Червячок

Завёлся у меня червячок.

Я вообще к животным неплохо отношусь, так просто козявку не раздавлю. А тут пошёл в нашу столовую, супчик на обед взял, и что-то подозрительным он мне показался. Вроде суп как суп, а не могу заставить себя попробовать. Ложкой в тарелке пошевелил, смотрю, и правда, не зря сомневался, плавает в тарелке червяк. Фу!

Хотел шум поднять, что за безобразие? Смотрю, а червячок живой! Карабкается на вермишелину, а она проворачивается, он тонет, потом снова всплывает. Одним словом, борется за жизнь до последнего. Жаль мне стало бедолагу, выловил его на кончик ложки. А он ничего, шустренький такой, головку отряхнул, приподнял и малюсенькими глазками на меня смотрит. И вроде как звуки издаёт.

Я его на ложке к самому уху-то подношу, и будто слышу:

- Не бросай меня, возьми с собой.

Конечно, не поверил я своей фантазии, тем более что я физик по профессии и по складу ума, но червячка убить не решился, в салфеточку завернул и в нагрудный карман сунул. Выпущу, думаю, в сквере.

Под дерево на лавочку сел, салфетку развернул, а червячок головку поднял и внятно так говорит:

- Не оставляй. Птицы склюют в момент. Разреши в твоём кармашке пожить. Я тебе пригожусь.

Чувствую, бред у меня – знаю, не бывает такого. Вытряхнул червячка на лавку, а он в колечко свернулся, лапками головку прикрыл и жалобно так застонал! У меня сердце оборвалось. Завернул червяка в ту же салфетку и в нагрудный карман поместил.

В отдел вернулся и скорее за компьютер. У нас завершение большого проекта, нужно перед запуском нового прибора всё проверить, обсчитать, чтобы всё сошлось и смежников не подвести. Тут начальник пожаловал:

- Завтра пробный запуск. Не обсуждается, это приказ сверху.

И тут слышу из кармашка нагрудного:

- Сомнительно. А вдруг расчеты не точны…

Я быстро в туалет выскочил, червяка извлёк.

- Ты что, тварь, мне нашёптываешь? Смою сейчас в унитаз! Советчик нашёлся!

- Разве не я тебе подсказал, что суп в пищу непригоден?

- То суп, а это проект, который высчитывали и настраивали всем отделом! Ещё раз вякнешь, выкину в окошко!

- Что ты, что ты! Это просто сомнения. Ты же сам говоришь, «всем отделом». Ведь может же вкрасться малюсенькая ошибочка из-за невнимательности одного сотрудника. А во что это выльется? В провал всего проекта! Просто нужно ещё раз проверить.

Вернулся я за стол, коллектив свой собрал, говорю:

- Перед запуском надо всё проверить с начала до конца!

- Так ведь три раза пересчитывали…

- Не обсуждается! Представляете, что будет, если ошибка в расчётах?

Принялись считать. И точно – не сходится в конце! Что за чёрт?

- Считаем заново, и повнимательнее!

Уже рабочий день кончился, а расчеты «не идут». Бред какой-то! Люба просится, ей ребёнка забирать, у Ивана свидание всей жизни, Антон Петрович в больницу к супруге спешит…

- Вы что, сговорились все? Завтра запуск! Ладно, валите, сам досчитаю.

Тихо в кабинете, только компьютер жужжит. За окнами темень. Так даже спокойнее. Сосредоточился, данные заново ввёл, работаем!

Тут из кармашка голос:

- Что-то не доверяю я им.

- Кому?

- Ну, твоим этим. Ну, ладно, ребёнка забрать нужно, так ведь и муж мог бы. А ты знал, что у Ивана девушка есть?

- Да я и не интересовался, вроде не было.

- Ну, вот! И супруга у Петровича слишком неожиданно слегла, да ещё и в больницу…

- Ты, червяк, кончай мне мозги пудрить, на друзей наговаривать!

- А вот зря ты так! Не я ли тебе подсказал о неверных расчетах? Человек всегда должен сомневаться. Ты же сам знаешь, лучше перестраховаться.

Ну, с этими доводами я вынужден был согласиться. Действительно, червяк прав.

- Эй, ты, может, есть хочешь? Я не знаю, чего тебе дать.

- Спасибо, я сегодня очень даже сыт, - отвечает червяк и лапками брюшко поглаживает.

Смотрю, вроде как больше он стал. Ну, известно, личинки всякие, гусеницы быстро растут.

- Ты там не костюм мой точишь?

- Нет, нет! Не беспокойся. Я духовной пищей насыщаюсь.

Ну, поговорили, считаю дальше. Не идёт! Какой кошмар! Завтра сдача, завал проекта! Уволят к чёртовой матери.

Часа в три ночи сошлось! Ура! Всё, домой.

Еду по пустым улицам, светофоры мигают, машин мало, хорошо! А в голове всё расчеты вертятся. Как всё-таки хорошо, что сошлось!

- Сошлось-то сошлось, но всего один раз из четырёх, - голосок из кармана. – Сомнительно всё-таки, даже по статистике.

- Перестань, в последний раз всё верно было, это я просто в запарке не ту клавишу нажимал.

- Очень даже возможно, я разве тебя отговариваю? Просто, навеяло…

Вот гад! Ведь действительно, в его червячьих рассуждениях есть логика. Стал я в уме снова всё по пунктам проверять. Вдруг, машина поперёк пути!!! Вырулил на газон, чуть в столб не вписался! Фу-у, пронесло! Помял бампер малость.

А из кармана:

- Ты, это, поосторожнее! Так и убить нас можешь.

- Заткнись! Выкину на фиг!

- Ну и выбрасывай… Я сразу в тебе сомневался, но всё же надеялся, что мы подружим. Зря только спасал тебя от провалов.

Такой грустненький червячок. Жалко его. Пусть живёт пока. Правда ведь, подсказал мне кое-что, на что я внимания не обращал. Пусть он будет моим секретом.

Жена заспанная встретила, пиджак хотела почистить. Я отговорил: не нужно ночью, утром всё равно на работу. Повесил сам аккуратно, карманчик приоткрыл, чтобы воздуха червячку хватило.

А сам так до утра и проворочался, расчеты в уме проверял. Лучше бы на работе остался.

Утром к автостоянке через переход ринулся, а червячок из кармана:

- А успеешь?

Меня как током: а ведь правда, пяток секунд осталось, не успел бы! Спасибо другу. А я и забыл уж о нём. Пока в кармашек заглядывал, то да сё, снова зелёный наполовину отгорел. И идти надо, а заставить себя не могу. Какой-то ступор, сомнение, что не успею. Люди вон, бегут, а я не успею. Плюнул, пошёл через подземный переход в конце квартала. Пока добрался, пока машину прогрел, опоздал к началу рабочего дня.


В кабинете уже начальник на пену исходит:

- Где ты шляешься? Сдача в десять ноль-ноль!

- Алексей Викторович, мы тут пересчитывали, нет у меня уверенности… Давайте, отложим запуск.

- Ты с ума сошёл? Ты же говорил, что всё готово!

- А если ошибка и оборудование накроется, кто виноват будет? – прошепелявил из кармана мой червяк.

У меня аж дыхание остановилось. Я бы такого никогда начальнику не смог сказать!

Шеф глаза выпучил, дверью хлопнул, через мгновенье вернулся:

- Так, тебя отстраняю! Сможете сами запустить? – это он моим сотрудникам.

- Конечно! – кивают и улыбаются.

- Ну, вот и работайте. К десяти ноль-ноль будьте готовы.

Что мне оставалось делать? Пошёл бродить по этажам. Не присутствовать же в качестве отстранённого на сдаче собственного проекта.

Червяк из кармана высунулся, пытается меня успокоить:

- Перестань! Ты же знаешь, что может быть ошибка. Вот накроется агрегат в присутствии комиссии, а ты предупреждал! Пусть знают! А твои эти, «друзья», только и ждали, когда тебя отстранят.

- Да нет, у них просто выхода не было.

- Куда там! Они только и думают премию за успешную сдачу получить! Слушай, друг, ты не мог бы мня в боковой карман пересадить? Что-то тесно тут.

Вытащил я червяка, а он с большой палец уже – толстый и довольный такой. Надо же, как они растут быстро!

Тут Ирочка из канцелярии навстречу. Видно по глазам, что ей уже всё известно.

- Кофе хочешь? Пошли к нам. Мы с Катей вдвоём сегодня, остальные гриппуют.

Куда деваться, пошёл. Кофе заварили, поболтали ни о чём. Уселся к свободному монитору пасьянс разложить. Тут звонок. Жена:

- Ты у компьютера?

- Да.

- Можешь мне расписание электричек на вечер продиктовать с девятнадцати до двадцати?

- Конечно. Сейчас.

Открыл, продиктовал.

- Спасибо, дорогой!

- Пожалуйста, любимая!

В кармане червяк зашевелился. Смотрю, он мне знаки делает. Взял его в кулак, чтобы девушки не заметили, к уху поднёс, а он шепчет:

- А зачем ей электричка?

- Да какая разница? – шепчу.

- Ну-у, не знаю… А вон, смотри, что в рекламе написано.

На мониторе сбоку оголённая девица и крупный шрифт: «Научно доказано: 92% жён изменяют своим мужчинам. Узнай, где сейчас твоя половинка!»

- Чушь какая! – шепчу и сайт закрываю.

А червяк:

- Скорее всего, ты прав, но всё-таки девяносто два процента – это немало.

Тут сотрудник Иван в дверь заглядывает:

- Всё, сдали! Поздравляю! Это ваша заслуга.

Честно говоря, я всё-таки надеялся, что не сдадут. Обидно стало. Вернулись в отдел. Люба уже тарелки расставляет, бокалы, к празднику готовятся.

Червяк мой снова в кармане переворот устроил. Беру в кулак, слушаю.

- Видишь, как радуются? Обмывать будут твоё поражение.

Я его чуть в форточку не выкинул. Присмотрелся, а сотрудники действительно радостны как-то нездорово. Ваня Любу как родную обнимает, Антон Петрович вино разливает и ухмыляется чему-то. Гадостно на душе стало, вышел я и, не сдержавшись, дверью бабахнул. Плюнул и домой покатил.


Добрался, прохладной водой ополоснулся, вроде пришёл в себя. Для равновесия ещё стопку водки принял. Слышу, в шкафу червяк бурчит чего-то. Вытащил, на стол посадил. Здоровый стал –  растёт не по дням, а по часам!

- Ты меня больше в карман не суй, задохнусь. Я там весь бок отлежал, не повернуться.

- И куда же мне тебя определить? Может, комнату выделить?

- Ну что ты иронизируешь, что у тебя коробки не найдётся?

Осмотрелся, где я ему коробку возьму? В ящике письменного стола место освободил, туда друга отправил. Щель для воздуха оставил. Он оттуда:

- А где жена?

- Она сегодня к подруге собиралась, потом ещё куда-то.

- Я бы на твоём месте позвонил подруге.

- Это ты про девяносто два процента? Ладно, для твоего успокоения.

Сажаю червяка на стол, набираю номер. Раечка весёлым голоском:

- Приветик! Как поживаешь?

- Жёнушка у тебя?

- А вот только что распрощались! Вот только-только. Хочешь, побегу, может ещё лифт не пришёл?

- Да нет, не нужно. Спасибо.

- Ну, вот, видишь? – говорю червю. - Всё в порядке, у подруги она была.

- Ну, хорошо. Только слова подруги разве доказательство? Часто она так к подруге ездит?

- Ну, обычно пару раз в неделю, особенно по пятницам.

- В одни и те же дни! Я так и знал, – говорит червяк и укладывается на тарелке знаком вопроса. – Больше я ни слова не скажу. Не моё это дело, вмешиваться в частную жизнь. Отпусти меня в мой ящик, чтобы я не видел вашей встречи.


Тут жена пожаловала.

- Привет, дорогой!

И как-то это фальшиво прозвучало.

- Ты откуда, - спрашиваю.

- Ой, мы с Раечкой так душевно пообщались, она такая милая!

Подхожу, пытаюсь обнять. Отстраняется.

- Ой, подожди, мне нужно себя в порядок привести. Так устала, так устала, такие пробки, это невыносимо…

И в ванну шмыг, и дверь на защёлку. Как-то это поспешно всё. Никогда раньше не замечал, чтобы так себя вела. Неужели чувствует, что подозреваю?

- Чего бы тебе устать, интересно, если весь день с подругой болтала? – кричу сквозь дверь.

Вышла. Вся в полотенце замотанная. Дуется, обиженную из себя строит, а получается ненатурально.

- Так где была, дорогая? Не ожидала, что муж раньше с работы вернётся?

- Дурак! – и дверью в спальню бац! Всё, разговор закончен.

Как-то неудобно стало, может, зря я собственную жену оговариваю? Ещё стопку налил. В стол заглядываю. Червяк толстый лежит, свернулся в калачик, морду отвернул.

- Чего, - говорю, - ты-то дуешься?

- Не моё дело. Только если уж начал, до конца доводить надо. А то так и будешь до конца жизни с рогами ходить на смех соседям.

Короче, завёлся я не на шутку. Поскандалили с женой крепко. Всю ночь пил. Утром продолжили. В конце концов, жена собрала сумку и ушла:

- Не хочу тебя больше видеть!

- Да и катись! Мужики сами могут прожить, правда, дружище?

- Верно, товарищ! – отвечает мой червяк и сам выдвигает ящик стола. Здоров стал, просто красавец! Шерстинки в два ряда на спине изумрудами переливаются.


Ну, запил я, короче говоря. Пока с работы не позвонили. Начальник!

- Слушаю! – говорю.

- Ты куда пропал, сегодня уже среда. Болеешь что ли?

- А пошёл ты, - голос из ящика.

- А пошёл ты! – повторяю автоматически.

- Окей, - говорит начальник, - ты тоже можешь не возвращаться.

- Ты, безусловно, прав, друг, - успокаивает червяк. – Я сразу раскусил, что они от тебя избавиться хотят. И ты не зря сомневался. Но мы не пропадём, правда? Можно я пока жены всё равно нет, на её месте на кровати полежу? Ну, хоть немного! Знаешь, как в этом твоём столе тесно…

- Да лежи, какая мне теперь разница.

И что было мне теперь делать? Искать работу? Да кому я нужен в моём возрасте да во время кризиса? Это и червяк мне подтвердил. Он на сомнения мастер. Вот я и пил потихоньку. Скучно. Червяка пригласил. А он говорит:

- Не интересно с тобой стало. Ты уже ни в чём не сомневаешься.

- Ну, в чём мне осталось сомневаться? Жена бросила, в её верности сомневаться теперь бесполезно, работы нет и не предвидится, так что в сотрудниках тоже сомневаться не приходится. Даже в том, что мне теперь один путь в бомжи и то сомнений нет. Так что, извини, дружище, будем теперь жить безо всяких сомнений.

- А вот у меня теперь крепкие сомнения в твоей искренности. И перспектив проживать с тобой не вижу. Прощай!
И гигантская гусеница длиною с меня самого стекла с кровати, лихо пробежала на двенадцати своих лапах-присосках по квартире, сама вскрыла замок и исчезла на лестнице, не закрыв дверь.

Всё. Остался я один. Сходил на рынок, продал за бесценок часы и телефон, водки набрал и «залёг на дно».


Пару дней прошло, слышу, вроде мыши скребутся. Дверь отворил – червячок мой такой маленький, с мизинчик.

- Пусти, друг, не дай погибнуть. Нет на свете никого лучше тебя. Прости, если можешь.

- Заходи, конечно. Вдвоём веселее.

Стали вместе проживать. Только хиреет мой товарищ день ото дня.

- Вот, - говорит, - сомневаюсь я, что ты до конца года доживёшь.

- Зря сомневаешься, - говорю, - я и сам знаю, что не доживу. Туда и дорога.

- Ты меня уморишь своей бессомнительностью!

- А что я могу, если не осталось у меня сомнений про свою никчёмную жизнь? Помрём вместе. Давай, я тебя снова в кармашек поселю, а то задавлю случайно по пьяному делу.


Просыпаюсь однажды, шевелят меня. Глаза продрал – жена родная, полотенцем мокрым мне личность протирает.

- До чего же ты себя довёл! Вставай, лечиться будем. Вставай, мой хороший!

- Ты вернулась?

- Да как же я тебя брошу? Я же люблю тебя.

Отмыла она меня, откормила, на чистую постель уложила. В квартире прибрала, перестирала всё. Любят они, жёны, это дело – красоту в доме наводить. Даже настроение поднялось.

На третий день говорит:

- Одевайся, поедем на собеседование. Рая тебе работу нашла ведущим инженером на номерной завод.

Я и вовсе опешил: надо же, вот это жена, вот это друг по жизни навсегда! А она мне пиджак подаёт чистенький, отглаженный, словно новый. Я хвать за карман, а там пусто. Оборвалось внутри: как же червячок? Спрашиваю:

- Это тот самый или ты и костюм мне новый купила?

- Тот, конечно. Взялась его гладить, а в кармане гадость какая-то была, и раздавилась. Мерзко! Пришлось в химчистку сдавать. Теперь, зато, лучше прежнего. Пошли, пора уже.

- А ты думаешь, меня примут?

- И не сомневайся!

И прижалась ко мне.

И так мне стало спокойно, так радостно! Обнял родную, поцеловал в сладкие губки и чувствую, разливается по телу уверенность – горы могу порушить!

Это надо же, какая у меня жёнушка: Червя Сомнений - горячим утюгом! Вот же повезло дураку, такое сокровище досталось – умная, добрая, терпеливая, нежная, заботливая…

Моя Любимая Женщина!


Эта миниатюра опубликована в сборнике «Цивилизация бабочек». Его можно скачать в любом формате на ваши электронные устройства, а также приобрести бумажной книгой по адресу: https://ridero.ru/books/civilizaciya_babochek/ 


Рецензии
Браво, Виктор! Хорошо изобразил кусочек своей фантазии.

Михаил Шариков   04.09.2017 12:16     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.