери Юрия. Записав о них известные Ларисе данные, Павел уже через неделю привёз в Комарово довольно неутешительные сведения.

Оказывается прошло два года, как прямо у магазина, будучи в нетрезвом виде, от сердечного приступа скончалась Ильина Анна Петровна. Похоронена в Сиверской, рядом с мужем, Илиным Николаем Степановичем, на Ново-Дружносельском кладбище. 

Брат Юры, Ильин Геннадий Николаевич должен был выйти на свободу ещё 10 месяцев назад, но выпустят его только через год и два месяца, так как срок ему был продлён за побег из ИТК. В настоящее время содержится в Канской тюрьме.

Эти сведения, хоть и казались неожиданными, но Лариса была к ним готова. Мысль о смерти матери высказал ещё Юра, когда, побывав в Сиверской, увидел, что их дом заколочен.

И даже известие, о Юрином брате не вызвало у неё особого удивления, и всё по той же причине. Ведь если бы Геннадий был на свободе, то скорее всего, проживал бы в родительском доме в Сиверской.

Когда Юра возвратился после летних сборов, Лариса рассказала ему всё, что узнала от Павла, и Юра попросил её выяснить адрес этой тюрьмы, чтобы написать брату письмо.

-Сынок, завтра ты сможешь сделать это сам. Мы с утра сходим с тобой в школу, оформим документы, и если у тебя нет никаких планов, до начала занятий уедем в Комарово, там и поговоришь с дядей Пашей. Не возражаешь?-

-Конечно, нет! Даже с удовольствием. Сейчас уже наверняка полно грибов. Я уже соскучился. Как там баба Зина, ждёт меня?- 

-Да, ждёт. Уже несколько раз интересовалась, когда ты приедешь. Так что, надеюсь, грибов на зиму насушим.-

И снова началась загородная жизнь. Были и грибы и шашлыки и длительные заплывы на Щучьем озере. Да и Павел выполнил Юрину просьбу и привёз адрес Канской тюрьмы. А Юра, не откладывая в долгий ящик, сел и написал брату:

"Здравствуй, Гена! Пишет тебе брат, Юра. Возможно, ты уже в курсе того, что нашей мамки нет в живых. Она всё-таки спилась, как и папка и померла прямо на улице. Сейчас дом пустует, ждёт твоего возвращения.

После того, как меня отобрали у матери, я прошёл детский дом и интернат, откуда сбежал и долгое время бродяжничал, пока меня не приютила к себе Лариса Григорьевна Котельникова, которая меня усыновила и стала моею настоящей мамой.

Я сразу проникся к ней огромной любовью. Она мне постоянно во всём помогает, подготовила к занятиям в шестом классе. А с первого сентября пойду уже в десятый. Получу среднее образование и собираюсь стать либо юристом, либо врачом, ещё окончательно не решил.

Много времени уделяю спорту, занимаюсь плаванием. На последних соревнованиях был близок к выполнению норматива "Мастер спорта". Надеюсь, это сделать в ближайшее время. Тренер говорит, что у меня всё получится.

Вот теперь ты знаешь обо мне всё. Напиши, как твои дела, каковы планы на будущее? Знаю, что в тюрьме ты допустил грубое нарушение, за что тебе увеличили срок. Но ты не отчаивайся. Жизнь на этом не заканчивается, всё ещё можно исправить, когда выйдешь на свободу.

А вернёшься домой, я тебе во всём смогу помочь. Ведь, благодаря моей новой маме, мне удалось многое в этой жизни переосмыслить и правильно понять. Обнимаю тебя. Жду ответа, как соловей лета. Твой Юра".

                                                               Глава XXXI

Лето закончилось, и у Ларисы с cыном вновь начались трудовые будни. В десятом классе, где учился Юра, из 32-х воспитанников двенадцать оказались его бывшими одноклассниками. Так что ребята не чувствовали себя новичками в коллективе.

Юра тоже довольно быстро освоился среди новых учащихся, а на одном из классных часов его вновь избрали ответственным за выпуск стенной газеты, только теперь уже общешкольной. Классная руководительница, Надежда Константиновна Темирова, вела у них математику, и оказалось, что о каждом из своих новых воспитанников имела полную информацию, чем немало удивила ребят. Не зря о ней ходят очень тёплые отзывы выпускников школы.

Доставая корреспонденцию из почтового ящика, Лариса обратила внимание на письмо, адресованное Ильину Юрию. Собственно его и письмом-то назвать нельзя. Треугольный конверт без марки и обратного адреса. Тем не менее, Лариса догадалась, что это ответ Юре от брата Геннадия.

Поднявшись в квартиру, зашла к Юре, положила перед ним конверт и пошла готовить обед. Минут через двадцать Юра появился в кухне, и, протянув ей письмо, попросил помочь разобраться, так как трижды прочитал его и ничего не понял:

"Превет братан. Ат каво ни ждал маляву так ат тибя. Ты типерь чиснок да и я ни фраир а мась ни так лигла и фарт от миня атвирнулся. Воля харашо ришил я из волги приехать да свинтить ни удалось приабрёл лишний багаш буду типерь гнутся.

Карочи. ни буду беса гнать, ни люблю гнилой базар. Приобрёл рамку прастую а раз я Жиган использовал по назначению. Но дагнала миня маслина волыны харашо што ни в макитру в бишкаут. Падбижал борзой начал бить по батареям папёр как трактр куражиться и лыбиться как параша.

Вирнули миня в зону. Полижал в бальничке подличил бишкауты. Привили миня в абвер сделали наезд думал аут ещё и блянш пасадили. Кум требывал прадать кто гатовил лыжи.

Ушёл в нисазнанку и праписали миня две нидели в кандей. Кенты хатели памочь не смогли. Стали искать кто фуганок а дятил ни объявился. Был адин брызгал лупеками наравил лукать да ни он оказался казлом узнаем кто кукушка устроим правилку пасшибаем рога спросим как с гада пусть моется красной юшкой. Подвернётся купить плеть эмигрирую.

Таму што придлагашь нисбытся я ни ломом подпаясан никогда ни прыгну в казлятник. Сдесь я академик и крылатый аристакрат. Тибе жись портить ни хачу поэтому миня ни ищи.

Эту маляву атправляю с кентом. Иво срок кончился встречаться с тобой он ни будет штобы не было лишних иму вапросов. Если вирнусь то нинадолго уйду апять в навигацию кисавать ни стану.

Хату в Сиверской загани. Башли бири сибе мне ни рубля ни надо. Ты батушный и фартовый с умным калганом. Пусь хоть сдесь обо мне будит светлое петно. Я помню как часто лупил тибя. Пращай братан Юра".

Лариса тоже пыталась разобраться, что же хотел сообщить Юрин брат. Поняла лишь, что текст состоял сплошь из слов блатного жаргона, и, конечно, простому смертному он недоступен.

-Юра, ты не возражаешь, если мы сегодня пригласим на ужин Игнатьевых? Дядя Паша этот язык видимо знает, вот и поможет тебе прочитать.-

-Мама, а я собрался тебя об этом просить. Ведь когда показал письмо, понимал, что и ты не сможешь перевести его на нормальный русский язык-.

Лариса тут же набрала номер их телефона. Подошла Марина, поговорили, и Марина, посовещавшись с Павлом, пообещала прийти часикам к семи.

После ужина Лариса спросила:

-Павел, ты по фене ботаешь?-

-Что с тобой, Лариса? Ты по-моему срок не мотала, а задаёшь такие вопросы.- засмеялся Павел.

И Лариса положила перед ним письмо, рассказав, как оно к ней попало.

–Понимаешь, мы с Юрой пытались его расшифровать, но тщетно.-

Павел с интересом взял конверт, углубился в чтение, а через некоторое время, видя, что все с любопытством сидят и смотрят на него, стал читать вслух:

"Привет брат! От кого не ждал письма, так это от тебя. Вот ты стал честным парнем, но и я не наивный человек, хотя и такая моя судьба, и удача от меня отвернулась. Свобода, это хорошо, и решился я на побег, но сбежать не удалось, только приобрёл лишний срок наказания, придется отбывать.

Короче, не буду обманывать, не люблю пустые разговоры. Приобрёл отмычку и потому что я, отчаянный, использовал её по назначению. Но догнала меня пуля из пистолета, хорошо ещё, что не в голову, а в ребро. Подбежал тут один охранник и начал бить по рёбрам, лез напролом, да давай издеваться, а сам улыбается.

Вернули меня в зону. Полежал в лазарете, подлечил рёбра. Вызвали в оперативную часть, устроили допрос, да такой, что думал смерть наступит, ещё и синяк под глаз посадили. Начальник требовал назвать, кто готовил побег.

Ушёл я в несознанку, за что и прописали меня на две недели в карцер. Друзья пытались помочь, но не смогли. Стали мы искать, кто сообщил администрации, но пока осведомитель так и не объявился. Был тут один, подсматривал, всё норовил что-то найти, но не он оказался сексотом, а узнаем, кто в камере осведомитель, устроим сходку, изобьём, а может и убьём, пусть умоется кровью. Подвернётся случай бежать, сразу сбегу.

Тому, что ты предлагаешь, сбыться не суждено, я не стал на путь исправления, да и никогда не сделаю этого. Здесь я уже имею огромный опыт, и давно заслужил авторитет, причём на крупных делах. Тебе жизнь портить не хочу, поэтому меня больше не ищи.

Это письмо отправляю со своим другом. Его срок закончился, но встречаться с тобой он не будет, чтобы не было лишних к нему вопросов. Если вернусь, то очень ненадолго, займусь старой профессией, отходить от этой жизни не стану.

Дом в Сиверской, продавай. Деньги полностью бери себе, мне ни рубля не надо. Ты честный и счастливый, с умной головой. Пусть хоть в этом обо мне останется светлое пятно. Я ведь помню, как часто поколачивал тебя. Прощай, брат Юра!"

-Странное письмо- сказал Павел. -Ведь брат твой должен был понять, что сам ты это письмо не сумеешь прочесть, а обязательно обратишься за помощью, и оно получит огласку, которая ему совсем ни к чему. Нет, что-то тут не то. Здесь явно какой-то подвох. Ладно, попробую разобраться.-


Глава XXXII

На следующий день Павел выяснил, что заключённый Ильин Геннадий неделю назад вновь бежал из колонии, и на этот раз удачно. Несмотря на то, что об исчезновении заключённого администрации стало известно буквально через час, поисковики так и не сумели настичь беглого заключённого. Ориентировка на него уже поступила во все отделы МВД и посты ГИБДД.

Игнатьев, тут же собрал своих сотрудников и рассказал им всё, что было известно самому.

–Ну что, господа сыщики, высказывайте свои соображения по этому вопросу. Где будем искать матёрого уголовника? Учтите, что он кроме Сиверской и тюрьмы в городе Канске нигде больше не жил.

После ряда предположений о возможном нахождении преступника, остановились на двух вариантах:

Первая версия: Ильин находится где-нибудь далеко от центра России у одного из своих ранее освободившихся лагерных дружков. Ведь он не такой дурак, рассуждали некоторые оперативники, чтобы появляться в районе местожительства, тем более, что родители умерли, а дом оставил брату.

Вторая – сбежавший Ильин находится в Санкт-Петербурге, считая, что в знакомом городе легче скрываться от уголовного розыска.

Подвёл итог выступлениям своих подчинённых начальник отдела, полковник Игнатьев П. С.

-Я считаю второй вариант, более убедительным. И именно потому, что Ильин, как правильно высказались некоторые из вас, не дурак чтобы подставляться оперативникам. Думаю, что и комбинацию с письмом придумал для направления следствия по ложному следу. Понимая, что сыщики, конечно же, выйдут на его брата, Юрия, узнают о содержании письма, а познакомившись с ним, решат, что Ильин находится где-то далеко отсюда. 

Вот такая мысль пришла мне в голову. Надеюсь и на то, что скрываясь в пределах города, он захочет встретиться с братом. Поэтому, давайте основной район поиска определим здесь, в Санкт-Петербурге.

Но не подумайте, что этим и ограничимся. В ближайшие дни в Канск отправится наш представитель, встретится с начальником тюрьмы и подробно разузнает всё об Ильине. С кем дружил, как бежал, кто из его бывших подельников недавно освободился и где проживает? Короче, из первых уст получим всю нужную нам информацию. По результатам командировки определимся с районом дальнейшего поиска.

Но командировку пришлось отменить, так как уже на следующий день из Канска, по специальной электронной почте, Игнатьеву сообщили три возможных адреса, по которым следует искать беглого зэка.

Оказывается, буквально накануне, отбыл свой срок и был выпущен на свободу один из его сокамерников, Надир Ильясов, проживающий в Сыктывкаре. А через неделю после побега Ильина, освободился из заключения ещё один его дружок-подельник, Ривьер Османов, ранее проживавший в Медвежьегорске.

Оба они вернулись по своим старым адресам и уже встали на учёт в местные отделы УВД. Ну, и третий вариант, где может скрываться Ильин, это окрестности нашего Санкт-Петербурга.

Игнатьев связался с отделами уголовного розыска упомянутых городов и договорился об оказании помощи его сотрудникам, командированным на поиск сбежавшего уголовника. И машина поисковиков заработала полным ходом.

Тем временем шли трудовые будни и у Ларисы с Юрой. Зато здесь Ларису ждала приятная неожиданность - у Юры, наконец, появилась девушка и оказалась ею, Катя Романова. Да! Да! Та самая Катя, с которой его посадила за одну парту ещё в шестом классе, Ирина Владимировна. Правда, восьмой и девятый - они сидели порознь, но то время не прошло для них бесследно.

Сейчас, повзрослев на четыре года, Катя превратилась в симпатичную стройную девушку, отличавшуюся от своих подруг довольно строгим нравом и математическим складом ума. Она могла за грубую шутку так осадить парня, что остальные – предвидя такой вариант, старались не попадать под её острый язык. Юра ценил в ней эти достоинства, более того, Катя ему нравилась, но, по известной нам причине, держал это увлечение глубоко в себе.

Что касается самой Кати, она весьма равнодушно относилась к проявлению к себе повышенного интереса со стороны мальчиков. Зато в разговоре с Юрой,  всегда очень внимательно прислушивалась к его словам. И не зря девочки-одноклассницы ревностно воспринимали их общение.

Как-то так получилось, что Катя, придя в десятый класс, первые несколько дней сидела за партой одна. Зная её строптивый характер, мальчишки не очень-то рвались весь день находиться рядом с нею.

Однажды, перед уроком литературы, к Кате подошёл Юра и спросил разрешение занять свободное рядом с нею место. С этого момента искорка, которая промелькнула между ними ещё в шестом классе, начала постепенно разгораться.

Очень скоро все их дела и поступки стали совершаться совместно, и прежде чем что-либо сделать, в сознании каждого из них возникал вопрос: "А как к этому отнесётся Катя?" или: "Как бы на моём месте поступил Юра?"

Как-то Катя попросила Юру зарифмовать поздравление ко дню рождения её мамы, он пригласил Катю домой, и через некоторое время поздравительное стихотворение лежало перед нею.

Постепенно Катя стала частой гостьей в семье Котельниковых. Они даже вместе готовились к урокам. А способности, одной - к математике, другого - к литературе, лишь дополняли и укрепляли знания обоих.

Ларисе Катя нравилась. Она сразу увидела в ней те качества, которые так необходимы сегодняшней молодёжи: честность, искренность, желание бескорыстно помогать другу, не стесняться высказать своё мнение, даже если оно не совпадает с Юриным, а главное – умеет вовремя уступить, чтобы не доводить дело до конфликта.

Работая в институте с молодёжью, Лариса видела, как некоторые студенты ссорятся между собой по каждому пустяку, и прежде всего потому, что как раз не умеют вовремя уступить.

Однажды, когда Юра ушёл на тренировку, в дверь позвонили. На пороге стояла Елизавета Васильевна Романова. И Ларисе пришлось выдержать очень неприятный разговор с Катиной мамой.

-Прошу Вас, помогите мне расстроить эту ненужную дружбу между вашим сыном и моей дочерью.

–А что, собственно, произошло?- спросила Лариса, приглашая гостью в комнату.

–К счастью, пока ничего. Но в любой момент может произойти. Ведь я вижу как моя дочь привязалась к вашему Юре. А к чему это приведёт, не мне Вам рассказывать. Ведь раз его родители были алкоголиками, то представляете какое наследство от него можно ожидать? Я совсем не желаю дочери такого "счастья".

–А Вы сами поговорите с нею и объясните всё то, что сообщили мне.

–Неужели Вы думаете, что я не говорила? Каждый день талдычу одно и то же. Но она же упрямая, как и её отец. Придумала, что любит его. Совершенно не хочет представить своё будущее. А ведь я воспитываю дочь одна.

–Вот, видите, Вы можете сказать дочери, не подумав о том, что если она Вас послушается, то испортите ей всю дальнейшую жизнь. Да и себе тоже. Ведь она никогда не простит вам этого. Только вот я своему сыну не имею права даже намекнуть такое. Я ему верю, и он мне тоже. А ещё я слишком уважаю сына, и потому одобрю любой его выбор, каким бы он ни был.

А то, что Вы сказали о будущем потомстве моего сына, так Бог Вам судья. Думаю бесполезно продолжать дальнейший разговор на эту тему. Если у вас ко мне кроме этого предложения ничего больше нет, то считаю нашу беседу законченной. К тому же, извините, мне пора уходить.

Когда Катина мама покинула квартиру, расстроенную Ларису посетила тревожная мысль: неужели родительское клеймо будет преследовать сына всю жизнь? Для себя же решила, никоим образом не дать знать Юре и Кате об этом разговоре.
                                                                      
                                                             Глава XXXIII

В Главном управлении внутренних дел Санкт-Петербурга, хорошо понимали важность такой оперативности со стороны начальника отдела, Игнатьева П. С. пытавшегося по горячим следам настичь и обезвредить беглого заключённого.

В те годы в стране, как на дрожжах, росли различные преступные группировки, и несмотря на то, что его ведомство и так было сполна загружено подобной работой, на поиск Ильина были задействованы все резервные силы его отдела.

Два оперативника, не привлекая внимания окружающих, поочерёдно дежурили у дома, где проживали Лариса с Юрой, и двое - под видом влюблённой парочки, постоянно и повсюду сопровождали ничего не подозревающего Юру.

В Сыктывкаре и Медвежьегорске, за обоими бывшими зэками также было установлено круглосуточное наблюдение. Понимая загруженность своих подчинённых, Игнатьев сам поехал в Сиверскую.

Там, во время встречи со своим коллегой по сыскному делу, кстати старым своим знакомым ещё со студенческих времён, услышал интересные новости относительно дома Ильиных.

-Когда умерла Ильина Анна, один из работников ЖКУ вместе с паспортисткой решили на этом деле крупно подзаработать. Она задним числом прописала его в этом доме, подготовила необходимые документы, и дом был негласно выставлен на продажу.

Желающих его приобрести оказалось, конечно, много. Сам понимаешь, курортный район, умеренный климат, до города рукой подать, да и усадьба немаленькая. Короче, договорился с ним один бизнесмен, выплатил кругленькую сумму, и приехал сюда договариваться с местными работягами перестраивать дом.

А один из соседей возьми да предупреди его, что настоящий наследник сидит в тюрьме за воровство и должен скоро освободиться, упомянул и о втором, который ждёт своего совершеннолетия в детском доме, и тоже скорее всего вернётся сюда.

Пришёл ко мне этот бедолага выяснять правду ли рассказал сосед. Я, конечно, помнил этот процесс, когда Генку судили. Дали ему тогда 6 лет. Поднял документы и, показав бизнесмену, предостерёг его от будущих неприятностей. Да он и сам понимал, чем всё это может для него обернуться.

Предложил я ему подать заявление, но он решил разобраться сам, правда предупредил, что если не получит свои деньги, то тогда уж точно придёт и напишет. Видимо, вернул все, так как больше у меня не появлялся.

Я подождал несколько дней и направил своих работников опечатать дом и со всех сторон обить досками крест накрест. Так и стоит уже несколько лет. Видимо прогнил весь.

–А Ильин то не показывался?

–Обижаешь, полковник. Мы информированы, что он сбежал из тюрьмы, и если как-то проявится, сразу арестуем. Нам проблемы с его возвращением ни к чему, своих хватает.

На очередной планёрке никаких новостей по поводу разыскных мероприятий от сотрудников отдела не поступило. Игнатьев вновь заострил внимание на том, чтобы ни на минуту не упускать из виду Ильина Юрия и не ослаблять контроль за парадной дома.

Однако, шли дни, а результат по-прежнему оставался нулевой. Ильин как в воду канул. Игнатьев уже начал сомневаться, не рассыпается ли его версия. И хотя опыт подсказывал, что нельзя снимать наблюдение, неуверенность возрастала.

Прошло ещё несколько дней, прежде чем в его кабинете раздался телефонный звонок.

-Видим Ильина Геннадия. Он  идёт с какой-то девицей. Впереди их, на расстоянии десяти–пятнадцати метров - его брат, видимо, собрался на тренировку, через плечо переброшена спортивная сумка.

Так и есть, подошёл к автобусной остановке. Ильин с девицей резко остановились и отошли в сторонку. О чём-то совещаются. Он остался, а девица пошла к автобусу. Ильин дождался пока они уедут и движется в нашу сторону. Всё! Мы его берём.

Дальнейший процесс прошёл как по маслу. Когда на беглого зэка были направлены два ствола, он молча подчинился всем требованиям оперативников.

Как показало следствие, девицу с которой шёл преступник, зовут Зоя. Она является сестрой одного из сокамерников Ильина, который отправил сестрице записку, чтобы приютила своего друга по несчастью. Сопровождать Юру согласилась, чтобы раздобыть для Ильина адрес и расписание занятий спортивной школы.

Вот так, почти два месяца Ильин находился на свободе. Какие преступления он совершил за этот период следствием не установлено. Обыск, проведённый в квартире Зои, также не дал никаких дополнительных сведений. Не удалось привлечь её к ответственности и за укрывательство преступника. На следствии она показала, что была уверена в его законном освобождении из тюрьмы.

Анализируя действия следственной бригады, хотелось бы лишний раз подчеркнуть, какое важное значение в поимке преступника имеет "его величество случай". Проживай сестра  сокамерника в каком-либо другом городе, и все потуги оперативников оказались бы тщетны.

После того, как необходимые формальности с арестованным были выполнены, и он оказался в камере предварительного заключения, Павел ввёл в курс дела и Ларису с Юрой. А спустя ещё несколько дней, Юра получил разрешение на встречу со своим братом.

Нет смысла подробно описывать это свидание, стоит лишь заметить, что откровенный разговор с Геннадием окончательно развеял Юрины иллюзии относительно того, что брата можно перевоспитать.


Глава XXXIV

В семье Котельниковых вновь наступила чёрная полоса неудач. Особенно переживала Лариса. Она видела, как Юра расстроился после разговора с Геной, но терпеливо ждала, когда сын сам коснётся этого вопроса.

–Мама я никак не могу понять своего брата. Ведь наверняка в тюрьме людям живётся очень плохо. Почему он избрал именно этот путь? Ты бы знала с каким желанием я шёл на эту встречу.

Я был уверен, что стОит мне рассказать ему о своей жизни, как он задумается и над своим существованием.

А когда посоветовал ему раскаяться на суде, рассказать сидящим в зале людям о своих заблуждениях, объяснить, какой тупиковый путь он избрал, и пообещать делом доказать, что исправится, он поднял меня на смех.

Представляешь, он хохотал мне прямо в лицо, повторяя при этом: "А я думал, что ты действительно поумнел за эти годы". –А потом вдруг заявил: "Ты знаешь как я жил целых два месяца? Да я готов 10 лет просидеть в тюрьме ради этих дней свободы". После таких слов я даже решил, что у него помутился рассудок.

-Юрочка, дорогой, успокойся. Сегодня ты получил ещё один жизненный урок, и надеюсь, снял розовые очки, через которые смотрел на многие вещи. Со временем научишься воспринимать жизнь такой, какая она есть.

Скажу тебе откровенно, я предвидела итоги твоей встречи с братом. Пойми, не может человек, дважды бежавший из мест заключения, вот так, взять и в одночасье перековаться.

Запомни, что у людей преступного мира, находящихся под стражей, постепенно разрушается психика, порой вызывая зверинную ненависть к окружающим, которая и заставляет их совершать дикие необдуманные поступки.

-Да, мама, ты конечно права. И как бы ни было тяжело осознать это, с сегодняшнего дня я решил, что у меня больше нет родного брата. Возможно где-то в глубине души, ты меня и осудишь за это, но иначе я не могу.

-Ну, зачем же? Осуждать я тебя не буду. Ты вправе сам решать, как поступить, но торопиться с такими выводами я бы не стала. Не зря говорят "время – лучший лекарь". Так что успокойся и постарайся не думать об этом.

Но спокойствие Юры было недолгим. В один из дней у них в гостях появилась Катя и со слезами на глазах стала рассказывать, что мать со второго полугодия собирается отправить её в Москву, к отцу, с которым уже обо всём договорилась.

-Он, живёт там у своих родителей уже два года. Мама с ним в разводе, меня она ежедневно третирует, заставляя прекратить общение с тобой, Юра. Постоянно заявляет, что раз мы дружим, то со временем поженимся, а поскольку твои родители были алкоголики, то даже, если ты таковым и не станешь, то дети от тебя будут недоразвитыми. 

Лариса Григорьевна! Что мне делать? Посоветуйте! Я никуда не хочу уезжать. А в Санкт-Петербурге мне кроме дома жить негде.

-А ты сама-то с папой говорила на эту тему?- поинтересовалась Лариса Григорьевна.

–А что, надо было?- удивлённо спросила Катя.

–Конечно! И в первую очередь! Ведь, возможно, папа что-либо неправильно понял о вашей дружбе- продолжила мысль Лариса Григорьевна.

И Катя, вдохновлённая советом, побежала домой звонить отцу. На другой день, после занятий, Катя поделилась с Юрой, что перед каникулами приедет из Москвы папа, и уже здесь окончательно решится вопрос, поедет она жить к нему в Москву или нет.

–Юра, я в любом случае не поеду. Ведь ты меня тоже любишь? Ну, признайся же! Для меня это очень важно. И Катя заплакала.

-Катюня, срочно улыбнись и спрячь свои слёзки. Знай, что ты и мама для меня самые дорогие люди. И если даже тебя увезут в Москву, мы всё равно будем ждать друг друга, и обязательно наступит время, когда мы навсегда соединим свои судьбы.

Договорись со своим папой, чтобы он обязательно встретился со мною. А ещё лучше, если вы втроём придёте к нам.

–Да, о чём ты, Юра? Это что ж получится, они сватать меня придут? Если так, то я согласна- наконец-то улыбнулась Катя.

-А если, серьёзно, то мама моя ни за что к вам не пойдёт. Я ей уже предлагала это сделать, но она категорически отказалась. Зато с папой я тебя обязательно познакомлю. Он достаточно трезвый человек, и никогда не поступит вопреки своим убеждениям.

–Катюня, а почему они расстались? Ведь ты мне никогда об этом не рассказывала.

–Понимаешь, у мамы очень тяжёлый характер. Я ведь уже не ребёнок, и сама могла делать выводы, кто прав, а кто виноват в их отношениях. Когда папе уже стало невмоготу, он сказал: "Понимал, что семья наша давно развалилась, но надеялся дотерпеть, когда дочери исполнится хотя бы 18 лет, но ты всё сделала, чтобы это случилось раньше".

Собрал свои вещи и уехал в Москву. Там живут мои бабушка с дедушкой. Работу нашёл сразу же. Он здесь преподавал на компьютерных курсах. В Москве, кажется, тем же занимается.

-Катя - как любит говорить моя мама: "успокойся и постарайся не думать о плохом". Приедет твой папа, тогда и вернёмся к этому разговору. Договорились? Если хочешь, пойдём ко мне обедать, а то мне скоро на тренировку.
 
Нет, что ты, я уж домой побегу. Меня там тоже ждёт обед, а мама, как и твоя - на работе.

                                              Глава XXXV

Закончилось первое полугодие, а затем и каникулы. Наши герои по-прежнему продолжали сидеть за одной партой. Папа Катин, конечно же, приезжал из Москвы, только не она предложила отцу встретиться с Юрой, а отец сам изъявил желание познакомиться с ним. А после общения, пришёл домой, и как отрезал:

–Никуда она не поедет. Останется в Санкт-Петербурге. Нечего девчонке ломать жизнь.

–Доченька, ты молодец, что дорожишь человеком, который тебе нравится. Уверен, Юра это уже оценил. На меня он произвёл приятное впечатление. Хороший, искренний парень, умеет мыслить, очень любит свою приёмную мать, и надеюсь, что я правильно понял - готов всегда помочь человеку. А эти качества у молодёжи в наше время являются большой редкостью.

–Интересно, как ты сумел, за какой-то час общения, так глубоко познать парня?- спросила Катина мама.

–Видишь ли, Лиза, жизнь c тобою меня многому научила. А тут не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять насколько хорош этот юноша. Скажи, дочка, я неправ в оценке твоего друга?

–О чём ты говоришь, папа? Я давно пытаюсь убедить в этом маму. А она заладила одно, что от него родятся неполноценные дети. Как будто я уже жду ребёнка, а мама заставляет от него избавиться.

–Ааа! И как давно вы вместе?- поразился отец.

–Ты о чём, папа? Ведь он меня ещё даже ни разу не поцеловал. А за мою честь не беспокойтесь оба. Во дворец бракосочетаний я пойду девушкой, можете в этом не сомневаться.

Уехал в Москву отец, несколько успокоилась и стала меньше докучать Кате её мама. Оказалось, что своим грубым вмешательством в дружеские отношения своей дочери и Юры она лишь укрепила их чувства по отношению друг к другу.

Лариса будучи в курсе всех событий, развернувшихся вокруг её сына, понимала, что эти явления хоть и выходят за рамки обычных правил, зато закаляют характер и воспитывают волю. И всё-таки она сочувствовала Юре, хотя он и достойно выглядел в общении с Катиными родителями.

Обычно у старшеклассников, серьёзно относящихся к школьным занятиям, свободного времени почти не остаётся. А учитывая, что Юра довольно много внимания уделял спорту, то можно себе представить насколько он был занят.

И тем не менее, учился он по-прежнему хорошо. Да и стенгазета всегда вовремя выходила из-под его пера. Катя тоже, подстать своему другу, отличалась большой работоспособностью. А там, где была необходимость они очень умело подменяли друг друга. Ну, и как того следовало ожидать, экзамены за десятый класс были сданы ими весьма успешно.

Иногда Лариса вспоминала, каким неумехой пришёл к ней маленький мальчик по имени Юра, зато теперь, по-настоящему гордилась своим сыном, хотя иногда и сама поражалась, как он всё успевает сделать.

Летом Юра вновь поехал на спортивную базу в Прибытково. А Катю отец уговорил отдыхать на даче у бабушки с дедушкой. В Подмосковье у них был небольшой садовый участок, куда они уезжали с первой оттепелью и возвращались глубокой осенью. Вот там и провела Катя полтора месяца, пока Юра находился в спортивном лагере.

Ну, а Лариса, конечно же, поехала в Комарово. Павел с Мариной хорошо знали все трудности, которые ей пришлось пережить за эту зиму и, прекрасно понимая её душевное состояние, с нетерпением ждали, когда, наконец, начнётся отпуск, и она вновь сможет у них отдохнуть.

Игнатьевы заехали за Ларисой на машине, и все вместе отправились на дачу. На трассе Павел спросил Ларису, когда она пригласит их на свою дачу?

–Ты о чём, Пашенька? За руль надо садиться трезвым.- засмеялась она.

 –А у меня ни в одном глазу. Подтверди, Марина.

–Не могу. Вчера, перед ужином, ты выпил рюмочку коньяку.

–Ах, да! Совсем забыл. Так слушайте: когда мы разыскивали беглого преступника Ильина Геннадия, я сам ездил в Сиверскую, разговаривал с местным начальством и узнал, что Юра является прямым наследником той заколоченной избушки.

Рекомендую побыстрее заняться оформлением, а то она опять попадёт под внимание каких-либо аферистов. И Павел рассказал им историю, услышанную от начальника следственного отдела Сиверской о бизнесмене, чуть не потерявшим приличную сумму денег за её покупку.

Попутно Павел подсказал, какие документы в связи с изменением Юриной фамилии необходимо подготовить, чтобы избежать бюрократических проволочек.


  Глава XXXVI    

На тренировках Юра уже несколько раз показывал мастерский результат в заплывах на дистанции 100 и 200 метров вольным стилем, но завоевать звание мастера спорта можно лишь во время соревнований, причём все судьи должны соответствовать определённому статусу. Поэтому он с трепетом ожидал начало командного первенства России.

Виктор Иванович, как никто другой, понимал состояние своих воспитанников, и путём индивидуальных тренировок помог каждому из них достичь к началу первенства пика спортивной формы.

Лариса скучала без Юры и пару раз приезжала к сыну, привозя с собою всякие вкусности. Даже баба Зина решила побаловать его пирожками с малиновым вареньем, которые напекла специально для него.

Конечно, тосковали друг без друга и Катя с Юрой. Правда, почта работала исправно, и хотя бы раз в неделю каждый из них испытывал радостное чувство при чтении очередного письма, суть которого, как правило, сводилась к тому, как тяжела для них разлука, пусть даже и временная.

Радовала погода, лето выдалось тёплое и солнечное. Катя написала, что успела так загореть, что Юра вряд ли её узнает. А он и сам, всё время находясь в открытом бассейне под палящим солнцем, стал буквально шоколадным.

Такими, они и встретились при возвращении Кати. Правда, на вокзале подошёл к ней уже не Юра, а мастер спорта России Юрий Котельников. Именно так его представила местная газета "Новости Санкт-Петербурга", опубликовавшая большую статью об успехах команды "Динамо" в прошедших соревнованиях на первенство города по плаванию.

Когда Катина мама прочитала эту статью, то сразу же позвонила Ларисе Григорьевне, извинилась за прошлый свой визит и попросила забыть всё, что она тогда, погорячившись, наговорила о Юре. А выяснив, что Юра находится дома, пригласила его к телефону и поздравила с высоким спортивным достижением.

Вот таким необычным образом Елизавета Васильевна признала свою неправоту в отношении Юрия. И ещё одно, как выяснилось в дальнейшем, приятное событие произошло в семье Котельниковых.

Лариса вновь обнаружила в почтовом ящике письмо на имя Ильина Юрия, и поняв, что оно от Геннадия, расстроилась. Правда, на этот раз конверт был запечатан - и с обратным адресом, но, памятуя о том первом послании, и реакции Юры после свидания, понимала, что ничего хорошего от него ожидать не приходится.

Но на этот раз она ошиблась. Письмо, хоть и изобиловало грамматическими ошибками, но блатной жаргон был начисто исключён. Юра даже прочёл его вслух для Ларисы Григорьевны. 

«Брат, уверен, что ты не ожидаешь этого послания, потому что считаешь меня отрезанным ломтём после нашей последней встречи. Нахожусь в норильской колонии строго режима. Привезли меня на Таймыр потому, что отсюда сбежать можно только в тундру.

С Большой земли я здесь один, остальные из Красноярского Края. Уже год как сижу тут. Осталось ещё четыре. Помню как на свиданке ты меня воспитывал. Поделился об этом с одним авторитетом с большим стажем, он тебя похвалил, а меня разнёс, что не послушался. Начал вести со мной те же речи, что и ты.

Теперь вот думаю, может правильно ты говорил. Жизнь то маленькая, а я ничего кроме тюрьмы не видел. Решил протрезветь, уже полгода работаю на лесоповале, а вчера даже назначили бригадиром.

Потому и пишу тебе, чтоб ты не думал, что брат твой совсем пропащий. Теперь надеюсь на УДО, как мой предыдущий бригадир, чьё место я занял. Вот так брат. Может быть придёт ещё время, когда ты порадуешься за меня».    
 
 
-Ты представляешь, мама, Генка задумался над своей жизнью. А если подобные ему люди начинают так рассуждать, то это не показушное явление, а настоящие мысли. Мне кажется, что в его сознании произошёл позитивный перелом. Как ты думаешь?

-Дай-то Бог, сынок, чтобы так оно и вышло. Такую жизнь, какую избрал твой брат, врагу не пожелаешь. Но ты, видимо, прав. Он по-настоящему задумался над своим положением. Сколько ему уже, 25 лет?

-Да, мама, и если эти его слова действительно не расходятся с делом, то через пару лет может получить условно-досрочное освобождение. А ты, своим советом, преподала мне ещё один урок. Помнишь, как сказала не торопиться делать столь категоричные выводы, когда я решил отказаться от брата? Правильно говорят "Век живи, век учись".

Так уж получилось, что этим летом Юре не удалось побывать в Комарово. Те несколько дней после лагеря, которые планировал вместе с Катей, потратить на походы за ягодами и грибами пришлось посвятить оформлению документов на дом в Сиверской.

Лариса успела к приезду Юры подготовить все необходимые для этого документы, и процедура оформления жилья на его имя не заняла много времени. Дом требовал не просто капитального ремонта, а полной его перестройки.

Юриных родителей никогда не интересовала эта сторона вопроса, и в доме ни разу не было даже косметического ремонта, так что за эти годы он настолько обветшал, что стены, того и гляди, могли обвалиться, а сам дом рухнуть.

Поэтому, когда Лариса с Юрой пришли в милицию и получили ключи, то не стали даже освобождать фрамуги окон от досок, которыми те были приколочены. А комнаты были опустошены так, что в них не нашлось ни одного стула, не говоря уж о мебели.

Заглянул сосед, который почему-то принял Юру и Ларису за новых покупателей, а когда узнал, кто это на самом деле, долго не мог поверить, что Юра стал таким статным юношей. Лариса тут же поинтересовалась, где находится Ново-Дружносельское кладбище, и мужчина охотно рассказал, как и на чём до него можно доехать.

                                                                          Глава XXXVII

Так у Ларисы с Юрой появился новый стимул – ремонт дома. Правда, на его восстановление требовалось денег немерено, а взять их было неоткуда. Небольшие сбережения, которые Лариса сумела скопить за прошедшие годы, не могли покрыть и малой толики того, что требовалось.

Когда Юра попытался найти какую-либо временную работу, так чтобы не в ущерб учёбе, Лариса категорически возразила.

–Юра, выкинь эту мысль из головы. Ты должен закончить школу, получить высшее образование, после чего, пожалуйста, работай на здоровье, где хочешь и сколько хочешь.

Ларису Григорьевну поддержала и Катя.

–Пойми, Юрка, обходились же вы без этого дома все годы, подождёте и ещё несколько лет. Главное, у вас теперь есть свой участок, а когда вы закончите на нём строительство, уже не столь важно.

-Ох и трудно что-либо возразить таким двум дамам, да ещё когда они поют в унисон- отшутился Юра.

А вечером, проводив домой Катю, неожиданно завёл разговор совсем на другую тему.

-Мама, ты ещё молодая и такая красивая женщина. Почему не желаешь связать свою судьбу с достойным тебя человеком? Я очень хочу, чтобы ты была по-настоящему счастлива. И ты этого заслуживаешь, как никто другой.

-Спасибо, сынок, за чуткость и внимание по отношению ко мне. В чём-то ты, конечно, прав в своих рассуждениях. Скажу тебе откровенно, такая мысль иногда посещает и меня. Особенно, когда чувствую, как на работе некоторые мужчины проявляют ко мне повышенный интерес.

Но я очень любила своего мужа. Мы были настолько близки в своих взглядах, что несмотря на то, что уже много лет одна, мне кажется, что если у меня появится кто-то, то тем самым, совершу предательство по отношению к погибшему мужу.

Между прочим, совсем недавно подобный разговор произошёл у меня и с твоей бабушкой – моей свекровью. Она тоже высказала мне эту же мысль. Как же ты, Юра, повзрослел! Иногда я даже поражаюсь тому, какие темы могу свободно с тобою обсуждать.

И действительно, разве можно было представить в будущем Юру таким, ещё несколько лет назад. Если посмотреть со стороны на становление его, как личности, то легче сказать, что такого быть не может, чем поверить в это. Тем не менее, жизнь наших героев продолжала набирать обороты.

Юра решил пойти по стопам дяди Паши и собрался поступать в Санкт-Петербургский университет МВД Российской Федерации. Университет довольно молодой, основан в 1998 году. По его окончании выпускникам присваивается звание лейтенант, и они направляются для дальнейшего прохождения службы в органы внутренних дел Санкт-Петербурга, Ленинградской области и других субъектов Российской Федерации.

Катя давно мечтала стать врачом-педиатром. Поэтому на дни открытых дверей в оба ВУЗа они ходили с большим интересом.

Подходил к концу учебный год, а с ним наступало начало новой эры для вчерашних школьников. Класс, в котором учились Юра с Катей был довольно сильным по составу. Большинство учащихся относились к учёбе с полной ответственностью; некоторые из них, параллельно посещали подготовительные курсы в выбранный ВУЗ, кому-то родители нанимали репетиторов, причём, каким-то образом умудрялись привлекать их из числа преподавателей, принимавших вступительные экзамены.

И неудивительно, что пятеро одноклассников окончили школу с медалью, а ещё, добрый десяток, получили почётные грамоты за глубокие знания по отдельным предметам. Получил такую грамоту и Юра. Его знания по литературе не раз ставились в пример всему классу.

Но имелись и такие, кто ходил в школу ради получения бумажки об её окончании. А богатенькие родители давно подготовили им тёплые места на внебюджетную форму обучения в престижных ВУЗах страны. 

Для Юры с Катей платное обучение не было возможным, поэтому им пришлось изрядно потрудиться, чтобы быть принятыми в запланированные ВУЗы.

Катя сдавала экзамены в Санкт-Петербургскую государственную педиатрическую медицинскую академию (СПбГПМА). Получив пятёрку по химии (профилирующий предмет), остальные сдала на четвёрки - и стала студенткой.

Юре пришлось тяжелее. Конкурс в университет МВД был впечатляющим. К тому же, сюда поступало много льготников, и шансы обычных абитуриентов резко упали.

Вот и наш герой не добрал проходной балл, но за бортом университета не оказался. Ему разрешили посещать занятия вольнослушателем.

Многолетний опыт работы системы высшего образования показал, что по несколько студентов по различным причинам покидают пределы ВУЗов, особенно в первый год обучения. Поэтому, с учётом будущего отсева, и принимают от 3 до 5 кандидатов на освобождающиеся места.

Юра, как раз, оказался одним из них. Среди абитуриентов он был единственным мастером спорта по плаванию, видимо, это помогло ему первым из кандидатов через месяц стать полноправным студентом.

Более того, поскольку вступительные экзамены сдал без троек, то одновременно с зачислением, начал получать и стипендию. Это был его первый вклад в семейный бюджет. Вот и ещё один трудный жизненный барьер ему удалось преодолеть.

Как мы уже знаем, для Кати поступление в ВУЗ оказалось значительно легче. Знаем и то, что каждую неудачу друг друга эта пара переживала, как свою собственную, так что немудрено понять её состояние, когда не увидела фамилию Юры в списке новых студентов университета.

Но известно также и то, что последнее время, "Госпожа удача" всё чаще стала поворачиваться к Юре лицом, а его несколько запоздалое, но всё-таки, зачисление, лишний раз подтвердило справедливость этих выводов.

Когда человека, умудрённого большим жизненным опытом, просят назвать самые счастливые годы его жизни, то чаще всего звучит слово "студенческие". И мало, кто из нас задумывался, почему именно эти годы – лучшие.

Наверное потому, что, будучи студентом, человек постепенно становится сам собою, освобождается от постоянной опеки со стороны родителей, в нём резко возрастает ответственное отношение к поступкам, как своим, так и в среде товарищей, то есть, к нему приходит самостоятельность.

Для студентов заканчивается так называемый переходный период, во время которого преподаватели, готовят их к новой жизни, и не просто обучают наукам, но и подробно рассказывают о будущей профессии, учат трезво смотреть на различные трудности и уметь их преодолевать.

Происходит, своего рода, информационная подпитка, которую слушатели воспринимают с большим желанием. А это и есть самое большое счастье для каждого человека.


  Глава XXXVIII

Вот такое "золотое время" наступило для Кати с Юрой. То что их ВУЗы находились в разных концах города не мешало им вместе проводить всё свободное время. В Питере, к счастью, есть множество замечательных мест, которые невозможно не посетить. Конечно, для этого требовались немалые расходы, но студенческая смекалка и участие в выходные дни на разгрузо-погрузочных работах на овощных базах, часто помогали решать и финансовые проблемы.

Бывали случаи, когда почти вся стипендия уходила на долги, и молодым приходилось довольствоваться пешими прогулками по Петербургу. Одним из любимых мест был Летний сад, в котором они исходили наверное все тропинки, любуясь и домиком Петра I, и памятником великому баснописцу И. А. Крылову, и многочисленными скульптурами, сохранившимися ещё со времён Государя Петра.

Это изучение города у Кати с Юрой продолжалось почти два первых студенческих года. Где только ни побывали они за это время. Даже Эрмитаж посетили несколько раз, знакомясь с его шедеврами. Марсово поле, Русский музей, Петропавловская Крепость, Исаакиевский Собор, Кунсткамера, да и большинство других культурных центров, стали для них настолько родными, что стоило кому-либо в их присутствии назвать ту или иную городскую достопримечательность, как тут же перед ними мысленно возникал образ этого сооружения.

Вот так, постепенно, они становились настоящими знатоками своего города. Сколько раз убеждались, что многие их товарищи совершенно не знают Петербурга, хотя и родились, и выросли в нём. Порой казалось, что иные гости, впервые проведшие здесь отпуск, обладают о нём гораздо бОльшей информацией, чем некоторые коренные жители.

Лариса понимала, что Юра повзрослел, и его интересы в значительной степени изменились. Поэтому сделала так, что вся стипендия была исключена из семейного бюджета, и полностью шла на его нужды. Первое время Юра сопротивлялся такому намерению, но всё же смирился, понимая, что Лариса не отступит от своего решения. Зато периодически баловал свою маму различными подарками, которых за эти пару лет у неё накопилось довольно много.

Юра уже несколько дней не видел Катю, да и телефонные разговоры с нею последнее время носили какой-то формальный характер. Почувствовав перемены в их отношениях, решил без предупреждения встретить Катю с занятий.

Внутреннее чутьё не подвело его, Катя вышла из академии, держа под руку какого-то юношу. Не желая своим появлением ставить их в неловкое положение, Юра издали понаблюдал, как они мило ворковали между собой, как направились в сторону метро и спустились по эскалатору.

Дома пару часов просидел в своей комнате и всё думал, думал, думал. Зная хорошо Катю, понимал, что она никогда не позволила бы себе взять под руку человека, который не был бы ей дорог, поэтому сразу почувствовал, что если не примет какие-то экстренные меры, то потеряет её. Да и мысль, что за счастье надо бороться, преследовала его. С этим настроением Юра набрал её номер телефона и попросил о встрече.

–Катя, я вижу как последнее время ты всё больше отдаляешься от меня. Ничего не хочешь мне рассказать?

–Хочу, Юра, и сама собиралась это сделать, только зачем-то откладывала разговор, понимая насколько он будет тяжёлым для нас обоих. Дело в том, что я полюбила, причём так, что потеряла голову. Вначале думала, что это простое увлечение, и никак не реагировала на Димины ухаживания за мною. Но время показало, что это не так.

Больше года я сопротивлялась своим чувствам, считала, что ты единственный человек в моём сердце, но, как выяснилось, ошибалась. Я очень виновата перед тобой, и хорошо понимаю это, но ничего сделать не могу. Поверь, что это произошло не спонтанно…

Говорила в основном Катя и говорила долго. Юра молча слушал её, не перебивая, и когда она закончила, произнёс:

-Я люблю тебя, Катя. Очень люблю и хочу чтобы ты была счастлива, пусть даже с Димой. Поэтому не буду вам мешать и ухожу из твоей жизни. Прощай!

Юра резко повернулся и пошёл в противоположную сторону.

А ведь ещё совсем недавно казалось, ничто не помешает этой паре навсегда связать свою судьбу. Да, жизнь частенько преподносит различные сюрпризы, но такого поворота событий никто из них не мог даже предположить.

Несколько дней Юра носил в себе эту душевную травму, пока, наконец, ни решился обо всём рассказать маме. Выслушав, Лариса не бросилась жалеть и утешать Юру, а лишь помогла ему правильно оценить сложившуюся ситуацию.

-Хорошо, что всё это произошло сейчас, а не в разгар вашей семейной жизни, и тебе намного легче будет перенести эту потерю. Никогда бы не подумала, что Катя способна на предательство.

А ты, сын, оглянись вокруг, посмотри, сколько девушек готовы пройти огонь и воду, чтобы связать с тобою свою судьбу. Так что, постарайся как можно скорее забыть всё, что было связано с Катей. Твоя взрослая жизнь ещё только начинается, и ты обязательно встретишь настоящую любовь.

–Даже не знаю, мама, что тебе на это ответить. После разговора с Катей, я постоянно ощущаю пустоту, словно внутри меня надломился какой-то стержень. Ведь ради неё я даже друга себе не завёл, чтобы как можно больше времени уделять ей.

–Юра, ты сильный, волевой юноша, за свою короткую жизнь многое пережил и научился не только преодолевать трудности, но и воспитал в себе настоящие человеческие качества. Ты честный, порядочный, умеешь на все невзгоды смотреть глазами трезвого человека, и я уверена, что очень скоро совсем иначе будешь воспринимать этот жизненный эпизод. Главное сейчас, не сломаться и как можно скорее отвлечься от этих событий.

–Хорошо, мама! Ты знаешь, как я дорожу твоим мнением, безусловно прислушаюсь к нему и на этот раз, Главное, я тебя понял и постараюсь правильно отнестись к твоим словам.

После этого разговора Юра не ушёл в себя, он начал чаще появляться в кругу своих однокурсников, больше внимания стал уделять и плаванию. А когда Виктор Иванович рекомендовал начальству ввести его в тренерский состав для работы с группой новичков, то с большой радостью принял это предложение.

И постепенно он перестал думать о Кате, а если вспоминал, то с каким-то чувством отчуждения, если не сказать хуже.
                                                      
                                                   Глава XXXIХ

Значительное событие произошло в семье Игнатьевых. Павел Васильевич стал заместителем начальника Следственного Комитета, заменив генерала Кудасова, ушедшего на пенсию. В честь этого Лариса с Юрой были приглашены к ним на ужин. Там же находился один из сослуживцев Павла, который во время застолья, как бы невзначай, оказался рядом с Ларисой.

Трудно сказать, случайность это или преднамеренное желание Павла с Мариной познакомить их, но встреча состоялась, и они оба проявили друг к другу повышенный интерес. Леонид Иванович Кузьмин, так звали гостя, оказался не только привлекательным мужчиной, но и достаточно серьёзным человеком.

В дальнейшем выяснилось, что судьбы его и Ларисы были схожие. Леонид Иванович после смерти жены несколько лет жил один и, кроме памяти о ней, ничего другого для него не существовало. Правда, рядом находилась дочь, но и она недавно окончила университет, вышла замуж и уехала на родину мужа, в город Мурманск.

Постепенно в душе Ларисы замаячил небольшой огонёк, который и растопил её сердце. Наступил день, когда Леонид Иванович сделал ей предложение, которое она охотно приняла. Свадебное застолье состоялось в очень узком кругу. В ресторан, помимо Юры, были приглашены лишь Павел с Мариной да свекровь Ларисы.

Когда встал вопрос, где жить, Лариса, понимая как нужна Юре, не захотела оставлять его одного, и Леонид Иванович переехал к ним. Свои апартаменты собрался сдавать, но когда побывал с Ларисой и Юрой в Сиверской и увидел там их участок, решил квартиру продать, чтобы на вырученные деньги построить нормальную летнюю усадьбу. И очень скоро, полным ходом закипела работа по её строительству.

Однажды, когда все вместе в очередной раз были в Сиверской, Лариса предложила Юре навестить могилку родителей. Леонид Иванович поддержал её в этом, и они втроём направились на Ново-Дружносельское кладбище. Несмотря на то, что там же, в конторе, получили нужную информацию, на поиски места захоронения ушло около часа.

Наконец, были найдены два рядом стоящих креста, надписи на которых настолько выцвели, что пришлось приглашать кладбищенского смотрителя, чтобы получить подтверждение кому они принадлежат.

С ним же, Лариса договорилась о строительстве вокруг могилок небольшой металлической оградки и предложила Юре скопить деньги для установки двух надгробных плит.

Говорят, что "время лечит". Эта пословица относится и к Юре. Давно он не чувствовал за собой такого стыда, какой испытал после слов Ларисы, косвенно упрекнувшей его за легкомысленное отношение к памяти покойных родителей. И спустя некоторое время после появления оградки, им были заказаны и установлены две надгробные гранитные плиты.

По окончании четвёртого курса студенты проходят стажировку, после которой сдают Государственные экзамены и получают распределение, причём, как правило, по месту прохождения практики. Одновременно с дипломом выпускникам присваивается воинское звание "лейтенант". 

На Котельникова Юрия Николаевича пришёл запрос из Следственного Комитета Большого Дома. Постарался Павел Васильевич, и Юра был включён в оперативную группу, в которой с большим желанием осваивал азы следственной практики.

Очень скоро он на себе испытал ту ответственность, какая ложится на плечи человека, посвятившего свою жизнь борьбе с преступностью. Мало того, что иногда не успевал вовремя поесть, но однажды даже пришлось ночь просидеть рядом с оперативником в засаде, по очереди отключаясь на кратковременный сон.

Подружился Юра и с Леонидом Ивановичем, который с первых дней знакомства стал относиться к нему буквально по-отечески. Да и во время практики Юра постоянно ощущал его поддержку.

Так, стоило ему попросить Леонида Ивановича навести справки о судьбе брата, находящегося в норильской колонии строгого режима, как на следующий день узнал, что брат год назад вышел по УДО, женился и работает проходчиком в одной из шахт города Талнах.

Несмотря на то, что управление правительственной связи, где работал Леонид Иванович, размещалось на последнем этаже, он всегда находил время заглянуть в их кабинет, чтобы поинтересоваться, как продвигается расследование того или иного уголовного дела.

Оперативная работа затянула настолько, что времени ни на что другое катастрофически не хватало, и Юра порой разрывался между стажировкой, занятиями с группой новичков в бассейне "Динамо" и подготовкой к госэкзаменам, которые нужно было сдавать почти сразу после практики.

В конце концов, он вынужден был отказаться от дополнительной нагрузки. Начальство спортклуба с пониманием отнеслось к его заявлению, и договор был расторгнут без всяких к нему претензий.


Глава XXXХ

Сразу после прохождения стажировки Юра плотно засел за учебники. А как мы знаем, времени на подготовку оставалось всего ничего, и Юрию, чтобы избежать неудачи, пришлось изрядно потрудиться. Тем не менее, и этот последний этап студенческой жизни был успешно преодолён.

На церемониале, посвящённом окончанию ВУЗа, выпускникам вместе с дипломами были вручены удостоверения о присвоении им воинского звания "лейтенант МВД".

Когда Юра вернулся домой, его ожидал приятный сюрприз. Леонид Иванович с Ларисой приобрели для него парадный милицейский мундир, который так точно подошёл ему, как будто был сшит на заказ. За столом, рассказывая о процессе вручения дипломов, Юра обратил внимание, что когда поднялся на сцену и подошел к столу, где заседал президиум, то настолько разволновался, что даже не слышал как ректор поздравлял его.

-Помню только, как секретарь, сидящая рядом с ним, сообщила в микрофон, что к столу приглашается лейтенант МВД, Котельников Юрий Николаевич. Всё остальное происходило как в тумане.

-Ничего страшного, Юра, все мы через это проходили. Вот начнёшь работать, и туман сразу рассеется,- успокоил Леонид Иванович.

-Ой, Юра, чуть не забыла! Тебе звонила девушка, Мила, оставила номер телефона и просила перезвонить.

-Мила? Странно. Среди моих знакомых нет ни одной Милы. Она больше ничего не просила передать?

-Нет. Просто, представилась Милой и пригласила Юру. Когда узнала, что отсутствуешь, продиктовала для тебя номер своего мобильника. Вот и всё.

-Интересно, кто же это? Мама, ты меня заинтриговала, теперь не засну, всё буду думать о прекрасной незнакомке.

-Так ещё не поздно, можешь позвонить прямо сейчас, зато нормально уснёшь- отреагировала Лариса на шутку сына.

После ужина Юра набрал номер её телефона.

-Мила?

-Да!

-Здравствуйте! Это Юра. Вы просили меня позвонить. Я Вас внимательно слушаю.

-О, Юра! Как хорошо, что позвонили. Вы меня не знаете, я подруга Кати Стрельцовой, точнее Романовой, и мне необходимо с Вами встретиться.

Юра настолько растерялся, что некоторое время не знал, как отреагировать на её предложение.

-А что, собственно, случилось?- наконец, произнёс он.

-Всё при встрече! Я завтра свободна, так что назначайте удобное для Вас время и место, я подойду.

-Мила, а где Вы живёте?

-На Загородном проспекте, у переулка Джамбула.

-Прекрасно! Вот на этом углу, если не возражаете, я буду Вас ждать завтра в 12 часов дня. Только, как мы узнаем друг друга?

-Об этом не беспокойтесь, я сама подойду к Вам.
На вопросительный взгляд Ларисы лишь ответил, что Мила – подруга Кати - и собирается рассказать ему что-то очень важное.

На следующий день в назначенное время Юра стоял в условленном месте. Мила пришла вовремя и сразу же, без всяких вступлений, начала рассказывать, почему она искала с ним встречу.

-Понимаете, Юра, Катя знает, что я разыскала Вас, но не подумайте, что она попросила об этом, я пожелала встретиться с Вами исключительно по собственной инициативе.
Мы с нею близкие подруги, учимся в одной группе и, буквально, с первых дней занятий нашли друг друга. Она мне многое о Вас рассказывала, причём, обо всём в превосходной степени.

Несколько раз я видела, как Вы встречали её около академии и, откровенно завидовала ей. А затем к ней стал проявлять особое внимание наш однокурсник Дима Стрельцов.

И если быть откровенной, Димка пользовался среди студенток повышенным интересом. Он симпатичный, обходительный юноша, и поначалу довольно спокойно относился к вниманию со стороны женского пола. 

Да и Катя никак не реагировала на его ухаживания. Более того, пару раз я была свидетельницей, как она довольно прозрачно намекала ему, что её сердце занято другим человеком.

Тем сильнее я была удивлена, когда узнала от неё, что Дима сделал ей предложение, и она хоть и не ответила пока, но собирается дать согласие.

Вскоре после того, как Катя рассталась с Вами, она приняла предложение Димы и вышла за него замуж. Но счастье её оказалось недолгим. Дима решил, что раз Катя отшила своего друга и отдала предпочтение ему, значит он для неё лучший во все времена и постепенно стал проявлять характер собственника.

Неоднократно, в присутствии студентов пытался возвысить себя над Катей. А иногда, чтобы вызвать в ней чувство ревности, позволял разные вольности в общении с однокурсницами.

Катя, конечно, такого к себе отношения не заслуживала и, естественно, не собиралась терпеть, зато очень скоро поняла какого человека, в Вашем лице, она потеряла.

Не трудно представить, во что превратилась её жизнь, и развязка произошла. Катя узнала о неверности мужа и, собрав его вещи, выпроводила из своего дома. Развод им оформили, хотя и не сразу, а лишь с повторного заявления. Единственно, в чём он проявил порядочность - не стал претендовать на жилплощадь. Вот, собственно говоря, об этом я собиралась Вам рассказать.

-Спасибо, конечно, за информацию, но я не понял, для чего Вы посвятили меня в её семейную жизнь?

-Юра! Мне Катя поведала, как в последней встрече Вы сказали, что очень любите её и ради Катиного счастья жертвуете своим. Сейчас она в тяжёлой депрессии, и чтобы вновь возродить её к нормальной жизни, Вам необходимо сделать всего лишь один шаг – простить.

-Да, Мила, правильно, я такое говорил. Но тогда я верил ей, как себе, а она предала нашу любовь, поэтому нет никаких гарантий, что завтра в её жизни не появится новый Дима, поэтому о дальнейших наших с ней отношениях не может быть и речи.

Я навсегда вычеркнул Катю из своего сердца. И, поверьте, далось мне это очень нелегко. Так что, если не хотите лишний раз её расстраивать, не говорите о нашей встрече.
                                                   
                                                            Глава XXXХI

Дома Юра также не стал ничего сообщать о разговоре с Милой, лишь поставил перед собой цель, вновь поскорее забыть об этом. Но Лариса, сгорая от любопытства, пожалуй, первый раз за всё их общение, сама проявила интерес к произошедшей встрече.

Оказавшись наедине с Юрой, она напрямик задала вопрос, чем сразу обезоружила его, и он, видимо, всё-таки желая выговориться, со всеми подробностями рассказал о своей беседе с Милой. И не дожидаясь её реакции по этому поводу, продолжил:

-Мама, даже если ты меня и осуждаешь за такое решение, я не смогу её простить. За прошедшие два года я много раз старался понять её предательство, но оправдания ему так и не нашёл. Более того, при воспоминании о ней, у меня появляется какое-то чувство брезгливости, через которое я не могу переступить, хотя где-то в душе и жалею её.

-Напрасно думаешь, что я осуждаю тебя. Ведь хорошо знаешь, что я всегда считалась с твоим мнением. Без всяких колебаний принимаю его и сейчас. Как ты решил, так тому и быть.

И вновь в этом доме на любые разговоры о Кате было наложено табу.

Тем временем, для Юры наступил первый рабочий день. Появившись на Литейном 4, он переступил порог кабинета уже будучи не стажёром, а оперативным работником Следственного Комитета Большого Дома. Вот так, в 23 года, начал трудовую деятельность лейтенант МВД, Котельников Юрий Николаевич.

                                                                   Эпилог

Если бы бездомного одиннадцатилетнего ребёнка, Юру Ильина, спросили, что его ожидает в будущем, он наверняка не смог бы ответить на этот вопрос. А ответ есть и довольно простой.

Беспризорные дети очень быстро познают все негативные стороны общества, в котором живут, постепенно деградируют и встают  на путь преступлений. Ожидает их сначала детское исправительное учреждение, а с возрастом и тюрьма, где они и начинают жить по законам блатного мира. 

Конечно, вряд ли подростки задумываются над этим, каждый старается хотя бы мысленно исключить такой ход своей жизни.

К счастью, "Его Величество Случай" помог Юре избежать такой участи. На пути встретилась женщина, которая не только усыновила его, но вложила в воспитание все свои силы. Приняв как родного сына, сумела полюбить, вырастить, дать возможность получить высшее образование и привить ему все лучшие человеческие качества.

Антиподом Юрию вырос его брат, Геннадий, жизнь которого как раз и отвечает на вопрос, что ожидало Юрия, если бы не появилась женщина, которая стала ему матерью.

Таких женщин на Руси довольно мало. Но они есть, и примером тому служит образ Великой Русской Женщины - Ларисы Григорьевны Котельниковой.

                                                            Конец.


Рецензии
Сильно написано!
Вот фильмы ставят нынче все о великих манекенщицах, а о героических женщинах, причем не военной поры, а нынешнего времени и не увидишь.
И все еше спрашивают: А кто он, Герой нашего времени?
Так вот же он, оглянуться только надо...
Поклон вам!

Владимир Байков   10.04.2016 11:53     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир! Ваш отклик вдохновляет на дальнейшее творчество.
С уважением,

Владимир Заславский   10.04.2016 18:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.