Идиот

- И-и-ра!Сколько ещё? Первый раз, и … уже опаздываем!
Андрей стоял в проеме двери, в новой форме, весь с иголочки, и нервно теребил козырек фуражки.
 - Ты когда жене зеркало купишь? – парировала Ирина, крутясь перед своим отражением в замутненной стеклянной двери. Отражение было хоть и смутное, но прекрасное, просто- таки близкое к совершенству.  - У тебя жена молодая! И … красавица, к тому же! Как …без зеркала?
- Вот будет жилье своё, … тогда и купим! – нахмурился Андрей, понимая, что вновь прибывшему в часть лейтенанту жилья ещё ждать-переждать. 

А пока им дали комнатку в библиотеке. Как молодоженам! Повезло! Холостых по казармам распихали. И хоть была комнатушка метров двенадцать, оказалась она довольно уютной. Ирина умудрилась превратить её в некое подобие студио, со столовой, спальней, кухней и даже холлом. И все в одном флаконе. Правда,  удобства … на этаже.
Так ведь, с милым и в шалаше рай! А ведерко на ночь можно и в «холле» пристроить!
- Всё! Готова! Бежим!
Они выскочили на улицу и понеслись по лужам, смешно, по-детски подпрыгивая к первому в их военной службе новогоднему балу.

Это был совсем не тот бал, который описывался в старинных книгах. Скорее банкет при части, в доме культуры. Но объявление на штабе так и гласило: «Приглашаем на Новогодний бал!».
Долго сидели за уставленным закусками и выпивкой столом. Командир, здоровый, тучный, краснолицый полковник долго нудил по итогам учебной и боевой, потом выступили замы, ещё кто-то, и ... понеслось.

Здесь не играли скрипачи на балконе, не танцевали гавот и мазурку. Не было и мажордома. В какой-то момент сама собой завелась шальная музычка, молодежь сорвалась из-за столов и в ... пляс.
Кто постарше, сгрудились вокруг командира, степенно выпивали, временами внезапно вскакивали по стойке «смирно» и яростно орали троекратное «Ура». В общем, развлекались, кто как мог.

Понемногу все успокоились, запустили медленные танцы. Андрей с Ириной, всё же опоздавшие к открытию, наверстывали упущенное – уплетали крабовый салат. Неожиданно, откуда-то сбоку подплыл командир. Видать, он здорово уже набрался, чуть пошатывался, от природы красноватое его лицо теперь и вовсе сделалось свекольно- пунцовым. Несло недорогим коньяком пополам с неизменным оливье.
- Как дела лейтенант? – выдохнул он невыносимо густо. – Устроились?
- Всё в порядке! Спасибо, товарищ полковник! – вскочил Андрей. Ирина тоже попыталась привстать  с набитым ртом.
 - Сегодня я, Сергей Иванович для всех! – одними бровями остановил их командир.  – Новый год же, ну что ты лейтенант! Сегодня всё можно.
 - Так точно, Сергей Иванович! С наступающим!

Командир чуть качнулся в сторону Ирины.
- Жена у тебя красавица! Как звать?
- Ирина! – протянула она  узкую ладошку.
- Ирина….! – он протянул ей свою огромную лопатистую ладонь. – Ну, пошли Ирина! Командирский танец! Можно лейтенант!?
 - Сочту за честь! – пробормотал Андрей, хотя что-то в нем напряглось.
Ирина беспомощно оглянулась, Андрей нарочито небрежно шевельнул плечом…,  «командир, мол»!

Все расступились. Полковник с дамой прошли в центр и круг опять замкнулся. Зазвучала музыка, и все затоптались в медленном танце. Андрей оставался за столом, и ничего за спинами танцующих не видел. Другой бы тут махнул рюмашку, другую, пользуясь случаем, но Андрей принципиально не пил и не курил.  Вот такой лейтенант!
Чуть притушили свет, пары немного расползлись по залу, и Андрей вдруг явственно и четко увидел свою молодую жену. Командир уж совсем неприлично навалился на неё, а правая рука его медленно скользила чуть ниже спины партнерши.

Наверное, здесь это было привычным делом. Ирина как могла сопротивлялась, пытаясь мягко отстраниться, но окончательно захмелевший командир прижимал её к себе все сильнее, и рука его почти достигла желаемой области.
Андрей встал из-за стола, поправил галстук, одёрнул китель и почти строевым шагом подошел к танцующим.  Взял жену за руку, отвел её в сторону, повернулся лицом к командиру и … отвесил ему сочную, если не сказать смачную, полновесную пощечину, звук от которой перекрыл даже грохочущую музыку.

Щека полковника дернулась и завибрировала, как от мощного удара в ринге в замедленном показе.Все застыли на месте. Командир стоял, беспомощно выпучив глаза. Какая-то дама громко взвизгнула. Стоящий рядом замполит звериным прыжком набросился на Андрея и повалил его на пол, остальные попадали на них сверху.
 - Отставить! – страшно выкрикнул командир. – Молчать! Сми-р-р-рно!

Андрей подняли на ноги и поставили перед командиром, сзади несколько человек крепко держали ему руки.
 - Ты-ы-ы! – сжал кулаки командир. – Ты-ы-ы! Мальчишка, сосунок сопливый, др-р-рянь!  ... Ответишь!
И быстрым шагом, почти бегом покинул зал. Несколько офицеров и дам бросились за ним.
 - Сергей Иванович! Товарищ полковник! – неслись голоса.

Праздник был испорчен напрочь. Все засобирались по домам. Замполит вызвал наряд.
 - Арестовать! – приказал он такому же, как и Андрей, недавно прибывшему в часть лейтенанту Сергею Кривцову.
Двое бойцов зашли сзади, Андрей, мало чего сознавая, накинул на себя край шинели, взглянул затравлено на остекленевшую Ирину и вышел из зала. Под конвоем!

Утром первого января, на восемь утра, в том же клубе, где ещё даже столы не успели убрать, было назначено офицерское собрание части. Офицеры сидели хмурые, помятые, с синими от бессонницы лицами. Вся новогодняя ночь прошла в обсуждении случившегося. Такого здесь ещё не было, да и вообще нигде не было, наверное, … с царских времен.

Вскоре ввели Андрея. Слово взял замполит. Тонким, срывающимся на фальцет голосом он доложил о происшествии. Выразили всеобщее возмущение преданные замы. Затем со своего места поднялся сам командир. Он напомнил о героическом пути их части в годы войны, о славных ратных делах, помянул ветеранов.
- И вот вчера этот …сосунок, если не сказать грубее, посмел поднять руку на командира! – показал полковник глазами на Андрея. – И не меня он … ударил! Я-то что, утрусь, не гордый! Он ударил всех нас!
Полковник обернулся и поискал глазами боевое знамя, стоящее у стены под стеклом.
 - Часть нашу … героическую! Опозорил!
- Да как ты мог, мальчишка…, щенок! Да кто ты такой! Говори! Как посмел!? – гремел уже в полный голос командир.

Собрание выдохнуло  с облегчением. Похоже, всё останется внутри. Молодец командир, мог же дать ход делу. А там и до трибунала недалеко. Все обернулись на лейтенанта в ожидании искреннего глубокого раскаяния. Андрей молчал, низко опустив голову.

- Значит так! – решил заканчивать командир. – Сегодня 1 января! Праздник у людей. Но только не у нас. У нас вот…чего! – кивнул он на лейтенанта. - И чтобы так…, приказываю, выходной отменяется, через час – все в полевой форме, и на плац. Строевой смотр, мать твою.
Знал, что делал опытный полковник. Теперь все возненавидят этого сопляка, и увольнять-то не придется, сам уйдет.

Все начали собираться, сдвигать стулья в сторону, в надежде на продолжения банкета. В приказание насчет смотра как-то не очень поверили. Остынет командир, отойдет, сейчас махнет соточку, да и подобреет, даст Бог!
- Разрешите, товарищ полковник! – неожиданного поднял голову Андрей.
Все застыли на месте.
- Что, лейтенант? Все же решил чего-то сказать?
- Так точно! – вытянулся в струнку лейтенант.
- Говори! Осчастливь товарищей!
- Вы, полковник, вчера мерзко оскорбили женщину, мою жену! И я Вам ответил, не как подчиненный, как мужчина.
Брови полковника стали постепенно задираться вверх.
- А сегодня Вы оскорбили меня, мою офицерскую честь, обозвав при всех …., не могу повторить…! И я … вызываю Вас…на дуэль! Согласно дуэльному кодексу Дурасова Вами нанесено оскорбление, 2-ой степени тяжести. ... Если откажитесь, то Вы - трус и подлец. И навсегда им останетесь в глазах своих сослуживцев. И в истории части! Навсегда! Трус и подлец!

Если бы в тот момент в клуб врезался фронтовой истребитель на форсаже, то это произвело бы меньший эффект. Глаза командиры недопустимо расширились. Он как стоял, так и сел, чуть ли не мимо стула. Все остолбенели. И не в первый раз за последние сутки, надо сказать.
 - Что же это такое? – повернулся командир к собравшимся. – Он что … идиот? Может его это… , к врачу, мать твою?
Все молчали. Полковник опустил голову, так прошло несколько минут. Потом он устало махнул рукой.
 - Идите по домам! Смотр отменяется, вас семьи ждут! Идите! Я тут сам.
Часть офицеров двинулись к выходу, руксостав остался.
- Ты чего лейтенант!  - поднял глаза командир на потенциального дуэлянта. - Совсем рехнулся?
 - Никак нет! – опять вытянулся Андрей. – Дуэль!
 - Нет, он больной точно! – развел руками полковник. – А может, ширнутый, а? Отвезите-ка его в медсанчасть, пусть проверят!

Андрей быстро вытолкнули в коридор. Командир остался сидеть, устало облокотившись о край стола, и чуть прикрыв глаза. Замполит потихоньку налил ему полбокала коньяку.
- Выпейте, Сергей Иванович! Легче станет!
- Спасибо Палыч! – махнул сразу всё полковник. – Видал, чего делается?
- Да…!? Как таких выпускают!
- Кто его в часть рекомендовал?
- Сам прибыл, по распределению.
- Возьми личное дело. Всё проверь. Может, есть у него кто там, … наверху. Уж больно прыткий. Неспроста это!
- Отец у него … подполковник, вроде, в запасе давно! Думаете … провокация?
- А кто его знает. Время сейчас мутное. И так…, чтобы шуму не было. Всех обойди, всем рты позатыкай, бабам особенно. Хотя… поздно уже. Небось, … растрезвонили. Мобильники же у всех, мать их…!
- Да уж неделю как связи нет! Праздники же! Только с почты, по межгороду.
- Ну, тогда ладно! – пробормотал командир. – Давай, иди!
- Зам поспешил выполнять.
- И вот ещё…!  - крикнул вдогонку командир. - Сходи в библиотеку, посмотри там, что это за … кодекс такой, … Дурасова!
- Там же этого лейтенанта с женой поселили! ... Временно! А библиотеку прикрыли пока, всё равно не никто туда не ходил!
- Вот и разберись там! Как это «прикрыли»? Кто позволил!? Людей книг лишать, пищи этой, бля, … духовной! Вы что там, с ума посходили!
- Есть товарищ командир! – вытянулся зам.
- И … этого, отпусти пока! Не нужны нам тут мученики!
- Есть, Сергей Иванович! Сделаем!

Андрей весь день просидел в отдельной комнатке, скрючившись на небольшом ободранном диванчике. И весь этот праздничный день просмотрел в одну точку, не мигая. Под вечер дверь чуть приоткрылась и в проем просунулась голова конвоира.
- Товарищ  лейтенант! На выход, с вещами! Велено выпустить! Командир приказал!
Андрей, ни слова не говоря, встал, натянул шинель и вышел на воздух.
«Ирка! Как там Ира! С ума, небось, сходит!» – одна только мысль билась в его висках.

Войдя в свою комнатку, тут же споткнулся о картонную коробку, заполненную кухонной посудой. В углу Ирина укладывала в ещё одну такую же коробку носильные вещи.
- Ира! – крикнул Андрей. – Ты что, родная? Ты куда собралась? Выпустили меня, выпустили! Вот видишь, всё обошлось!
- … Обошлось!  - даже не обернулась Ирина. - Давай, подключайся, зам два часа на сборы дал. Сюда библиотека срочно возвращается. Нельзя людей без книг и на день оставлять, так зам сказал. Давай, полки скручивай, ... дуэлянт! Сейчас Кривцов машину подгонит.
- Куда же мы? Что зам сказал?
- Как и все! Ты в казарму! Я пока в школу, там поживу! А что, зато на работу близко, из комнаты в класс перешла …, и на рабочем месте. Удобно!
- Я сейчас же … к командиру!
- Ещё раз по морде дашь…!?
Андрей ничего не ответил, достал из ящика отвертку и пошёл снимать полки.

Через несколько дней Ирину, несмотря на зимние каникулы, вызвала завуч местной школы. Ирина преподавала историю, а завуч – физкультуру. Так бывает!
- Ирина Валентиновна! – произнесла она профессионально мощным голосом. – У меня к Вам серьезный разговор.
- Слушаю Вас! – сразу же почувствовала неладное Ирина.
- Понимаете, нам тут клетки срезали! Раньше всё пугали, а теперь вот распоряжение пришло. Две клетки…, то есть двух человек уволить надо. Одна клеточка у нас вакантная была, с ней легче, а вот  вторая…, придется по живому резать. Вот думаем, кого …! Что скажете?
- А я-то чем могу помочь! – удивилась Ирина. -  Я же только пришла! Никого толком и не знаю!
Завуч нервно перекинула пару бумажек на столе. Пристально взглянула на неё.
- Не стану я крутить вокруг да около! В общем, есть мнение, просить Вас написать заявление, как говорят, … по собственному желанию. Опытных учителей заменить будет некому. И Вы молодая, только пришли…, понимаете!

Ирина как-то сразу всё осознала и холодно кивнула.
- Это всё из-за того случая, новогоднего? Я … понимаю!
- Ну, что Вы, Ира! Об этом все уж и позабыли! Мало ли чего случается! Да и командир остыл! Ну, так как … с заявлением?
- Напишу! Я могу идти?
- С работой в части сложно. В принципе, не знаю, как Вы к этому отнесётесь…, в общем, есть одна должность, ну … понимаете, уборщицы должность. Работа так себе, не престижная, конечно, … но и не особа тяжелая: три раза в неделю полы, раз в месяц пыль по углам, окна, там по весне помыть. С утра придете, повозитесь, и потом весь день свободный. Опять же, заработок, хоть и небольшой, но тоже не помешает.
- И унитазы… мыть?
- … И унитазы! – строго взглянула на неё завуч.  - А как же!? Кстати, в этом случае комнатка тут за Вами останется! Подумайте, как следует! Снять жилье сейчас негде. В лесу живем! Мужу Вашему… приходить разрешу, так и быть! Хотя и не положено! Школа, всё-таки...! На себя возьму...ответственность!
- Спасибо! Правда, …спасибо! Я всё понимаю! Я подумаю!

Встречались супруги теперь раз в день, в общей столовой.
- Ты как! – чуть прикоснулся к её волосам Андрей.
- Никак! – качнула она головой в сторону. – Вот… сегодня с работы попёрли!
- Да ты что! – задохнулся Андрей. – Не имели право, ты же молодой специалист. И жена военнослужащего.
- А они … не совсем! Предложили … уборщицей! – Ирина низко наклонилась над тарелкой, две крупные слезинки украсили плов.
- Ничего, ничего! Я с ними разберусь! – сжал кулаки Андрей. – Они за всё ответят!
- …Разберёшься! Это же армия! Что же мне делать, уезжать что ли!? К маме! А?
- …Уезжать! А я … как же!? А мы…!?
- Ты как же!? А может, сначала думать надо было, а уж потом руки распускать….!?
Андрей даже не смог проглотить кусок.
- Ты…, вот ты считаешь, что не надо было?
- Да я не знаю уже, как надо, или как не надо! – всхлипнула Ира. – Я знаю только, что жить нам тут не дадут!
«Убью его!» - бормотал Андрей, возвращаясь в казарму. – Послезавтра дежурство, получу в штабе ПМ с обоймой, и грохну гада, прямо на глазах у всех. И будь, что будет!»

Раз в месяц он ходил на почту, за шесть километров, в рабочий поселок. Отправить письма, получить посылку, если была, позвонить кому надо. Мобильная связь в этих местах часто не работала, только вот проводная и спасала.
Но в этот раз с почты пришло извещение. Андрея вызывал на переговоры отец.
«Не случилось ли …!? Может, с матерью что!» – почти бежал на почту лейтенант.
 
- Па...! Привет! – кричал он в трубку. – Как дела, как мать? С Новым годом вас,прошедшим! У нас тут связи не было…!»
- Шуршим потихоньку, чего с нами будет! – отвечал отец. – Вы-то там как?
- … Нормально! Служим! – чуть откашлялся Андрей.
- Служишь…, а мне вот вчера зам ваш звонил! Так что всё я знаю. Матери не сказал пока! Что делать-то собираешься!? Избиение командира – это же дело уголовное. Сесть можно, запросто! Да и карьере конец!
Андрей надолго замолчал. Да и что тут отцу скажешь.
- Пойди, поговори с ним! - тихо попросил отец. - Не убудет от тебя!Извинись …, там как-нибудь. Молодой, горячий, выпил лишнего, взревновал, мол, с дуру,  моча в голову…! Возьми коньячку с собой…, мужик же он, поймет. И зам сказал, что… поймет! Сходи сынок! Хочешь, я ему сам позвоню? А то и …подъехать могу, раз такое дело!

Андрей положил трубку на колени.  Прошло несколько минут.
- Пап, ты там ещё!
- Здесь, а где же! Что надумал … лейтенант!
- Честь пап! Честь офицерская. Достоинство, наше, мужское. Ну, схожу, ну повинюсь, выпьем там, не знаю. А как жить дальше. Как в глаза людям смотреть!? Как Ирке в глаза смотреть! А как бы ты поступил на моём месте!?

Настала череда и отцу задуматься. Опять прошло несколько  минут.
- За жену…, зная как ты её любишь, как дрожишь над ней - … грохнул бы его на хрен. А потом и сам того, … застрелился бы! И правильно, что ты его …по морде! Надо было и по … яйцам ещё! А дуэль, …сейчас времена другие. Честь – не в честИ нынче! Никто не оценит. Сам думай сынок! Сам решай, родной! Мы тебя любим! За нас не беспокойся.
Трубка дала отбой.

Андрей возвращался уже в темноте, шел заснеженным лесом. Вошел в ворота части, слева стоял командирский домик. Андрей встряхнулся, застегнулся на все пуговицы, натянул шапку на самые уши и стукнул в дверь.

Открыл сам полковник, лично. Даже не удивился, молча повернулся и прошел в комнату. Андрей последовал за ним. Командир сидел за большим круглым столом и листал старую, ободранную книжку.
- Что господин дуэлянт!?  - поднял он глаза на застывшего гостя. - Стреляться не раздумал? Я в академии лучший был по стрельбе-то! Да и потом увлекался этим делом. Не боишься помереть молодым! А!? О тебе ведь книжек не напишут, …не Пушкин, чай!
Андрей подавлено молчал. Он понимал, что командир остыл, и сейчас самое время повиниться и покончить с этим. Самое время! И всё вернется назад. И Ирину восстановят, и комнатку вернут...! Всего-то надо сказать пару слов...!Вон, и отец говорил... !
- А вот я сижу тут, читаю, знаешь что!?
- Никак нет! – просипел Андрей.
- … Дуэльный кодекс В. Дурасова, 1912 года издания. Нашли-таки, у коллекционера одного, дал на вечер. Сам-то читал?
- Приходилось. Давно!
- Да! Давно это было! А сейчас, по закону, один только вызов публичный приравнивается к угрозе жизни, а сама дуэль – к преднамеренному убийству, да ещё по предварительному сговору. Сроки – приличные! И не условные!
Командир полистал книгу, закрыл её и посмотрел Андрею прямо в глаза.
- Я когда сюда прибыл, вот таким как ты, здесь одно болото было. По ночам дежурили, костры жгли, волков отгоняли. Когда технику завезли, кабели на себе таскали, раньше срока на боевое поставили. Небо Родины защищали! Время такое было!
Андрей продолжал молчать.
- Зачем пришел? Я тебя отпустил, наказывать не стал. Чего ж ещё надо-то тебе!?
Андрей подтянулся.
- Я, товарищ полковник…!
- Погоди....! - командир привстал, достал из шкафчика графинчик с коньяком, блюдечко с нарезанными ломтиками лимона, налил в рюмку.
- Тебе не наливаю! Не по чину … тебе, со мной …!
И поудобнее устроился в кресле, в предвкушении... .

Андрей весь вытянулся в струну натянутую, лицо его побледнело, подбородок чуть подрагивал.
- Вы полковник, оскорбили мою жену, женщину, будущую мать детей моих, самого дорогого мне в жизни человека. Оскорбили действием, мерзко, нарочито, при всех. А потом и меня… размазали! Как мне жить теперь!? Зачем!?
- И что же! - приподнял брови полковник.
- Я–офицер, и Вы–пока ещё тоже! А честь офицерскую не отменили ещё!
Командир опрокинул в себя рюмку, закусил ломтиком лимона.Усмехнулся краем губ.
- Честь говоришь!? То есть, я твою жену … за жопу тронул случайно, а ты мне, полковнику … по морде!? И это честь твоя офицерская!? Бля-я-я! Я-то думал, ты повиниться пришел. Мне и зам говорил, мол, что "придёт"! Пошёл вон отсюда, сосунок! И вправду, идиот!

Андрей развернулся кругом на месте, как положено и строевым шагом прошел к выходу.
У порога он обернулся. Полковник стоял в проеме двери с очередной рюмкой в руке.
- Дуэль, полковник! – спокойно и четко произнес лейтенант. – Оружие...за Вами! А иначе … трус и подлец! Навеки, на все времена полковник, понимаете Вы это... трус и подлец! Ждите секундантов!
И вышел вон, как и приказал старший по званию.

- Каких! Каких секундантов, идиот! Где ты их видал!Идиот...!Идиот...!Идиот...! - неслось ему вслед.


Рецензии
Сильное художественное произведение, написанное со знанием специфики армейской службы, его быта и характеров людей.

Роман Заблудший   26.10.2017 22:55     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.