Ваш билет

Раз… Два… Три… Да ладно, зачем мелочиться? Я высыпаю на свою ладошку пол баночки разноцветных пилюль и раскидываю их по тротуару, как хлебные крошки для голубей. Как говорила моя мама: «Много таблеток в нашей жизни не бывает». На душе становится совсем легко, будто я скинула с себя пуд грязи и теперь не бегу на работу, а парю над землей. Я работаю кондуктором в городском коммунальном ДЕПО на линии трамвая № 4, а в свободное время пишу книги для детей. Мне нравится мир феечек, неведомых зверушек, ярких плотоядных цветов, ведьм на метлах. Когда я пишу истории для маленьких жителей реальности, я переношусь в фантазию, где нет зла и серости. Даже дождь в моих историях не холодный, а теплый и приятный. После него не валяются в постели с температурой, вызывая всеобщий переполох двух поколений – родителей и бабушек. Все счастливы: небольшие приключения всегда заканчиваются неожиданно хорошо.
Но такие истории рождаются, когда «раз-два-три» оказывается у меня в желудке и угнетают мое психологическое расстройство. Тогда я могу разделять мир реальный, от мира выдуманного, и каждый раз наворачивая круги в своем трамвае, я понимаю, насколько этот мир отличается от того, в который так тянет меня и моих вымышленных героев. Но сегодня я не хочу прятать своих фей в карманах, не хочу провожать взглядом притаившихся ведьм, которые понурив нос, спешат на работу. Я хочу надеть очки и разукрасить мир, стирая черно-белую зиму, выкорчевывая ее из сердца.
Водитель трамвая давно ждет меня, заливая в себя галлон быстрорастворимого гадкого кофе и вдыхая едкий дым сигарет. Он что-то бурчит себе под нос, но я не слышу. Я улыбаюсь всему миру, и мир улыбается мне. Вот наш первый круг за сегодня: трамвай дребезжит, стуча колесами по рельсам; где-то воют сирены «скорой помощи»; лениво открываются магазины. Первая остановка и двери со скрежетом разъезжаются. В мой праздничный салон заходят сонные люди: вредители государства в упадке – пенсионеры и студенты.
– Предъявляем удостоверения, – говорю я так, словно служу проводником в иной мир.
Старушка кашляет, еле стоит на ногах, но никто не уступает ей место. Седые волосы торчат из ее шерстяного платка, а на глазах мокрое место – катаракта и глаукома делают свое дело. Заскорузлыми руками пенсионерка достает свое разрешение на бесплатный проезд, и мой мир обрывается на полукадре. Больше нет красного трамвайчика, нет несчастных людей. Есть только корабль, который плывет по облакам, сквозь большие стебли гигантских одуванчиков. Реки из идеально чистой воды стекают по горе, около которой мы сворачивает. Летучая рыба перелетает через наш корабль, во всей красе расправляя плавники, и снова прячется в воде. Мой взор возвращается к старушке, и я вижу, как ее платок падает на плечи, а вместо волос у нее копна зеленых водорослей и она моложе меня самой. На ее бровях сидят бабочки, хлопая крыльями, а на пальчике качается птичка, пытливыми глазами ожидая моего ухода. Незнакомка смеется, протягивает мне печенье и присаживается у борта. Свободную руку она вытягивает в сторону и ловит капли воды, которые еще доносятся от безумного течения водопада со скалы.
Я поворачиваюсь к студенту, он читает конспекты и, держась за поручень, словно висит на нем. Он безумно хочет спать и думает, как бы за копеечную стипендию погулять с друзьями на грядущих выходных и не остаться голодным этим вечером.
– За проезд, – с улыбкой произношу я, готовя еще не прокомпостированный талон.
Его монета превращается в зернышко райского дерева, которое пробивается сквозь скорлупу от теплоты моей руки. Я вижу маленькие лучики надежды, которые разноцветными красками сверкают на ладони. Я одобрительно киваю молодому эльфу с луком и рунами в руках и иду дальше…
Совсем скоро будет вторая остановка, и еще столько пассажиров захотят купить билет.


Рецензии