Блокнот смутных времен Украины

Блокнот смутных времен Украины.
Субъективные заметки стороннего наблюдателя.
Ноябрь 2013/весь 2014 /уже 2015
Смуты начинаются с разделения. «Те» хорошие, «эти» - плохие. Либо с нами, либо с ними, иначе – никак. Как до такого доходят? Элементарно. Человеческая психика и без того противоречива, парадоксальна, абсурдна. В ее «чёрный ящик» - подсознание – при желании можно  впихнуть что угодно. А если особо изощренно пострараться…..  Смуты провоцирует тотальная мифлогизация политики, когда абсолютно все рассматривают сквозь призму определенного «мифологического набора». Мифологизированный ЭРЗАЦ подменяет ИНФОРМАЦИЮ. Подсев на «лапшу ушную быстрого приготовления», общество теряет навыки независимого мышления, использует только  примитивные клише и уничижительные «языки вражды». Далее следует неспособность адекватного восприятия реальности, погружение в вымышленные «миры» и другие печальные последствия….
Попытаюсь очертить круг мифов:
№1: «Это все нарочно, это все против нас! Киевский Майдан целиком и полностью организован США при подстрекательстве страны ЕС. В Украину ударили, потому что она – наше мистическое сердце, колыбель государственности и все такое прочее. Видать, такова вечная российская судьба- самим пропадать, чужих спасать! Правда это или нет – неважно; мы в этом СТРАШНО ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ». 
№2: «Современная РФ – это возрождающая неоимперия,  стремящаяся разорвать и поглотить Украину, а затем и все прочие граничащие с ней страны. Это ей надо уже потому, что точно так же поступали Российская империя и СССР. Правда это или нет – неважно; главное - нам КРАЙНЕ ВЫГОДНО ТАК ЭТО ПРЕДСТАВЛЯТЬ».
То, что сейчас подается СМИ - сильно мифологизированные, возведенные в абсолют, ВЕРСИИ происходящего. И относиться к ним надо как к вероятным предположениям. Непреложной истиной  они становятся благодаря  оглушительной пропаганде в медиа. Но никакая пропаганда не возымеет такой силы, если люди сами не откажутся критически мыслить и захотят спрятаться под теплое крылышко убаюкивающих мифов.
Миф тем эмоционально-убедителен, даже убоен,  что он привлекателен, правдоподобен, предсказуем и … нисколько не оригинален. Вся новейшая полит.мифология  строится на том, что уже когда-то было и  отложилось в коллективном подсознании (например, мифология имперского панславизма или мифология «холодной войны»). Мифы можно  отключать и реанимировать по мере надобности.
Обращение к мифам в политике –  несомненный архаизм, свойственный, как ни странно, современной цивилизации, причудливо сочетающей высокие технологии с первобытностью и средневековьем. Если сейчас в массовой культуре процветают древнейшие магические практики, всевозможные «апгрейды» язычества, шаманизма, анимизма, если  сознание человека в 21 веке мифологизированно не меньше, чем у древнего вавилонца, везде  ищущего демонов – то что еще остается? Мифы удачно вписываются в культуру постмодерна, когда знаешь - все уже было, все понарошку, ценности относительны, остается сплошнные пересказы,  перепевы и римейки.
Но почему выбор мифотворцев пал именно на Украину?  Мифы не создаются из пустоты. Чтобы прорасти и закрепиться, им  необходимы хоть какие-то основания, предпосылки и зацепки. История и современность предоставила Украине всего этого  в избытке, поэтому  она -  плодородное поле для  полит.мифотворчества в любом направлении. Первоосновой для всего этого стала  историческая (даже в чем-то фатальная) российско-украинская взаимосвязь.Так как в России давно принято любить воображаемую Украину, боясь посмотреть на нее настоящую, и мифов о ней за столетия дружбы-вражды накопилось множество, то ни после Майдана1, ни даже после Майдана2  они не разрушились. Мифы, наоборот, еще прочнее укоренились «благодаря» незацементированным историческим разломам, которые совсем недавно многим казались преодолимыми. Когда миф опробован и освящен кровью, он уже превращается в традицию, становится частью народной интуитивной «веры». Поэтому   его уже почти невозможно опровергнуть – это  становится   чуть ли не подковерной диверсией. Носители мифов уверены, что, разоблачая ту или иную мифологическую постройку, метят не в миф, а в его страну, в его патриотизм, в его сознание…… и потому  отчаянно отстаивает свое право обманываться!
Мифы – сорняки, растут хвощами на кислых почвах искаженного медиапространства, питаются ядовитыми соками дилетантизма и невежества. Они появляются, когда общество ищет невозможно простых ответов на неоднозначные вопросы; украинский вопрос, российско-украинские отношения – как раз из этого неоднозначного списка. Раз никто не хочет серьезно копаться в истоках  этой  драмы, всегда найдется удобный, все объясняющий,  миф. Многим кажется –  ой, да чего голову ломать, Россия с Украиной - близкие страны, знаем ее как облупленную! На самом деле все может  обстоять совсем иначе! То, что Украина георграфически и много еще чем близка России – ничего не значит. То же самое можно сказать и про украинские стереотипы в отношении России. Эта близость не только не помогает, но даже препятствует взаимопониманию. Заставляет относиться к друг другу чересчур пристрастно, по кровно-родственному, а не по-честному. Мы изначально необъективны. Массовое сознание склонно отсекать все то, что может быть психологически неприемлемо, что не вписывалось в усредненные рамки. Две взаимозависимые стороны подсознательно пропускают те особенности и тенденции, весь тот опыт, что накопился у другой за годы  самостоятельного развития. Незнание рождает  химер.  Поэтому,  к слову, украинцы рвутся «спасать Россию Майданом», представляя себе российскую специфику 2000-х  в самых фантастических образах; демонизируют российского президента; преувеличивают влияние маргинальных оппозиционеров и т.д. Поэтому россияне уверены, что Майдан – не следствие множества внутриукраинских расколов, а откровенная провокация Запада против России; путают украинский национализм с признанием независимости Украины и отдельности украинского языка; преувеличивают значение пророссийских сил и т.д. Если б мы по-настоящему были друг другу чужими, то никто не стал бы так страстно вмешиваться и придираться, проявляя сходство даже в ошибках.
Безумие противостояния принуждает  россиян с украинцами  неуклонно отмежевываться друг от друга, распевая «никогда мы не будем братьями», но одновременно поступая именно как поссорившиеся братья, которые жить не могут без  пакостных мыслей друг о друге. «Нам  порознь скучно, а вместе – страшно». Как бы это ни казалось огорчительным, но геополитика  не отменит географии. Еще не научились перетаскивать континентальные плиты, поместив Украину подальше от России. А значит –   в обозримом будущем нашим дружественно-недружественным странам придется как-то сосущесвовать в Евразии. И все, что было наговорено-наделано – придавит всех тяжким грузом, который никогда никому не простится, не надейтесь.

Майдан в России - больше, чем Майдан?
Здесь касаюсь только 1 аспекта – почему украинская (подчеркиваю!) революция очень быстро стала внутренним российским событием?! Почему мало кто успел заметить в этом  явной аномалии?! Майдан-то в Киеве! Разумеется, остаться безразличным к Майдану россияне просто не могли – почти у всех есть родственники и друзья в Украине. Но нельзя, опасно, даже в чем-то непатриотично  - относиться к событиям в  ДРУГОЙ СТРАНЕ как к своим собственным! Неумно ставить  все внешнее и смежное выше внутренних проблем! Возможно, догадываюсь, отчего так.  Часть россиян (особенно среднего и старшего возраста) только недавно  начала учиться ПРОВОДИТЬ ГРАНИЦУ между собой и Украиной. Им это еще не вполне удается. Да и распад СССР был воспринят современниками не сразу, а стал отложенным событием. Ведь первоначальный шок от Беловежских соглашений 7-8.12.1991 заслонил другой шок – от радикальных экономических реформ, стартовавших в России менее чем через месяц, с 1.01.1992.  К тому же смысл быстро зачитанных сообщений о создании СНГ взамен СССР тогда не все сочли бесповоротным распадом (в 1991 году мне было 10 лет, я отлично помню, как слова радиодиктора не вызывали в этот зимний день не то что паники – даже сколь заметной эмоциональной реакции). Многие ничего не поняли и не понимали очень долго! Этот раздел еще не завершен до сих пор; не 1991 год вовсе, а Майдан№1 в 2004 положил этому начало. 2014 год  должен был стать крайней точкой, после которой уже немыслимо проецировать советские фантомы. Более того, уже выросло и скоро вступит во власть постсоветское поколение, свободное от постимперских или постколониальных синдромов своих родителей. Для них распад СССР на отдельные страны – не катастрофа, а вполне закономерное историческое явление. А соседи – просто соседи, такие же, как все, не друзья, не враги. Предчувствуя это,  действующие политики вынуждены по максимуму обыгрывать имперскую или антиимперскую карты.  Бурная активизация старых политических комплексов подсказывает, что, пройдя пик, они «перегорят» и будут отданы на откуп   маргиналам. Но этого еще дождаться надо. И чем дальше заходят украинские распри, тем сильнее мы в России к ним привязываемся, распространяем на себя, участвуем в них.

Знаете, из-за чего еще  Майдан2 был подан российскими СМИ под экстремально острым соусом? Чем стремительнее разворачивается событие, тем меньше времени оставалось, чтобы нормально (разумно)  на него среагировать. Начинается паническое восприятие, раздувающее украинскую революция до масштабов российского 1917 года. Мозг лихорадочно, «в автоматически-катасрофическом режиме»,  переносит чужой сценарий на свои реалии. Подсознание неумолимо тянется к конспирологии. Медиа просто воспользовались этой психологической особенностью, построив на ней свою подачу информации. Это отнюдь не только мое предположение; вот, например, политолог Глеб Павловский считает, что Украина долго являлась для России «бархатным лежащим полицейским». Служила своеобразным защитным валом, значение которого россияне упорно не признавали и не понимали. Но когда этот  вал не выдержал-  все стали с ужасом  переносить происходящее там на себя.  Слова цитирую Павловского: «….. Украина для телеаудитории – это Россия запретных проекций. Это удобная для идентификаций сетевая игра….»  Вот в чем дело! Россия боится стать Украиной. Это диктует невероятную важность Украины в геополитических конструкциях. Именно из-за этого Россия не в состоянии  вообразить себя без Украины, признать, что и в таком случае остаемся огромной страной. Это отношение России к Украине мало того что извращенное –  оно нелогично уже потому, что зиждется исключительно на подсознании, а не на разуме. Чтобы все это развенчать, не хватит даже Фрейда. Потому я и призывала посветить фонариком «мозговые подвалы», хорошенько все это вытряхнуть на свету и подумать –   а нужно ли?!
Майдан, как бы его не воспринимали соседи, все равно украинский; там все (или почти все) иное, непохожее, несовпадающее. Это уже, кстати, случалось  в истории, когда далёкая революция в России становилась внутриполитическим фактором. Например,  нечто схожее  приключилось с французской революцией конца 18 века, фантом которой не исчезал из российской политики и в следующем веке. Наверное, есть у нас предопределенность к тому, чтобы революции акклиматизировались и давали горькие мутированные «плоды».
Еще Майдан в России многие намеренно рассматривают вне Украины, но зато в геополитическом контексте, применительно к США и Европе.  Акцент сделан не на истинной подоплёке, не на внутренних противоречиях и разломах Украины, а на внешнем вмешательстве. Теории заговоров и риторика «холодной войны» любы народу,  как этим не воспользоваться?! «Это их игра, Украина – доска». Сама Украина в этой версии оказывается  вроде бы почти ни причем! Ее выставили  наивной  дурочкой, позволившей посторонним разгромить собственный дом назло доставшему соседу и еще за это им признательной.  В действительности Майдан -   следствие внутреннего украинского кризиса. Который проявился бы по-любому без подстрекательств и провокаций, с какой бы стороны света они не исходили.

История, как ни печально, стандартная: малый опыт независимой государственности, неизжитый постколониальный синдром, призрачное национальное единство, слабая зависимая экономика; одно накладывается на другое, получается системный кризис, власть не справилась….. Поймите же, если  нет реальных предпосылок,  революции  не произойдет, хоть завали всю площадь Независимости киевскими тортами. Будет давка и драка без каких-либо политических  изменений. Но, когда аудитория ни в чем не разбирается, она легко поверит, что это -  коварно продуманный Западом сюрприз-майдан,  специально приближенный к российским границам. «Чертики» в деталях толпу не интересуют. «Вы что, смеете утверждать, что Украина все это сделала во многом сама?!» ….

«Усе буде Майдан?». Лишь с зимы 2004/2005 годов, во время Майдана1, россияне вновь «открыли» для себя почти забытую Украину. И то потому что  она внезапно оказалась в эпицентре мировой политической «моды». Многие, конечно, относились к Украине со всеми  патологиями не изжитого постимперского синдрома. Но присутствовал и вполне объективный подход: это внутреннее украинское событие, что с ним сделаешь? Да ничего. Распространено было мнение, что прозападная, даже антироссийски ведущая себя Украина времен правления Ющенко – проблема прежде всего для нее самой, а не для России. «Она потеряет экономически больше, чем мы потеряем политически». Поэтому «оранжевая революция» 2004 года оставила у россиян совершенно нестрашное, у кого-то даже романтическое, идеализированное впечатление большого праздника, массовой эйфории. Порицать или восхвалять соседскую революцию оставалось уделом маргинальных деятелей, кои и раньше занимались полит.кликушеством. К майдану отнеслись почти беспечно. Не очень-то драматизируя. Мы ж не Киеве живем, чего нам беспокоиться! – уверяли обыватели, которым всего-то через 10 лет (ерунда по меркам истории) мысленно предстояло перенестись из Москвы на новый киевский Майдан и надолго там обосноваться.
Думаю, чем больше всех замучает недавняя история с Майданом2, тем крепче будет идеализирован, освящен в новейшей мифологии его забытый предшественник. Тогда ведь все не было столь однозначно. Тот Майдан еще представлял всем ВЫБОР –  поддержать, не поддержать, или вовсе плюнуть. В 2013\2014 по отношению к Майдану2, увы, никому не давалось права выбирать! Всем (в зависимости от политических убеждений) предоставлен безальтернативный вариант. Либо ты с ними, либо с нами. Споришь – враг. Оставаться в стороне невозможно. Потому и не видно выхода.  Где нет разнообразия искренних мнений – не будет и  решений.

Майдан сразу же стали очернять и идеализировать, обращать в политико-религиозный культ, в самоцель. Зачем? Видимо, для того,  чтобы в конце  концов развенчать, превратить в жупел. Историки задумаются – что это было на самом деле? Майдан – слово тюркское. Площадь, базар, место, где толкутся, собираются, договариваются и не договариваются. Киевский Майдан зимы 2013/2014 - чуть ли не народное становище,  кочевье,  городок внутри города (Города, как его уважительно называл Булгаков), вещь в себе. Майданы у всех разные, только проблема – общая, одна на всех – с адекватным восприятием происходящего. Эйфория внезапных перемен действовала  наркозом. На первых порах Майдан2 показался римейком Майдана1. Было нестрашно и даже весело. Вот, например, что я записала в этот блокнот в самом начале 2014 года: «Революция для обывателя –   анархическая стихия,  бесконечный праздник непослушания. Люди устали от властей, а власти устали управлять. Во Львове тоже свой мини-майдан, никак не могли  загнать депутатов в Ратушу, чтобы принять бюджет: они весело катаются на коньках по залитой льдом площади, не смотря в окна своих кабинетов. Об этой анархии, когда власть ничего не делает, народ тоже ничего не делает, только протестует, а между тем никакой катастрофы  не происходит, котельная топит, вода капает, свет горит –  Кропоткин с Бакуниным мечтать не смели )))): Проскальзывала мысль – хм, а может, вообще не надо власти, пора ее постепенно подменять самоорганизацией ответственных граждан? Получается пока в пределах киевского Майдана и местных мацданчиков, может, сработает в масштабе страны? Гражданская активность, самоорганизация, самоконтроль, самоочищение - понравились".
…. А тем временем праздник демократии перерастал в трагедию, идеалистов-романтиков сменили циники. Майдан из инструмента отчаянного протеста, меры, выбранной от безысходности (раз в 2004 году вышло, то и теперь должно) -  становится сосредоточением всей украинской политики, едва ли не новым идолом.  И чем больше вокруг  этого идола скандалов, чем чаще это  приводит к противоположному - сильнее проявляется эта идеализация вкупе с демонизацией. Зависнув между безоговорочным негативом (где Майдан изображают смрадным скопищем психопатов) и безоговорочным позитивом (где Майдан - высшая форма выражения национального духа, почти святыня) - он напоминает вольницу запорожских казаков, бежавших из рабства, «махане» (стан) евреев в Синайской пустыне, которые, уйдя из  Египта, шастали по пустыне 40 лет, питаясь манкой и кузнечиками Народ пришлось продержать в предбаннике истории».

Хорошо управляемый медийный бунт, или не первая медийная.
Чудовищную роль в украинской Смуте- и в отношении к ней в РФ -  сыграли медиа, свои и чужие. Не знаю, насколько справедливо назвать все это «медийным бунтом», но мне очень симптоматичной показалась данная оговорка. Медиа управляемо взбунтовались, но не против своих владельцев, как могли бы, а против потребителей своей же продукции; перестав исполнять свои прямые обязанности. Вместо мало-мальски объективной информации они разом стали выдавать столько «дезы» - Геббельс позавидовал бы! Кто 1-й начал? Украинцы считают зачинщиками российские СМИ, оперативно приступивших к агитации против Майдана2. Не опровергнешь уже, что российские медийщики лихо выполнили работу, которую, по идее, должны были сделать украинские СМИ.  Зациклившись на тенденциозном освещении Майдана, она подтолкнули к нему массу  колеблющихся (стоявшие там люди прямо говорили – были всегда вне политики,  но, посмотрев выпуск российских новостей, возмутились и пришли). В конце концов, разрушительное действие медиа столкнуло лбами провластное большинство и оппозиционное меньшинство  уже в России.
Но  все гораздо глубже, чем формальное исполнение гос.заказа. Неумная стратегия российских медиа - это аномальная реакция на антироссийскую кампанию в западных и украинских СМИ, начавшуюся гораздо раньше, по поводу евроинтеграции Украины. «Ответить надо, только непонятно – чем?» Поэтому  в противовес «украинскому Кисильову» (который российский эмигрант) – привлекли «российского Киселева» (которого выгнали из Украины). Медийные близнецы-братья – в жизни однофамильцы, оказались «говорящими головами», озвучивающими диаметрально противоположную ложь. В общем, «летом укусили, а мы к зиме лишь оскалиться успели». Вот что значит не успеть встроиться в информационное общество! Вот что значит относиться к информации как к чему-то третьестепенному, крутить медиа как вздумается, использовать одни и те же приевшиеся клише еще советской пропаганды! Вроде делаешь все по инструкции, а результат обратный. Но высокие начальники всерьез полагали (вот дети!) – что если киевский Майдан не демонизировать сверх меры, то сразу начнется Майдан московский. Отсюда явный перебор. Нечто схожее творилось в те же месяцы и с украинскими медиа, как ни странно. Но там цель стояла иная -  не сохранение власти, а ее свержение, для чего считалось все позволено. «Раз они дурят, значит, и нам пора». Кто проиграл? Все – и государства, и общества, не дополучившие вовремя нужной информации и страшно этим ослабленные. Да и с привычкой лгать по любому поводу потом намучаетесь бороться!

Стороннему наблюдателю кажется, будто Украиной рулят через СМИ и это наглядно проявилось как раз во время Майдана 2013\2014гг. Медиакратия. Картинка определяет сознание. При всем этом в России было популярно мнение: вот, в Украине полная свобода СМИ, журналисты ничем не стестены, это непременно защитит от сценария с праворадикальной диктатурой. Но свободой надо уметь пользоваться. Увы, все обстоит почти навыворот; никто не внес такого раздрая в Украину по любому поводу, как собственные СМИ! Никто так не поощрял медиасреду к безальтернативности мнений, как эти  свободные медиа! Никто так не подводил стремительно отчаявшуюся страну к пропасти радикализма, подавая все исключительно в  примитивном националистическом, антироссийском ключе! Если б все это сразу осознать, остановить! На что украинцы говорят – зато у нас есть невиданное разнообразие мнений! Россиянам это даже не снилось!  Это вы в диктаторской цензуре подыхаете, а мы живём замечательно! И где же оно, это разнообразие? Украинские СМИ во многом столь же шаблонны и идеологизованы, как и российские. Профессиональная журналистика деградирует; создателями новостей становятся случайные очевидцы, выложившие фото или видео в Интернет или ангажированные блоггеры. Одни и те же медиаперсоны с соменительнейшей репутацией годами ходят в народных кумирах. Все репутационные скандалы, обвинения в лоббировании и даже во взятках – с них словно с гусей вода. Как можно им еще верить?! Хм, странная какая-то свобода. Надо все-таки покритичней воспринимать информацию и не поддаваться на провокации. Для этого ничего не нужно, кроме головы. Только где ее взять, эту здоровую свежую голову -  замордованному гражданину? Он хватает готовые клише и доволен. Пока доволен. Потом резко станет недоволен. Кстати, существует любопытная теория, что вся история человечества – это эволюция методик манипуляторства. Всегда были ведущие и ведомые.  Манипуляторство  постепенно развивалось, обогащая новыми умениями и открытиями. Под него подстраивалось практически все сферы жизни. ТВ и Интернет – вообще-то идеальные средства управления сознанием на расстоянии. Конечно, можно этому не поддаваться, держать при себе частное мнение, но это сложно. И украинцы, кричавшие россиянам про «Кисильова», оказались такими же подверженнными медиабредням. Если не хуже.

Повлияло, наверное, то, что большинство украинцев слишком сильно доверяют СМИ – и местным, и международным. Поэтому не отторгается  явная топорная пропаганда, не разоблачаются «утки» и «фейки», а все воспринимается совершенно серьезно. Отчего? Долгий период свободы медиа в Украине убрал за ненадобностью полезную советскую привычку не доверять СМИ. «А зачем? У нас не то что в РФ! Сами фильтруйте! Нам этого не нужно! У нас свобода!» -  считают многие украинцы. И напрасно. Какими бы незвисимыми не объявляли украинские СМИ,  ухо востро надо держать всегда. Российские медиа, конечно, тоже жесть и пропаганда. У нас Кисилёв, у них Кисилёв, баш на баш, ложь на ложь менять смысла нет.
Майдан2 стал вдобавок и 1-й виртуальной революуией, прочно завязанной на Интернет и особенно социальные сети. События 10-ти летней давности, когда и мобильный телефон не у всех имелся, и Интернет был дороговат, и технических возможностей для подключения было гораздо меньше  – все-таки ориентировался на ТВ и прессу. Казалось, вот решение – неподконтрольная  связующая система, беспрепятственное хождение какой угодно информации! Но Интернет тоже не может считаться объективным источником информации - замечательно подходит для вбросов и распространения «дезы».  Лишь  из-за своей относительной новизны и недорегулированности Интернет считается менее  подконтрольным. Более «чистым», что ли. В действительности там все это тоже присутствует, только менее заметно. Телевизор можно не включать, газет не брать в руки ни перед обедом, ни после, в разговорыо политике  не вслушиваться – а ты все равно попадешься! Интернет недаром начинался с трудноуязвимого канала спецсвязи на случай атомной войны! Властям ничего не стоит отключить неугодный телеканал, закрыть газету. С Интернетом же все носятся как с писаной торбой. Отрубить ни всю сеть, ни даже заблокировать отдельные ресурсы порой невозможно по множеству технических, юридических и коммерческих причин. Поэтому считается, что вырубить Фейсбук или вКонтакте недемократично, а погибнуть из-за лжи в Фейсбуке – очень правильно?!
Вообразите себе Гражданскую войну 1918-20гг. – но не с листовками, не с «Окнами РОСТА» и агитброневиками – а со всем комплектом овеременных медиаресурсов. Обращения красных комиссаров на Ютюбе. Твиттеры белых генералов. Фейки и фотожабы виртуальных агитбригад. А все это воочию наблюдаем. Ясно же – не доросли люди морально до высоких технологий. Не умеют разумно их применять. Даже мирные, объединяющие средства превратили в инструменты крови и раздора. Украина – грустнейшее тому доказательство. Да и массовый шовинистический психоз в России по поводу украинских событий тоже явление родственного порядка. Все прячутся за потертыми идеологическими шторками, какого они цвета -  не столь важно. Главное – прячутся. Поэтому  везде отстаивалось  - и очень яростно! - право СМИ не  освещать, а создавать реальность.  И право не знать правды о происходящем. Хотя ни у кого такого права нет.

Трудно признать, что в 21 веке  люди, пользующиеся  фантастическими медиатехнологиями,  специально  отсекают от себя  объективную информацию. Боится ее, даже не хотят слышать о ее существовании.  А  полагающее себя демократичным  общество (!!!!)  активно помогает государству, когда оно режет и прореживает информационное поле; по собственному почину нарушая  основные права и свободы. Не  замечая в этом не то что незаконности – ни малейшей недемократичности! Разве не обидно было смотреть, как медиакратия  ворвалась в повседневность  с абсурдными лозунгами в оруэлловском духе? Неужели это никому не показалось унизительным – особенно после громких фраз о «пришедшей свободе» и «революции достоинства»?!  Но это так. Почему  все так себя ведут?! Им кажется, будто усвоение тех или иных мифологических клише – персональная бессрочная индульгенция. Якобы инфантильная внушаемость автоматически снимают всякую ответственность. Потом ведь здорово объявить себя ничего не подозревающими жертвами пропаганды! «А я был за! А я был против! Я так и знал! А я и не догадывался! Мы ни в чем не виноваты!» Хо-хо. Психолог скажет – да это же классика виктимологии! (науки о поведении жертвы)  «Я не я, и лошадь не моя». Знакомо? За примерами не надо далеко бегать. Миллионы пользователей Сети уже давно поступают в соответствии с неписанным кодексом поведения жертвы. Сначала они поспешили отфильтровать френд-ленту, удалив всех, кто не согласен с их политической позицией. Я называю это «отреченной кампанией», массово проходила она примерно год назад.  Логика обывателя в этом случае незамысловата. О том, что такие действия  доказывают сомнения в собственной правоте  - не задумываются. На самом деле тем, кто прав, тому иное мнение не то что не противно, но даже полезно. Это был 1-й этап: кто пишет не в ногу, тех –вон! Очень жду массовости 2-го этапа – когда миллионны пользователей одновременно, в порыве  раскаяния, станут удалять все свои политические записи, высказывания на языке вражды, картинки, ролики и т.п. Они им вмиг станут неприятны, как  молчаливые свидетели того, что они поддались внушению вместе со всеми. Станет  личной хронологией ошибок. Я их не осуждаю, но понимаю.  Невесело сознаваться, что потерял контроль вслед за всеми – это значит, ты такой же. Рано или поздно, но сохранять этот мусор на своей странице станет  если не стыдно (это сейчас редкость), но вдруг в будущем навредить? Они удалят все дочиста. И будут считать, что ни в чем не виноваты. «Просто время было такое» Где-то это уже встречала….
Не смогли вылечить постколониальный и постимперский синдромы – дальше придется маяться с постманипулятивным.

Кому, спрашивается, нужнее этот коллективный антипсихотренинг – государству или обществу? Оказалось - почти всем. Поэтому был заключен негласный договор,  где подразумевается:  «мы знаем, что вы во многом недоговариваете, обманываете, но притворимся, будто  поверили, ибо абсолютная правда уничтожительно страшна». Договор оказался слишком соблазнительным, чтобы от него отказаться   ради давно попираемых принципов. До тех пор, пока этот договор соблюдаются, мифы целы, почти все довольны.  Недовольных можно и не слушать. Очень удобно.
Проблема в том, что время действия этих оговоренных «мифологических инъекций» ограничено. Сначала они действительно упрощают положение,  но заодно вызывают привыкание хуже морфия. Затем настает миг, когда ни российское общество, ни украинское – уже не обходятся без взаимоуничижающей ядовитой «дозы». «Чем больше знаешь гадостей про соседа, тем меньше остается времени думать о том, что творится у тебя под носом».  Прекрасно понимая это, россияне совершенно искренне поверили, что украинцы ни в чем не виноваты, устроили  все не сами, их специально натравила США (а ЕС подуськивал). «Они ведь поддались мощной антироссийской агитации, куда были брошены миллиарды, опробованы новейшие технологии манипулирования сознанием. Пройдет время, все расолдуются». Украинцы так же считают, что россиян «зомбируют лучами прямо из Кремля, поэтому надо срочно запретить все российские СМИ и не пускать ни одного российского журналиста». А еще «желательно экспортировать в Россию украинскую революцию, избавить россиян от авторитаризма и имперских замашек». Такое мнение до сих пор популярно и давно перестало удивлять. Мне это напомнило знаете что? Забытую пропагандисткую брошюрку  времен 1-й мировой войны, «Кайзер Вильгельм – психопат дененеративного типа»* Написал ее известный доктор, невропатолог Бехтерев. Рассказывалось, что немецкий правитель – псих и вырожденец, и вся Германия такая, а раз они психи, русские быстро их победят, ура-ура. Образчик националистических фобий. Не учли одного – кайзер Вильгельм и российский император Николай II приходились друг друг … кузенами. Это означает, что невольно все обвинения в адрес  «кузена Вилли»  распространялись и на «кузена Никки». А это – уже оскорбление царствующей фамилии! Подрыв авторитета власти! Намек на бесмысленность братоубийства!
* Точнее, "Кайзер Вильгельм-психопат нероновского типа". Бехтерев ему польстил.

Пропаганда гнусна, но иногда она изобличает себя сама! Надо ждать, пока проговорятся, оговорятся. Это освещает «мозговые подвалы» словно вспышка, и все становится на свои места. Выше градус абсурда! Доведсти до безумия, чтобы потом – отшатнуться и плюнуть. Что останется от нынешних пропагандистких кампаний? Думаю, когда все это станет прошлым, появятся «музеи вражды и ненависти». Там будут собраны  предметы информационных войн. Германофобию 1-й мировой я бы проиллюстрировала убитой таксой (ненависть отыгрывалась и на животных – убивали такс ка, «немецких собак»), янтарь (его пытались вырвать из шкатулок модниц, говоря, это негоже носить смолу «с берегов прусских агрессоров») и вышеупомянутую брошюрку, плюс детские военные костюмы, противогазы для почтовых голубей (были и такие). Музеи вражды 2-й мировой войны давно существуют  –   в основном это  музеи Холокоста или музеи оккупации в странах бывшего СССР и Варшавского договора.  У музея вражды и ненависти 21 века экспозиция выглядит скудно – мерцающие экраны,  ведь у нас сейчас многое вирутально. Фактически главный экспонат – соцсети. В углу одиноко висят ватники, с потолка спадают пучки сухого укропа. Снаряды с надписью «здохните, суки» - адресованные своим же согражданам, поясняет табличка. Банка засохших жуков разных «политических» расцветок, черно-рыжих, красно-черных, вперемешку  – насекомые не виноваты в том, что люди такие дураки....
Еще  проскальзывает аналогия с «объяснением» кровавого распада Югославии в 1990- годы. После войны бывшие участники конфликта дружно  уверяли всех интересующихся -  «это не они, будто против них устроили заговор, Америка опробовала психотропное оружие, установила вышки с чудовищным электромагнитным излучением. Потому стали стрелять в своих соседей, с которыми еще вчера  кофейничали  за одним столом». Утверждалось это открыто, с серьезным видом. Чем больше  проходило времени с кошмарных 1990-х, тем сильнее там начинали этому верить. Даже те, кто не хотел – поверили. И положили этот миф в основание новых мифов. В Украине тоже так будет. Ухватиться за  мифологизированную ложь проще, чем посмотреть в глаза соотечественнику, в которого стрелял, а теперь не в силах понять - для чего? Сейчас, конечно, все ясно –  чтобы защититься. Но что  будете делать, если выяснится, что не отпором озверевшему соседу была та война?

"За наши и ваши разломы". Еще до первых выстрелов на Майдане начали трещать исторические разломы Украины. Запад и Восток страны трагически не сходятся.  Эти разломы  создал не Госдеп США и не ЕС придумал. Они появились давным-давно, основаны на внутренних противоречиях и специфике развития, уже не раз проявлялись в истории. Поэтому всякая ответственная власть (если, конечно, ее цель – не содействие сепаратизму) должна эти разломы свести к минимуму. Проблема обозначена, рецепты придуманы, но из истории никто уроков не извлёк и делать ничего особо не делал! Более того, неудача с сохранением государственности в начале 20 века, когда Украина после февральской революции 1917  отпала от Российской империи – историки как раз объясняют этими роковыми разломами. Днепром-водоразделом,  разрывающим Украину на Правобережье и Левобережье. На мир условно европейский и условно евразийский. Железные мосты эти берега так и не соединили.
Разломы Украины – плоды не только далекого прошлого, но и относительно недавней советской национальной политики. Вина за это лежит не только на Москве, как это очень хотелось бы представить многим, но отчасти и на руководстве самих союзных республик. Это – невеселый  итог бездумного советского административно-территориального деления, когда карты перекраивали в одностороннем порядке. Казалось, нет никакой разницы, куда отнести ту или иную область, ведь все единое, советское! На самом деле официальная установка на пролетарский интернационализм лишь временно затушевывала межнациональные противоречия. Стоило даже еще не окончательно разрушиться СССР, уже при первых «звоночках» еле обозначившегося распада начались межнациональные конфликты и всплыли «проблемные территории». Украинская ахиллесова пята - Донбасс – в советское время  стал  интернациональным плавильным котлом. В дореволюционной России 19 века Донбасс начинался, как сказали бы сейчас «индустриальным кластером с участием иностранного капитала и  космополитичной рабочей силы». Кто только туда не ехал! И мои земляки с Орловской губернии тоже. Административное подчинение Донбасса Украинской ССР в 1920-е годы казалось из Москвы вполне логичным, о последствиях никто не задумывались. Сама мысль о крахе Союза считалась ересью. Об этом невозможно было даже помыслить.  Многие ныне оспариваемые решения диктовала экономика, в расчёт брались хозяйственные нужды. Сказано усилить аграрную Украину тяжелой промышленностью -  усилили….. По той же логике страны Советов  представлялось  естественным переподчинить Крым Киеву, чтобы контролировать возведение мелиоративных каналов, связующих его с Украиной. Хирургия всегда оставляет время на заживление и срастание. История – нет.

Для «проблемных территорий» Украины 1991 год тоже стал во многом отложенным событием. Хотя, казалось, чего общего между россиянами, проснувшимися вместо РСФСР в РФ, и крымчанами с донбасцами, проснувшимися в Украине? Мы остались дома, а они оказались в незнакомой стране. Однако и тут, и здесь тлел, вызревал, мучительно рос постимперский синдром. Ощущение того, что тебя, «старшего брата», внезапно предали, превратив в «оставленный чемодан империи», передали под чужое управление. Переживал это Крым и Донбасс тяжко. Миллионам людей оказалось психологически невозможно примириться со свершившимися фактом. Мало того, что по ним все это столь страшно ударило морально и материально! Увы, новое государство не очень-то спешило встраивать их в общеукраинские реалии.  Сработала схема: от недоверия и неприятия – к обидам, отторжению и отделению. Хотя могло бы иначе, по схеме: доверие-врастание-соединение. Почему? Причины очевидны, дров тут наломала Украина, а потом заинтересованные стороны воспользовались, пришли, как говорится, уже на готовенькое….. Что  в идеале делает разумная власть с доставшимся ей крупным национально-языковым меньшинством? Дает ему незыблемые права и гарантии, выстраивая удобные «рамки» спокойного сосуществования. Понимает, что соблюдение их – прививка от нелояльности и сепаратистских прецедентов. Но то в идеале. Что было в реальной Украине? Формально провозглашались некие права, но законы постоянно пересматривались, обрастали поправкам, не позволяющими в полной мере все реализовать. «Рамками» служили негласные договоренности бизнес-элит регионов с центральной властью. В зависимости от обстоятельств Киев соглашался на ту или иную степень самостоятельности и русскоязычности регионов. Четко прописанных соглашений, оговоренных и согласованных с большинством – не было.  Легче казалось создать условия для выдавливания  части «неправильного» населения в РФ. Вот и думай, насколько был дальновиден Киев и кто кому больше вредил – Россия Украине или Украина – самой себе?!
Поэтому русскозычная часть Украины очутилась в заложниках чужих противоречий. Но скажите честно, кого винить в том, что русского языка – да и вообще всего росийского - в Украине оказалось больше, чем украинского?! И это было заметней всего в юго-восточных регионах. Порой один лишь флаг на сельсовете да несколько вывесок определяли принадлежность к Украине. Этот ужасающий факт   изводит  украинских националистов, заставляя отыгрываться на русскоязычных согражданах. Чем грубее и непродуманнее вела себя  Украина – тем быстрее русскоязычное население от нее отпадало. В какой-то период  «пророссийскость» Крыма и Донбасса стала для украинских властей аксиомой. С ней якобы  ничего нельзя поделать. Пропаганда всеукраинского единства велась главным образом националистами, оскорбительно и жестоко. «Поезда дружбы». Провокации, драки, скандалы вокруг мероприятий и памятников, попытка нахрапом украинизировать все школы к 1 сентября, без исключений и отсрочек.  Медиа раздували языковые войны из каждого пустяка. Сами понимаете, что 1 озлобленный радикал может свести на нет многолетние кропотливые  усилия по формированию новой нац.идентичности..... думая, что делает благое дело - прививает украинскость Крыму и Донбассу, а на деле - вырывая их из украинского мира и буквально швыряя в русский мир..... Русскоязычные вынуждены были самоорганизовываться. Не всегда в этом следует искать признаков тотальной враждебность к Украине – это позже «дорисует» националистическая пропаганда. Просто многие жители Юго-Востока Украины прагматично отстаивали русский язык для своих детей и внуков.  Потому что с более распространенным языком жить проще. Грустно, но теперь объяснимо, отчего тонкий слой украинского Крыма за считанные дни смело ветром «русской весны 2014». Что всплыл на Донбассе  исторический фантом Новороссии – и начал обрастать вдруг готовыми атрибутами самостоятельного государства. Почему сторону отколовшихся принимали ранее совершенно аполитичные люди, а не одни только пророссийские прикормленные активисты, как это хотелось представить……

Почти все ссылаются на труды американского политолога Збигнева Бзежинского. Он неоднократно уверял:  без Украины Россия никогда не станет даже региональным лидером. Это  считается почти аксиомой; из этих слов выводят нынешние события.
Но что, если хитрый  Бзежинский  нарочно подкинул эту мысль, а на самом деле все уже обстоит совсем иначе?! И даже, вероятно, совсем не так.....
Раньше империи были действительно в геополитической "моде"; "распластывались" континентально, жили по закону неуклонного расширения. "Чем больше, тем лучше". Государства постоянно воевали за то, чтобы продвинуться за перевалы и проливы. Длился этот период многие века; еще относительно недавно правители вступали в схватку за обладание так называемыми «срединными землями». Вспомните те же походы на Россию в 19 и в 20вв. При таких геополитических представлениях Украина в самом деле была крайне важна для Российской империи, а затем – для СССР. Причерноморье и Крым – ворота к Босфору и путь на Царьград; Карпаты – это продолжение Балкан, другого стратегического узла истории.
В 21 веке все давно изменилось, границы государств размываются,  миром правят надгосударственные объединения и транснациональные корпорации. Классические империи строить незачем, рваться к проливам и перевалам – тем более. Само слово "империя" приобрело иронический и негативный оттенок. Интенсификация развития уже имеющегося становится главнее (и полезнее) приобретения новых территорий.  Много уже не значит хорошо.  История  больше не вершится в Европе. Сейчас появились другие мировые центры притяжения – Юго-Восточная Азия и Тихоокеанский регион, например.

- Так почему же почти все уверены в агрессии России по отношению к Украине? Почему даже сомнений в этом считается преступлением? - удивится читатель. - Это что, заговор? Или игра наподобие фантов - черное черным не называть, факты не признавать? Мир что, сдурел?
- Все очень просто, цинично просто. Для подавляющего большинства современная РФ -  наследница Российской империи и Советского Союза. Никто не в силах  вообразить Россию обычной страной; всем жутко даже подумать, что Украина России не нужна уже давно ни геополитически, ни экономически. Поэтому верят, что РФ чуть ли не обязана поступать так же, как ее почившие предшественницы. Хотя достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться: все присоединенные территории рано или поздно отпадали. Так было в 1917, так было в 1991; и вряд ли кто захочет наступать в 3-й раз на одни и те же грабли........
Но как отказаться от мифа, удобного по всем параметрам? Сообщения о военном вторжении позволяют решить свои проблемы многим странам, и, пока это выгодно, любые аргументы против будут наказуемы. Ведь что такое "русские танки на Донбассе?" Это экзистенциальный момент для всех тех, кто еще живет в прошлом веке. Ради чего оправдана ЛЮБАЯ ложь и пропаганда, даже самая абсурдная. Это и консолидация перед внешней угрозой, и спасение экономики военными заказами, и отвлечение внимания от насущных проблем.
Украинская Смута стала своеобразной информационной ширмой (если не сказать грубее), затмевающей уйму реальных угроз. Начиная от ИГИЛ сотоварищи и заканчивая такими смертоносными "мелочами", как катастрофическое изменение климата, техногенные катастрофы, демография, энергетика, вирусы. Да в конце концов "конец Европы" по Шпенглеру еще никто не отменял; братоубийственная бойня в Украине  призвана  его отсрочить хоть на сколько, а если нет - то стать его грандиозной прелюдией. В худших традициях американских фильмов про конец света......
Как бы то ни было, главное свое дело мифы натворить успели - разорвали. Натравили. Убили. Разрезали по живому тела и души тысяч ни в чем не повинных людей, намеренно поставленных по разные стороны баррикад. Учинили "отреченную кампанию" в масштабах целых государств. Отец против сына, сестра против брата, друзья против друзей.... Растёт верещагинская"горушка" (ударение на 1-м слоге), гигантская пирамида человеческих черепов. Кто знает, может, на этой безумной войне убили будущего гения?!
Вы хотите продолжать верить мифам?
Но битва с собой - самая страшная. Поэтому для многих проще убить другого человека, чем избавиться от другого в самом себе......

За право остаться сторонним наблюдателем автор заплатил своей репутацией. Дороговато, но  возможность НЕ ВРАТЬ стоит дороже. Некоторые бы за нее и жизни б не пожалели. 


Рецензии
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.