Переходя дорогу чёрному коту. Глава 2

Переходя дорогу черному коту . Глава 2.
Вечный лес.
- Ну-ка спускайся вредный мальчишка!.
- Вот ещё! Сам поднимайся, - раздалось с верхушки раскидистого дерева.
Маленький, толстенький человечек, или не человечек, наматывал круги возле дерева. Когда бегать и кричать надоело, устало опустился у корней дерева. Достал из кармана камзола платок и вытер потный лоб.
С другой стороны дерева мягко слевитировал подросток-эльф и бесшумной, легкой походкой отправился восвояси по тропинке к замку. Весело насвистывая веселенький мотивчик, достал из сумки, висевшей на плече, толстый фолиант и, дойдя до кромки леса, уселся на опушке читать. Фолиант назывался: ' Древняя магия жителей леса'.
«Такс, что у нас тут есть интересненького? Для приготовления эликсира невидимости нужно взять три крыла хамелионистого жука, две щепотки сушеного мухомора и три наперстка волшебной пыльцы красной ромашки. Потом все смешать, добавить воды из волшебного озера, подогреть на медленном огне пять минут и эликсир готов.  Отлично!» - эльф небрежно засунул фолиант в сумку, легко поднялся и, хлопнув в ладоши, исчез.
Дверь замковой лаборатории тихо скрипнула , и на пороге появился всё тот же эльф. Со знанием дела стал рыться среди трав и целого ряда склянок, стоявших на длинных стеллажах вдоль стены.
«Вот то, что мне нужно!» -отвинтил крышку банки, понюхал и довольный, отправился к большому деревянному столу, стоящему посреди лаборатории. Потом вернулся к стеллажам и стал перебирать баночки, стоявшие в длинном ряду.

«Крылья сианской мухи. Не то. Толченые орунийские черви. Тоже не то. А, вот! - он достал маленькую глиняную баночку и поставил её на стол. - Хамелионистый жук, три крыла. Высыпаем в котелок, добавляем две щепотки сушеного мухомора и три наперстка волшебной пыльцы красной ромашки. Всё смешиваем, добавляем воды из волшебного озера и ставим подогреваться на медленном огне».
Эльф проделывая последовательно все действия, смешно высунув кончик языка от усердия: «Готово!». Повесил котелок на крюк над огнем очага и стал ждать. Через пять минут схватил с крюка котелок, обжигаясь, смешно шипя. Поставил котелок на стол. Подождал немного, пока содержимое остынет, перелил все во флакон из темного стекла, закрутил все плотно крышкой, сунул флакон себе за пазуху. Немного постояв, чему то усмехаясь, хлопнул в ладоши ..и исчез. *******

Обед в эльфийском дворце.

    Дверь в обеденный зал открылась  и гости стали степенно рассаживаться за столом. Его величество, король всех эльфов Дорианталь, сидел во главе богато сервированного стола с изысканными кушаниями. По правую руку от него, на кресле темного дерева с резной спинкой, сидела королева, её величество Ларанталь. Рядом с королевой на кресле, чинно восседала принцесса Аминанталь. Кресло по левую руку короля сиротливо пустовало.
Король, недовольно глянув на пустующее кресло, дал рукой знак музыкантам. Заиграла нежная музыка, королевский обед начался. Придворные сидели тихо, слышен был только тихий стук столовых приборов. Эльфы за столом тихонько переговаривались между собой, слуги в ливреях разносили угощения и ловко наливали вино в бокалы сидящих за столом гостей.


Слегка полноватый лорд Таранталь благодушно откинулся на спинку стула и ждал смену блюд, попивая красное сладкое салийское вино из бокала на тонкой ножке.
Вдруг напротив него на стол запрыгнула большая жаба и с громким кваканьем и прыгнула в соусницу. Она тут же выскочила из соусницы и попрыгала дальше, оставляя яркие, грязные пятна на белоснежной скатерти.
Дамы закричали, вскакивая со стульев, забывая о приличиях. Кавалеры пытались изловить жабу и выдворить её из обеденного зала. Кто-то случайно, пытаясь поймать жабу, схватился за скатерть в том месте, где только что сидело пресноводное, и сильно дёрнул. Все, что находилось на скатерти, посыпалось на визжащих гостей, пытающихся увернуться от летящих блюд и напитков.
 Наконец жаба была поймана и торжественно выдворена из зала слугой в белой ливрее.
 Народ потихоньку угомонился и король, видя, что обед испорчен, встал и слегка кивнул головой. Музыканты прекратили игру. Обед был закончен.
Гости не солоно хлебавши, с непроницаемыми выражениями лиц, чинно покинули зал.
Когда гости разошлись, в пустом зале раздался ехидный смешок.

Покои принцессы Аминанталь.

На широкой кровати в комнате принцессы лежали в беспорядке несколько платьев. Принцесса сидела на мягком стуле, распустив волосы и смотря на себя в зеркало. Несколько служанок суетились возле принцессы. На коленях принцессы лежала резная шкатулка с разноцветными лентами, булавками и заколками.

Белокурые волосы принцессы спускались до самого пола. Одна из служанок пыталась сделать прическу принцессе, но та постоянно крутилась и работа не клеилась.
- Ваше высочество, посидите минутку спокойно, - служанка прихватив прядь волос, пыталась закрепить их жемчужной заколкой у виска девушки.
Та недовольно скривившись, произнесла:
- Мне не нравится эта заколка! Возьми с изумрудом, она больше подойдет к шелковому зеленому платью, я его собираюсь сегодня надеть на вечернюю прогулку.
 Служанка украдкой вздохнула и взяла заколку, украшенную изумрудом. Наконец причёска была почти готова. Осталось только вплести в косу атласную зеленую ленту и закрепить её в форме короны на голове юной леди. Служанка, заплетая косу, случайно дернула волосы девушки и та зашипела от боли.
Повернувшись к служанке почти прокричала:
- Выйди вон, неуклюжая, сама справлюсь! - и, немного помолчав, добавила - и остальные тоже!
 Служанок как ветром сдуло. Выйдя за дверь, он облегченно вздохнули:
- Ну и характер у нашей Аминанталь! - и направились прочь от двери.
Аминанталь вплетая в косу ленту, сидела надув губы. Вдруг лента в её руках ожила, превратившись в светло-зеленую змейку. Змейка моргнула черными глазками-бусинками , и поползла вверх к голове девушки. Принцесса истошно завизжала, стала бить себя по голове, пытаясь смахнуть змейку. Змейка упала на пол и уползла в щель в углу комнаты.
На крик моментально сбежались слуги, и, без стука вломились в дверь. Принцесса сидела на стуле растрепанная и злая. В комнате кроме неё никого не было.

- Что с вами, ваше высочество ?
- У меня на голове была зззмея, - заикаясь, произнесла девушка.
Слуги недоуменно переглянулись и вышли вон. С принцессой осталась только одна служанка и, вздохнув, принялась переплетать вредной принцессе косу.

Эрианталь сидел на крыше замка и задумчиво наблюдал за облаками, медленно проплывающими над его головой. Ярко светил Утус, ветерок трепал каштановые кудри принца. Ему было скучно. Они произнес:
- Эптус, сарус,морус - и в небо вспорхнули разноцветные бабочки, с яркими крылышками. Вдруг спокойствие нарушил истошный визг, доносившейся из комнаты принцессы. Эрианталь ухмыльнулся, кинул вверх переливающийся серебристыми искрами порошок. Когда серебристое облако рассеялось, принца на крыше уже не было.
Когда вечерняя прохлада спустилась на иррению, королевская семья с небольшой свитой собралась на прогулку. Впереди, на белых эльфийский скакунах, ехали король и королева:
- Сегодня Эрианталь не почтил своим присутствием обед. Мальчишка совсем от рук отбился! Носится до вечера непонятно где. Ты его совсем избаловала, Ларанталь. Я уже подумываю о том, чтобы отправить его в школу магических ремесел. Там баловать его будет некому, к дисциплине приучат сразу, я надеюсь. Ему пора бы браться за ум, он наследник.
- Ну он же совсем юный. Ему скучно сидеть в замке, хочется побывать в лесу, на природе.
- Так почему он тогда сейчас не с нами, а болтается не пойми где и с кем?


- Ну что ты, милый. Он сегодня днём отправился в лес вместе со своим наставником, графом Трессом. Возле Оршарского водопада появился новый вид растений. Эрианталю нужно было взять образцы этих растений для лаборатории. Чтобы не оставлять принца одного, с ним поехал граф Тресс. Они просто увлеклись, поэтому задержались. Всё будет хорошо, дорогой. Ты же знаешь нашего сына. Он очень самостоятельный. А вон, наверное, и они там, вдалеке.
 Подъехав поближе, королевская чета увидела хромающего графа Тресса, который направлялся к замку. Подойдя к королю, он схватил лошадь короля за уздечку и трагическим голосом произнёс:
- Я его потерял, ваше величество. Я до самого вечера искал принца и не нашел.
- Как потерял?
- Я всю дорогу рассказывал принцу об этикете и правильных манерах. Принц все время молчал. Потом вдруг при помощи левитации поднялся на верхние ветки высокого дерева, а я остался внизу. Я его всячески уговаривал спуститься, но он меня не послушался. Предложил только мне самому забраться наверх. Я ждал и ждал, пока он соизволит спуститься, но он поудобнее уселся на ветку и не спускался. У меня заболели ноги, и я присел под деревом отдохнуть. Когда посмотрел наверх, принца там уже не было.
Куда он подевался, я не знаю, - тоном великого страдальца произнёс наставник наследника. - Я его искал по всему лесу, разорвал об колючие кусты одежду, подвернул ногу, - перечислял Тресс свои несчастья, - и наконец, я проголодался, - жалобным голосом произнёс бедолага. Потом добавил со вздохом: - Никакого почтения нет к старшим.
После этой тирады король повернулся к супруге, собираясь что-то сказать, но потом передумал.


- Поговорим об этом в замке, - сказал он, и выразительно посмотрел на свою жену. И уже к графу:
- Мы приносим свои извинения вам, граф Тресс. Мы обсудим с его высочеством его недостойное поведение, когда он появится дома .
- Посадите графа Тресса на коня и отправьте к лекарю, - скомандовал король.
Слуги моментально выполнили его приказание. Погрузили охающего графа на коня и отправили в замок. Дальше король ехал молча, стиснув зубы, кидая недружелюбные взгляды в сторону жены.
Ехавшая чуть позади родителей принцесса Аминанталь, пришпорила своего скакуна и поехала вровень со своими родителями. Она стала расспрашивать о предстоящем визите во дворец делегации гномов . Ларианталь оживилась и разговор пошёл о нарядах, о причёсках, о меню на званом обеде в честь гномов, о бале, о гостях. Леди увлеклись разговором и всю дорогу, вплоть до возвращения в замок без умолку болтали, ни на кого не обращая внимания.

А тем временем в замке готовились к приезду гостей. В замковой кухне обычно было не протолкнуться. Туда-сюда сновали поварята, подсобные работники таскали мешки с мукой и огромные бутыли с растительным маслом. Что-то скворчало, шипело в сковородках. Тесто подходило в чанах, ухая и пыхтя, когда его обминали. Из больших, медных кастрюль шел густой пар. Главный повар всех торопил, раздавая подзатыльники зазевавшимся мальчишкам-поварятам. В огромном очаге на вертеле жарилась туша хуруса. Вертел поворачивал маленький, худенький эльф, громко шмыгая сопливым носом.
 Совсем скоро во дворец приедет делегация гномов . Повар выглянул в окно и увидел много подвод, въезжающих в ворота замка. Привезли провизию на целый лао вперед . Провизия хранилась в подвалах замка. Низкая температура для

сохранения продуктов поддерживалась при помощи магии. Когда старое заклинание заканчивалось, его обновляли. Каждого заклинания хватало на половину лао.
 Тяжелогруженые подводы, запряженные мохнатыми, большими животными с длинной, темной шерстью, подъехали к входу для обслуживающего персонала и остановились.
 Главный повар и работники спустились вниз, разгружать подводы. Кухня опустела. В ней остался только маленький эльф, медленно поворачивающий тушу хуруса на вертеле.
Жареное мясо источало вокруг себя дразнящий аромат.
Дверь кухни тихонько приоткрылась и из-за двери осторожно показалась голова с копной каштановых волос:
«Ага, никого нет», - Эрианталь вошёл в кухню, подмигнув эльфенку.
Быстро оглядевшись, он схватил со стола каравай горячего, ароматного хлеба, плетеную бутыль с квасом и уже собирался выйти за дверь. Потом передумал и вернулся. Он положил на стол хлеб и поставил рядом с хлебом бутылку.
 Повернувшись к эльфенку, немного постоял, как будто что то вспоминая. Потом произнес заклинание, схватил бутыль и хлеб, и стремительно покинул кухню. Эльфенок удивленно моргнув, заметил, что насморк прекратился, как будто его и не было.

Вечер того же зора. Замковая лаборатория. Эрианталь что-то увлеченно помешивал в котелке у очага, шепча заклинания. Из котелка со свистом вырывался черный дым. Эльф кашлял, махал перед своим носом рукой, разгоняя удушливый дым. Потом опять принимался помешивать варево. За окном стало

темнеть. Эльф щелчком пальцев зажег свечи, стоявшие в подсвечнике на столе, кинул в котелок траву , помешал деревянной палкой . Ещё раз заглянул в котелок, удовлетворенно хмыкнул и подошел к столу.
На столе лежал фолиант с закладкой на странице, примерно посредине. Вверху крупными буквами было выведено заглавие : ' Превращение предметов в живые существа'. И дальше было написано жирным шрифтом : 'Не подходит для превращения предметов в разумные расы и крупных животных . Использовать аккуратно! Не допускать попадания зелья на одежду и кожу эльфов, гномов, змеелюдов, драконов, людей и сирилл'. При попадании на одежду, прочитать заклинание обратно и кинуть в пострадавшего щепоткой зарской пыли'. Не успел Эрианталь дочитать текст, как раздался стук в дверь лаборатории.
- Входите.
- Ваше высочество, вас ждет его величество король в своем кабинете, - слуга сделала паузу. – Немедленно!
- Хорошо, иду, - с досадой ответил принц и покинул лабораторию.
В небольшом, уютном кабинете за столом сидел Дорианталь, просматривая документы и делая пометки на листах пергамента. Эрианталь постучался и вошел в помещение.
- Садитесь, - кивнул король на стоящее напротив стола кресло, - я сейчас закончу.
В кабинете было тихо, только перо отца поскрипывало по пергаменту. Наконец отложив кипу бумаг, король вздохнул и уставился на Эрианталя. Потом медленно, с нотками угрозы в голосе произнёс:
- Надеюсь, Ваше высочество, вы догадались принести свои извинения графу Трессу? Как вы вообще могли так поступить с ним ? Он сегодня по вашей милости вывихнул ногу и до вечера бродил по лесу, пытаясь вас найти. Вы - будущий король, и такая безответственность недопустима. Вы обязаны заботиться

о своих подданных, а не вести себя как сумасбродный мальчишка. С сегодняшнего дня, вы под домашним арестом. Совсем скоро приезжает делегация гномов, постарайтесь вести себя достойно. Я вас больше не задерживаю, - и король снова занялся бумагами.
Эрианталь молча встал и вышел из кабинета.

Распахнутое настежь окно тихонько постукивало створками. Ветер, залетев в комнату, затушил свечи в канделябре. Молодой эльф лежал на кровати вниз лицом, не раздеваясь и в сапогах. Каштановые волосы  тихонько ворошил налетевший ветер. Толстый фолиант выпал из рук эльфа и лежал на полу рядом с кроватью. В комнате было прохладно, но Эрианталь не обращая на это внимания, лежал без движения.
Потом, как бы с трудом пошевелился, медленно сел и посмотрел в сторону окна, где на ночном небе горели яркие звезды.
Небо манило к себе, туда, на свободу, прочь из этой комнаты, из под домашнего ареста. Посадить эльфа под замок, что может быть страшнее? Эльфы - это пылинки звезд; это тихая, теплая ночь; это ленивая река, сонно бормочущая во сне. Эльф-это лес, зовущий к себе, качающий кронами и как бы говорящий: «Иди сюда, я тебя жду».
Эльф подошёл к окну и глянул вниз: « Высоко...»
 Принц проговорил: «лилиарис -эльярус –трариус!» и вес эльфа уменьшился в несколько раз. Потом он достал из коробочки семя одуванчика. Семя вспыхнуло серебристым светом и стало расти в руках у эльфа. Сначала из семени проклюнулся нежный росток и, вот, он потянулся ввысь и сразу же внизу растения появились корни. Стебелек все рос вверх и вверх, становился длиннее и толще. На нём появились листочки, один, другой, показалось желтое соцветие .

Чашечка соцветия стала закрываться. Когда раскрылась второй раз, одуванчик раскрылся белой шапкой пушистых парашютов. Эльф тепло улыбнулся и взял один парашютик двумя пальцами. В его руке парашют стал расти, расти, расти... Он стал просто огромным!
Резкий порыв ветра подхватил парашют вместе с эльфом и понёс его по воздуху . За воротами замка ветер стих и эльфа опустило на почву. Эрианталь стал на коленки, вырыл неглубокую лунку и посадил в неё растение.
«Трариус-эльярус-лилиарис!» - проговорил эльф и его вес стал прежним. «Вот и чудненько», - сказал эльф и достал из-за пояса изящную флейту. Он сел на камень и заиграл нежную мелодию. Казалось, что даже звезды прислушались к дивной музыке.
В это время, в дворцовых конюшнях, черный жеребец Эрианталя забеспокоился, нервно запрядал ушами, забил передними копытами иррению и выскочил из конюшни. Вылетев стрелой из конюшни, он галопом побежал к воротам замка. Не добегая до ворот, распустил крылья за своей спиной и взлетел. Перелетев сверху ворот, как перышко, тихо опустился на иррению. Жеребец сложил крылья , победно заржал и поскакал на звуки флейты.
Добравшись к Эрианталю, он уткнулся мордой в его плечо и фыркнул. Откинув волосы с лица, принц поднялся, похлопал животное по холке, провел рукой по его крыльям и они стали невидимыми. Юноша легко вскочил на спину жеребца и поскакал по тропинке на север.

На южных окраинах эльфийских лесов, в замке опального герцога Хартаналя .



Хартаналь - троюродный брат короля Дорианталя, был лишён титула и изгнан в каменистые равнины за покушение на короля . Король помиловал герцога и несколько заговорщиков, заменив казнь ссылкой в каменистую равнину.
Состояние и иррении герцога перешли короне.
 Дочери герцога, Элиариэли, остался замок с клочком земли на границе с зыбучими холмами.
Замок представлял из себя трёхэтажное изящное строение с башенками , увенчанных остроконечными шпилями и окруженный со всех сторон неглубоким рвом с водой . Через ров к воротам замка был перекинут подъемный мост. Крепкие замковые ворота из морайского дуба защищались снаружи кованой подъемной решёткой. Двор замка был небольшой , выложенный каменной брусчаткой. Справа от входа располагались конюшни и хоз. постройки; слева - оранжерея, в которой выращивались круглый род редкие лекарственные растения.
Хозяйка замка, леди Элиариэль , занималась расфасовкой высушенных лекарственных растений. Взяв растение, она его внимательно осматривала и потом определяла в одну из многочисленных небольших кучек, лежащих перед ней. Часть растений она толкла в большой ступке тяжелым каменным пестиком. Готовое содержимое она высыпала в деревянную миску и смешивала в различных пропорциях с драгоценным жиром северного хара, который обитал в холодном море. Гномы обменивали жир хара на фрукты и овощи, которые у них в горах не росли.
 Эли выращивала лекарственные травы и редкие цветы в оранжерее замка. На куске жирной иррении за пределами замка, благодаря теплому климату, можно было собрать три урожая в год редких фруктов и овощей. Выращенные травы, фрукты и овощи, а также мази, крема и различные снадобья, изготавливаемые в стенах замка, пользовались большим спросом во всех королевствах. Доход, полученный от продаж, позволял сносно существовать Элиариэль и содержать на

эти деньги небольшой штат прислуги и нанимать работников для обработки земли.
Закончив работу, эльфийка вытерла об фартук руки, и устало опустилась на стул.
«Кто она теперь?» - думала про себя Эли. Из знатной дамы королевского рода она превратилась в небогатую землевладелицу, по совместительству - торговку и фармацевта. Связи с высшим светом разорваны, "друзья" отвернулись от неё. В кулуарах знатных особ злорадно хихикают, обсуждая теперешнее её положение.
 Она вздохнула: «Ну и пусть! Ей нужно выжить и она обязательно выживет. Что будет потом, только боги знают».
 Она посмотрела на свои огрубевшие кисти рук: « Где та беззаботная, молодая эльфийка, вокруг которой всегда было много поклонников?»
 Великолепный дворец в столице конфисковали сразу после того, как отца схватили. Отец до последнего момента сохранял конспирацию, и она не подозревала, что люди, приезжавшие в их замок в столице, были заговорщиками. Известие о том, что её отец предатель стало для неё большим ударом. Вечером, в тот зор, она порхала на балу, кружа головы кавалерам. Её глаза блестели, щеки раскраснелись, длинные пепельного цвета волосы немного растрепались. Она только что опустилась на резную, из кости сарина, скамью, обмахиваясь веером.
 Граф Клеменаталь , наклонившись над девушкой, рассыпался в комплиментах:
- Ваша светлость, вы сегодня обворожительны! Обещайте, что следующий танец, мой.
Его тут же перебил граф Зоманталь:
 - Герцогиня обещала этот танец мне!
 Граф Клементаль окинул соперника яростным взглядом:
          - Препятствие в виде вас, любезный граф, можно легко убрать.
         
 - Где и когда? – с приглушенной яростью спросил Зоманталь.
- Утром, у холодного камня, на выезде из столицы.

И тут по залу прокатился глухой рокот. Все недоуменно оглядывались, перешептываясь, и смотря в сторону Элиариэль. Из толпы придворных раздавалось:
 - Хотел убить короля ! Предатель! Дочь отступника ! – все, не скрывая презрения и отвращения, смотрели в сторону девушки.
 Через весь зал к ней подошёл капитан дворцовой стражи и проговорил:
- Миледи, следуйте за мной.
Она,  растерянно оглядываясь, поднялась со скамьи. Все отворачивали от неё взгляды. Недавние кавалеры  сделали вид, что вообще не знакомы с этой леди. Потом, опустив голову и смотря в блестящий паркет танцевальный залы, она быстро пошла вслед за капитаном.
Её привели в маленькую комнату без мебели и окон. В изнеможении и шоке от происходящих событий, она сползла по стене и села на холодный пол, закрыв глаза. Её продержали несколько зоров в этой комнате. Спала она на полу, подложив под щеку ладони и прижав ноги к животу. Ей приносили хлеб и воду. День сменялся ночью , и ей казалось, что она уже отсюда не выйдет. Но, на рассвете через двадцать зоров, её выпустили.
Щурясь от непривычно яркого света, она брела вслед за охранником. Её привели в небольшую, светлую комнату с мебелью и маленьким окном у самого потолка.
 - Садитесь, леди.
Перед ней поставили стул. Она села.

- По приказу его величества короля, вы лишаетесь титула, всех земель и владений, кроме замка вашей матери, герцогини Ларунельской и участком иррении, прилегающих к замку. Ваш отец, герцог Хартаналь , лишается своего титула, иррений и имущества и ссылается в каменистую равнину за покушение на короля. Отныне вам запрещено появляться в столице Эльфов -Талире.
После этого её вывели из замка через боковую дверь, посадили в крытую повозку и отвезли в родовой замок матери, покойной герцогини Ларунельской.
В течении многих лао она по-крупицам собирала информацию об отце. Вроде бы его видели гномы и люди у подножия гор, но конкретной информации о нём не было. Если бы её отец не жаждал так власти, то её судьба сложилась бы по-другому.
 Наверное, отец решил, что сможет быстро перебить немногочисленную охрану загородного владения королевской семьи, небольшого замка у истоков реки Сэшши , недалеко от столицы.
Отец расплатился за свою ошибку огромной ценой. Он не подумал о том, что король может прибегнуть к темной магии. Король, поняв, что замок долго не продержится, призвал на помощь темных духов. Нападавшие уже заранее предвкушали победу, почти выломав ворота во двор замка, но тут случилось неожиданное. Через дыры в воротах стал просачиваться черный туман. Нападавшие застыли в изумлении, а туман стал обволакивать эльфов, проникая в нос, рот, уши. Вдруг тела эльфов покрылись пятнами. Потом от тел стали отваливаться куски мяса, пока не остались одни скелеты, да и те недолго сохраняли форму, рассыпаясь на глазах прахом. Защитники замка с ужасом наблюдали за происходящим. Они со страхом смотрели на короля. Король казался совершенно спокойным, только очень бледным.
Царствующее семейство в тот же зор возвратилось в столицу и несколько лао не показывалось в загородном дворце. Столица наполнилась слухами и сплетнями.

По столице пронеслась ещё одна весть, королева Ларанталь беременна. У неё уже было двое детей, старшая дочь - принцесса Аминанталь и младший сын -принц Эрианталь.
 В сезон дождей королева почувствовала себя неважно. Лекари осмотрели королеву и сообщили, что ребенок в лоне матери перестал шевелиться. Посыльные срочно были направлены в топи к сирилле Эйте. Не мешкая, она поехала во дворец. Эльфийские скакуны неслись очень быстро, и вскоре сирилла с провожатыми подъехала к замку. Она сразу же отправилась к королеве в покои. Осмотрев королеву, покачала головой. Потом повернулась к королю и спросила:
- Ты же знал, что потребуют от тебя темные духи в уплату за свою помощь? Жизнь нерождённого младенца - цена за их услуги.
 В эту же ночь королева родила мертвого ребенка. После этого супруги отдалились друг от друга. Ларинталь стала больше баловать младшего сына, короля это раздражало. Принцесса Аминанталь, ревнуя брата к матери, изводила слуг своими капризами.

У Эли были везде свои "уши и глаза", поэтому о событиях в столице она всегда знала последние известия. Она знала о том, что в загородную резиденцию короля скоро приедет посольство гномов и ждала этого приезда. На обратном пути послы завернут в её замок за снадобьями и редкими фруктами. Если пошлёт удачу богиня Эльрия, то она напросится к гномам в попутчицы. От гномьих гор недолго добираться до столицы драконов. Там у неё несколько небольших магазинов со снадобьями. Она стояла и прикидывала: «У принца скоро День Рождения и Норра наполнится гостями, продажи резко увеличатся. Нужно привезти товара с запасом, да и посмотреть, как там справляются без неё в магазинах».


В помещение, где находилась Элиариэль зашёл невысокий , худощавый человек средних лет с большой корзиной, до верху наполненной разнообразными пахучими травами.
- Куда это поставить, госпожа ?
- Ставь на стол .
- Рерис, подготовь бочки под шерру и не забудь каждый фрукт тайи уложить по слоям, пересыпав стружкой и обернуть в пергамент. Она очень нежная и не выдержит долгой дороги, если плохо упаковать.
- Да, госпожа.
- Нужно перековать гнедую кобылу. Найди кузнеца и пусть займется этим немедленно.
- Слушаюсь, госпожа.
- Сделай подробную опись всего товара. Я посмотрю список завтра.
- Хорошо.
- В последнее время возле замка крутились чужие люди? Ты их видел?
- Да. Хотели схватить, но они исчезли в лесу, как в воду канули.
- Я уеду на лао, может быть больше. Хочу поехать с гномами, так дешевле обойдется, да и дорога приятнее с попутчиками. Гномы всегда надежно охраняют свои караваны, а посольство тем более. Они тоже свою выгоду не упустят. Заболеет ли кто во время дороги или раны получит, я смогу им помочь, - потом помолчала и продолжила: - усилишь охрану замка. Если что-то случится, отправляй ко мне хипусов. Они домчатся в три раза быстрее самых резвых скакунов, и найдут меня по этому, - она срезала свой локон. Положила его в небольшой бархатный мешочек на черном шнурке и передала своему управляющему. - Повесишь животному этот мешочек на шею, он меня найдет.

Свиткам я не доверяю. Посмотри ему в глаза и вслух внятно произнести своё послание для меня, он передаст. - И продолжила с тревогой:
- Неспокойно стало в окрестностях. Появились лихие люди, а с ними эльфы и полуэльфы. Нападают неслышно, обычно по - ночам, убивают спящих людей, грабят небольшие караваны, направляющиеся в столицу и ремесленников, идущих с ярмарки. Нежить тоже стала появляться в окрестных лесах, а раньше её не было. Плохое время наступает на наших иррениях. Надеюсь, что Эльрия будет сопутствовать мне в дороге. Что- то тревожно у меня на душе, - добавила она. - Ладно, иди, дел ещё очень много.
- Уже ушел, госпожа, - Рерис вышел за дверь.

Хипусы-некрупные , цвета мокрого асфальта животные, размером с собаку. Поджарые, с вытянутой мордой и небольшим хоботком. Зубы мелкие, острые. Уши плотно прижаты к голове. Шерстяного покрова на теле нет. Питаются насекомыми, мелкими грызунами, ягодами, грибами. Имеют четыре ноги, заканчивающиеся очень твердыми образованиями, похожими на два укороченных пальца, загнутыми немного внутрь. Кожа животного в момент сильной опасности выделяет смертельный яд. Для хипусов выделяемый ими яд безвреден. Почти не приручаются , кроме редких случаях, когда мать погибнет и детёнышей удастся выходить. Очень преданы существу, которое заменит им мать. Могут запоминать услышанную информацию и передавать ментально тому, кому она предназначена.
На следующий зор хипус принёс известие от гномов. В нём сообщалось, что посольство задерживается и, кроме этого, на обратной дороге они не сразу поедут домой, а сделают крюк, посетив школу магических ремёсел. По предварительной договорённости с королём Дорианталем, несколько выпускников школы уедут на преддипломную практику вместе с гномами, и помогут разобраться с нежитью, расплодившейся в гномьих горах. Также сообщалось, что если Эриалиэль

подождет треть лао, то они с удовольствием возьмут её в попутчицы на обратной дороге.

- Рерис !
- Да, госпожа, - Рерис неслышно появился в дверном проёме.
- Планы изменились.Сколько времени нам потребуется для того, чтобы собрать оставшийся урожай и подготовиться к поездке ?
- За четыре зора справимся , госпожа.
 Видя, что хозяйка хмурится, управляющий решился спросить:
- Что-то случилось, госпожа?
- Нет, но гномы сильно задерживаются. В опасный путь придётся отправляться без них. Поручаю тебе нанять охрану для обоза. Пятерых человек будет достаточно, больше мы не сможем себе позволить. Выбери тех, кто хорошо держит оружие, не раз побывал в переделках и остался жив. Нам нужны те из них, кто не побоится сопровождать обоз малым числом. Пообещай им на золотую монету больше, чем им платят обычно за такую работу. Нанять больше охраны не получится, так что будет обходится тем, что есть.
Я получила сообщение от управляющего моими магазинами в королевстве драконов.
Он пишет, что дела идут очень хорошо и он надумал расширяться. Тархус присмотрел участок иррении в Норре на оживленном месте, рядом с въездом в столицу. Я разрешила купить эту иррению. Бумаги на покупку оформлены. Мне осталось их подписать и можно начинать строительство нового магазина. С собой возьму значительную сумму денег. Риск большой и охрана будет малочисленна, но придётся ехать, - она вздохнула:

 - Каждая монета сейчас на счету, так что будем экономить. Я покормлю хипуса, дам ему отдохнуть и отправлю его с весточкой к гномам. Передам, чтобы на обратном пути они заехали в замок. Всё, что я приготовила для них, найдешь в помещении рядом с винным погребом, - она сняла с пояса и отдала Рерису ключ . - Вот, возьми, ключ от комнаты.
В суете и сборах незаметно пролетели четыре зора. Рано утром по прошествии этого времени, всё было готово к отъезду. Эли ещё раз проверила, чтобы всё было упаковано как нужно, ничего не забыто. Как только первые лучи Утуса осветили иррению, маленький обоз тронулся в путь. Элиариэль, сидя верхом на лошади, обернулась, и помахала рукой Рерису, стоящему у ворот замка. Работа в замке кипела и после отъезда хозяйки, поэтому обоз вышел провожать только управляющий.
До обеда путешествие прошло спокойно. Лесная дорога петляла среди толстых сосен. Жирная почва была усыпана сухими сосновыми иголками. Сквозь просвет в кронах деревьев мелькал яркий диск Утуса. Дорога пошла вниз и обоз стал двигаться медленнее. Телеги были перегружены , поэтому двигались очень осторожно. В конце спуска показался неширокий ручей, пересекавший дорогу. Дальше дорога шла ровнее и справа и слева между деревьями стали показываться лужайки, покрытые зелёной, сочной травой. У одной из таких лужаек, рядом с дорогой и глубоким ручьем , было решено сделать привал, напоить коней и дать им попастись, а заодно и самим пообедать и немного отдохнуть.
Часть охраны осталась присматривать за обозом, остальные вместе с возничими распрягли лошадей и повели их на водопой. Элиариэль взялась кашеварить на всю честную компанию. Охранники подстрелили из луков несколько диких кроликов , прыгавших то тут, то там в зелёной траве. Лошадей выкупали, напоили и оставили пастись недалеко от разбитого лагеря. Мужчины освежевали тушки животных и положили их на траву перед эльфийкой. Сварив кашу, она пригласила всех обедать. Как только сняли котелок с кашей, на его место

повесили другой котелок, заполненный студеной водой из ручья. Вскоре вода в котелке весело забулькала и Эли бросила туда щепотку сухой мяты и душистых ягод ирбиса. По поляне разнесся приятный запах. Помешав варево поварёшкой, эльфийка стала разливать чай в протянутые кружки. Ирбис хорошо восстанавливал силы и снимал усталость.
Когда костёр почти прогорел, Эли зафаршировала кроликов травами и пряностями, обмазала принесенной глиной и засунула под угли перегоревшего костра. Через час вкусное запеченные на угольях кролики были готовы. Элиариэль завернула кроликов в холст и положила в телегу. Вечером всех людей, сопровождающих обоз, ожидает сытный ужин. Через час Эли дала команду отправляться дальше. Отдохнувших лошадей запрягли, костёр затушили и обоз медленно двинулся вперёд.
Двое из охраны ехали немного впереди обоза, зорко посматривая по сторонам. Луки со стрелами они держали наготове, готовые в любой момент подать сигнал тревоги и отражать атаку. Обоз состоял из трёх подвод, доверху нагруженных товаром. Рядом со второй подводой ехал один из охранников вместе с Эли . Охранник поглядывал по сторонам, чутко вслушиваясь в шум леса, окружавшего их со всех сторон. Обоз замыкали оставшиеся двое охранников. Волосы у одного из них были совершенно белыми. Лицо седовласого от уха до уха пересекал уродливый шрам.
Все ехали молча, настороженно оглядываясь по сторонам. Места здесь глухие и по этой дороге редко кто ездил. За всё время пути они не встретили ни одной живой души. Если всё пройдет благополучно, то на следующий зор они подъедут к деревеньке Тихвилицы, а там уже и наезженный тракт недалеко. Ехали до позднего вечера, пока можно было видеть дорогу, потом пришлось сделать привал. В темноте двигаться было совершенно невозможно. Выбрав подходящее место, остановились. Подводы поставили треугольником, внутрь запустили лошадей, поставив перед ними торбы с овсом и ведра с водой. Зажгли костёр и

все уселись возле огня, кроме тех, кто нёс дозор. Дежурили по очереди, меняясь через каждые 3 часа, остальные отдыхали, постелив под себя шерстяные одеяла. Поужинали запечёнными кроликами и запили все горячим чаем. Люди очень устали и к ночи все буквально валились с ног. Не прошло и несколько минут, как все, кроме дозорных, спали крепким сном.

Ночью Эриалиэль проснулась от жуткого воя. Она вздрогнула и села возле почти потухшего костра. Дозорные стали тихо всех будить, чтобы не поднимать лишнего шума. Где то недалеко выла нежить. Все спали с оружием и через минуту все были готовы к нападению. В костёр подбросили побольше веток, чтобы горел ярче.
 Лиос светил слабо, свинцовые тучи заволокли ночное небо. Ветер зловеще шумел в кронах деревьев. Вскоре пошёл дождь. Сначала слабый, но потом перерос в холодный ливень, который хлестал сидящих у костра людей и эльфов. Костёр шипел, сучья трещали, когда на них попадала вода. Огонь становился слабее, потом вовсе погас. Люди надели защитные плащи от дождя. Между подводами соорудили навес для лошадей из непромокаемой ткани. Лошади нервничали, прядали ушами и тихо ржали. Возницы успокаивали животных , что-то шепча им в уши и ласково гладя по холке. Маленький отряд занял круговую оборону , рассредоточившись вокруг подвод.
Вой доносился всё ближе и ближе. Из темноты, перед самим носом Эли вынырнуло безобразное человекоподобное существо с мерцающими в темноте красными глазами. Не медля ни секунды, Элиариэль метнула в существо серебряный кинжал, метясь в горло нападавшего. К её радости, она попала. Издав предсмертный хрип, нежить свалилась замертво у её ног. Брезгливо поморщившись, эльфийка вытащила застрявший по самую рукоять в туше кинжал, вытерла его об подол платья и оттолкнула от себя мертвое тело. Она огляделась по сторонам: слева и справа шёл тихий бой. Существа выли, рычали и

остервенело нападали на людей. Одних убитых человекоподобных сменяли другие. Рядом кто-то глухо застонал. Она рванула в сторону стона и увидела возницу, опрокинутого навзничь крупной нежитью. Зверь пытался добраться до горла мужчины, но тот отчаянно отбивался. С размаха Эли всадила в шею нежити острый кинжал. Кинжал с хрустом вошёл в хребет отвратительной туши. Эльфийка стащила с раненого эльфа убитое существо и помогла подняться.
- Идите под защиту обозов. Дойти сможете ?
Возница кивнул, и пошатываясь пошёл к лошадям. Там он опустился на мокрую иррению, закрывая рукой глубокую рану от зубов нежити на своём плече. Оторвав кусок ткани от своей рубахи, он наскоро перевязал плечо и закрыл глаза, прислонившись к ободу колеса.

Атаку нежити удалось отбить, но люди и эльфы зря радовались. Не успели как следует перевязать раненных, нежить хлынула с новой силой. Элиариэль уже использовала все свои запасы метательных ножей. На вытаскивание застрявших в телах нежити ножей не было времени. Руки девушки были по самый локоть в вонючей крови. Сама она не пострадала. Её только выворачивало от накатывающих волн тошноты.
Вторая атака нападавших была более мощная. Со всех сторон нежить рычала , выла, набрасывалась на маленький, отчаянно защищавшейся отряд. Почти все были ранены. Охрана сражалась, как горные сайки. Окровавленные, израненные с головы до ног, они держались из последних сил, но бились с нежитью с утроенной силой. На девушку прыгнула огромная зверюга, весящая в несколько раз больше хрупкой эльфийки и подмяла мощной тушей под себя. Огромная когтистая лапа оказалась на горле девушки. Слюна капала на лицо Эли из смрадной пасти нежити с безобразными саблевидными зубами. Эли высвободила руку и сунула в пасть нежити комок ларезы. Это растение действовало на нежить

как парализатор. Нежить сникла и опала всем своим весом на девушку. Элиариэль извиваясь, пыталась сбросить с себя обмякшее тело. Наконец она с трудом выбралась и на четвереньках отползла в сторону на несколько шагов. Подняв от иррении глаза, она встретилась с зеленоватым фосфоресцирующим взглядом умных глаз. Нежить с силой ударила эльфийку по голове и Эли потеряла сознание.
 Очнулась она в пустой пещере с высокими сводами. С трудом приподнявшись с широкого ложа, она посмотрела на свои руки и тело. Пока она была без сознания, её кто то вымыл и уложил в кровать. Очень хотелось пить. Губы слиплись и сухое горло свербело. Она огляделась по сторонам. Рядом с кроватью на полу пещеры стоял кувшин с холодной водой. Кружки рядом с кувшином не было и она принялась жадно пить воду прямо из сосуда. Напившись, она в изнеможении упала на подушку и опять впала в забытьё.
В пещеру, где лежала в беспамятстве Элиариэль, широким хозяйским шагом вошёл Зарос. Чуть позади него семенил маленькими ножками человекоподобный монстр. Король резко остановился и слуга чуть не впечатался носом в своего господина.
- Что за падаль валяется на моей кровати ?
- Мой господин, Вы сами приказали доставить вам девицу королевских кровей.
- Ты уверен в том, что она девица ?
- Ваше могущество, это легко проверить. Мы дадим ей в руки цветок кхерии, когда она очнётся. Если белые лепестки станут красными, то она девица. Если цвет растения не изменится, то..
- То ты пойдёшь на корм Кхэту вместе с этой эльфийкой? - закончил за него повелитель подземного мира.
         Зарос подошёл к кровати и взял за руку лежащую девушку.

- Что то не похожа она на особу королевских кровей. У неё руки селянки или прачки.
- Мой господин, это дочь герцога Хартаналя. Он главный заговорщик в королевстве эльфов. За то, что покушался на коронованных особ, был сослан в каменистую равнину и лишён титула и земель. Его дочери оставили только маленький замок, принадлежащей её покойной матери. Он находится на границе королевства эльфов и зыбучих холмов. Элиариэль вынуждена добывать свой хлеб тяжёлым трудом. Тяжёлая работа не красит девичьих ручек, мой господин.
Мы долго следили за этой девушкой и ждали подходящего момента. Вы знаете, мой господин, лишь немногие из нас могут показываться на поверхности днём. Наше терпение было вознаграждено, когда Элиариэль отправилась вместе с обозом в королевство драконов. Двойной удачей была малочисленная охрана обоза. Мы решили напасть ночью, подальше от стен замка и оживленного тракта. От горстки людишек и эльфов никто не ожидал такого отчаянного сопротивления. Эта девица собственноручно убила семерых моих помощников.
Монстр восхищенно прицокнул языком:
- Храбрая девушка!
- Эта тварь убила моих слуг, а ты ей восхищаешься?
Зарос подошёл к кровати, схватил девушку за густые, длинные волосы и с силой дёрнув, скинул её на пол.
- Её место у моих ног, а не на моём ложе. Рабыня!
Он легонько пнул её носком сапога. Потом присел над безвольным телом эльфийки.



- Что тут у нас? - Зарос разорвал платье Элиариэли до самого подола. Разорванное платье расползлось в стороны и красивые, нежные, упругие груди девушки оголились. В глазах подземного короля загорелось вожделение.
- Если эта рабыня окажется девицей, то дашь ей тройную дозу любовного зелья. Мне не нужно бревно в постели. Подготовишь рабыню к моему приходу. Вечером я ей займусь.
Сжав упругую грудь девушки рукой, король потрепал Эли по щеке и вышел из пещеры. Вскоре смолкло эхо от удаляющихся тяжёлых шагов повелителя подземного мира.
Пробуждение Эли было болезненным. Голова шумела и налилась тяжестью. Веки казались свинцовыми и никак не хотели открываться. Затылок нещадно болел. Потрогав рукой голову, Элиариэль ощутила на затылке что-то липкое. Поднесла руку к лицу. На руке была кровь, её кровь. Она с трудом повернула голову и осмотрелась. Она лежала на полу рядом с кроватью. По-видимому, упала, когда металась в забытье. Полежав немного, попыталась встать, но у неё ничего не получилось. Она закрыла глаза и стала ждать. Вскоре раздался звук семенящих шажков. Она с трудом открыла глаза и увидела перед собой две маленькие ноги, покрытые густой шерстью.
- Наконец-то вы пришли в себя! - хриплый ,каркающий голос раздался возле её уха. - Давайте я помогу вам подняться.
         Её схватили за руку и с неимоверной силой приподняв, усадили на удобное кресло с подлокотниками, стоящее у края кровати.
- Я сейчас обработаю вашу рану на голове и дам укрепляющий напиток.
Через минуту ей в рот влили терпкий напиток. Это привкус она хорошо знала. Благодарно кивнув головой , она тихо произнесла :
- Спасибо.

- Меня зовут Бокос, госпожа.
Бокоз стал осторожно обрабатывать ей голову. Голова эльфийки заболела сильнее. В месте, где находилась рана, сильно защипало и запахло лекарствами.
Хотя у девушки перед глазами всё плыло, но видеть Эли стала лучше. Её передёрнуло, когда она увидела, кто за ней ухаживал. Невысокий монстр, покрытый от пяток до головы густой, коричневой шерстью. На голове этого "симпатяги" красовалась пара маленьких чёрных рожек. Нечистый деловито разложил инструменты и лекарства на кровати, что-то постоянно бубня себе под нос, подошёл к Эли и стал обрабатывать ей израненный затылок.
Эльфийка смутилась. Очень хотелось оттолкнуть от себя его мохнатые ручонки с коричневыми, сморщенными ладошками, но она сдержалась.
Закончив свою работу, Бокоз удовлетворенно кивнул, улыбнувшись девушке клыкастенькой пастью, неожиданно протянул девушке цветок.
- Это вам.
Эли улыбнулась:
- Спасибо.
 От цветка исходил удивительный аромат. Раньше таких цветов Элиариэль не видела. Она наклонилась понюхать цветок и уколола палец о колючий шип. Через секунду лепестки цветка из белоснежных стали менять цвет на кроваво-красные. Эли испуганно отшатнулась и бросила цветок на пол. Ей показалось, что Бокос при этом облегченно вздохнул. Он поднял с пола цветок и положил его на кровать.
- Я вам дам укрепляющее зелье. Выпейте его пожалуйста. Перед губами эльфийки оказался большой кубок. От кубка исходил приятный, манящий запах. Она сделала несколько глотков.

- До дна. Вы почувствуете себя намного лучше.
Эли выпила содержимое кубка до дна. Голова у неё тотчас закружилась, в теле появилась легкость. По телу разлилась жаркой волной приятная истома. Ей стало душно, одежда мешала ей, раздражала кожу. Она почувствовала, как её осторожно переносят на кровать. Она не сопротивлялась, когда с неё стали снимать остатки разорванного платья. Наоборот, прикосновения к коже отдавались приятным возбуждением.
 «Что с ней происходит?» - глаза не открывались. Ей казалось, что она плавает в сладостном, розовом тумане.
Девушка слышала звук тяжёлых шагов, приближающихся к кровати. Тяжёлое тело опустилось рядом с ней и сильные руки стали ласкать её, останавливаясь на чувствительных местах, вызывая волны наслаждения. Она попыталась дернуться в крепких руках, но ласки стали нежнее и интенсивнее и сопротивляться этому она не могла. При этом чувствительность каждого сантиметра кожи возросла в несколько раз. Нежные касания возбуждали желания. Желание нарастало, пока её не накрыло с головой сладострастной волной. Ей казалось, что время тянется бесконечно , но не хотелось прерывать эту сладкую муку. Потом всё слилось в безумный калейдоскоп боли, стонов и наслаждения.
Элиариэль проснулась и затуманенным взором посмотрела на потолок пещеры. Какой странный сон ей снился. Всё тело ныло. Низ живота отдавал тупой болью. Она положила руку на голую грудь и покраснела. На ней не было никакой одежды. Под попой ощущалось что то мокрое. Девушка смущённо приподнялась в кровати. В центре белоснежной простыни расплылось красное пятно.
Страшная догадка больно уколола в сердце. Она потеряла невинность неизвестно с кем, даже не видя существа, которое это с ней сотворил. Эли в ужасе опустилась на постель, схватившись в немом отчаянье за голову. У входа в пещеру раздались


подозрительные звуки. Девушка напряглась, натянула на себя одеяло до самого подбородка и замерла в ожидании того, кто появится сейчас перед ней.
У входа в пещеру раздался тихий шелест и в спальню подземного короля вползла Тукар. Окинув оценивающим взглядом девушку, она кинула ей чистое платье и скомандовала:
- Одевайся. Как тебя зовут, красавица?
- Элиариэль или просто Эли .
- У нас мало времени. Если ты до сих пор жива, то это означает, мой отец решил сделать из тебя свою наложницу.
- Кто ваш отец ?
- Мой отец - король подземного мира. Если бы ты ему не понравилась, то тобой уже позавтракал бы Кхэт сегодня утром.
- Кто такой Кхэт?
- Это чудовище, живущее в отравленном море. Раз в пять зоров ему приносят жертвы. Вчера я отдала приказ не кормить Кхэта и сегодня оно выползло на берег, ломая и круша всё на своём пути. Отец до вечера будет занят чудовищем, пока не загонит его назад, в отравленное море.
- Почему море называется отравленным ?
- Какая любопытная эльфийка, - Тукар рассмеялась. - Ходят легенды о том, что наше подземное море было когда-то нормальным. Но однажды, из другого мира тут появились злобные существа и стали менять эти иррении под себя. В море были вылиты из пробирок микроскопические существа, которые заставляли всё живое, попадающее в эту воду мутировать и превращаться в злобных монстров. Вода пришлась этим микроскопическим существам по вкусу и они расплодились в воде со страшной силой, заполонив всё море от края до края. Микроты, мы их

так называем, не смогли жить больше нигде, кроме подземного моря.
Слава всем богам, иррений эта напасть не коснулась. Всё, что оказалось в воде в течении нескольких лет погибло или мутировало. Кхэт тоже является результатом жутких мутаций. Кем он был раньше, я даже затрудняюсь делать предположения. Существа из другого мира не смогли долго существовать на этой планете. Процессы, происходящие в их телах, стали разрушительными для многих из них. Оставшейся горсткой овладело безумие и они перебили друг друга за очень короткий промежуток времени.
Кем является мой отец, затрудняюсь ответить. Возможно, он результат мутации или же является потомком уцелевшего представителя инопланетной расы. Хроник нашего народа никогда не велось, старцев у нас нет, так как не многие достигают возраста туры. Те, кто дожил до таких лет, как Бокос, обладают многочисленными талантами, знаниями и умением приспосабливаться к различным ситуациям. То, что Бокос до сих пор жив, служа моему отцу много лусов, говори о многом.
Принцесса на минутку задумалась и потом продолжила:
- Этот мир мог навсегда измениться, если микроты смогли бы распространиться по всей планете. Отец уже очень долго ищет сильных магов или продвинутых биологов, которые смогли бы адаптировать микротов к другой среде, но пока у него ничего не получилось. Не получив желаемого результата, он с наслаждением и особой жестокостью уничтожает пленных специалистов. У Зароса появилась новая идея -собрать армию нежити и нечисти и завладеть всем государствами на поверхности Иррении. Слава всем богам, пока их этой затеи у него ничего не вышло, - Тукар покачала головой. - Отравленное море действует разрушающе на моего отца. Он стал настоящим канибалом, хотя раньше до такого никогда не опускался. Переспать с девицей, а потом сожрать её или отдать Кхэту- это нормальное для него явление, - Тукар передернула дрожь отвращения.
Она подползла к Эли и погладила её по голове.

- Вот поэтому то я и решила спасти тебя и ещё дюжину симпатичных мне гномов от страшной участи быть сожранным одним из чудовищ.
Красная пелена поплыла перед глазами Эли и она чуть не хлопнулась в обморок. Тукар вылила на девушку кубок с водой. Ледяная вода заставила Эли вернуться в этот мир.
«Зачем только я её об этом спросила? - подумала Эли. - Лучше бы не знать мне вовсе о таких кошмарах».
- Готова ли ты на побег или тебе больше нравится быть наложницей моего отца? Учти, если нас поймают, то тебя ждёт мучительная смерть.
- Она меня ждёт в любом случае, если я тут останусь, - бледная эльфийка спешно оделась, застегивая последние крючки на платье. - Я готова. Я не хочу быть рабыней, и тем более, в перспективе стать обедом для чудовищ.
Тукар засмеялась:
- Ты мне нравишься, эльфийка. Пошли, я отведу тебя по тайному ходу. Перед водами моря к нам присоединятся остальные беглецы. Двигайся живее, у нас мало времени. Пока отец занят разбушевавшимся Кхэтом, мне нужно вывезти тебя и остальных из подземелья и вернуться обратно.
- Зачем ты помогаешь мне? Ведь наверняка ты рискуешь своей головой, идя против своего отца.
- У меня личные счёты со своим папочкой и тебя это не касается, - грубовато ответила принцесса. - Ты готова?
Тукар нажала на камень возле кровати и в стене открылась потаённая дверь. Принцесса кивнула в сторону двери и юркнула в проход первой. За ней почти бегом последовала эльфийка. Камень за ними стал на своё место и они двинулись дальше по подземному ходу. Эриалиэль постоянно натыкалась на острые выступы

стен. Тукар двигалась бесшумно и легко. Она прекрасно видела в темноте. Долго петляя по переходам, они наконец спустились к смрадному морю. Из ниши к ним вышла дюжина испуганных гномов.
- Мы думали, что уже не дождёмся вас, госпожа.
- Быстро садитесь все в лодку. Возьмите вот эти три сундука с золотом и поставьте на дно.
Вместительная лодка приняла в себя всех, включая Тукар. Она оттолкнула лодку веслом от берега и они поплыли.
- Постарайтесь, чтобы отравленная вода не попадала вам на кожу, - она указала на плащи, лежащие на дне лодки. - Одевайте.
Гномы и эльфийка облачились в плащи, укутавшие их с ног до головы.
- Вам не хватило плаща, госпожа.
- Мне не страшны воды отравленного моря. Это моя первая купель, - в голосе принцессы сквозила неприкрытая горечь.
Ловко орудуя веслами, Тукар вырулила на середину быстрого течения и их понесло с большой скоростью вдоль берега. Берег был пустынен. Острые скалистые выступы местами вплотную подходили к кромке воды. Иногда свод над подземным морем опускались очень низко и гномы прижимались ближе к дну лодки, чтобы не зацепиться о скалы.
Плыли они достаточно долго. Потом Тукар резко стала забирать веслом влево, направляя лодку в нужное ей русло. Лодка тихо стукнулась о берег и пассажиры аккуратно выбрались на берег.
- Отдыха не будет. Пошли.
Тукар двигалась очень быстро. Гномы и Эли почти бежали за ней, таща на спинах тяжёлые сундуки с золотом. Казалось, что лёгкие сейчас разорвутся от боли.

Воздуха не хватало. Смрад от отравленного моря проникал везде, ломая разум, окутывая всё вокруг ядовитыми парами. Рубахи гномов и платье эльфийки пропитались насквозь солёным потом. Гномы не жаловались, почти падая, они всё равно бежали за принцессой. Наконец дышать стало легче. Узкий проход сузился и пошёл резко вверх . Гномы кряхтя двигались по крутому подъему. Эльфийка шла налегке, но она тоже неимоверно устала.
 В затылке c каждым шагом всё сильнее стучала тупая, пульсирующая боль. Наконец показался выход наружу. Выбравшись на поверхность, все в изнеможении попадали там, где стояли. Только принцесса не сбилась с дыхания. Она громко свистнула и на её свист из-за каменистой насыпи вынырнули животные, чем-то напоминающие помесь летучей мыши и заморенной лошади, от которой торчал один скелет. Вместо гривы у животных на голове росла густая, черная шерсть. Животные остановились перед Тукар, глядя на неё преданными глазами. Тукар что-то прошептала на шипящем наречии и животные, поджав под себя длинные ноги, опустились на иррению.
- Чего разлеглись? - властно окрикнула принцесса своих попутчиков. - Если не хотите снова попасться в лапы подземного народа, живо забирайтесь на тхосов.
Гномы кряхтя примеривались к спинам животных, не зная, как правильно забраться на этих существ. Тукар смачно выругалась на гномьем языке. Гномы виновато опустили головы. Принцесса взгромоздила тяжелые сундучки на спины своих "лошадок" и показала гномам, каким образом можно подняться наверх. Она лихо вползла на спину тхоса, держась руками за отростки у основания крыльев летучих лошадок.
 Гномы и эльфийка не заставили себя долго ждать, быстренько взобравшись на спины животных. Тукар дала команду и костлявые летуны взмыли вверх. Летели они очень быстро и невысоко над ирренией. Внизу с огромной скоростью мелькали зыбучие холмы.

Наконец, вдали появилась кромка эльфийских лесов. Тхосы стремительно летели дальше, взяв немного повыше, чтобы не зацепить верхушки высоких деревьев. Эльфийка заволновалось. Места ей показались знакомыми. Они летели дальше и дальше. Внизу показалась лесная дорога, по которой Эли проезжала совсем недавно со своим обозом. Животные стремительно летели над дорогой и, наконец, добрались до того места, где было совершено нападение на эльфийку. Тхосы грациозно опустились на иррению. Они выжидающе смотрели на гномов и эльфийку.
Оцепенение у беглецов прошло  и они неуклюже скатились на иррению. Ноги наездников занемели и не слушались. Элиариэль подошла на непослушных ногах к обозу. Подводы стояли на месте, но эльфы, люди и лошади исчезли. Везде была засохшая кровь: на обозах, на разорванном укрытии для лошадей, на иррении. Всюду пахло кровью и смертью. Отвратительный запах пролитой жизни на месте бойни  заставил желудок Эриалиэли содрогнуться и выплеснуть своё содержимое наружу.
Тукар подозвала к себе гномов и эльфийку:
- Снимайте плащи, которые я вам дала.
Беглецы подчинились, быстро скинув с себя длинные плащи.
Тукар собрала плащи в мешок и положила на спину своей "лошадке".
- Я вам дам сейчас напиток и вы его выпьете. Возражения не принимаются. После этого вы забудете подземное королевство и всё, что с вами произошло. Вы, - она показала пальцем в сторону гномов, - проводите девушку с её товаром к границам королевства драконов. Потом можете отправляться в свои горы. Моё клеймо на каждом из вас, гномы, станет невидимым через час. Только сильные маги смогут увидеть клеймо, - она пожала плечами. - Среди вашего народа не так часто встречаются великие колдуны, а дальше своих гор вы обычно не суётесь. В любом случае из вашей памяти сотрутся все воспоминания, связанные с этой

болезненной процедурой. Даже если вас захотят основательно допросить, результата не будет. Один сундук с золотом разделите между собой. Один сундук отдадите семьям погибших в этой бойне. Большие деньги закроют недовольным рты. Ты, Эли, возьмёшь один сундук себе в качестве морального ущерба. Меня вы забудете и вспомнить и описать меня не сможете. Вы также забудете всё, что произошло с вами в последнее время, кроме тех указаний, которые я вам дала. Желательно, чтобы вы нигде не останавливались, пока не доедете до тракта.
Принцесса достала из сумки фляжку и отдала её гномам и эльфийке. Гномы морщились, но выпивали по глотку, передавая флягу соседу. Фляга прошла несколько раз по кругу, пока в ней не осталось ни капли. Выпившие зелье , почувствовали необоримое желание лечь и поспать. Через минуту все сладко спали на голой иррении. Через час, когда спящие начали пробуждаться, Тукар подала знак тхосам и взобравшись на одного из них, взмыла в воздух. Тхосы сделав круг над лесом, полетели в сторону зыбучих холмов.

Гномы проснулись и недоуменно переглядываясь, спрашивали друг друга о том, как они могли оказаться в этом месте. По окружающей их растительности они могли предположить, что находятся в эльфийских лесах. Рядом с ними застонала и очнулась молодая эльфийка. Недоуменно озираясь по сторонам, она переводила ошалелый взгляд с одного гнома на другого и потом спросила:
- Каким ветром вас занесло к нам, уважаемые ?
Гномы чесали затылки, переглядывались, кряхтели, но здравой мысли, объясняющей их появление в этом месте, ни у кого из них так и не появилось.
- Колдовство какое то, не иначе !
- Госпожа..эм..вы то как оказались в здешних местах, тоже не помните?


- Меня Элиариэль зовут или Эли, как вам удобно. Я направлялась в Норру с обозом. Ночью на нас напала нежить. Меня сильно ударили по голове, а дальше я ничего не помню.
Потом поднявшись, медленно побрела к обозу.
- Где моя охрана? Куда подевались возничие?
Она помнила, что горстка храбрецов отчаянно сопротивлялась под мощным натиском звероподобных существ. Помнила, как отовсюду раздавались крики раненых и рычание нежити и оскаленную зловонную пасть перед своим лицом.
«Как же она осталась жива?» - девушке казалось, что разгадка находится рядом. Пытаясь вспомнить что-то очень важное для себя, она хваталась за голову, потому, что боль в черепной коробке становилась невыносимой.
Гномы поскребли бороды, посовещались и выдали своё решение.
Вперёд выступил седовласый гном плотного телосложения и длинной, до самих колен бородой. Он одернул обшарпанный сюртук и заговорил:
- Госпожа, мы втроём пойдем вперёд, поищем того, кто сможет нам помочь, - рядом с ним встали два гнома, очень похожих друг на друга, по-видимому, братья. - Мы втроём попробуем достать лошадей. А остальные, - старший кивнул на оставшихся, -  помогут вам привести в порядок обоз.

Гномы дружно взялись за работу. Под одной из подвод было прикреплено ведро с дёгтем. Гномы смазали оси у телег, чтобы те не скрипели и хорошо вращались. Потом они сменили тенты на каждой подводе, заменив на изорванные и пришедшие в негодность. Эли начисто отмыла подводы от засохшей крови. На иррении она обнаружила несколько своих метательных кинжалов и сложила всё в дорожную сумку. Гномы разожгли костёр, сходили к ручью и закипятили воду в

котелке. Эльфийка достала солонину из подводы и бросила большой кусок в закипающую воду. Потом добавила крупы, соли, приправ и суп на скорую руку был готов. Пообедав, все с тревогой стали ждать ушедших гномов. Их долго не было, но к тому времени, когда они вернулись , Утус ещё светил. Охраны нанять не удалось, а вот прикупить лошадок получилось. Через пятнадцать минут после прихода гномов, обоз был готов ехать дальше. Гномам оставили суп в котелке. Те наскоро отобедав остывшим супом, стали быстро собираться в путь. Нужно было засветло добраться до ближайшего постоялого двора или любого жилья, в котором можно было переночевать и немного отдохнуть. Подводы тащились медленно и до ближайшего жилья они добрались только глубокой ночью. На окраине деревеньки, состоящей из десятка добротных домишек, у дороги, удобно расположился постоялый двор.
Их приезда ждали, правда ещё вчера. Ещё год назад, в прошлую поездку, Эли договаривалась , что в это же время через год ей и попутчикам потребуется много комнат. Деньги за ночлег она отдала заранее, чтобы потом не утруждать себя поисками комнат для такого количества людей. Высоко подняв фонарь над головой, Тарк вышел встречать гостей. Увидев Эли, он поклонился:
- Госпожа Элиариэль, мы вас ждали ещё вчера. Комнаты для вас и ваших людей готовы.
- Спасибо, Тарк. Я вам очень благодарна, - она достала серебряную монету. - Займитесь пожалуйста лошадьми и присмотрите за обозом. Пусть кто-нибудь из прислужниц возьмет нашу одежду и за ночь выстирает и приведёт в порядок.
 Из кошеля она достала горсть мелких монет:
- Это для прачки. Мы попали в крупную переделку, мой друг. Не так далеко отсюда на обоз напала нежить. Перед вами все те, кому удалось выжить. Если захотите, подробности расскажу завтра, а сейчас покажите нам комнаты.
 

Измученных путешественников проводили по скрипучей лестнице наверх, в гостевые комнаты и за ними внесли тяжёлые сундуки, наполненные звонкой монетой. Девушке выделили отдельную комнату, гномов разместили по двое в небольших комнатушках. Эли с трудом сняла платье и туфли. Повесив платье на спинку стула, рухнула в кровать и заснула беспробудным сном.
 В комнату девушки постучались. Дверь тихонько приоткрылась и в дверном пройме показалась аккуратненькая, молоденькая девочка в чепце. Она поставила на стол поднос с едой и забрала платье Эли. Гномы за стенкой ещё долго ворочались, тихо переговариваясь между собой. К ним тоже постучались, принесли поздний ужин и забрали грязные вещи для стирки и починки. К утру одежда была выстирана, заштопана и выглажена и сложена аккуратными стопками у каждого в комнате. От завтрака постояльцы отказались, и спустились на первый этаж только к обеду. Зал на первом этаже был маленький и их большая компания едва уместилась за сдвинутыми столами. Обед подали вкусный и сытный. Хозяин с жалостью посматривал на обедавших, качая головой, но вопросов не задавал.
- Добрый день, господа. Как вам спалось ? Понравился ли вам обед?
- Всё очень своевременно и еда приготовлена отменно, - ответил за всех седой гном.
- Госпожа Эли, я приготовил для вас и этих господ, - он кивнул в сторону гномов, -  купальню. Окажите мне честь, не побрезгуйте моим нововведением. Я организовал место для купания за постоялым двором. Помощники мои копали колодец, а из глубины колодца забил фонтан лечебной воды. Мы вырыли котлован, сделали сток для воды. Сверху над водоёмом соорудили навес. Вода в котловане всегда теплая, даже в холодное время года. Вам, наверное, необходимо отдохнуть после такой тяжелой дороги.


Эли этому предложению обрадовалась. Она чувствовала себя какой-то грязной. Ей казалось, что испачкано было не только тело, но и её душа.
- Да, конечно, с удовольствием. Позовите, когда всё для нас будет готово.
- Сию минуту. Не смею больше отнимать ваше время, - Тарк поклонился и оставил гостей одних.
Эли немного помолчала, ковыряя вилкой кусок мяса в своей тарелке и потом заговорила:
- Мне хотелось бы обсудить некоторые дела, касающиеся нас всех,если вы не против?
Гномы молча кивнули и замерли в ожидании того, что скажет Эли, прекратив жевать.
- Вчера на месте стоянки обоза я обнаружила три сундука с золотом. Этого золота раньше у меня не было. Посмотрев на сундуки, я с уверенностью могла сказать, кому каждый из них предназначен.
Гномы молча переглянулись и помедлив, дружно произнесли:
 -Мы тоже.
- Я не знаю, откуда свалилось на меня и на вас это богатство. Наверное, мне отшибло память после сильного удара по голове, если я этого не могу вспомнить. Я решила распорядиться золотом таким образом: я возьму лишь треть золота, находящегося в одном из сундуков. Второй сундук, как и планировалось, вы разделите между собой. Деньги из третьего сундука получат те, чьи кормильцы были убиты при нападении на обоз. Ту часть доли, от которой я отказываюсь, я прошу вас положить в надёжный банк гномов. Часть из этих денег , а также ежегодные проценты должны пойти на сооружение сигнальных постов по всему тракту от эльфийских лесов до королевства драконов, а также на дорогах,

прилегающих к нему. Возьметесь ли вы за этот контракт, уважаемые? Если да, то из этой доли выделите себе такое количество монет, которые окупят ваш труд. Кроме этого, я прошу, чтобы вы не покидали обоз до того момента, пока я не найду людей для охраны.
Гномы шумно и разом стали обсуждать предложение Эли между собой. Так и не придя к единому решению, пообещали дать ответ на следующий зор.

После обеда гномы и Элиариэль отправились в купальню. Водоём был разделен перегородкой на две части: мужскую и женскую. Служанка, отправленная прислуживать эльфийке, пришла с большими от ужаса глазами. Она рассказала, что на девушке живого места не было. Всё тело в кровоподтёках и синяках. На спине огромные следы от когтей. Испуганная женщина сотворила пальцами защитный знак.
Коричневые от грязи волосы эльфийки с трудом отмыли. Они оказались красивого, пепельного цвета. На голове, в области затылка, кровь запеклась и волосы свалялись в большой колтун. У служанки тряслись руки, когда она помогала приводить в порядок даме её волосы.
Хозяин слушал и наматывал на ус. Если совсем рядом появилась нежить в таком количестве, то и ему нужно усиливать охрану. Хоть тракт и близко, рукой подать, но как всё ужасно повернулось для госпожи Эли. Сколько раз она останавливалась на его постоялом дворе и ничего подобного в пути с ней не случалось. Бандиты иногда пошаливали, но для такого количества людей, сопровождающих обоз, это не серьёзная угроза. С завтрашнего дня Тарк отрядит работников в лес, напилить деревьев для частокола. Нужно прикупить у магов колдовских штучек от нежити, а у гномов хорошего оружия. Относительно безопасные места теперь превратились в зловещие ловушки .
 «И такое творится почти у самого дома!» - Тарк со злостью сплюнул через плечо.

Эли решила не торопиться и продолжить дорогу на следующий зор. На ночь глядя все равно не было смысла отправляться в дорогу, а она и её люди нуждались в хорошем отдыхе. Вода благотворно повлияла на общее состояние эльфийки. Вода в купальне была горячей, но терпимой. У Эли жутко болела исполосованная спина и нестерпимо ныл затылок, но она все равно несколько раз ныряла и с удовольствием плавала под водой. Вода была на вкус солёная и казалась маслянистой на ощупь. После купания раны на спине и на затылке стали болеть намного меньше.
«Правду сказал Тарк. Его вода оказалась действительно лечебной. Нужно с ним поговорить по поводу доставки воды в столицу драконов. Если на её основе изготавливать различные травяные настои и лечебные примочки, то это сильно разнообразит ассортимент её магазинов и даст существенный доход её бизнесу, - Эли на секунду помрачнела. - Если так плохо будут обстоять дела с безопасностью на дорогах, то собрать людей для охраны обоза будет очень тяжело. Брать будут в три, а то и в пять раз дороже за свои услуги охранники. Всё равно опасно пускаться в путь по таким дорогам. Поговорить бы с королём Иронтом по поводу тех дел, что творятся на дорогах по пути в королевство драконов. Только вот в чём заминка, напали на неё в эльфийском лесу, а путь в Талиру для Эли закрыт. Стоит только Элиариэль показаться в столице, так тут же её схватят и бросят в тюрьму. Навряд ли кто-то к ней прислушается. Согласились бы гномы на её предложение. Если денег будет мало, то хотя бы поставить сигнальные башни на отрезке дорог от эльфийских провинций до тракта, - она в задумчивости потерла лоб. - Гномы обещали дать ответ завтра, а сейчас нужно поговорить с хозяином постоялого двора».
Эли кое-как причесалась, переоделась и спустилась вниз. Бегло осмотрев помещение, не обнаружив Тарка, спросила, где его можно найти.
- Он во дворе возле купальни, госпожа.


Эли направилась в сторону купальни и увидела Тарка, который поднимал деревянную перегородку, чтобы спустить воду из водоёма. Она приветливо помахала ему рукой и подошла поближе:
- Эта водичка творит чудеса.
Тарк заулыбался.
- Вижу, что купание пошло вам на пользу.
- Да, это так.
Тарк вопросительно посмотрел на Эли: «Интересно, зачем он ей понадобился?»
- У меня к вам деловое предложение.
- Я весь во внимании, госпожа Эли.
- Скоро я открою большой магазин на въезде в столицу. Хочу использовать воду из вашего источника для изготовления мазей и кремов, а также использовать её для лечения различных недугов. Я возьму образец воды и покажу её столичным лекарям, послушаю, что они скажут. Патент и всё, что нужно для работы, я сделаю. Я посчитаю, сколько мне потребуется времени и денег, а также во что мне обойдётся найм специалистов и различные разрешения. Если дело выгорит, то речь будет идти о больших поставках. Кроме этого, в контракте будет оговорено, что с другими бизнесменами вы работать не будете. Вести дела вы будете только со мной. Как вам моё предложение?
Тарк задумался.
- Учтите, что я работаю честно и партнёрами своими дорожу. Если вы готовы работать, не опасаясь обмана и махинаций, то я буду ждать вашего ответа до завтра. Завтра утром мы уезжаем.
Она подала руку Тарку для поцелуя и развернувшись, направилась в свою комнату.

«Какая женщина! Какая хватка! - восхитился хозяин постоялого двора. - Только вчера появилась полумёртвой на пороге его заведения, а сегодня уже предлагает ему крупную сделку и начало нового совместного бизнеса».
 Она сказала правду. Он не раз слышал разговоры об Элиариэли от останавливавшихся у него дельцов. Об этой эльфийке, несмотря на подмоченную её отцом репутацию, были только хорошие отзывы. Тарк уже решил, что будет работать с этой леди, но сообщит об этом ей только завтра. Нужно продумать условия и процент от выручки, на который он может рассчитывать. Он зачерпнул воды рукой и представил себе, что купальня полностью забита серебром.
 «Эх, мечты! Некогда расслабляться, - мысленно одёрнул он себя. – Завтра, после отъезда обоза, нужно собрать работников и отправляться в лес и, как можно скорее, поставить добротный частокол с крепкими воротами вокруг его заведения. Кроме этого, нужно отгородить большой кус иррении возле купальни, чтобы в будущем никто не позарился на его золотую жилу».

Утренний туман накрыл непроницаемым покрывалом всё вокруг. С трудом угадывались очертания хозяйственных построек в сотне шагов от постоялого двора. Придётся ждать, пока туман не развеется. Эли решила воспользоваться вынужденной задержкой и ещё раз искупаться в целебных водах. Тарк хотел разбудить служанку, чтобы она сопроводила Эли, но девушка только махнула рукой: «Не надо, сама справлюсь». Прихватив с собой полотенце,она направилась в купальню. Сняв обувь и одежду на дощатых мостках, Эли с наслаждением бултыхнулась в тёплую воду: «Какое блаженство!»
Вода была как парное молоко. От поверхности водоёма вверх тянулся парок, встречаясь с холодным туманом , образуя сказочные картины из нисходящих и восходящих потоков воздуха. Туман, как злой волшебник, пытался добраться до спокойной поверхности воды, но тёплый воздух каждый раз откидывал жадные

сгустки липкого тумана.Эли наслаждалась водой, лёжа на спине. Поплавав и поныряв, Элиариэль с неохотой рассталась с ласковой водой, покинув купальню.
Тарк приготовил для  Эли подогретое вино.
- Спасибо, Тарк, - эльфийка держала глиняную кружку с вином двумя руками, неспешно отхлёбывая маленькими глоточками горячий напиток.
- Я добавил вам корицы в вино, госпожа Эли, чтобы не простудились.
 Эли сидела за небольшим столом на двоих рядом с кухней. Оттуда доносился аромат свежеиспечённой сдобы. Эльфийка повела чутким носом: «Ммм..вкуснятиной пахнет». Тарк принёс девушке на завтрак свежеиспечённые булочки с ягодной начинкой и продолжил вчерашний разговор, начатый Эли.
- Я положил вам в подводу бочонок с водой из купели. Можно? -  он кивнул в сторону свободного стула за столом.
- Зачем ждать? Я все узнаю и отошлю к вам с посланием Хипуса. Сразу же после этого можно будет снаряжать подводы с бочками в столицу. Первое время я сама прослежу за тем, как бизнес будет идти. Проконтролирую всё с самого начала, улажу все проблемы, которых возникнет немерено с самого начала и только потом поеду назад. Я рада, что вы согласились на совместный бизнес, Тарк, - Эли улыбнулась. - Ну вот, и туман стал рассеиваться. Пора всех будить и отправляться в дорогу. Принесите завтрак на всех и булочек заверните нам в дорогу, если останутся после завтрака. Спасибо за вино и за заботу.
Эли встала и собралась подняться наверх.
Тарк поцеловал руку Эли и пошёл раздавать указания на кухню насчет завтрака. Эли постояла минутку в задумчивости, прикидывая про себя, всё ли сделала так, как надо и потом лёгкой походкой отправилась наверх, к своим попутчикам.


Эли тихонько постучалась в одну из комнат, которую занимали гномы. За дверью раздалось сонное чертыханье и через минуту всколоченная голова гнома высунулась в приоткрытую дверь:
- Кого тут тырхи принесли ни свет, ни заря ? ! Ой, простите , госпожа Эли. Сейчас. Одну минутку.
Дверь захлопнулась. За дверью раздалась возня, что то упало на пол, опять послышались ругательства. Потом все смолкло и несколько минут за дверью было тихо. Наконец дверь открылась и смущённый гном пригласил Эли в комнату:
- Садитесь, госпожа, - перед девушкой поставили стул.
- Я не буду вам мешать. Завтрак готов. Я жду вас внизу. Через зор отправляемся в путь, - Эли извинилась за неожиданное вторжение и вышла из комнаты.
За завтраком гномы сопели, кряхтели и, наконец, сообщили Эли о своём решении:
- Госпожа Эли, хорошее дело вы нам предложили. Мы сделаем всё, как вы попросили. Один сундук с золотом отдадим семьям погибших, которые лишились кормильцев. Большую часть денег вашей доли мы положим в надёжный банк под хороший процент. Мы тут покумекали, посчитали и выходит у нас, что не хватает нам денег , чтобы обеспечить постройку сторожевых постов на проблемном участке тракта.
        Гномы переглянулись и самый старший из них продолжил:
- Госпожа, нужно обсудить эту проблему с королём Иронтом. Безопасность на дорогах- это проблема общая. По приезду в гномьи горы мы постараемся собрать все кланы и найти выход из скверной ситуации общими усилиями. Думаю, что все кланы нас поддержат. Настало время создавать защитные посты на всех иррениях, возле каждого населенного пунктах и на глухих участках дорог. То, что нечисть и нежить активировалась во всех королевствах, ни для кого уже не секрет. Проблема не заха, рукой не отмахнёшься. Решать нужно всем миром, - гном

хлопнул рукой себя по колену. - После обсуждения в кланах, мы пошлём делегации во все королевства , ко всем разумным существам, обитающим на иррениях с просьбой поддержать наше дело, не оставаться в стороне. А пока мы вас проводим в Норру. Что скажете по поводу нашего плана, госпожа Эли ?
Элиариэль помолчала, внимательно оглядела всех присутствующих гномов и кивнула головой:
- Согласна. В столице драконов я планирую пробыть около лао . Держите меня в курсе событий, - она улыбнулась. - Спасибо вам за поддержку, уважаемые.
Остаток завтрака прошёл в полной тишине. Каждый обдумывал то,что услышал и вспоминал о доме, семье и напасти, что так неожиданно свалилась на их головы.

Гномьи горы.

- Хырлыкбхрр - выругался старый гном , когда на его ногу упал молот, оброненный случайно неловким подмастерьем. - И за что мне наказание такое? -  он посмотрел на молодого гнома, стоящего у наковальни.
 - Ну дедушка, я же не специально ! Ну  это же не самый большой молот упал, -обрадовал он деда.
 - Отправлю тебя назад, чтобы глаза мои не мозолил, чудо бестолковое! - дед сплюнул через плечо и вышел из кузницы.
 Чудо и правду было на гномов не похоже. Худенький, с большими глазами и носом - кнопкой. Парнишка больше смахивал на пулуэльфа, чем на гнома. Подвижный и шустрый, он не обладал силой и мощью гномов, зато был вертким и ушлым. Ну какой из него кузнец ? Он и молот то поднимал с трудом, уже не говоря, чтобы работать как все гномы. Дед с ним бился уже не один лао, но все

как то у парнишки нескладно получалось. Грых уселся на большую кучу каменного угля.
- Чего они все ко мне привязываются!? - и засопел обиженно, утирая нос грязным рукавом.
Дед вернулся и скомандовал:
- Нечего рассиживаться, за работу принимайся. Ну-ка, стань к меху и разожги огонь в горне.
- Сейчас, - Грых шустро подскочил к меху и стал с большим усердием раздувать меха, всем телом наваливаясь на рычаги.
Пламя в горне зажглось ярче, близко было невозможно стоять. Рхрог как будто не чувствовал жара. Схватил огромными щипцами заготовку меча и перенёс её на наковальню. Одной рукой держа щипцы, второй стал стучать молотом по заготовке, периодически переворачивая её и подбадривая возгласами: «Взяли! Ух! Раз-два! Ух! Раз-два, перевернули!» Стал стучать молотом по заготовке так, что искры сыпались во все стороны. По оголённой спине старого гнома потекли струйки пота. Борода взмокла и прилипла к животу, крупное лицо покраснело от натуги. По лицу метались блики пламени, глаза горели молодым задором. Когда заготовка немного остыла, он опять её сунул в горн. Потом опять принялся ковать и так несколько раз. Когда работу закончил, тихонько опустил меч в большую деревянную бадью с водой. При этом объясняя внуку:
- В воду опускаем медленно, чтобы моментально закипающая вода от соприкосновения с горячим металлом не разбрызгивалась. Продержим заготовку в воде, потом опять прокалим и прокуём, потом опять в воду и снова в горн. Это называется закалка стали. Такой меч не сломается в горячке боя, хорошо послужит своему господину. Если выковать несколько тонких пластин из разной стали и соединить в одно целое, соединив на подобие слоенного пирога, да подержать потом в ослиной моче, в травах и крови молодого штэха.

-  Хороший меч будет, - добавил он, прицокнув языком. - На изготовление хорошего меча несколько лао уйдёт.
 Потом посмотрел на внука и сказал:
- Ты слушай, да вникай. Хоть и хилый ты у нас, да тощий, как цуга по весне , но толк все равно с тебя получитс, - с прищуром посмотрев на внука, добавил гном. - Всё, на сегодня достаточно. Отдыхать пойдем , вернемся к работе следующим зором. Нашему клану заказ срочный на изготовление кинжалов и мечей поступил. Соседний клан считает, что мы у них заказ из под носа увели. Как бы не подгадили нам работу. С кланом острой секиры давно не ладим, - с недовольством проговорил он .
- Тесно нам стало в наших горах, не развернуться, - повёл гном уставшими плечами. - Пора подниматься наверх. Ну-ка крикни, чтобы спускали платформу. И уж сам громовым голосом добавил :
- Эй, у лебедки, шевелись!
Поднявшись наверх, чумазые, потные и довольные, вылили на спину, руки и голову по ведру холодной воды, вытерлись холщёвыми тряпицами, надели рубахи и отправились в сторону трактира.

 В "Весёлом крякозябле" дым стоял столбом. То тут, то там раздавались громкие выкрики и дружный смех. Гномы громко спорили, хлопали друг друга широкими ладонями по спине. Когда пиво заканчивалось, они стучали глиняными кружками по столу и требовали добавки. Иногда кружки разбивались, усыпав незадачливого гнома и его соседей по столу осколками. Служанки тут же заменяли разбитую посуду на другую. Они резво бегали от столов на кухню и обратно, таща над головой неподъемные подносы с едой и пивом. Гномы хватали пробегающих служанок за филейные части, цокая языком от восхищения. Те, не оставаясь

внакладе, размахивались и ударяли со всей силой пятернёй по шаловливым рукам или раскрасневшимся лицам. Гномы усмехались в бороду, потирая следы на лице от пощечины, сдували пену с холодного пива и продолжали свой шумный разговор.
Свободных мест в трактире почти не было. Зайдя в трактир, Рхраг увидел незанятый столик в дальнем углу трактира  и неторопливо направился с внуком к нему. Какой то рыжебородый гном, увидел входящих, перестал пить пиво, повернулся в пол-оборота к входящим и с ехидством в голосе проговорил:
- Откуда ты взял этого цыплёнка, Рхраг? Или его плохо кормят ? Еле ноги волочет, ветром на ходу сдувает! - и гаденько засмеявшись, продолжил: - А может его мать с эльфом переспала ?
В зале моментально воцарилась тишина. Муха пролетит - слышно будет. Все повернулись к говорившему, внимательно следя за тем, что же будет дальше. Рхраг -знатный мастер, его все уважали . Не так давно он внука стал приучать к делу, хотя у того дело не очень клеилось. Никто из клана наковальни над гномом не подшучивал, понимая, что тому и так непросто. На рыжего нахала Хрызга все с неодобрением посматривали, но не вмешивались, зная, что Рхрог сам проучит наглеца.
 Рхраг побагровел и медленно развернулся в сторону говорившего:
- А ну как повтори, что ты сказал, лишай на спине облезлого клоха ?
- Твой щенок похож на эльфийского ублюдка, - осклабился тот.
Казалось, что воздух задрожал от ярости вокруг Рхрага. Но тут произошло совсем неожиданное. Грых подскочил к обидчику и с силой ткнул его двумя пальцами под кадык. Хрызг вылупил глаза , как выброшенная на берег рыбы, открывая - закрывая рот и рухнул плашмя на пол, потеряв сознание. По залу пронесся гул одобрения. На парнишку посмотрели уважительно, с удивлениям перекидывая

взгляд то на него, то на поверженного Хрызга, качая головами и громко обсуждая увиденное между собой. Из-за стола, стоящего в центре зала, поднялся внушительный гном, с длинной, окладистой бородой. На гноме был одет бархатный зеленый сюртук, украшенный серебряной вышивкой. Темно-зеленые бархатные штаны гнома были заправлены в мягкие, легкие сапоги из бычьей кожи, черного цвета.
- Иди за наш стол, уважаемый, и мальца своего прихвати.
Народ за столом торопливо раздвинулся в стороны, освобождая место Рхрагу и Грыху.
Гном в зеленом сюртуке сделал знак официантке:
- Пива для почтенного гнома, кваса для мальца, и рыбки там жареной и чего-нибудь из снеди. Я угощаю.
Девушка приняла заказ, забрала пустые кружки и ушла на кухню.
Рхрог с достоинством уселся на освобожденное для него место на скамье:
- Благодарю вас, уважаемый. Эмм.. - помолчал, не зная, как обратиться к собеседнику.
- Хоргр я , из клана золотого гвоздя, - увидев замешательство Рхрага, представился гном. - Я и мои товарищи, - он кивнул на сидящих за одним с ним столом гномов, - приехали с западных окраин гор. Сделаем здесь свои дела, а потом отправимся к эльфам.
Потом посмотрев на Рхрага, добавил, громко рассмеявшись:
- Эка твой паренёк уделал того детину. И глазом не успели моргнуть. Молодец! -  и с одобрением посмотрел на Грыха.
У того даже щеки раскраснелись от удовольствия.

В это время поверженный гном стал приходить в себя. Сел на полу, тряся лохматой башкой и осоловело глядя по сторонам. От гномьего громового смеха стены затряслись в таверне. Один из гномов подошёл к сидящему на полу Хрызгу и подал руку, помогая подняться. Кто-то из сидящих в зале едко заметил:
- А здорово с тобой цыпленок разделался. Вон в отключке сколько провалялся, ты даже и не понял, когда тебя малец вырубил! - в зале опять раздался дружный басовитый хохот.
Рожа Хрызга покраснела. Он не знал, что ответить. Неровной походкой Хрызг подошёл к стойке, оставил на ней несколько медяков за обед и направился к выходу. У же у двери обернулся и прорычал:
- Еще встретимся, цыпленок, - и  громко хлопнув входной дверью, покинул трактир.
Официантка с милой улыбкой подошла к столу и поставила перед гномами холодное пиво, жбан холодного кваса,  рыбу, фаршированную мясом и грибами, и пышный пирог с курицей и поджаристой корочкой. От еды исходил дразнящий аромат и Грых с Рхагом с большим удовольствием принялись за еду. Рыба просто таяла во рту. Начинка из свинины и грибов, с добавлением приправ, сливочного масла и яйца, была просто изумительной. Рыбка была ароматной, вкусной, мм.. Кусочек за кусочком, Рхраг съел всю довольно большую рыбку. Выпив холодного пивка и удовлетворенно крякнув, прислушался к интересному моменту в разговоре за столом:
- Помните того хромого старателя Крхыза, что мыл в одиночку золотишко на реке Грымзе ?
- Да, и что с ним случилось?
- Уже вечером , на закате Утуса, он мыл золото у того места, где река спускается с крутых гор и впадает в неглубокий каньон, заканчивающийся водопадом Шэйса.

Летом река в каньоне мелеет и старатели-одиночки моют золото. Крыхыз расположился основательно. Построил небольшую времянку, где хранил запасы продуктов и инструменты. Так вот, он задержался в этот зор подольше. Ему с самого утра везло. Несколько крупных самородков попалось в этот за несколько часов. Промывая в лотке очередную порцию песка, он обнаружил несколько небольших самородков. Обрадовавшись, повернулся и стал рассматривать находку в лучах заходящего Утуса.
Вдруг за его спиной послышался тоненький мелодичный голосок: «Дяденька, дайте мне хлебушка, я кушать хочу».
 Он выронил от неожиданности самородок и повернулся на звук голоса. Перед ним стояла девочка - эльфийка. Она не отрываясь смотрела на гнома, делая при этом маленькие шажки в его сторону. Она шла босыми ногами по острым камням по щиколотку в ледяной воде! Зазевавшийся гном не сразу сообразил , что это - юсшим, нечисть, принимающая облик живых существ. Он весть похолодел от страха. Ноги стали как ватные, сердце ушло в пятки: «У меня нет здесь хлеба. Пойдём со мной, хлеб есть во времянке».
Он стал пятиться в сторону времянки.
Девочка за шла за ним.
Ему повезло, что она не набросилась на него, пока он, как рак, добирался до времянки.
 Наконец, дойдя задом до времянки, он уперся спиной в дверь. Резко открыл дверь, заскочил внутрь , и захлопнул её перед носом юсшим, закрыв дверь на щеколду. Подскочил к ящику с инструментами, стал в нём лихорадочно рыться. Найдя наконец волшебный порошок от нечисти, облегчённо вздохнул. Взял мешочек с порошком, стал сыпать его себе под ноги, идя по кругу внутри времянки. В это время стало совсем темно. Юсшим поскреблась в дверь, потом стала стучаться, потом царапаться острыми когтями, которые моментально

выросли на её руках.
Крхыз кинул щепоть порошка в дверь.
Юсшим с шипением отскочила от двери. До самого утра она ходила кругами вокруг строения, далеко не удаляясь, но и близко не приближаясь.
Утром чудовище исчезло.
Когда Утус стал припекать, гном решился выбраться наружу. Собрав свои вещи и намытое золото, он спешно покинул проклятое место. Гномы не узнали Крхыза, когда он появился в обжитых горах:
«- Эй, Крхыз, ты ли это? Волосы твои совсем поседели.
 - Я , почтенные.
- Что с тобой произошло ?
- Нарвался у реки на юсшим, едва живой остался, - и рассказал о том, что с ним случилось. Гномы лишь качали головой, слушая рассказ». Вот такая история приключилась с Крхызом.
- Да, нечисти много расплодилось.
- У подземного озера видели огненного червя, - сказал невысокий, плотного телосложения гном, закуривая трубку. Когда из трубки пошёл сизый дымок, продолжил: - В северной штольне, где добывали редкий металл - криил, нежить сожрала двоих рудокопов. Теперь в штольню спускаются по четверо. Двое породу дробят, а двое охраняют. Остальные гномы поддакивали и дружно кивали головами, рассказывая один за другим истории, случившиеся в горах за последние годы.
Всё сводилось к тому, что нежить и нечисть стала активно нападать в горах на гномов. Те, собрав совет старейшин клана, решили отправить посольство к эльфам. Среди эльфов есть знатные волшебники, способные разогнать нечисть на

лигу в округе. Без сильной волшбы и магии опасно стало спускаться в штольни. В обмен на услуги эльфийских магов, они привезут эльфам оружие, драгоценные камни и редкие металлы.
Наслушавшись новостей, Рхраг озадаченно почесал затылок:
- Мдаа.. дела. У нас тут пока спокойно. Нежить появляется, но слава богам, не так часто. Правда, есть другая беда. Рудные жилы как будто силы теряют, иссякают. В этих местах в горных породах всегда было много серебра, железа, меди, а сейчас приходится всё глубже проникать в недра Иррении, да и добываем крохи, -  Рхраг вздохнул. - Кланы стали ссорится между собой из-за каждой новой жилы.
Недра оскудевают, приходится все дальше уходить от подземной столицы - Хатары, продвигаясь всё ближе к каменистой равнине.
Каждое новое месторождение тут же обрастает небольшой деревенькой, с харчевней, кузней, да парой десятков изб. Тут же крутятся пройдохи всех мастей, менялы и скупщики самородков.
Вот и мы с внуком, - он кивнул в сторону дожевывающего пирог Грыха, - уже шесть лао, как покинули родную пещеру в подземном городе. Можно было бы и в столице остаться, хороший кузнец без работы не останется. Пока я крепок, внуку хочу показать, как кристаллы в недрах растут, как жилу распознать, как обжить новую пещеру в горах, да и много чего-другого мальцу не узнать в столице. Его отец в шахте погиб под завалом. Вот и взялся я под старость лет внука растить, а куда деваться. Не дело, бабе без мужика детей поднимать. Старший внук хорошим мастером-оружейником стал. В столице ему почёт и уважение от соплеменников, а младшего еще до ума доводить.
Рхраг посмотрел на внука. Тот наворачивал пирог, аж за ушами трещало и запивал квасом, а заодно слушал то, о чем говорят взрослые.


До отвала наевшегося Грыха разморило и потянуло в сон. Он сидел и клевал носом. Потом положил голову на стол возле опустевшего блюда из под пирога и моментально сладко заснул, не обращая внимания на шум и гвалт в трактире. Дед ещё посидел в теплой компании, потом дружески распрощался с новыми знакомыми и, легко подняв спящего Грыха на руки, отнес его в комнату, которую они снимали в трактире.

Рано утром, когда первые лучи Утуса коснулись иррении, дед разбудил внука:
- Хватит бока отлёживать! Поднимайся, умывайся и спускайся завтракать.
Небольшая комната, которую снимали гномы, находилась на втором этаже "Весёлого крякозябла". Комната была хоть и небольшая, но опрятная . На единственном окне, выходящим на южную сторону, висели веселенькие ситцевые занавески в голубенький цветочек. В углу комнаты, у окна, стоял кованый большой сундук. Две узкие кровати, стоящие напротив друг друга , были застелены сверху яркими лоскутными одеялами. Постельное бельё на кроватях было белоснежным, наволочки на подушках с вышивкой. На полу лежала домотканая дорожка. Возле окна стоял грубо сколоченный деревянный стол, застеленный вышитой льняной скатертью . Под столом примостились два крепких табурета. На самом краю стола замерла на треть сгоревшая свеча в подсвечнике. Часть комнаты была огорожена перегородкой. За ней находилась огромная бочка, в которой мылись по-очереди гномы. На табурете стоял кувшин с водой и деревянная лохань.
Грых сел на кровати, сонно потирая глаз рукой. Потом поднялся и нетвердой походкой направился к лохани умываться. Он долго брызгался и плескался, поливая на свои руки, шею и лицо холодной, ключевой водой. Вернулся в комнату окончательно проснувшимся . Насухо вытерев руки, шею и лицо, отправился вниз завтракать. Зал был почти пустой. Дед с внуком заняли

небольшой столик у входа на кухню. К ним подошёл улыбающийся хозяин таверны:
- Доброе утро, уважаемые. Что желаете на завтрак?
- Нам обоим тушёного мяса в горшочках и сбитень-мне, а черничного киселя -внуку.
Тхор слегка поклонился и сам отправился на кухню готовить. В такую рань на кухне работников ещё не было. В этом заведении повара готовят очень вкусно и посетителей всегда много. Рабочая смена заканчивается у поваров под утро. Следующая рабочая смена начинается у работников в обед. Утром посетителей не много, и хозяин справляется на кухне сам. Вот и сегодня, с утра, всего три посетителя. Стол ближе к кухне был занят кузнецом и его внуком, а дальний, возле выхода из заведения, проезжавшим по этой дороге торговцем и его слугой. Быстро приготовив завтрак, трактирщик вернулся к гномам с подносом, на котором стояли два горшочка с тушёным мясом, большая кружка со сбитнем и кружка с киселём. Быстро расставил еду на столе перед гномами, трактирщик ушёл на кухню.
Горшочки с тушёным мясом сверху были покрыты запеченым тестом с поджаристой корочкой. Рхраг пододвинул к себе горшочек, вскрыл верхний слой из теста. Ароматный запах мяса с приправами заставил желудок старого гнома сердито заурчать от голода. Старик с большим аппетитом принялся за еду. Молодой гном в одно мгновение умял свою порцию и стал пить мелкими глотками черничный кисель. Кисель был душистый, холодный и очень вкусный. Быстренько прикончив завтрак, Рхраг подозвал хозяина "Веселого крякозябла", чтобы расплатиться:
- Знатно вы нас накормили, завтрак был отменный, - кузнец положил на край стола несколько мелких монет.


- Премного благодарен, - Тхор сгрёб монеты, но уходить не собирался. - Вы простите меня, уважаемый Рхрог, что отвлекаю вас от дел, но у меня к вам есть предложение, - он немного помялся и продолжил: - Пройдемте в мою конторку. Разговор приватный.
Грых навострил ушки, поднялся и хотел идти вслед за дедом, то тот махнул рукой:
- Сиди, я скоро приду.
 Конторка хозяина таверны располагалась на первом этаже, рядом с подсобным помещением. Комнатка была светлой, небольшой, с одним окном , парой стульев, столом и старым секретером. Трактирщик сел на стул, второй стул предложил старому гному:
- О вас сложилось мнение, как о достойном господине, с хорошей репутацией. Я хочу поговорить с вами об одном важном деле. Вы умеете хранить чужие тайны и кроме этого, мастер своего дела. Этой ночью наш трактир инкогнито посетил придворный маг- дракон. По пути из Хатары в Норру на его экипаж напала нежить . В результате нападения погиб кучер и лошади, а также был поврежден ценный артефакт, который маг вёз в подарок принцу Маркусу. Маг оставаться долго в гостинице не мог, но он оставил артефакт и попросил , чтобы вы взялись за его починку. Через три зора он вернётся за артефактом, - он сделал паузу и добавил: - Дело это деликатное. Если вы возьметесь за работу и почините артефакт, то это золото ваше.
 Он достал из потаённого сейфа в стене небольшой мешочек с золотом и вместе с ним испорченный артефакт, и положил всё это на стол. Рхраг взял артефакт в руки и внимательно осмотрел его со всех сторон. Корпус артефакта был сделан из легкого, светящегося в темноте металла. Такого металла он раньше не видел. Внутри корпуса располагались по кругу четыре небольших камня разного цвета. В середине гнездо для камня было пустым. От красного опала за пределы

основного корпуса выходила наружу серебряная пластинка с непонятными символами. Пластина заканчивалась пирамидкой из чёрного кварца. Гном подергал себя за бороду и спросил:
- Для каких целей служит этот артефакт?
- Это артефакт для моментального перемещения в пространстве. Для активации артефакта необходима капелька крови представителя королевского рода драконов.
- Хм.. как же я проверю работоспособность артефакта, если смогу его восстановить ?
- Не волнуйтесь, это не ваша проблема. Маг сможет это сделать.
Рхраг с сомнением покачал головой и хотел отказаться, но трактирщик предупредил его отказ:
- Не торопитесь с ответом. Подумайте до сегодняшнего вечера, - он взял артефакт и вместе с золотом запер в сейфе. Потом повернулся к Рхрогу и произнёс: - До вечера. Вечером буду ждать вашего ответа.

Рхрог вышел озадаченный и молча пошёл к столу, за которым скучал Грых. Увидев деда, тот с облегчением вздохнул. Обратив внимание на выражение лица Рхрога, он спросил:
- Что-то случилось, дедушка ?
- Нет, просто задумался. Пойдем-ка милый в кузницу, и так время много потеряли, - и обняв парнишку за плечи, тихонько подтолкнул его к выходу из таверны.
Пока спускались в подземную кузницу, дед все время молчал, и только добравшись до любимого горна, начал командовать:

- Выгреби золу, да подкинь угля в топку. Бери уголь крупнее, так жарче гореть будет.
Когда пламя в горне раскалилось докрасна, кузнец принес несколько тонких пластин стали разной структуры. Используя магию гномов, он соединил шесть пластин стали между собой. Сверху пластины посыпал порошком буры.
- Дедушка, зачем бурой пластины посыпать ?
- Чтобы лишняя окалина с пластин сходила, металл был чище.
- А зачем несколько слоёв соединять ?
- Для придания нужных свойств клинку. Сейчас мы раскалим заготовки и начнем ковать. Потом сложим поковку пополам , нагреем и опять раскуем.. и так много раз. Слои смешаются, будут внутри клинка очень тонкими. На клинке после обработки появится своеобразный рисунок. От того, какую сталь использовали и как ковали, как закаливали и обрабатывали, зависит , каким будет клинок, -  и Рхрог ещё долго рассказывал внуку о секретах кузнечного дела, подробно разъясняя, что происходит на каждом этапе работы.
Грых все спрашивал и спрашивал, пока дед не устал от его вопросов.
- Давай отдохнём немного, - старый кузнец уселся на камен , достал трубку и закурил, пуская кольцами сизый дым к потолку пещеры.
- Дедушка, а почему наша кузница в пещере находится, а не наверху ?
- Матушка-Иррения носит металлы и камни в своём лоне. В недрах они растут и мощью наполняются. Мы, гномы, чувствуем силу и душу камней и металлов. В пещерах нам Иррения силу даёт и с металлами учит обращаться. С её помощью наши клинки самые лучшие во всех королевствах получаются. В подземных мастерских в руках гномов рождается бесценное оружие. У каждого такого клинка есть своя душа. Когда вплетается магия в ковку, то на свет появляется

заговоренный клинок. Такой клинок сам выбирает хозяина, не к каждому в руки пойдёт. Кузнецами не только могут гномы работать, но и люди. Почти в каждой деревне есть свой кузнец. Кузницу строят на отшибе, на самом краю деревни. Упаси боже, когда случается пожар, тогда деревянные дома как спички вспыхивают. Вот и ставят кузницу подальше от деревенских улиц. В горне круглосуточно огонь горит, день и ночь далеко слышен стук молота о наковальню. Работы у мастеров всегда хватает: топоры , вилы, бороны, гвозди, скобы, сковороды - много всего в хозяйстве нужно.
Гном вытряхнул пепел из чашки трубки, прочистил её и набил заново. Раскурил трубку и продолжил свой рассказ:
- Жил когда-то в нашем клане гном по имени Ёрхоз. Кузнецом был знатным, из первой пятерки лучших. Получил Ёрхоз заказ на изготовление заговоренного клинка от одного знатного эльфийского господина. Денег предоплатой заказчик дал с лихвой, не торгуясь, - три тура золотом. На эти деньги небольшое поместье можно купить. Весть по кланам быстро разнеслась о состоявшейся сделке. Многие завидовали Ёрхозу, провоцировали на драку, тот лишь хмыкал и на подначки не отвечал. Ушёл он на два лао в Дикие каменоломни. Место там гиблое, и разработки ценного камня давно не ведутся. Раньше в этих каменоломнях добывали редкий камень, розовый крес. Из этого камня изготавливают чаши и сосуды, незаменимые в колдовских обрядах.
Крес- это полупрозрачный камень нежно-розового цвета. Камень на ощупь всегда теплый. Он как будто подсвечивается изнутри мягким, рассеянным светом.
Есть отличный рецепт , позволяющий мужчинам быть неутомимыми в любви.
Для этого нужно налить в чашу из креса астакский мёд, добавить семена ежелицы сиреневой и дать выстоять в темном, сухом помещении сорок зоров. После этого чашу подставляют под первые лучи Утуса и читают над чашей любовное


заклинание. Одного глотка волшебного настоя достаточно для того, чтобы даже самый дряхлый старец обрел былую мужскую силу на дюжину зоров.
В Диких каменоломнях обитает смертельно опасная нежить -хлиз. Хлиз может мимикрировать, приобретать цвет и форму камней в каменоломнях, а потом нападать на ничего не подозревающих гномов. Хотя, если быть очень внимательным, то можно учуять запах этой нежити , едва ощутимый запах горной фиалки. Со временем, все меньше оставалось желающих рисковать своей жизнью ради редкого камня и каменоломни опустели.
Рхрог немного помолчал, усмехнулся , и продолжил рассказ:
- Только не перевелись отчаянные храбрецы среди гномов, но они не стремились добыть камень, а охотились за самим хлизом. Его кровь использовали при закалке клинка, добавляя в процессе закалки и каплю крови заказчика. Закалённое таким образом оружие было воистину бесценным . Если его владельца сильно ранили в бою, то он делал невидимым раненого, перемещал его в пространстве на четверть лиги от места боя и способствовал скорейшему заживлению ран.
Так вот, завистники надеялись, что сгинул Ёрхоз в каменоломнях, да обманулись в своих ожиданиях . Гномы глазам своим не поверили, когда по прошествии почти двух лао он возвратился с перекинутой через плечо тушей убитого им хлиза. На пыльную дорогу капала кровь израненного гнома вперемежку с кровью нежити. Добравшись до жилья, Ёркоз рухнул в дорожную пыль. Ему помогли добраться до его пещеры, но от дальнейшей помощи он отказался.
Потом, через несколько лиосов, он наконец появился среди гномов своего клана, но ненадолго. Взял запасы еды и снова исчез в своей пещере и очень долго не показывался. Круглосуточно мастер работал над заказом. Когда клинок был готов, все ахнули от изумления. Рукоять клинка была изготовлена из зуба хлиза и вся украшена ажурной резьбой. В резьбу вплетены защитные руны. Клинок мог разрубить одним махом палку шириной в ладонь. Ножны для клинка усыпаны

редкой радужной пылью. Гномы повздыхали, поохали, поцокали языками и разошлись. Заказчика известили, что оружие готово. Он приехал, и нарадоваться не мог, глядя на своё приобретение.
Всё бы хорошо, да только Ёрхоз изменился после возвращения. С каждым годом молодеть стал , в свои сто тридцать лет выглядел как юноша. Это не все странности, которые связывали с ним. Он стал внезапно исчезать. Сидит и пьёт в компании гномов, а через миг его на месте нет, только пустой стул. Потом вообще вдруг исчез, как будто испарился. Родные его не бедствовали, он их хорошо обеспечил. Только вот с тех пор о нём разные слухи ходят, один нелепее другого, а правды никто не знает.
Грых слушал деда во все уши. Старый гном докурил трубку и встал с неохотой с камня:
- Заговорился я с тобой. Мы сегодня работу пораньше закончим. У меня дело есть. Я им займусь, а ты в нашей комнате меня подождёшь. Да сиди тихо, носа наружу не высовывай, пока я не приду.

Выбравшись на поверхность, гномы умылись, привели себя в порядок и отправились на ужин. Завидев их, хозяин заведения поспешил лично обслужить ценных для него клиентов. Он с улыбкой подошёл к столу и спросил:
- Чего изволите на ужин, уважаемые ?
- Копченого мяса хуруса с тушёной капустой, пива, кваса , пирожков с дичью.
Не успели гномы оглядеться по сторонам, как трактирщик принёс заказ:
- Приятного аппетита.
- Спасибо.


Гномы, заработавшись в кузнице, пропустили обед, так что теперь наворачивали каждый за двоих, не разговаривая за столом и жадно поглощая содержимое тарелок. Уже дожёвывая пышные, горячие пирожки, увидели подходящего к их столу трактирщика:
- Не помешаю?
 Рхрог указал на пустующий стул:
- Садитесь. После ужина возьму инструменты и спущусь к вам.
Тхор радостно потер рука об руку. Добавил, что за хорошую весть, ужин за его счет. И встав со стула, довольный, отправился утихомиривать шумящую в углу зала компанию гномов.
 Грых собирался потихоньку спуститься в конюшню и посмотреть на эльфийских скакунов, пока деда не будет. Дед посмотрел на внука, погладил бороду и поставил перед ним серебряную шкатулку:
- Иди-ка сюда, малец. Вот тут, в верхней части шкатулки, мы вставим ажурную костяную вставку. Нужно сделать эскиз вставки. Подумай, покумекай, как лучше, - хитро посмотрев на внука, добавил: - Как раз к моему приходу работу доделаешь.
 Дед посмотрел серьезно на внука, хмыкнул и вышел за дверь. Грых обиженно насупился: «Никаких тебе погулять. Сиди себе как хрузг в каменоломне , яркого света Утуса не видя, эх». Он с раздражением пнул подсвечник на столе и тот упал, закатившись под стол. Грых подозвал пальчиком шкатулку ..и она пошла к нему, неуклюже перебирая кривыми ножками-лапками. Грых рассмеялся. Вот магия у него получалась сама-собой, без усилий, а шлифовать, пилить, обтачивать, терпения у него не хватало. Гном с неприязнью посмотрел на шкатулку, которая замерла перед ним на столе, как солдат, по стойке смирно. Рхрог считал его дар


баловством, поэтому не поощрял магические выходки внучка. Ну и ладно. Всё равно Грых потихоньку колдовал, получая от этого большое удовольствие.
Рхрог спустился вниз и увидел бледного, держащегося за сердце трактирщика.
Вокруг хозяина засуетились работники. Усадили его на стул, принесли настойку от боли в сердце.
-Что произошло ? - спросил кузнец. - Лекаря позвать ?
- Не надо лекаря, - тихо, помертвевшими губами прошептал Тхор. - Артефакт исчез вместе с деньгами.
-Вот это да! - озадачено поскреб затылок старый гном. Сел на табурет, подумал и выдал идею: - В восьмом номере не эльфийский ли маг проживает ?
- Да, уж три дня как проживает.
- Вы за ним пошлите, может он с помощью магии разобраться сможет.
- Точно. Ну-ка ты, Петриус,- сказал трактирщик поваренку. - Пойди на второй этаж к господину эльфу и попроси спуститься к нам.

Очень быстро к ним спустился худощавый, высокий, изумительно красивый эльф:
- Добрый вечер, господа. Чем могу вам помочь ?
- Из сейфа, в конторе, украли артефакт в нерабочем состоянии и золото.
- Проводите меня пожалуйста к месту исчезновения артефакта.
Небольшая толпа во главе с хозяином отправилась к дверям конторы.
- Всех прошу разойтись, кроме хозяина заведения и господина кузнеца.


Все со вздохом отступили от двери и нехотя отправились по своим делам. В комнате остались эльф, трактирщик и Рхрог.
Эльф подошел к открытому сейфу, взял щепотку желтого порошка, рассыпанного на полу, понюхал. Потом, согласно своим мыслям, кивнул головой:
- Господин кузнец, подойдите поближе к сейфу, только не вступите в порошок. Кто мог так аккуратно открыть сейф, не гномья ли это работа ?
Кузнец внимательно осмотрел сейф и согласно кивнул:
- Гномья, чисто сделано. Кто-то использовал порошок невидимости, чтобы проникнуть незаметно в контору.
Эльф повернулся к хозяину помещения:
- Уважаемый, нам удалось узнать, что кражу совершил гном, воспользовавшись порошком невидимости. Больше я вам не в силах чем-либо помочь, - Эльф слегка поклонился и вышел.
Рхрог тоже вышел, оставив трактирщика одного.

 Когда кузнец вернулся в комнату, Грых удивленного уставился на него:
- Дедушка, я и не начал ещё работу.
- Я знаю, внучок, - старый гном в задумчивости уселся на свою кровать. - У хозяина таверны неприятности, украли ценную вещь и деньги, что находились вместе с ней. Грязная история. Давай, мой милый, спать укладываться. Завтра подумаем, как хозяину ' Весёлого крякозябла' помочь.

На следующий день гномы встали чуть позже обычного. Во время завтрака Грых беспокойно ёрзал на стуле. Потом не вытерпел и спросил деда:

- Деда, а в этом помещении есть кристаллы, которые фиксируют тепловые контуры посетителей?  Ну те, которые помогают отследить случайно забредшую в трактир нежить, чтобы беды не случилось.
- Думаю, что да.
- Тогда он должен был зафиксировать контур того гнома, который украл артефакт.
Рхрог с одобрением посмотрел на внука:
- Молодец, надо же, что придумал! - глаза деда озорно заблестели. - Позови Тхора, - обратился он к подошедшей официантке.
Подошёл трактирщик, вяло переставляя ноги. Лицо его было бледным, по- видимому, он не отошёл ещё от потрясения:
- Чего изволите, почтенный Рхрог?
- Садитесь рядом и послушайте, что внук придумал.  Расскажи уважаемому Тхору, что ты придумал.
Грых вкратце пересказал свою идею и спросил:
- У вас есть в таверне такой кристалл?
- Да, есть. Только вот с него нужно информацию о том, что происходило в таверне в последние сутки по слоям считывать. Тут маг нужен. Вот только неудобно беспокоить эльфийского мага во второй раз.
        Грых набрался смелости и спросил:
 - Можно мне попробовать ?
Дед на него прицыкнул:
- Не дорос ещё большие дела делать. А вдруг кристалл испортишь?

Грых весь сжался и приуныл.
Трактирщик задумчиво посидел молча, потом с силой хлопнул ладонями себе по коленям:
- Я привык доверять интуиции. Пусть малой попробует. Хуже уже не будет. Если к возвращению придворного мага пропажа не будет найдена, моя репутация будет сильно подпорчена .
У Грыха заблестели глазки и он с надеждой посмотрел на деда.
Гном погладил бороду и согласно кивнул головой:
- Если уважаемый Тхор согласен, то рискнём.

Трактирщик пригласил деда с внуком в небольшое помещение за кухней и очень скоро вернулся с кристаллом , примерно с кулак Рхрога .
Грых взял кристалл и осторожно положил его на пол, попросив всех отойти на достаточное расстояние. Потом он вынул из бокового кармашка курточки мел и начертил круг вокруг кристалла. На южной, северной, восточной и западной стороне внутри круга , гном начертил четыре различных символа и насыпал у каждого символа порошок определённого цвета.
 Дед при этом с интересом наблюдал за процессом. Он не ожидал, что в многочисленных кармашках на одежде внука окажется столько интересный вещей.
Выйдя за пределы круга, маленький гном закрыл глаза и забормотал на непонятном языке низким голосом. Кристалл отозвался на заклинание, стал светиться насыщенным зелёным цветом и от него потянулись лучи света к символам на севере, западе, востоке и юге. Порошки при этом засветились ярким сиянием. Над кругом задрожало яркое марево и вдруг, появилось размытое

изображение главного зала таверны. Нечёткие фигуры, двигались задом наперёд, как бы отматывая события назад. Гномы имели в ауре коричневато-голубые оттенки, эльфы золотисто - оранжевые, люди бледно-голубые с жёлтыми вкраплениями. Наконец изображение показало тот момент, когда появилась низкорослая фигура гнома с рыжей бородой и с отсутствующим мизинцем на правой руке.
- Так это же Хрезр из клана острой секиры! - в один голос произнесли Тхор и Рхрог.
В тот же миг камень вспыхнул очень сильным светом и погас. Вместо кучек с порошком по сторонам света внутри круга лежали кучки пепла. Через секунду юный гном свалился на пол без чувств. Дед аккуратно поднял на руки внука и отнёс его в комнату наверх. Тхор с уважением посмотрел вслед уходящему гному:
«Богиня Эльрия не обделила род старого гнома талантами. Из пацанёнка вырастет хороший маг, если Рхрог отправит того на учебу. Да, бывают чудеса в этом мире! Кто бы знал, что в клане наковальни подрастает такой юный, но уже сильный маг! Осталось только сообщить старейшинам клана о случившемся», - что Тхор и сделал незамедлительно.
На следующее утро состоялся суд над провинившимся гномом. На него одели ошейник правды. Если подсудимый лгал, то ошейник сжимал шею виновного, и происходило удушение преступника. Хрезр от страха перед судьями стоял едва живой. Он без запинки рассказал, как всё произошло. Каким -то образом информация о раритете просочилась на кухню и Хрезр об этом узнал. Во что бы то ни стало, он решил завладеть артефактом.
 И случай незамедлительно представился. Когда таверна была забита до отказа, Тхор отвлекся на клиентов, и проход к конторе оказался свободным. Хрёзр уже некоторое время караулил у двери, стоя в углу, под покровом невидимости от использованного порошка. Как только путь к заветной двери стал свободным,

гном незаметно юркнул в дверь и почти сразу обнаружил сейф.
 Гномы не очень-то прятали свои сокровища друг от друга внутри клана, потому, что за воровство на первый раз полагалось отрубать мизинец правой руки, за вторую кражу - правую руку и в наказание навсегда изгоняли из клана.
Хрезр надеялся, что украв ценный артефакт, он им воспользуется и будет очень далеко за пределами гномьих гор. Вот уже в течение нескольких лао у него дела шли из рук вон плохо. Клиенты его обделяли заказами, находя более искусных мастеров, да и шлейф предыдущей кражи тянулся за ним уже давно. От него в клане все воротили нос, разговаривали с ним с неохотой и вообще, он чувствовал везде себя лишним. А тут такой случай представился.
В стране драконов он бы смог затеряться, да его там особо никто не знал. Сбагрить артефакт он мог бы за очень хорошую цену. Купил бы небольшой магазинчик в крупном городе и зажил спокойно. Ну, про отрубленный мизинец можно было что-нибудь соврать. Только вот не получилось ничего с его затеей. Артефакт оказался неисправным , и починить он его не смог, а потом его неожиданного быстро вычислили, благодаря сопливому мальчишке Рхрога.

 После суда имущество Хрезра перешло Тхору. Вора навсегда изгнали из клана, отрубив ему напоследок правую руку по самый локоть. Руку обрабатывали при помощи магии, чтобы осуждённый не умер. Кровь моментом останавливалась, и рана быстро заживала. Тхор хотел отдать часть имущества Хрезра Грыху, но тот брезгливо отказался, чем заслужил одобрение старейшин. Тхор пообещал, что он походатайствует за юного мага перед своими влиятельными знакомыми, чтобы те, в свою очередь, написали гарантийное письмо в школу магов и талантливый молодой человек был бы принят на обучение.


Рхраг взялся за починку артефакта. Дело не сразу пошло на лад и к приезду придворного мага работа еще была не закончена. Гном сидел полностью поглощенный работой и не сразу услышал, как в дверь постучали. Стук повторился, но громче.
- Да, войдите, не заперто.
В комнату вошёл мужчина средних лет с черными, волнистыми волосами по плечи и в длинном дорожном плаще по щиколотки. Сняв перчатки с рук, он протянул правую руку гному и представился:
- Меня зовут Тшелаес. Я придворный маг королевства драконов. Я перейду сразу же к делу. Сколько времени вам нужно, чтобы восстановить артефакт ?
- Думаю, что за два зора работу доделаю.
- Хорошо, я могу ускорить вашу работу? Редкого камня  тииса, которого не достает в вещице, у меня нет, но вот вам список минералов, которыми можно заменить недостающий, - он достал из дорожной сумки лист пергамента и подал Рхрогу. - Простите меня за вторжение и позвольте откланяться. Через пару зоров я вернусь , и, надеюсь, что работа будет к этому времени закончена, - Тшелаес обворожительно улыбнулся, подал руку на прощанье и исчез за дверью.

Рхрог поднял глаза к потолку и мысленно поблагодарил богиню Эльрию за то, что вовремя послала к ним этого мага. Так бы гном целый день с утра до вечера подбирал бы недостающий кристалл по нужным качествам для лучшей проводимости энергий и сочетающийся с другими камнями в артефакте. С помощью этого списка работа значительно ускорится. Но всё равно желательно, чтобы оставалось несколько часов на проверку и перепроверку всех составляющих единой системы. К ночи у гнома глаза покраснели, заслезились, и пришлось отложить работу. Гном с удовлетворением посмотрел на

незаконченную работу. Самое основное было уже сделано, оставалось доделать мелочи на следующий день . Грых всё время был на подхвате в течении всего дня, помогал деду советом в том, что касалось магии, приносил необходимые для работы инструменты, обрабатывал и подбирал минералы. Тхор, видя, что постояльцы ушли с головой в работу, приказал служке принести в номер гномов сытный ужин на двоих. Он уже знал вкус постояльцев и с выбором не ошибся. Желудки гномов в унисон заурчали от голода, когда дед с внуком увидели поднос, доверху заставленный тарелками с едой . Поблагодарив служку, они поставили поднос на стол и, вымыв руки, с аппетитом принялись за еду.

На следующий день Рхраг с раннего утра принялся за работу над артефактом, а Грыха отправил в ближние горы насобирать трав, используемых в закалке металлов. Юный гном отправился в путь налегке, прихватив с собой кусок копченого мяса, кусок хлеба, посыпанный солью и бутыль с квасом. Весело насвистывая, Грых шёл по узкой тропинке, поднимающейся по склону горы. Через несколько часов стало очень жарко. Утус припекал нещадно и даже мелкие грызуны попрятались от жары в тень. Дойдя до жиденького водопада, Грых решил сделать привал. Вдруг ему послышался чей-то стон, раздающейся из густых зарослей колючей итихи. Подойдя к кустам он прислушался: «Да, действительно кто-то тихо стонет. Как же пройти через эти заросли?».
Грых стал шептать заклинание и кусты перед ним стали съёживаться, листочки теряли зелёную окраску и сворачиваясь в сухие трубочки, быстро осыпались. Ветки кустарника сиротливо торчали во все стороны, лишённые соков жизни.
После применения заклинания с кустами справляться стало легче. Веточки кустов легко обламывались с сухим треском и, наконец, гном смог добраться до существа, издающего слабые стоны. Это была тоненькая, как тростиночка, девушка с длинными  зеленоватыми волосами и бледным, изможденным лицом. Девушка закрывала руками глубокую, рваную рану на боку. По-видимому, в

кустах она лежала уже давно и потеряла много крови. Гном покачал головой, приложил руки на рану девушки и запел тихим голосом песню на чудном языке. Над кустами стали появляться призрачные образы жаркого лесного пожара, звенящего в лесной глуши ручья и спящего на руках матери младенца.
Когда песня смолкла, девушка заснула глубоким сном. Её дыхание стало более уверенным , без пугающих хрипов. Рана на боку незнакомки затянулась, покрывшись толстой коркой из запёкшейся крови. Поставив магический защитный полог над спящей девушкой, Грых отправился искать растение, восстанавливающее силы. Нужных растений поблизости не было и пришлось отойти подальше, за дальние валуны. Там, у самого основания валунов, росли малоприметны, щуплые растения тхемалахи душистой. Гном искренне обрадовался, найдя то, что ему требовалось для лечения незнакомки. Сорвал пару кустиков, повернул назад, к раненой: «Кто её так потрепал, бедную?»
Юноша промыл растения под водопадом, растёр их в зеленоватую кашицу и попытался запихнуть небольшое количество перетёртых растений в рот девушке. Зеленоволосая с большим трудом разжала зубы и проглотила лекарство.
 «Теперь она проспит до утра, пока будут восстанавливаться её силы. Придётся провести ночь под открытым небом», - идея гному не понравилась, но других вариантов не было.
Он собрал и насыпал сухих листьев, сделав из них удобное ложе для девушки. Аккуратно подняв невесомое тельце, переложил его на кучу сухой травы. Потом он соорудил навес из веток над спящей девушкой. С одобрением посмотрев на сделанную работу, решил искупаться в озере у водопада с чистой и прозрачной водой. Жара была такая, что на камнях можно было яичницу жарить. Вода озера манила прохладой и свежестью. Раздевшись, Грых с удовольствием нырнул в холодную воду. Вынырнув на поверхность, он столкнулся нос к носу с маленькой девчушкой. Она взвизгнула от неожиданности и ушла под воду, сверкнув голыми

пятками перед его лицом. Грых ошарашенно захлопал глазами, уставившись на то место, где только что видел маленькую девочку с зелеными волосами.
«Ещё одна. На водяницу не похожа. Подозрительное место», - купаться разом расхотелось и гном повернулся к берегу.
Сзади раздался смех:
- Что, девчонки испугался ? Герой !
- Я?! - задохнулся от возмущения Грых. - Порядочным гномам уже в озере спокойно поплавать нельзя. Чуть не заехала мне пяткой в нос и ещё потешается, вредная мелочь.
- Это я вредная мелочь? Забрался в наше озеро, взбаламутил всю воду и ещё возмущается!
- Как это ваше озеро?
- Наше! Живем мы тут.
- Кто это вы?
- Ты что, с Лиоса свалился, крясок никогда не видел?
- А кто такие кряски?
- Кряски, - с гордостью произнесла пигалица, - хранительницы этих мест. Мы следим за тем, чтобы водные жилы не перекрывались, чтобы сохранялся баланс в живой природе этих мест. Мы закрываем эту иррению от чужих глаз. Удивительно, что ты вообще смог попасть сюда. Хотя, - она с подозрением посмотрела на него, -  неужели ты маг? Маги могут нас видеть и найти наше жилище.
Грызг смутился:
- Не совсем маг .

- Как это не совсем? Запутал ты меня. Ты или маг или не маг.
- У меня магический дар, только не учился я ещё на мага.
- Понятно. Маг - недоучка, значит , ну-ну.
Грых вспыхнул и пробубнил себе под нос:
- На себя посмотрела бы. Вон от водопада одно название. Два капли в три ряда. Хранительница живой природы и иррении называется. Могла бы и отвернуться, мне одеться нужно.
Кряска смутилась и отвернулась.

Грых, стоя по пояс в воде, двинулся к берегу. Добравшись до своей одежды, натянул на мокрое тело широкие штаны и надел через голову свободную рубаху с коротким рукавом. Быстро засунул босые ноги в легкие сандалии и повернулся к воде.
С настроением кряски произошли значительные перемены. Плечики девчушки мелко вздрагивали, она тихо плакала. Гном растерялся:
- Ты это, чего ревёшь? Прости, я не хотел тебя обидеть!
Девчушка повернулась к нему заплаканным лицом:
- Меня Этания зовут. Плачу я не из-за тебя. У нас новый вид нежити появился, -  со всхлипами проговорила она. - Одну сестрицу покалечили, вторая пропала. Перекрывают внутри горы водные жилы и нас пытаются уничтожить, -  уже в голос завыла она, закрыв лицо руками.
- Слушай, не плачь, ладно? Выходи на берег, что - нибудь придумаем. Там, в кустах итихи, сестра твоя лежит. Она ранена, но за неё не бойся. Отоспится и


завтра с утра своими ногами доберётся до вашего жилища. Я так понимаю, что это недалеко ?
- Да.
- Ты не могла бы описать эту нежить ? Ты её видела ?
- Я видела только мельком. Они на нас в основном по ночам нападают. Выглядит нежить как большая собака с клиновидными , острыми зубами. Двигается быстро, на четырех лапах. Кожа на теле покрыта мелкими чешуйками. Глаза маленькие, ночью светятся зеленоватым, фосфоресцирующим светом. Появляются ночью из расщелин в камнях, исчезают на восходе Утуса. Они мерзко пахнут, дохлятиной... брр.
- Так, ладно. Яркого света боятся? Немного, но хоть что-то. Ты предупреди своих, что сестра твоя нашлась. Я с ней ночью рядом побуду. Думаю, что справимся. Ты мне скажи, они стаей нападают или поодиночке ?
- Стаю никто не видел.
- Вот и чудненько. С одной я как - нибудь справлюсь, если нападёт.
- Мою сестру Тариса зовут. Спасибо, что помог ей. Я отправлюсь к своим, скоро вернусь.
Через секунду на том месте, где торчала из воды зеленая макушка, по воде расходились широкие круги.
Грых в задумчивости присел на сухой песок: «Время до вечера ещё есть. Он видел отсюда неподалёку кристаллы горного хрусталя. Вот и пригодится ему минерал в эту ночь».
 Грых поднялся, отряхнул штаны и насвистывая незатейливую мелодию, направился в поиски горного хрусталя. Долго искать не пришлось. Побродив час, Грых наткнулся на гребень кварцевой жилы. Использовав магию, гном вскрыл

кварцевую жилу и нашёл то, что искал. Аккуратно освободил большой кристалл горного хрусталя от примесей, он понёс его к озеру. Добравшись до озера, юноша помыл находку в чистой воде и положил на камень, под самое пекло.
 Кристаллы горного хрусталя имеют много полезных свойств. Минерал способен накапливать энергию и эту энергию при должном умении можно использовать в магии. Горный хрусталь символизирует чистоту и открытость. Амулеты ,сделанные из горного хрусталя, усмиряют вспыльчивый нрав. Минерал принадлежит стихии воды, а значит может применятся там, где нужны воды жизни - это и любовные заклинания, и амулеты, позволяющие зачать ребенка, а также очистка воды от загрязнений и дезинфекция ран. При внутренней слабости, нехватке сил, рекомендуется носить горный хрусталь на уровне солнечного сплетения.
 Грых посмотрел на камень: «Пусть полежит до вечера, а пока можно перекусить». Он достал из дорожной сумки мясо, квас и хлеб. Юноша расстелил на камне чистое полотенце, соорудив себе импровизированный стол и с удовольствием пообедал на свежем воздухе под негромкий шум водопада. Только он успел пообедать, как из воды вынырнула Этания. Девочка поплыла в его сторону и добравшись до берега, опустилась рядом с Грыхом на сухой песок:
- Наши спрашивают, чем могут быть полезны тебе?
- Скажи мне Этания, - Грых посмотрел в зеленые глаза девчонки. - Обладают ли хранители магией разрушения или только магией созидания?
- Кряски могут убивать и разрушать, - Этания опустила глаза, как будто ей стало стыдно от этих слов.
- Тогда возможно ли с помощью вашей магии что-то в организм нежити, что-то типа вирусов, действующих только на них ?


- Не знаю, нужно подумать, - она посмотрела на гнома и сняв с шеи небольшую раковину и с силой подула в неё.
Раздался приглушённый звук, но его услышали те, кому он был адресован. Через минуту в середине озера вода забурлила и из воды стали одна за другой показываться зеленоволосые головы. Таких набралось с дюжину. Кряски поплыли к берегу. Выбравшись на берег, они молча подходили к Грыху, касались его волос правой рукой и потом усаживались на песок рядом с Этанией. Самая старая, с седыми прядями в зелёных волосах, заговорила первой:
- Мы благодарны тебе инородец за спасение нашей сестры. Можно ли нам сейчас перенести её в безопасное место?
- Не стоит, почтенная. Её лучше не беспокоить до утра, рана глубокая и может открыться. За ночь магия сделает своё дело и Тариса сможет самостоятельно встать на ноги. Риск большой, но всё-таки, лучше её не трогать.
- У тебя чистое сердце, чужак. Мы хотели бы пригласить тебя на совет хранителей. Здесь не место для принятия серьёзных решений, - договорив, она встала со своего места и неторопливо пошла в сторону озера.
Вслед за ней двинулись остальные кряски. Двое ушли в сторону кустов, где лежала раненая Тариса. Рядом с Грыхом осталась сидеть только Этания. Она сняла с руки браслет и надела его на руку гному:
- Это поможет тебе дышать под водой. Пошли . Она кивнула головой в сторону озера.
Грых немного помедлил и Этания засмеялась:
- Не бойся, тебя никто не обидит.
- Я никого не боюсь, - он расправил плечи и пошёл вслед за девочкой к озеру.


Это было удивительным, но под водой Грых действительно смог дышать. Кожу по бокам шеи саднило. Он потрогал и нащупал у себя жабры !
«Гном с жабрами! Расскажи кому, не поверят».
 Как бы отвечая на его мысли Этания проговорила:
 - О нас не стоит никому рассказывать, - её голос раздался прямо у него в голове.
«Вот так вот, а девочка то непроста. Может с помощью мыслей общаться с другим существом. Что интересного ещё я узнаю за сегодня?» - подумал Грых.

Они неспешно передвигались по дну озера, покрытому мелким, белым песком. Девчушка взяла гнома за руку и мысленно прошептала: «Держись!»
И тут же Этанию с Грыхом затянул вниз очень сильный водоворот, не пойми откуда взявшейся. От неожиданности и страха у Грыха закружилась голова и он потерял сознание. Он пришёл в себя в подземной большой пещере, наполненной светом и бликами воды . Со стен и потолка капала вода. Потолок состоял сплошь из цельного, прозрачного кристалла и видна была толща воды, пронизанная светом . Над потолком веселой стайкой проплывали мелкие, разноцветные рыбёшки.
«Красиво»,- подумал Грых.
- Очнулся ? Пора отправляться дальше.
Грых с трудом встал на ноги. Голова до сих пор кружилась. Из носа тонкой струйкой текла кровь. Он потрогал шею, жабры исчезли.
Возле него нетерпеливо с ноги на ногу переминалась Этания:
- Идём, всё нормально.


Гном двинулся вслед за кряской по широкому, сводчатому проходу, с потолка которого капала вода. Они шли какое то время, следуя изгибам подземного прохода. Наконец они пришли в сухую, огромную пещеру, залитую светом. Посреди пещеры стоял солидный стол из цельного изумруда. Веселые, зеленые блики скакали по стенам пещеры, состоящих из золотистого оникса. Высокие, резные кресла из ксилолита стояли по обеим сторонам от стола. Все кресла были заняты, кроме одного. Во главе стола сидела совершенно седая кряска. Её волосы свободно спадали серебристой волной на плечи и дальше, вниз, до самого пола. На голове сияла жемчужная диадема.
- Садись, - она показала на свободное кресло напротив неё. Этании сесть не предложили и она осталась стоять возле входа в большой зал. - Как зовут тебя чужак? Кто ты? Какого рода-племени?
- Меня зовут Грых. Я гном из клана наковальни.
- Как ты в наших местах оказался?
- Пошёл искать нужную траву для закалки оружия, вот у вас и оказался.
- Давно магией владеешь ?
- Сколько себя помню. Только всё по наитию, серьёзно меня никто не учил, дедушка был против.
- А кто твой дедушка ?
- Мой дедушка кузнец. Один из лучших кузнецов в нашем клане. Только он не только ковать может, но на все руки мастер.
- А как же ты? Тоже кузнецом хочешь стать?
- Магом я хочу стать, да вот только сбудутся ли мои мечты, неизвестно. Не хочется деда огорчать. В нашем клане магов отродясь не было. Простая магия не


в счёт. Ей все гномы владеют. Почтенная, вот вы мне вопросы задаёте. Можно и мне вопрос вам задать ?
- Спрашивай.
- Я о крясках не знал до сегодняшнего дня. Дед может и знает, но мне о вас ничего не рассказывал. Откуда вы появились? Давно ли существуете на нашей планете? Почему среди вас я мужчин не заметил?
- Мы привязаны к этому месту на пару десятков лиг вокруг. Дальше нам ходу нет. За пределами наших владений сила крясок быстро иссякает и мы погибаем. Живем мы столько же, сколько и гномы живут. Наше появление на свет-это результат магических опытов с живыми организмами. О создателе нашем и памяти не осталось, а род наш продолжает жить. Рождаемся мы не так, как люди, эльфы или гномы. Пойдём, я тебе покажу, - она поднялась и пошла в один из проходов, не оглядываясь.
Грых замер и стоял, пока его не толкнула в бок подошедшая Этания:
- Что встал, как вкопанный. Иди за ней, пока приглашает. Или не интересно тебе? - она посмотрела на остолбеневшего Грыха и звонко рассмеялась.
Грых быстро пошёл следом за старейшей из крясок.

 Женщина остановилась в пещере с высоким сводом. Почти все пространство пещеры занимало подземное озеро с прозрачной водой. Вода в озеро стекала по одной из стен пещеры. Грых протянул руку и коснулся воды. Вода на ощупь была теплая . Он набрал воду в ладошку и попробовал на вкус: «Соленая вода в подземном озере. Откуда? Ведь до моря отсюда очень далеко , а все озёра на поверхности пресные. Ещё одна загадка».
- Подойди и посмотри в воду.

Юноша подошел к воде и увидел в глубине озера коконы ,тихо покачивающиеся от движения подводных течений:
- Это что ?
- Так развиваются кряски. До того момента, пока не придёт время появляться на свет. В назначенный срок кокон всплывает и течением подталкивается к берегу озера. Дальше кряски развиваются как обычные дети, только из кокона появляются уже способными передавать мыслеформы и умеющими передвигаться на ногах. Сначала смешно и неуклюже, но быстро приобретают необходимые навыки. Молока кряски-младенцы не пьют и рождаются с уже оформившимися двумя рядами крепких зубов. Коконов появляется из цветка жизни ровно столько, чтобы вместе с уже живущими крясками нас было двадцать пять. Цветок жизни я показывать тебе не буду. Его позволено видеть только сёстрам. Давай вернёмся назад. Не будем беспокоить это место своим присутствием. Меня зовут Парха. Можешь обращаться ко мне :"матушка Парха", - она неспешно двинулась назад в зал совета.

Грых поплелся следом, часто останавливаясь, чтобы рассмотреть причудливые сталактиты и сталагмиты вокруг. Он спотыкался, постоянно оборачивался, пока они не пришли в зал, где их ждали. Парха уселась на своё место и продолжила разговор:
- Грых, расскажи нам о своём плане по уничтожению нежити.
- Почти все виды нежити не любят дневного света. Он для них опасен. Яркий свет Утуса может вызвать у одних глубокие, плохо заживающие ожоги. На других действие дневного света фатально,они почти сразу погибают. Днём эти существа прячутся под землёй или под водой, но в ночное время выходят на охоту. Мне нужны мелкие организмы, которые при попадании внутрь тела монстра станут разрушать его. Это могут быть мелкие существа, которые вырабатывают энергию

и при достаточной концентрации и насыщенности энергии, выбрасывают из себя яркую световую вспышку. Я знаю, что в некоторых водах они есть, только ни разу их не видел. Я наделаю из остро отточенного горного хрусталя капсул, и помещу в них такие бактерии. Если существо нападёт, то достаточно будет его ранить таким оружием. Вот и весь мой план. Если бактерий не смогу раздобыть, то использую только заряженный энергией Утуса горный хрусталь и магию.
В это время в зал вошла юная девушка, неся в руках большой аквариум , с плавающими в нем светящимися огоньками, которые хаотично двигались внутри с большой скоростью.
- Вот то, что тебе нужно для работы, - кряска поставила на стол перед гномом аквариум.
 Старая Парха встала из-за стола и подошла к Грыху:
- Надеюсь, что все получится так, как ты задумал. Мы выведем тебя на поверхность другим путём, -  она коснулась рукой лба юноши и тот медленно осел на пол пещеры.

 Очнулся Грых у камня, на котором оставил горный хрусталь. Рядом с ним в деревянном коробе лежали инструменты для обработки камня, а внизу, на белом песке он увидел аквариум с ценным содержимым: «Вот и отлично! Нужно приниматься за работу, пока не стемнело».
К вечеру Грых изготовил много метательных ножей, осторожно внедрив в каждый небольшое количество содержимого аквариума. Собрав изготовленное оружие, он потащил все к кустам итихи. Девушка до сих пор спала глубоким сном. Две молоденькие кряски обрадовались, увидев Грыха:


- Нас сейчас сменят старшие сестры и останутся вместе с тобой до утра. Вместе вам будет легче отражать нападение нежити. Её появления всё равно не миновать. Запах крови они чуют издалека, так что готовьтесь.
Вскоре появились две кряски зрелого возраста. Они вели себя спокойно, не волновались и не суетились. Молодцы, даже не забыли принести хороший ужин для себя и Грыха. Поужинав и отправив молодых хранительниц домой, стали готовиться к предстоящей ночи. Натаскали сушняка и разожгли костер внутри круга из колючего кустарника, перед входом постелили шкуру остроигла.
Грых накинул защитный магический полог на всех, кто был внутри круга и спокойно стал ждать приближающейся ночи.
Лиос освещал всё вокруг мягким, рассеянным светом. Прохладный ветерок подхватывал сухие листья и бросал их в костёр.
Грых сидел у костра лицом к выходу из их колючего убежища.
 Ночью стало прохладно и он обхватил себя руками, чтобы согреться. За пояс гном воткнул несколько кинжалов из горного хрусталя.
Кряски сидели молча, но было ощущение, что они мысленно переговариваются между собой, как тогда, в зале советов. Далеко за полночь Грыха стало тянуть в сон. Тариса спокойно спала, укрытая мягкой тканью. Вдруг вдалеке раздался вой, потом еще одни уже поближе. Кряски встрепенулись и напряглись. Потом встали и стали всматриваться в темноту.
Послышались возня у самого края колючих кустов и опять раздался вой. В тот же миг в проходе показался тёмный зверь. Зверь прыгнул, попав лапами на шкуру остроигла.
 Грых в тот же момент метнул в нежить клинок. Зверь дернулся и отскочил назад, прихрамывая. Несколько мгновений со зверем ничего не происходило , но потом нежить засветилась изнутри, как китайский фонарик. Шкура раздулась,

натянулась , а потом с шумом лопнула, обдав всех смрадной волной. Все трое ликующе воскликнули:
 -Есть !
Но тут же раздался ещё один вой, и ещё, и ещё. Через несколько минут нежить стала наворачивать круги вокруг кустов. Потом пыталась пролезть через кусты, но не получилось. На несколько секунд за колючей стеной наступило затишье и почти сразу трое зверей бросились в открытый проход. Один упал на шкуру остроигла, остальные проскочили по его телу, как по ковровой дорожке внутрь круга. Грых метнул в одного зверя клинок, а второй тут же набросился на него, пытаясь достать до горла острыми, как бритва зубами. Кряски разом ударили зверя острыми клинками, но он не сразу ослабил хватку. Грых уже не на шутку испугался, когда засветился "китайский фонарик" и зверя разнесло в клочья. Женщины добили зверя, насаженного на острые иглы у входа. Хорошо, что Грых не промахнулся, когда метнул клинок во второго зверя, кинувшегося в проход.
Грых устало опустился на иррению возле костра. Руки и ноги гнома дрожали, лицо было обляпано вонючим содержимым разорванного зверя. Хотелось вырваться за пределы кустов и с ходу, прямо в одежде, кинуться в холодную воду озера, но до утра покидать пределы защитных кустов не следовало. Грых облокотился на кучу хвороста за своей спиной и попытался расслабиться и заснуть. Зверь оцарапал когтями его лицо, шею и руки, но слава всем богам, гном остался жив. Кряски решили спать по очереди, сменяя на посту друг-друга. Грых посчитал, что заслужил отдых до утра. Проснувшись, он собрал оставшиеся кинжалы и отдал их кряскам. Один кинжал оставил себе, пригодится.
Слава Эльрии, остаток ночи прошёл спокойно. Утром грых осторожно выглянул за пределы колючей изгороди и покачал головой: « Ну и видок был у всех троих!  Как будто на бойне побывали. Пусть дамы поступают, как им желается, а он пошёл смывать всю эту дрянь со своего тела и одежды».

Не мудрствуя лукаво, сняв сандалии, побежал в одежде и бултыхнулся с разгону в чистую воду. В голове мелькнула мысль о том, что после такого купания рыба в озере может всплыть вверх брюшками: «Ну и зададут ему кряски жару! Ну и пусть».
Выбравшись на берег, он растянулся на камне под теплыми лучами Утуса. Вскоре к нему подошли хранительницы, держащие на носилках раненую девушку. Она могла бы уже идти потихоньку сама, но рисковать её здоровьем не стали и уложили на носилки. Тариса поблагодарила тихим голосом Грыха за спасение. Непродолжительный разговор её утомил и она закрыла глаза и замолчала, поудобнее устроившись на носилках. Хранительницы попросили Грыха отвернуться и сосчитать до десяти. Когда он повернулся, ни носилок с Тарисой, ни самих хранительниц уже не было. Гном пожал плечами и стал собираться в дорогу. На его руке до сих пор был надет браслет. «Надо бы вернуть», - подумал Грых. В его голове раздался голос:
- Оставь себе. Браслет -это подарок.
Грых покрутил вещицу: «Ну ладно, подарок, так подарок. Нужно быстрее возвращаться домой, а то дед уже с ума сходит, ведь он не вернулся в таверну к ночи».

Быстренько собрав вещи, юноша повернул в обратный путь. К обеду он увидел знакомые постройки. Навстречу Грыху выскочил растрёпанный, с красными глазами дед:
- Где ты пропадал так долго мой мальчик? - он прижал дрожащими руками к себе голову внука и поцеловал в лоб. - Пошли скорее в номер. Обо всём, что с тобой случилось, расскажешь мне подробно.


Рхрог сделал заказ на кухне, чтобы в номер принесли пирог с мясом и кувшин свежего молока.
Дед ни о чём не спрашивал, пока внук жевал пирог, запивая холодным молоком. Только сидел качая головой, рассматривая глубокие царапины на лице, шее и руках внука:
- Кто же тебя так изукрасил ?
- Нежить .
- ?! Как ты после встречи с нежитью жив остался?
Грых в ответ достал из сумки и положил на стол кинжал из горного хрусталя с "начинкой":
- Вот с помощью этого и спасся, да местные жители помогли.
- Ты же вроде на восток уходил ? А там, насколько я знаю, на десяток лиг вокруг нет никакого жилья и селений.
- Дедушка, извини, не могу рассказать, не моя тайна. Я обещал молчать.
- Раз не твоя, так и спрашивать не буду. Больше тебя одного никуда ни на шаг не отпущу. В этих местах нежити давно не встречалось. Надо кланы предупредить, чтобы поосторожнее были. И вещица мудрёная.
- Я сам дедушка придумал и сделал. Только со "светлячками" мне помогли.
- "Светлячки", говоришь? Эти "Светлячки " на больших морских глубинах водятся. В этих краях я знаю только пресные озёра, да и то неглубокие. Ладно, ладно, не буду расспрашивать, раз обещал, - дед посмотрел на Грыха, как будто он пропустил во внуке что то очень важное: «Дитё выросло, а самое главное дед и не заметил в подрастающем потомке».
Дед покачал головой , открыл окно настежь и закурил трубку:

- Ходят легенды, что под нашими горами есть солёное море, глубокое и широкое. К этому морю не попасть простому человеку, эльфу или гному. Озеро стерегут магические существа. Я этих существ не видел , и отец мой, и дед, но дыма без огня не бывает. На поверхности существа так могут запутать нашего брата, что рядом пройдёшь и не заметишь гору. Ещё говорят, что этих существ маги могут видеть. Вот и кажется мне почему то, что именно с таким народцем ты и повстречался, - дед подошёл к внуку и потрепал его по волосам. - То, что ты слово держишь, похвально. Честь у гнома дороже звонкой монеты. Если придётся выбирать между богатством и честью, выбирай честь. Богиня Эльрия каждого гнома насквозь видит и помогает самым достойным в этой жизни. С кинжалом ты хорошо придумал. Я тут с мастерами покумекаю, придумаем, как подобное сделать. Такое оружие и изготовить просто, и горного хрусталя в этих горах навалом. Мда.. плохие времена наступают. Нежить и нечисть со всех щелей выползать стала. Нужно кланы предупредить, чтобы гномы поодиночке не ходили. Я пойду с народом поговорю, а ты отдыхай. Завтра маг приедет, работу нашу проверять. Надеюсь, что осечки не будет.

Грых с удовольствием помылся в лохани и переоделся в чистое бельё. Такое блаженство растянуться в своей кровати на чистом белье. Грых положил руки под голову и ещё полежал так какое то время. Глубокие царапины на руках, шее и лице сильно саднили, но он не обращал на них внимания. Браслет, подаренный кряской он снимать не стал. «Вот живешь так и не знаешь, какую встречу приготовит тебе завтрашний день», - думал гном. Полежав так немного, Грых незаметно заснул.
 Утром, вернее уже совсем не утром, его разбудил негромкий стук в дверь. Дед уже давно не спал, но внука не будил, давая ему отоспаться. «Кого там принесло?!» - подумал Грых и сказал:
- Войдите.

На пороге показался маг:
- Извините, что потревожил. Я могу подойти попозже, если помешал.
- Нет, нет, что вы, проходите, садитесь.
Грыха как ветром сдуло с кровати. Он быстренько юркнул за ширму одеваться и умываться. Появился он через пять минут умытый, расчёсанный и одетый. Слегка поклонившись магу, он подошёл к окну и чинно уселся на стул.
Тшелаес посмотрел на Грыха и задержал взгляд на подаренном гному браслете.
- Интересное украшение. Подарок ?
- Да, - пробурчал гном. Он не хотел разговаривать с магом на эту тему.
- Придворный маг рассматривая восстановленный артефакт продолжал:
- На моём веку мало кого хранительницы одаривали такими подарками, - он повернулся к Грыху и смотря ему прямо в глаза сказал: - Похвально молодой человек, что вы храните чужие тайны и богиня Эльрия отметила вас своим вниманием. Я через лао отправлюсь в школу магических ремесел. Могу дать свои рекомендации тамошнему директору, чтобы вас приняли на обучение. Вас ждёт необычная судьба, - и потом уже обратился к Рхагу:
- Уважаемый мастер, ваш внук несомненно талантлив, если скрытый народ допустил его в свои чертоги. Его талант нужно развивать. Подумайте о том, что не зря родился в вашем клане маг. Времена непростые наступают. Нежить стала выползать во всех уголках нашей иррении. Хороший маг лучше справится с порождением тьмы, чем дюжина гномов. Если дадите своё согласие, я заберу мальчика сначала в королевство драконов, а потом сам отвезу его в школу.
- Зачем вам помогать нам, господин маг? Это дело хлопотное. Какой вам в этом прок?


- Возможно, что в будущем моё имя вспомнят добрым словом только потому, что я не оставил в этой глуши вашего внука.
Грых во все глаза смотрел на мага, ловя каждое его слово:
 «Вот это да ! Если дед согласится, то он попадёт в королевство драконов и сможет в будущем стать настоящим магом!», - Грых с надеждой в глазах посмотрел на деда.
 Рхраг почесал затылок:  Вот такие дела разворачиваются! И ведь прав маг, делегация гномов отправилась к эльфам, чтобы те дали магов в помощь. Дело то кузнечное не на последнем месте, но маг - эта профессия самая почётная у всех народов. Кому с нежитью бороться в горах, как не магу? Вот и получается, что нужно отпустить внука. Мал он еще, да время не терпит. Хоть и опасно с нежитью и нечистью бороться, но гномы в отнорки от врагов не прятались, пусть и его внук настоящим мужчиной станет».
- Будь по вашему, уважаемый. Отпускаю внука с вами. Но слово с вас возьму, чтобы вы приглядывали за ним. По рукам ?
- По рукам, уважаемый.
- Слышал, что дед сказал? Собирайся, десять минут тебе на сборы.
Какие десять минут! Через пару минут Грых был полностью собран и готов ехать, хоть сию секунду. Тшелаес рассмеялся:
 - Ехать нам не придётся. Заодно и артефакт проверим.
Придворный маг пожал руку старому кузнецу, отдал деньги за работу, ещё раз поблагодарив за то, что тот доверил ему внука. Попроси подойти Грыха к нему вплотную. Тшелаес достал маленькую скляночку, капнул из склянки капельку крови в центр артефакта. Потом взял Грыха за руку, проговорил заклинание и оба исчезли в ту же минуту.

Рхаг еще долго сидел на стуле, переваривая события последних зоров. Гномы не любят мгновенно принимать решения и как он на всё так быстро согласился, сам себе удивлялся старый гном. Он покряхтел, раскурил трубку, чтобы успокоиться и собраться с мыслями. Потом поднялся и отправился в кузницу: «Пусть не оставит богиня Эльрия его внука! Сколько думы не думай, а работу делать надо».


Рецензии