Три сороки

1
В лесу на старом дубе жили – были сестры Сороки – белобокие стрекотухи. Гнёзда у них находились на старом ветвистом дереве, будто дома на одной улице. Две из них – заядлые сплетницы и модницы – трещали на весь лес. Третья была тихой и молчаливой.
Как – то раз завели они разговор:
– Стре – ке – те – ке – тек! У меня хвост длиннее, чем у тебя, значит я лучшая! – трещала одна Сорока.
– Стро – ко – то – ко – так! – возмутилась Сорока с длинным языком. – Зато у меня язык длиннее твоего! Он высовывается дальше, чем мой клюв, вот так! А ты попробуй – ка так высунуть, – показала она свой язык. Он действительно оказался длинным. Длиннохвостой тоже захотелось иметь такой язык.
– Ну, хорошо, я потренируюсь и покажу тебе свой язык при следующей встрече! – протрещала она и улетела.
– Давай, давай. Скатертью дорожка! – смеялась ей вслед довольная Длинноязыкая, чувствуя себя победительницей.
А недалеко от леса, где жили сороки, было озеро. Пролетая мимо него, Сорока с длинным хвостом увидела на зеленом берегу – парня и девушку. Им было приятно и весело друг с другом. Длиннохвостой захотелось понаблюдать за ними, и она спряталась в ветвях дерева.
– Можно, я тебя сейчас обниму и поцелую? – обратился парень к девушке.
– Мне тоже этого хочется, – ответила она. И юноша стал обнимать и целовать девушку. Но птица не понимала значения этих человеческих слов и действий, продолжая наблюдать…
Вот они скинули с себя одежду и пошли купаться в озеро. Ведь дело было летом.
«И правильно, – подумала Длиннохвостая, – в воде люди даже интереснее». Но что – то отвлекало её. И тут она заметила на берегу что – то блестящее среди вещей девушки и парня. А поскольку сороки очень любят блестящие предметы, то и любопытной наблюдательнице захотелось спуститься на берег и рассмотреть блестяшку. Она приземлилась рядом с вещами девушки и парня и увидела тонкий браслет с часами девушки. Часы для неё – что очки для мартышки. Но их блеск… Блеск был главной ценностью для Сороки. Она надела браслет с часами на шею и улетела.
А тем временем девушка с парнем вышли на берег.
– Ой, мой браслет, который ты мне подарил, где он? – хватилась девушка. – Он лежал здесь, я точно помню.
– Видимо, Сорока утащила. Я видел её на берегу, когда мы купались, – говорил парень. – Но пусть эта пропажа будет нашей самой большой потерей. Ведь людям в жизни гораздо больше приходится терять.
– И правда, – согласилась девушка. – Главное, что мы любим друг друга!
– Ты для меня самая дорогая, бесценная! – подтвердил парень.
– И ты для меня! И пусть нас никто и ничто не сможет разлучить!

Любовь живёт во все века.
Она как аромат цветка.
Она – дыхание весны
Мы, ведь, друг другу так нужны!


2

А Длиннохвостая с браслетом на шее тем временем прилетела к себе домой и давай хвастаться перед сестрой. Но та тоже времени зря не теряла: стащила откуда – то большое павлинье перо и стала примерять его на хвост, хвастаясь красотой:
– Вот, гляди, что у меня есть! А у тебя такого нет! Стро – ко – то – ко – так! – подняла она повыше хвост с павлиньим пером, разноцветный глазок которого при солнечном свете переливался всеми цветами радуги.
– Ах, ты так! А вот разговаривать на человеческом языке не умеешь! Ну – ка, послушай: «Я тебя сейчас обниму и поцелую, можно?» – повторила украшенная браслетом сестрица слова, которые слышала от юноши.
– Ах, стре – ко – ту – ха – так! – возмутилась Сорока с павлиньим пером. – Вот я тебя сейчас… – и накинулась на Длиннохвостую.
– Нет, это «я тебя сейчас обниму и поцелую!». Я первая это сказала. – И две сороки стали толкаться так, что подрались.
– Жаль, что вода далеко, а то «я тебя сейчас…».
– Зато есть острые ветки и колючие кусты! И «я тебя сейчас…».
А в это время мимо шумного дерева, где дрались сороки, проходила знакомая нам влюблённая парочка. Молодые не обратили бы на сорок никакого внимания. Трещат себе и пусть трещат. Но среди этого шума ясно прозвучали человеческие слова, которые говорил парень девушке. И потому остановили молодых людей.
– Надо же, а сороки – то, оказывается, пародисты – имитаторы, – заметил парень, остановившись и взглянув вверх.
– Да, они, наверное, по – своему любят друг друга, – рассудила девушка.
– Надеюсь, ты не будешь им подражать, а? – добродушно улыбнулся парень, обняв девушку. А она засмеялась в ответ.
И в этот момент в траву что – то упало. Это был браслет с часами. Сороки столкнули его в драке. А после приземлилось и павлинье перо.
– Надо же, браслет с часами нашёлся! – обрадовалась девушка.
– И не один, а с павлиньим пером!
– Пусть это будут наши обереги счастья!

Все вещи в мире преходящи.
Об их утрате не жалей.
Лишь от любви, от настоящей
Жизнь наша может стать светлей.
Любовь – она как солнца свет
И потому цены ей нет.

Довольные и счастливые влюблённые пошли дальше.
А тем временем сороки сели на ветку дерева отдышаться.
– Ну вот мы и остались ни с чем, – вздохнула Длинноязыкая.
– Нет, мы всё же с чем – то остались – с носом, например, – протрещала в ответ Длиннохвостая. – А ещё у меня остался язык, который я обещала тебе показать в прошлый раз. Вот, «я тебя сейчас обниму и поцелую, можно?».
– Да что ты всё заладила «обниму», «поцелую». Я тоже могу говорить не хуже тебя.

3

Всё это видела и слышала третья Сорока, тихая и молчаливая. Она тоже могла и трещать, как её сёстры, и повторять человеческие слова. Но ей было это не интересно. Она любила петь:

Люблю я рано просыпаться,
Росой прохладной умываться.
Природы созерцать величье
И слушать утром пенье птичье.
Наполнен музыкою лес
Украшен луг цветами весь.
Сверкает на траве роса –
Вот настоящая краса!
Ах, Соловей мой, Соловей,
Мою ты душу пожалей!
Всегда со мной в моих ты мыслях.
Жизнь без тебя теряет смысл –
Простая, скромная, моя.

С тобой хочу петь песни я!
Ах, как люблю я Соловья!

Обе сестры – спорщицы обратили, наконец, внимание на свою молчаливую сестру и обратились к ней:
– Привет, сестра! Что нам расскажешь? Как дела?
– Какие новости ты на хвосте нам принесла?
– А что рассказывать? Живу я просто, – отвечала им тихая сестра, – и радуюсь тому, что у меня есть.
– А что у тебя есть? Выкладывай.

– У меня есть то, что и у вас, дорогие мои сестрицы, язык и хвост. Глаза видят, уши слышат. Чего мне ещё надо?
– Ха – ха – ха! Вот умора, – смеялась Сорока с длинным языком. – Да разве это язык? Да он у тебя короткий, раз ты всё время молчишь и ничего нам не рассказываешь.
– И хвост у тебя короткий, так как на нём новости не держатся, срываются. И ты не можешь их донести до нас! Ха – ха – ха! – смеялась Сорока с длинным языком.
– И гнездо у тебя пустое! Никакого вида! Вот у меня в гнезде – монеты, кусочки блестящей фольги, полиэтиленовые кульки и лоскутки, – трещала Сорока с длинным хвостом.
– А моё гнездо – вообще золотое, – хвасталась Сорока с длинным языком. – Чего в нём только нет! Там и крышки от бутылок и пуговицы и стекляшки. А в твоём гнезде ничего нет! Какой позор!
– После дождя и посмотрим, чьё гнездо окажется лучше, – ответила тихоня.
– Хорошо, посмотрим, посмотрим, – согласились тараторки и на том успокоились. Ведь их сестра, по их мнению, была хуже их во всех отношениях, и они чувствовали над ней своё превосходство.
Так они и жили дальше, время от времени посмеиваясь над своей сестрой. Надо же было им чем – то себя развлечь.

4

И вот, наступила осень, и начались частые дожди. Гнёзда у сорок размокли. Из гнезда Сороки с длинным хвостом выпали все монеты, так как оно продырявилось. А гнездо Сороки с длинным языком потяжелело от воды и упало на землю вместе с обломившейся веткой.
Гнездо у третьей Сороки осталось целым и быстро высохло после дождей. А дырявое гнездо Сороки Длиннохвостой долго оставалось мокрым. Отчего? Да все лоскутки, из которых оно состояло, впитали в себя воду, словно губка.
– У тебя хоть мокрое гнездо есть, а у меня теперь вообще никакого нет, – жаловалась и Длинноязыкая.
– Уж лучше никакого гнезда, чем мокрое и дырявое. Не хочу быть на сквозняке, – шмыгая носом, проговорила Сорока с длинным хвостом. – А вот у нашей сестрицы гнездо сохранилось. Она оказалась права.
– А давай мы её выгоним, а сами займём её гнездо, – предложила Длинноязыкая.
– Да разве так можно? – удивилась Длиннохвостая. – Другие если узнают, то осудят нас крепко. Ведь мы всегда над ней так смеялись. Нет уж, я не буду позориться. Ты как хочешь, а я попрошу у неё прощения по – хорошему.
– А если она не простит нас после всего, что мы ей тут наговорили?
– А я всё же попробую.
– Тогда и я тоже.
Встретив свою сестру, они улучили момент и обратились к ней:
– Здравствуй, дорогая наша сестрица. Прости, пожалуйста, нас за всё. Мы были неправы. И мы тебя очень просим: не откажи нам в своём крове, пока мы будем строить себе новые гнёзда.
– Ах вы, мои любимые сестрицы мокрохвостые, я вас сейчас обниму и поцелую, – ответила Молчаливая на человеческом языке. Стрекотухи удивились этому: она не только понимала человеческий язык, но и говорила на нём. По – дружески обняв и поцеловав своих сестёр, тихоня приняла их в своё гнездо… А потом помогла им строить новые гнёзда. И сёстры стали жить все вместе в дружбе и в любви.

Слова нам мало только знать
И бестолково повторять.
Их смысл нужно понимать,
Чтоб к месту, вовремя сказать.
Лишь настоящая любовь
Понятна нам без всяких слов.
Слова совсем тут не важны,
Когда друг другу мы нужны.




                               
                                    


Рецензии