Какое добро - настоящее?

Порой мы сами усложняем, запутываем, затуманиваем картину мира, а потом жалуемся, что мир невозможно понять. Или формулируем свои фантастические объяснения этого выдуманного нами же мира.  В результате эти наши объяснения довольно слабо соотносятся с реальностью.

Один из самых ярких примеров такого искусственного запутывания картины мира сводится к вопросу о том, какое добро можно считать настоящим, а какое — только кажущимся, мнимым, ложным. Вот несколько типичных требований, предъявляемых при этом к добру.

1. Настоящее добро — это только такое, которое делается тихо, скрытно, незаметно. А вот если напоказ, с шумихой и саморекламой — это добро ненастоящее и его лучше бы и не было.

2. Истинное добро — только то, которое делается бескорыстно. Если же человек хочет получить за своё добро какую-то выгоду, то это и не добро вовсе.

3. Настоящее добро — это только такое, которое никак не приводит к злу, ни в чём не помогает силам зла. Иначе это вовсе не добро, а самое настоящее зло.

Казалось бы, такие строгие требования к добру вполне справедливы. И уж во всяком случае, они никому и ничему не могут принести никакого вреда. Выполняй эти требования — и всё будет нормально, ты не внесёшь в мир разрушения, то есть не будешь служить злу и выполнишь свою задачу на Земле. А то ведь много найдётся всяких желающих примазаться к добру, причислить себя к служителям добра, объявить себя истинно добрым человеком. Хотя на самом деле они делают добро ненастоящее, фальшивое, ложное, оборачивающееся злом.

Однако, если подумать, то оказывается, что выставление таких высоких требований к добру приводит, как ни странно, к усилению мирового зла. Во-первых, люди просто боятся сделать ненастоящее добро, опасаются потратить свои силы впустую на ту работу, которая им всё равно не зачтётся. Во-вторых, люди просто не могут оценить сделанное кем-то добро, которое не удовлетворяет всем критериям настоящего добра. И у них складывается впечатление, что добра в мире чрезвычайно мало, что зло многократно сильнее, что справиться со злом практически невозможно, и не стоит даже стараться. Всё это играет на руку именно злу, помогает ему разрушать мир.

Но дело-то всё в том, что любое добро ценно само по себе. И ценность его ничуть не уменьшается от того, чем руководствуется делающий его человек, хочет ли он чего-то взамен, и к каким последствиям это может привести. Любое зло, сопровождающее добро, не имеет к добру ни малейшего отношения.

Зло — по природе своей паразит, который обязательно присасывается к любому добру. Но добро-то в этом не виновато. Не считаем же мы злом человека только потому, что его кровью питаются вредные комары или слепни. Не считаем же мы злом страну только потому, что в ней есть преступность, проституция, гомосексуализм и наркомания.

Зло старается осквернить, разрушить, уничтожить любое добро. Но из этого совсем не следует, что мы не должны делать никакого добра с тем, чтобы лишить зло пищи. Наше дело — творить добро и бороться со злом. А не сидеть и ждать возможности сделать обязательно «чистое», «настоящее», «неоскверняемое» добро.

А теперь рассмотрим несколько примеров из жизни.

Допустим, какой-то человек построил на свои деньги школу, больницу или библиотеку, но при этом везде раструбил о своём благодеянии, прикрепил к дверям табличку со своим именем и с благодарностью себе любимому. И что же, это уже не может считаться настоящим добром? А то, что дети, больные или читатели получили возможность учиться, лечиться или читать книги — это пустяки? Да нет же. Любое такое дело — это и есть настоящее добро. А вот то, что его сопровождает — это уже не так важно. Нет, для самого благодетеля элементы гордыни, тщеславия, конечно же, снизят ценность сделанного им добра. Гордыня — это его грех, она увеличит количество зла, совершённого им в жизни. Но это только его личные проблемы, никак не уменьшающие ценность сделанного им добра для мира. И называть его добрый поступок безнравственным, аморальным совершенно неправильно.

Правда, надо сделать одну важную оговорку. Если подобное благодеяние делается на деньги, полученные нечестным путём, то заслуга доброго дела зачтётся вовсе не тому, кто эти деньги потратил. Оно зачтётся тем людям, у которых эти деньги были отняты, украдены, выманены, кому эти деньги были недоплачены. Об этом говорилось ещё в древних зороастрийских текстах. И в таком случае на долю «благодетеля» остаётся только один грех тщеславия. Но добро всё равно остаётся добром.

А вот если мы все будем ждать, когда найдётся исключительно скромный благодетель, стремящийся делать только тайное добро, мы останемся без нужных нам школ, больниц, библиотек и других полезных учреждений. Согласитесь, это просто глупо.

Теперь второй пример. Пусть некий следователь, работая днями и ночами, без отдыха и выходных, вычислил, разоблачил и арестовал с поличным крупного взяточника. А потом вдруг выясняется, что главной целью этого следователя было повышение по службе. И что? Неужели от этого снижается ценность сделанного им добра? Конечно, нет. Для него самого этот карьеризм будет учтён при подведении баланса совершённых им добрых и злых поступков. А для нас, для страны, для мира сделанное им — самое настоящее добро. И не стоит ждать, пока все следователи станут абсолютно нечестолюбивыми, без страха и упрёка. Бороться с преступниками надо постоянно, здесь и сейчас.

Третий пример. Пусть школьная учительница математики проводит великолепные уроки, остаётся после учёбы для занятий с отстающими и ведения факультатива. Пусть все её ученики в результате отлично изучат математику и поступят в лучшие вузы. А потом выяснится, что она хотела всего лишь, чтобы её объявили лучшим учителем года и дали большую премию. И что? Уровень знаний, полученных учениками, от этого уменьшится? Или знания станут ложными? Да нет же. Она сделала настоящее добро. Правда, ценность этого добра лично для неё несколько снизится из-за её корыстной мотивации. Но не стоит ждать, чтобы все учителя были абсолютно бескорыстными, получать знания надо сейчас.

Ещё один пример. Пусть искусный кузнец выковал дровосеку отличный топор, удобный, острый, как бритва, и долго не теряющий остроты. Дровосек успешно срубил этим топором много деревьев, из которых построили дома. А потом этот топор украл разбойник и убил им нескольких путешественников. Так что же, в этом зле, в этих убийствах виноват кузнец? Или, может быть, дровосек? Может, не стоило вовсе ковать топор и строить дома? Конечно, стоило. Зло, совершённое разбойником, — это только его грех, это паразитирование на добре, это неправильное использование полезного инструмента. А ценность сделанного добра от этого нисколько не снижается. Или надо предложить кузнецу просчитывать все возможные результаты использования его изделий? Тогда он просто не успеет сделать ничего полезного.

Наконец, последний пример. Пусть врач-хирург провёл сложнейшую операцию и спас жизнь практически безнадёжному пациенту. Это, конечно, самое настоящее добро. Но потом этот пациент выздоровел, на радостях напился, подрался и убил своего друга. Означает ли это, что добро, сделанное врачом, ненастоящее, что лучше бы он его не делал? А может быть, хирург вообще сделал не добро, а зло? Конечно, нет. Какое отношение имеет совершённое убийство к подвигу врача? Это свободный выбор пациента, за который будет нести ответственность по полной программе только сам пациент. А врачу — почёт и уважение. Пусть и дальше творит такое же настоящее добро. Не надо требовать от врача, чтобы он отвечал за все поступки всех своих пациентов. Иначе некому будет лечить.

Так что излишняя требовательность к добру не просто не нужна, а очень вредна. Не надо доходить до фанатизма ни в одном деле. Даже в таком важном деле, как совершение своего добра или оценка добра, сделанного другими. Любой фанатизм обязательно служит злу, хотим мы этого или нет.


Рецензии
Очень глубокомысленное исследование добра и зла. Это на уровне античных европейских философов.Демокрит утверждал. «Если человек воздерживается от совершения несправедливого поступка только по принуждению, или из страха возмездия, способен втайне согрешить. Доброта не в том, чтобы не совершать несправедливости, а в том, следует не желать ее.» Философ не оставляет без внимания и отношения человека и общества.
Осуждению подлежит не столько фактическое нарушение закона, сколько тайное желание его нарушить.
Вы избежали обращения к фанатичной библейской нравственности и осудили такой подход к ней.
С уважением Радиомир.(Приглашаю посетить мою страницу)

Радиомир Уткин   19.12.2015 18:28     Заявить о нарушении
Спасибо, Радиомир. Вы правы, древние авторы любили писать просто и по существу. А вот работы, напичканные заумной терминологией, с притянутыми за уши цитатами, с туманными выводами, я считаю не только бесполезными, но и вредными. Любое учение интересно только в связи с реальной жизнью. Обязательно познакомлюсь с Вашими работами.
С уважением, Юрий Новиков

Ю.Новиков   20.12.2015 02:02   Заявить о нарушении